Глава 9. Космические войска

Поскольку в СССР все космические программы носили военный характер, постольку вывод на орбиту и эксплуатация искусственных спутников Земли проходили по ведомству Министерства обороны.

Первые воинские формирования космического назначения появились в обстановке строжайшей секретности еще во второй половине 1950-х годов, когда запуск первого спутника Земли многим казался чем-то из области далекой фантастики. На эти подразделения возложили задачу строительства космодрома Байконур, а в дальнейшем и запуск с него космических аппаратов различного (главным образом, военного) назначения.

К началу 1960-х годов в состав частей космического назначения организационно входили: испытательное управление, отдельные инженерно-испытательные части, полигонный измерительный комплекс на Байконуре, научно-испытательные управления и отдельные научно-измерительные пункты Центра командно-измерительного комплекса.

Растущее не по дням, а по часам хозяйство требовало совершенствования системы управления. Поэтому в 1964 году на свет появилось Центральное управление космических средств, начальником которого стал генерал-майор А. Карась. Через шесть лет, в 1970-м году, его реорганизовали в Главное управление космических средств (ГУКОС) министерства обороны СССР.

Поскольку военное значение космических средств постоянно возрастало, в 1982 году ГУКОС вывели из состава РВСН и подчинили непосредственно министру обороны. К тому времени в его состав входили два полигона (Байконур, Плесецк), с которых производились запуски космических аппаратов, наземные и морские (на судах) командно-измерительные комплексы, научно-исследовательские институты, научно-технические подразделения, различные управления.

С полигонов Байконур и Плесецк несколько десятилетий уходили на орбиту военные спутники различного назначения: на низкие орбиты — спутники наблюдения, на высокоэллиптические — спутники связи и навигации, на геостационарную орбиту — спутники раннего предупреждения о старте баллистических ракет вероятного противника и спутники связи.

Одной из важнейших задач космических войск стало обеспечение РВСН данными о координатах стартовых позиций американских МБР: требовались высокоточная геодезическая привязка континентов, пусковых установок и целей, уточнение геофизических параметров Земли, создание детальных карт местности в удаленных географических районах.

В конструкторских бюро спешно создавали космические спутники-шпионы, способные решить эти задачи, а первым советским спутником фоторазведки стал «Зенит», конструктивно весьма напоминавший пилотируемый корабль «Восток». Работа над ним началась еще в 1956 году, летно-конструкторские испытания — в 1962 году.

19 декабря 1963 года с космодрома Байконур стартовал искусственный спутник Земли «Космос-20». Лишь очень немногие знали тогда, что под этим псевдонимом скрывается спутник военного назначения «Зенит», оснащенный тремя фотоаппаратами с фокусным расстоянием около метра, одним топографическим фотоаппаратом с фокусным расстоянием 0,2 м и аппаратурой радиоразведки. Фотоаппараты могли вести съемку двумя способами: малыми сериями кадров и длинными трассами. Ширина полосы фотографирования при полете спутника по орбите высотой 200 км составляла 180 км. Разрешающая способность снимков достигала 10–12 метров.

Спутники-шпионы серии «Зенит» находились на орбите около 10 суток, в течение которых они передавали в центр управления данные от аппаратуры радиоразведки. Отснятую фотопленку доставлял специальный спускаемый аппарат, снабженный системой самоликвидации на случай посадки в незапланированном районе.

В 1964 году на вооружение приняли космическую систему обзорной фоторазведки «Зенит-2», основу которой составляли спутники 11Ф61. Запуск их производился с космодрома Плесецк, в период с 1967 по 1970-й годы на орбиту ушел 81 разведывательный спутник.

За спутниками фоторазведки на орбиту Земли последовали аппараты, предназначенные для радио- и радиотехнической разведки, способные вести наблюдение за земной поверхностью в любое время суток и в любых метеоусловиях. Десятки спутников следили за военной деятельностью на территории вероятного противника, уделяя особое внимание районам дислокации пусковых установок МБР.

Еще одной масштабной космической программой стало создание и развертывание спутниковой системы морской космической разведки и целеуказания «Легенда», предназначенной для обнаружения боевых кораблей вероятного противника, а также выдача данных для ракетных комплексов атомных подводных лодок (использование противокорабельных крылатых ракет «Гранит» без космического целеуказания практически невозможно).

Проектирование космических аппаратов для системы целеуказания военно-морского флота СССР началось в 1962 году в конструкторском бюро многократно упоминавшегося на предыдущих страницах В.Н. Челомея. Он же разрабатывал ракету УР-200, одним из вариантов применения которой должен был стать вывод на орбиту спутников-разведчиков. После отставки Хрущева работы над УР-200 прекратили, а головной организацией по системе морской космической разведки и целеуказания стало КБ-1.

В качестве прототипа ракеты-носителя вместо УР-200 выбрали тяжелую МБР Р-36 орб (она же 8К69), разработанную в конструкторском бюро Янгеля. Ракета-носитель «Циклон-2» (11К69), созданная на основе Р-36 орб, в дальнейшем выводила на орбиту спутники системы МКРЦ.

