Главная / Библиотека / Бронеколлекция 1996 № 05 (8) Легкий танк БТ-7 /
/ Эксплуатация и боевое применение

Глав: 9 | Статей: 9
Оглавление
С танком БТ-7, как правило, ассоциируется все семейство легких советских колесно-гусеничных танков БТ. И это не случайно. Танков БТ-7 было выпущено больше, чем его предшественников — «собратьев» по семейству — БТ-2 и БТ-5. Кроме того, «семерка» конструктивно и технологически была наиболее совершенной. Вобрав в себя все лучшие черты обеих ранних моделей, БТ-7 был избавлен от их многих «детских болезней», став полноценным боевым танком Красной Армии.

Созданная в 1935 году «семерка» находилась на вооружении 10 лет. Свой боевой путь танк начал на Дальнем Востоке в 1938 году, а закончил в 1945 году там же, на восточных рубежах России, пройдя при этом через две войны и три вооруженных конфликта.
М. Барятинскийi / М. Коломиецi

Эксплуатация и боевое применение

Эксплуатация и боевое применение

Новые танки начали поступать в войска с лета 1935 года. Первым БТ-7 получил механизированный корпус имени К.Б.Калиновского, а к концу 1936 года во всех мехкорпусах и мехбригадах имевшиеся на вооружении танки БТ-2 и БТ-5 заменили на БТ-7. Они имели более высокую эксплуатационную надежность, были конструктивно более совершенными, чем их предшественники, и заслужили высокую оценку в войсках.

Вместе с тем отмечались и недостатки, связанные в основном с невысоким качеством комплектующих изделий и материалов. Так, например, при испытаниях серийного танка БТ-7 выпуска 1937 года в зимне-весенних условиях на НИБТПолигоне выявилась застарелая беда — низкое качество резины. Резиновые бандажи опорных катков разрушались по сечению воздушных отверстий уже после 105 км пробега, причем сначала на внутренних дисках катков, а после прохождения еще 50 км — на наружных.

В ходе этих испытаний была проверена и новинка — фары боевого света. При включении их обеих и даже одной освещенность пути достигала 350 — 400 м, что позволяло танку двигаться на максимальной скорости. Впрочем, эффективность этих фар, как и многих других агрегатов танка, могла быть проверена только в реальных боевых условиях.

Боевое крещение "семерки" получили в августе 1938 года у сопки Заозерной во время вооруженного конфликта в районе озера Хасан. Для разгрома японской группировки советское командование привлекло 2-ю механизированную бригаду, разведбатальон которой был укомплектован танками БТ-7. Правда, 27 июля, за три дня до выступления бригады к месту военных действий, арестовали ее командира, начальника штаба, комиссара, командиров батальонов и других подразделений. Всех их объявили "врагами народа". В результате 99% командного состава составляли вновь назначенные люди, что негативно сказалось на последующих действиях бригады. Так, например, из-за неорганизованного движения колонн и спешки маршрут протяженностью в 45 км бригада прошла за 8 — 11 часов! При этом часть подразделений из-за полного незнания маршрута довольно долго блуждала по городу Ворошилов-Уссурийский.

Прибыв в район боевых действий, 2-я мехбригада получила задачу поддержать атаку 40-й стрелковой дивизии. Разведбату поручалось "на больших скоростях проскочить зону обстрела, ворваться в передний край обороны японцев и ударом по северо-западным склонам сопок Богомольная и Заозерная уничтожить их огневые точки и тылы". В атаке, начавшейся днем 6 августа 1938 года, участвовало 16 БТ-7. Ведомые командиром и комиссаром бригады танки на большой скорости без потерь проскочили зону артогня японцев и попали... в болото, в котором застряло 14 машин. Выбраться оттуда без посторонней помощи они не могли, и экипажам пришлось занять круговую оборону, чтобы не допустить уничтожения танков японцами. Этим эпизодом исчерпывается применение танков БТ-7 в конфликте у озера Хасан. Как говорится, первый блин вышел комом.

Годом позже, вступив в схватку с японцами в монгольских степях, "семерки" действовали значительно успешнее. В первых числах июля 1939 года, сразу после разгрома японских войск у юры Баин-Цаган, началась переброска в район вооруженного конфликта новых стрелковых и механизированных частей и соединений. 6 июля из состава 11 го танкового корпуса Забайкальско! о военного окрут а была йыведена б-я танковая бригада (командир — полковник М.П.Павелкин), полностью укомплектованная танками БТ-7. Колонны боевой техники двинулись по дороге, ведущей к границе МНР. Путь частей бригады пролегал через Баин-Тумен и Тамцак-Булак к Халхин-Голу. Этот маршрут, протяженностью около 800 км, бригада прошла за 55 ходовых часов, а всего за 6 суток, движение осуществлялось на гусеницах.

