Глава 2. Радиолокационный скандал

В это же время в недрах Минобороны родился проект строительства еще одного радиотехнического узла СПРН ОС-3 с РЛС «Дарьял-У», в районе Енисейска Красноярского края, который должен был замкнуть непрерывное радиолокационное поле на северо-восточном ракетоопасном направлении.

Первоначально новую РЛС, планировалось построить в районе Норильска или Якутска, но из-за возражений Генерального штаба и его начальника Н.В. Огаркова (1917–1994) этот вариант отпал.

Тогда руководство министерства обороны выбрало новое место для строительства — район города Енисейска Красноярского края, расположенного в трех тысячах километров от советской границы. Последнее обстоятельство смущало многих генералов и конструкторов. Ведь текст Договора об ограничении систем противоракетной обороны от 1972 года между СССР и США недвусмысленно гласил:

«Для повышения уверенности в эффективности ограничений систем ПРО и их компонентов, предусмотренных настоящим Договором, каждая из Сторон обязуется: …Ь) не развертывать в будущем РЛС предупреждения о нападении стратегических баллистических ракет, кроме как на позициях по периферии свое национальной территории с ориентацией вовне».

Но для министра обороны Д.Ф. Устинова (1908–1984) и начальника генштаба Огаркова Договор об ограничении систем ПРО был не указ. Генерал-полковник Ю.В. Вотинцев вспоминает:

«К сожалению, взяли верх доводы работников Генерального штаба о том, что этот объект можно считать не узлом предупреждения, а средством обнаружения спутников (ОС-3). Несмотря на все наши возражения, Д.Ф. Устинов на очередном большом совещании во всеуслышание заявил, что если кто-нибудь в ПВО еще посмеет возразить против Енисейска, то простится с должностью.

Американцы средствами космической разведки буквально ежедневно фиксировали ход работ на узле. И когда обозначились его основные сооружения, заявили протест, который, в конечном счете, наше правительство приняло.

Урок, преподанный нам американской стороной, оказался весьма дорогостоящим, и не только в материальном отношении. Естественно, что он отразился и на обороноспособности страны»[46].

Решение о строительстве радиолокационной станции «Дарьял-У» на узле ОС-3 в Красноярском крае было принято в 1980 году, а начало строительных работ было зафиксировано с американского разведывательного спутника. Подождав несколько лет, пока русские вбухают в это сооружение побольше средств, американцы объявили на весь мир о нарушении Советским Союзом положений Договора по ПРО.

Долгое время советские представители пытались доказать обратное. Но в сентябре 1989 года дело кончилось тем, что советское руководство официально не признало несоответствие строительства радиолокационной станции «Дарьял-У» в Красноярском крае условиям Договора по ПРО и приняло решение об ее демонтаже.

Наконец, 28 марта 1990 года на свет появилось постановление Совета Министров СССР «О ликвидации РЛС „Дарьял-У“ в Красноярске», поставившее точку в истории со злополучным радиотехническим узлом.

Несколько чрезвычайных происшествий произошло во время строительства других объектов СПРН. Так, в 1979 и 1985 годах горела радиолокационная станция «Дарьял» в Печоре. Злой рок преследовал и две станции загоризонтного обнаружения «Дуга», построенные на Украине и Дальнем Востоке.

Пример американцев, начавших в 1960-е годы эксплуатацию девяти узлов загоризонтного обнаружения, оказался заразительным. Руководство Министерства обороны СССР тоже решило обзавестись подобными станциями, хотя многие специалисты указывали на их низкую эффективность. Но мнение ученых проигнорировали, и вот в районе ныне печально известного Чернобыля началось строительство первой станции загоризонтной радиолокации 5Н77 «Дуга-1», главным конструктором которой был ф. А. Кузьминский (1922–1991). Немного позже (в 1966 году) начали строить еще одну станцию этого типа («Дуга-2») на Дальнем Востоке, в районе Комсомольска-на-Амуре.

Красноярская РЛС «Дарьял».

Красноярская РЛС «Дарьял».

В 1979 году радиолокационный узел № 1 с загоризонтной РЛС «Дуга» в Чернобыле был поставлен на опытное дежурство. Через два года на опытное дежурство заступил радиолокационный узел № 2 в Комсомольске-на-Амуре. В 1982 году он приступил к боевому дежурству.