Для системы «Легенда» в конструкторском бюро Челомея (ОКБ-52) разработали спутники УС-А (17Ф16) и УС-П (17Ф17), которые выводились на орбиту ракето-носителями «Циклон-2». УС-А имел на борту радиолокационную станцию для обнаружения надводных кораблей на фоне морской поверхности и ядерную энергетическую установку, так как солнечные батареи не могли обеспечить работу РЛС. Другой спутник (УС-П) предназначался для обнаружения кораблей средствами радиотехнической разведки (т. е. обнаружения и пеленгации электромагнитных сигналов, излучаемых корабельными системами).

Летные испытания системы морской космической разведки и целеуказания начались 28 декабря 1965 года, когда на орбиту Земли вышел прототип спутника УС «Космос-102». Через полгода (20 июля 1966 года) был запущен «Космос-125», как и первый предназначенный для отработки систем ориентации и стабилизации, а также двигательной установки.

27 декабря 1967 года на орбиту вышел первый спутник УС-А «Космос-198», положивший начало программе, летных испытаний системы, затянувшейся на восемь лет. Только в октябре 1975 года ракетно-космический комплекс в составе ракеты-носителя 11К69 «Циклон-2» и космического аппарата УС-А был принят в эксплуатацию.

Годом ранее, 24 декабря 1974 года, был запущен первый спутник серии УС-П — «Космос-699». В полном составе систему МКРЦ приняли на вооружение в октябре 1978 года. Информация со спутников поступала на корабельные комплексы разведки и целеуказания, производившие селекцию целей и ввод их координат в стрельбовый комплекс противокорабельных ракет.

Один из спутников — «Космос-954» — 24 января 1978 года неожиданно сошел с орбиты, а его обломки упали на территорию Канады, вызвав радиоактивное заражение местности обломками своей ядер-ной энергетической установки. Советскому Союзу пришлось оплатить работы по дезактивации, проведенные канадскими властями. Сумма компенсации составила несколько миллионов долларов.

Из-за опасности использования бортовых ядерных энергетических установок, в 1988 году решили прекратить применение спутников УС-AM. В составе системы МКРЦ остались лишь спутник радиотехнической разведки УС-ПМ, используемые по настоящее время.

Похожие книги из библиотеки

Линейные корабли типа “Нептун”. 1909-1928 гг.

Строительство линейного корабля «Нептун», а также его прямых наследников - линейных кораблей - «одноклассников» «Колоссуса» и «Геркулеса», явилось промежуточным, но необходимым звеном в создании первых британских «супердредноутов» типа «Орион» с 13,5-дюймовой артиллерией главного калибра, размещенной в орудийных башнях, расположенными в диаметральной плоскости по линейно-возвышенной схеме, которая на долгие годы станет классической для «капитальных» кораблей всех флотов мира.

В архитектуре и компоновке «Нептуна», «Колоссуса» и «Геркулеса» было много необычного. Впервые на линейных кораблях британского флота «адмиральских» проектов появилась кормовая возвышенная башня и эшелонированное размещение средних башен (что было только на первых линейных крейсерах), что явилось попыткой обеспечить максимальный бортовой залп при сохранении носового и кормового бортовых залпов, равных первым «дредноутам». Но, к сожалению эта цель достигнута не была.

Эскадренные миноносцы типа “Касатка"(1898-1925)

В книге освящена история проектирования, строительства и боевой службы построенных для Русского флота в Германии эскадренных миноносцев типа Касатка. Этим кораблям довелось участвовать в боевых действиях на Тихом океане, в Балтийском и Северном морях в годы Русско-японской и Первой мировой войн. Для широкого круга читателей интересующихся военной историей.

Оружие будущего:Тайны новейших военных разработок

«Железный занавес» между Востоком и Западом рухнул, но темпы развития военной техники в результате этого не только не заменились, но даже ускорились. Каким будет оружие завтрашнего дня? Ответ на этот вопрос читатель найдет в предлагаемой книге, где собраны сведения о самых интересных образцах экспериментальной военной техники и о проектах, реализация которых предстоит в следующем столетии. Со многими фактами российский читатель сможет познакомиться впервые!

Военная Россия

Военное государство отличается от обычного не военными, а штатскими. Военное государство не признаёт автономности личности, право (пусть даже в виде идеи полицейского государства), согласно лишь на приказ как абсолютный произвол.

Россию часто характеризовали как страну рабов и господ. К сожалению, реально это страна генералов и солдат. Никакого рабства в России не было и нет. Рабом сочли военного. Ошибка понятная: солдаты, как и рабы, бесправны и живут не по своей воле и не по праву, а по приказу. Однако, есть существенная разница: рабы не воюют. Ещё ни одна империя не создавалась армией, состоящей из рабов. Российская империя — не исключение. Не рабами царя были её жители, не холопами, не верноподданными, а военнобязанными. Здесь — качественное отличие России от Руси, которая была разной в разные века, но никогда не была военизированной державой. Здесь — качественное родство России со Спартой, с имерией ацтеков, с Оттоманской Портой и прочими людскими полчищами, в которых главное было не национальность и вера, а желание завоевать и готовность выполнить приказ.