При подготовке операции по полному разгрому японских войск 6-я тбр была включена в состав Южной группы, в задачу которой входил охват группировки японских войск с фланга с последующим выходом в тыл.

В ночь с 18 на 19 августа по наведенным саперами переправам началось выдвижение советских стрелковых и танковых частей на восточный берег Халхин- Гола. Танки переправлялись небольшими группами, чтобы не особенно тревожить привыкших к шуму моторов японцев. К рассвету 20 августа подготовка операции была закончена, однако батальоны 6-й тбр задержались на переправе через Халхин-Гол. Наведенный саперами понтонный мост не смог вы держать тяжести танков, поэтому решили переправляться вброд. Поскольку для танков того времени рока глубиной в полтора метра являлась почти непреодолимой преградой, пришлось конопатить все щели. Вода при переправе доходила до основания башен, но моторы работали, и танки медленно ползли по дну. Весь день 20 августа ушел на переправу, и бригада смогла вступить в бой только на следующий день. Вот что говорится об этом в "Отчете об использовании бронетанковых войск на р.Халхин-Гол": "6-я тбр в составе 3-х батальонов (4-й батальон действовал в составе 9-й мббр) — 153 танка - действовала на заходящем фланте часто самостоятельно или при небольшой пехотной поддержке (1— ? стрелковых батальона).

При самостоятельных действиях танки на большой скорости подходили к какому-либо укрытию и открывали огонь по обороне противника, вызывая его ответный огонь для определения расположения ПТО. Затем, сочетая огонь с движением, атаковали двумя эшелонами и расстреливали его огневые точки. Подход танков к узлам сопротивления, как правило, совершался с расчетом окружения или охвата с трех сторон. При этом танки уничтожали много орудий, дезорганизовывали тыл, но прорвать оборону не могли.

Так, 21 августа в районе Малых песков (8—10 км южнее Номонхан-Бурд- Обо) бригада три раза атаковала узел сопротивления (2 раза одним батальоном, 1 раз — двумя), но каждый раз была вынуждена возвращаться в исходное положение. Наутро узел сопротивления снова ожил. Бригада за эту атаку потеряла 11 танков. Этот узел был уничтожен только во взаимодействии со стрелковым батальоном.

На участке 6-й тбр действовало до двух пехотных батальонов с сильными средствами ПТО. Этого противника бригада уничтожила в течение 21 — 23.08 при поддержке одного стрелкового батальона. За этот период бригада потеряла 15 танков сгоревшими и 20 подбитыми. В последующие дни до 30.08 бригада действовала совместно с 80-м сп 57-й сд по отражению и уничтожению частей противника, атаковавших из района Депден- Суме с территории Маньчжурии.



В монгольских степях. 1939 год.


На лесной дороге. Мансары Московского аоснного округа. 1935 год.

Опыт действий 6-й тбр против обороны противника показал, что танки самостоятельно без пехоты смогут потрясти оборону, нанести противнику сильное поражение, но закрепить за собой местность не смогут. При этом танки несут большие потери.

В обороне танки могли действовать двумя способами. Первый способ — танки в качестве огневой поддержки пехоты широко применялся и был основным в период до августовской операции, когда части занимали оборону на широком фронте по восточному берегу р.Халхин-Гол. Закопанные по башню или прикрываясь барханами, танки, рассредоточенные повзводно, вели огонь с места, часто меняя позиции.

Вторым способом была атака танками перед передним краем обороны. Практиковалась 6-й тбр с 24 по 27.08.

24.08 японцы одним пехотным и одним кавалерийским полками контратаковали 80-й сп, оборонявшийся на широком фронте и прикрывавший Южную группу с востока. Фланги противника были открыты и давали широкий маневр для танков. Один танковый батальон был придан 80-му сп и находился непосредственно в расположении обороны. Другие выделяли от себя 1 —2 роты и с флангов расстреливали наступавшего противника, не переходя в атаку. За 24 — 26.08 противник понес большие потери и перешел к обороне.

26.08 была организована атака противника с флангов силами трех танковых рот, одного стрелкового батальона и двух стрелковых рот. Атакующие части нанесли противнику большое поражение, но, встретив упорное сопротивление, отошли, потеряв 2 танка сожженными и 6 подбитыми".