Со станциями типа «Дуга» связывали довольно большие надежды. Однако вот что с горечью отметил генерал Вотинцев:

«Решение было принято и узлы созданы, но был допущен просчет, заведший дальнейшую работу в тупик.

И моя вина как председателя комиссии, рассматривавшей проект и поддержавшей создание узлов, состоит в том, что эффективность загоризонтной радиолокации оценивалась с учетом результатов, полученных на опытном образце станции, обнаруживающей ракеты в условиях среднеширотной трассы и относительно спокойной ионосферы. В условиях же североширотных трасс, при наличии полярной шапки и постоянного хаотического возмущения ионосферы, вероятность обнаружения старта одиночных и небольших групп ракет на этих узлах оказалась весьма малой. А массовый их запуск с территории США достоверно обнаруживается лишь при благоприятном состоянии ионосферы…

Несмотря на длительный и дорогостоящий процесс испытаний, доработок, узлы на вооружение приняты не были. Объект на Украине, по существу, был возвращен промышленности, и на нем выполнялась „Полярная программа“ доработок технологической аппаратуры и программ, рассчитанная на существенное улучшение характеристик обнаружения. Из-за интриг в Минрадиопроме в самый ответственный момент Ф.А. Кузьминский был снят»[47].

Увы, многочисленные, весьма дорогостоящие доработки оказались бесполезными. В апреле 1986 года произошел взрыв на Чернобыльской атомной станции, и РЛС «Дуга-1» оказалась в зоне радиоактивного заражения. Пришлось эвакуировать личный состав, а сам объект вывести из эксплуатации и законсервировать навсегда.

Через несколько лет пожар вывел из строя и вторую станцию («Дуга-2») на Дальнем Востоке. После этого использование радиолокационных средств загоризонтного обнаружения окончательно утратило смысл.

Похожие книги из библиотеки

Истребители Первой Мировой войны Часть 2

Уже в первый же год войны самые упорные скептики были вынуждены признать, что самолет стал неотъемлемым участником боевых операций, а его роль в войне неуклонно росла. Самолет уже использовали не только для корректировки артиллерийского огня, разведки или связи, но самолет теперь превратился в самостоятельное оружие, способное бороться с самолетами противника.

Описаны истребители Германия (продолжение), Великобритания, Австро-Венгрия, Россия

Автопрактикум. Часть 3. Ходовая часть и механизмы управления большегрузных автомобилей

Учебное пособие содержит теоретические основы конструкции ходовой части большегрузных автомобилей, конструкцию деталей, узлов и агрегатов ходовой части большегрузных автомобилей различных марок.

Тяжёлый танк «Тигр». Смертельное оружие Рейха

«Тигр» — самый грозный немецкий танк Второй мировой войны, своего рода символ гитлеровских «Панцерваффе». И если два других самых знаменитых танка тех лет — Т-34 и «Шерман» — во многом обязаны своей известностью гигантскими объёмами производства, то «Тигр» заслужил свою славу исключительно благодаря выдающимся боевым качествам. И можно только сожалеть, что эти качества использовались в борьбе за неправое дело…

Стальной кулак Сталина. История советского танка 1943-1955

Танки 1943-1955 годов стали последними танками сталинской эпохи – танками, которые помогли приблизить победу в великой войне XX века. Ни одна из крупных наступательных операций Красной армии второй половины войны не проводилась без масс танков. Концентрация их на главных направлениях Белорусской, Львовско-Сандомирской, Висло-Одерской операций не знала аналогов. Немецко-фашистская армия так и не смогла воспрянуть после потерь масс танковых войск в летнем сражении 1943 года. И перешла от действий танковых групп и танковых армий к операциям с использованием небольших танковых соединений.В этот период советские танкостроители смогли дать армии тысячи простых и дешевых, но надежных и современных боевых машин, обладающих весьма достойными характеристиками, тогда как Германия отставала если не в качестве, то в количестве боевых машин на фронте.Так каким был этот путь? Путь от освоения сырых и еще не вполне надежных боевых машин к тьме "бронированной саранчи" (как ее называли за рубежом), которая наводила страх на все страны мира в конце 1940-х – начале 1950-х? Каков был путь развития "танка Победы" в этот ответственный момент?На эти вопросы призвана ответить новая книга Михаила Свирина, основанная на документах конца войны и первых послевоенных лет.