Основные потери наши танки несли от огня 37-мм противотанковых пушек и 70-мм батальонных гаубиц обр. 1932 г.

С 21 по 30 августа в 6-й тбр было восстановлено 49 подбитых танков, что говорит об эффективной работе эвакуационных и ремонтно-восстановительных служб. Для эвакуации подбитых машин каждая рота выделяла два танка, которые двигались несколько позади, вели бой наравне со всеми и приступали к эвакуации, когда представлялся удобный момент.



БТ-7 образца 1937 года.

В ходе боев не оправдала себя флажковая сигнализация — она применялась только до атаки и после атаки вне огня. Впрочем, и имевшиеся на многих БТ-7 радиостанции не вызывали у танкистов восторга: они были неудобны для пользования и сложны в настройке.

Для обозначения боевых машин практиковался следующий способ их нумерации. В батальоне танки первой роты получали номера 101 — 117, второй — 201— 217 и т.д. Командирские машины имели номера 101,201 и т.д. Цифры выполнялись большими, во всю башню, и писались мелом и зубным порошком.

В октябре 1939 года 6-я тбр совершила марш от Халхин-Гола до Ундурхана протяженностью 670 км. Движение осуществлялось на колесах. Бригада преодолела маршрут за 39 ходовых часов, проходя в среднем 150 км в сутки.

"За доблесть и мужество, проявленные личным составом при выполнении боевых заданий Правительства" именно такую формулировку содержал указ — 6-я танковая бригада была награждена орденом Красного Знамени.

По отзывам из войск, танки БТ-7 показали себя в боевых действиях очень хорошо. Наиболее же ярко прекрасные динамические качества "семерок" проявились во время "освободительного похода" в Западную Украину и Белоруссию. 17 сентября 1939 года советские войска Украинского и Белорусского фронтов перешли границу Польши. В составе этих фронтов имелось два танковых корпуса и три бригады, укомплектованные танками БТ-7 — всего 1617 единиц.

Для обеспечения высоких темпов продвижения во фронтах и армиях были созданы подвижные группы, основу которых составляли танковые соединения. Наиболее мощной из подвижных групп Белорусского фронта, так называемой Дзержинской конно-механизированной группой в составе 6-го кк (6, 4, 11-я кд), 15-го тк (2-я, 27-я лтбр, 20-я мсбр), 5-ю ск (5-я и 13-я сд), командовал комкор Н. В. Болдин.

О том, как действовал 15-й тк, красноречиво говорят записи в "Журнале боевых действий":"17.09. Соединения корпуса в 5.00 перешли границу, сломив незначительное сопротивление польских пограничников и продвигаясь стремительно вперед, не встречая сопротивления. 27-я лтбр (223 БТ-7, 31 БА, командир — полковник И.Ющук) к 12.00 вышла на рубеж Мир — Оюцевичи, а к исходу дня овладела Барановичским УР на участке Новосюлки — Кайщувки. 2-я лтбр (234 БТ-7, 30 БА, командир — комбриг А.В.Куркин) с выходом на рубеж Оюцевичи — Красногурка задержалась, сильно разбросав свои части при переходе границы. К вечеру 27-я лтбр приступила к переправе через р.Сервечь в районе Любаниче, а 2-я лтбр приступила к форсированию р.Уша. 20-я мсбр (61 БА, командир — полковник Бордников) к исходу дня вышла к р. Лоша. Потери за день: во 2-й лтбр один человек убит и двое ранены.



Группа командиров- танкистов, получивших звание Героя Советского Союза за бои у реки Халхин- Гол.

18.09. 27-я лтбр выдвинулась с рубежа Рудаще — Забирдово, но при переправе через ручей в 2 км западнее Голевиче сильно задержалась с устройством переправы и только утром 19.09 вышла в район Ярниево (западнее Слонима). При прохождении через Двожец было разоружено 400 человек, взято 300 винтовок. 2-я лтбр при своем движении не встретила препятствий, но при входе в Слоним в 17.00 один мост через р.Щара оказался сожженным, что привело к переправе корпуса по одному мосту. В Слониме 2-я лтбр разоружила 80-й пп.

19.09. R 8.00 командиром корпуса был получен приказ Военного совета КМГ: совместно с мостотрядами 13-й и 14-й сд к исходу 19.09 овладеть Гродно и Сокалка. Корпус к этому времени сосредоточился в следующих пунктах: 70 танков 27-й лтбр и примерно столько же 2-й лтбр в 5 — 7 км западнее Волковыска без горючего, остальные машины бригад находились в 10 — 12 км западнее Слонима также без горючего. 20-я мсбр подходила к Слониму. Таким образом, ввиду необеспеченности горючим к выполнению задачи корпус приступил только в 7.00 20.09.

20.09. К 14.00 2-я лтбр овладела Сокалка, а передовые части бригады заняли Дабров. 27-я лтбр в составе 50 танков к 13.00 подошла к южной окраине Гродно. Мотоотряд 4-й сд и батальоны 20-й мсбр из-за отсутствия горючего подошли к Гродно только к исходу дня. Гродно занимали офицерские отряды, отряды жандармов и добровольцев из различных частей общей численностью до 3000 человек, подготовившие к обороне северную часть города по р.Неман. Мосты через Неман были разобраны. Первым начал бой по овладению Гродно разведбат 27-й лтбр в составе 12 танков и одного БА. Затем подошел 1-й тб — 17 танков и 2-й тб — 19 танков. К 19.00 подошло два батальона 119-го сп, а к утру 21.09 —два батальона 101-го сп и мото отряд 16-го ск. Таким образом, в течение 20.09 бой за Гродно вела только 27-я лтбр в составе 50 танков без поддержки пехоты и артиллерии и разведрота 20-й мсбр. К концу дня была захвачена южная часть города.

21.09. С утра части продолжали бои по взятию Гродно. С 7.00 батареи 119-го и 101-го сп и 20-й мсбр с южного берега Немана прямой наводкой и с закрытых позиций вели огонь по главным опорным пунктам — зданиям, костелам и окопам на северном берегу Немана, которые в основном были разбиты. 119-й сп переправился на лодках на северный берег и восстановил мост для танков. Уничтожив группу офицеров в районе Понемунь и веди в течение дня уличные бои, 119-й сп к исходу 21.09 овладел восточной частью города до группы церквей включительно. 101-й сп, переправившись за 119-й сп утром 21.09, совместно с ротой танков 27-й лтбр уничтожил группу до 250 офицеров на высотах с кустарником в 1,5 км восточнее Гродно и в дальнейшем наступал на северо-восточную окраину города, к исходу дня овладел ею и вокзалом. 20-я мсбр овладела юго-западной окраиной города, но в течение дня на северный берег не переправлялась, так как противник оказывал сильное сопротивление из домов со стороны моста, табачной фабрики и окопов по северному берегу Немана. В течение 21.09 основное сопротивление в Гродно было сломлено, крупные очаг и сопротивления подавлены,- Остатки польских войск в течение ночи отошли в направлении Сопоцкин Сувалки. 22.09 Гродно был окончательно очищен от мелких групп польских войск.

В течение 20 — 21.09 взято в плен: офицеров 38, унтер-офицеров — 20, рядовых — 1477. Трофеи: винтовок — 514, пулеметов — 146, минометов — 1, зенитных орудий — 1. В боях за Гродно противник проявил большое упорство, расстреливая из окон и с чердаков бойцов и бросая бутылки с бензином в танки. Противник понес большие потери: убито 320 офицеров, 20 унтер-офицеров, 194 рядовых. Большое количество людей было раздавлено танками на восточной окраине города. Потери танковых частей в боях за Гродно: 27-я лтбр — убито 19, ранено 26, сожжено два БТ-7; 20-я мсбр — убито 3, ранено 20, сожжен один БА-10; мехгруппа 16-го ск — убито 25, ранено 110, сожжен один танк. Кроме того, подбито 12 танков и 1 БА.

2-я лтбр к вечеру 21.09 выделила отряд из 37 танков стрелково-пулеметного батальона и 8 танков, приданных КМГ, с задачей разгромить остатки польских войск в Августовских лесах и не дать им уйти в Литву. Командиром отряда был назначен майор Чувакин.

22.09. В районе Сопоцкина были встречены части 102-го и 101-го кп (польских. — Прим.пот.) с двумя орудиями под командованием майора Жукровскою, а 1акже остатки уланского полка Домбровского и 13-го и 10-го пп, отходивших из Гродно. Бой завязался сразу в трех мостах: у деревень Сылвановце, Ковнианы и в самом Сопоцкине. Противник активных действий не применял, а отходил, оставляя отряды прикрытия и минируя дороги. Однако из-за медленных действий отряда большая часть польских войск отошла в Августовские леса. Разгромлено до трех рот поляков, много убито офицерского состава и один генерал — Вильчинский, — который руководил обороной Гродно. Отряд потерял 11 человек убитыми, 14 ранеными, 4 БТ-7 подорвалось на минах.

После боя у Сопоцкина отряд выступил на Сейны. К 1.00 23.09 подошел к Августовскому каналу у г.Вулька, где был остановлен противником, оборонявшим левый берег. Мост через канал был сожжен. В 6.00 ротой танков, переправившихся вброд, противник был разгромлен и отступил, оставив 9 человек убитыми. Всего в боях 22 — 23.09 сводным отрядом убито около 40 офицеров, большое количество солдат, взято в плен свыше 500 человек, захвачено 300 винтовок и 12 пулеметов.

20-я мсбр 23.09 выведена к Даброву, где ликвидировала остатки польских частей, пытавшихся уйти в Августовские леса. Вечером 25.09 бригада выделила отряд в составе 15 БА для приема у немцев крепости Осовец.

Отряд 27-й лтбр в составе 20 БТ-7, одного БА-10 и батальона пехоты действовал по маршруту Гродно — Сопоцкин — Сейны — Сувалки — Августов — Гродтто с 23 по 26.09. Сопротивления отряд не встретил, взято до 300 человек пленных.

Командир 15 ТК комдив М.П.Петров".

6-я лтбр (248 БТ-7, командир — полковник Болотников), перейдя границу близ Ракова, наступала в направлении Вильно. К вечеру 18.09 бригада вышла на южную окраину города и устремилась в атаку. С рассветом бригада вела уличные бои с частями польской армии, группами офицеров и студентов, засевших в домах и подвалах. К 11.00 бригада заняла Вильно и удерживала подступы к городу до подхода 24-й кавдивизии. Во время уличных боев успешно использовались артиллерийские танки БТ-7Адля уничтожения пулеметных гнезд противника на крышах и чердаках домов.

В состав КМГ Украинского фронта (именовавшейся 1-й конной армией) входили 25-й тк, 5-й кк, 13-й ск, а также 23-я лтбр (на БТ-7) и 26-я лтбр (на Т-26).

В 5 часов утра 17 сентября 23-я легкотанковая брит ада (206 БТ-7, 3 БТ-7А, 8 ЬХМ (Т-26), 5 БА, командир — полковник Т А.Мишанин) форсировала реку Збруч и начала движение в направлении на Борщев — Коломыя. К 16.00 правая колонна бригады, совершив марш в 110 км, вышла в район Городенки, форсировав Днестр вброд. В течение дня разоружили около 500 солдат противника, сопротивления не оказывалось. На следующий день бригада продолжала выполнение задачи. В районе Городенки было уничтожено 6 польских самолетов, а по пути движения к Коломые захвачено и разоружено пять эшелонов польских войск, двигавшихся к румынской границе. Танки вошли в Коломыю, преодолевая заграждения рвы и стенки, сложенные из бревен. Здесь были разоружены части 2, 5 и 24-й пехотных дивизий, всего до 10 тыс. солдат и 500 офицеров. Ночыо 19 сентября брит ада получила задачу захватить Станиславув. На маршруте Коломыя — Станиславув противник использовал заграждения — завалы, минирование и перекапывание дорог — особенно в ур.Сороки, где было разоружено до одною полка 24-й пд. К 14.00 бригада захватила Станиславув, а к 15 00 — мосты через Днестр, пройдя за день 120 км. На участке Станиславув — Галич был уничтожен взвод танков, до эскадрона конницы и до батальона пехоты 12-й пд. 20 сентябри, совершив 140-км марш, бригада вышла к переправам через реку Стрый, уже захваченным немцами. Спустя три дня, после марша о чрезвычайно тяжелых условиях по отрогам Карпатских гор, танковые батальоны вышли к Сходнице и Бориславу, который был занят немцами. На следующий день, после переговоров, наши танки вошли в Борислав, где находились большие запасы нефти, бензина и спирта. 27 сентября бригада сосредоточилась в г.Стрый, завершив таким образом свои боевые действия.



Советские танки переходят польскую границу. 17 сентября 1939 года.

Основу же ударных сил КМГ составлял 25-й тк (4-я лтбр, 5-я лтбр, 1 -я мспбр, командир корпуса — полковник И.О.Яркин), который, преодолев 17 сентября три водные преграды реки Жванчик, Збруч и Серет, совершил 60-км марш и к исходу дня овладел с боем Чорткувом и Жидкувом, захватив 129 пленных. Было убито и ранено до 30 солдат противника. На следующий день 5-я лтбр (180 БТ-7, 7БХМ, 20 БА, командир — полковник М.Е.Катуков) и 1-я мспбр (10 БХМ, 33 БА, 18 тягачей Т-20 "Комсомолец", командир — майор Есин) с боем взяли г.Бучач, где захватили 8 самолетов. Разведбат 5-й лтбр при переправе через реку Стрыпы подвергся налету польской авиации, обстрелявшей ого из пулеметов. У Доброполе разведбат атаковал войсковую колонну; в результате боя до 300 человек было убито и ранено и до 500 взято в плен. Всего за день разведбатальон, имея 13 БА и 15 танков, уничтожил 1 танк, 1 НТО, 9 автомашин, уничтожил и взял в плен до 2300 человек. 4-я лтбр (251 БТ-7, 10 БХМ, 21 БА, командир — полковник Поликарпов) в районе Белавинце взяла в плен польский полк, в бою под Доброводами захватила несколько сот солдат, 48 офицеров и 1 танкетку ТК-3. К исходу дня брит ада овладела Черемховом. 1-я мсбр в 18.00 с боем заняла Монастириска, где были разгромлены и взяты в плен 54-й пп, штаб 12-й пд и 8-й отдельный Познаньский мотоотряд, всего до 5000 человек (172 офицера) К исходу дня корпус вышел но фронт Подгайцы — Горожанка; передовые части достигли восточной окраины Галича. Разведбат 5-й лтбр при преследовании противника достиг г.Станиславув. В этот день части 4-го и 5-го кавкорпусов отстали от 25-го танкового корпуса.

С рассветом частями 5-й лтбр был внезапно захвачен Галич и переправы через Днестр, подготовленные к взрыву польскими войсками R Галиче взято в плен до 500 офицеров и 2000 солдат, объединенных в минно-понтонную роту военного времени с 6 орудиями и зенитную батарею с 5 орудиями. Кроме того, на западной окраине Галича был разоружен сводный полк, состоявший из различных формирований. 8 тот же день в юроде взяли в плен 54 кадровых офицера польской летной школы, пробиравшихся на автомашинах в Румынию. Передовой батальон 5-й лтбр захватил до батальона пехоты в районе Завадки (35 км западнее Галича). Действовавшая правее 1-я мспбр, овладев Свистельниками, захватила в плен до 500 солдат и офицеров. Кроме того, частями корпуса было предотвращено восстание в Галиче, гото- ' вившееся собравшимися там офицерами и жандармами (около 300 человек), которых разоружили с помощью танков к 18.00. Таким образом, пройдя за день 65 км, корпус выполнил задачу, поставленную командиром Южной группы.

20 сентября корпус получил приказ овладеть городом Стрый. К 16.00 части вышли к городу, где встретили германские войска и были остановлены согласно приказу НКО СССР.

На следующий день по приказу командира Южной г руппы 25-й тк совершил 25- км марш в восточном направлении и в районе Журавно изготовился для контрудара по Львовской группировке польской армии. В ночь с 22 на 23 сентября корпус совершил 100-км марш из района Журавно в район Комарно через Стрый. Встретившись в Комарно со 2-й гсд германской армии, корпус движение приостановил.

Начиная с 16.09 по 23.09 25-й тк непрерывно совершал марши, не имея ни одной дневки, пройдя за это время около 450 км. Во время операции корпусом были захвачены с боем города Норткув, Вучач, Монастыриска, Галич, Бурштын, Большовце, тде захвачено в плен до 1100 офицеров, 81 жандарм, до 12 000 солдат, 10 000 винтовок, 150 пулеметов, 20 орудий, около 3000 автомашин и 12 самолетов. Корпусом потеряно: 8 человек убитыми, 24 ранеными, 6 автомашин и 1 трактор "Комсомолец" (из 1-й мслбр, разбитый в бою под Нет овце 20.09).

8 момент самых серьезных действий корпусу удалось решить вопрос снабжения горючим — в разных местах было захвачено до 380 т, что дало возможность корпусу выполнить боевую задачу.

Необходимо отметить, что 5-я лтбр действовала без одного танкового батальона, убывшего на Дальний Восток.

Из сказанного выше видно, что события "освободительного похода" выглядят довольно скучно: в основном марши; польские войска почти не оказывали сопротивления, а потому боев было мало. На этом фоне несколько интереснее смотрятся действия 24-й лет котанковой бригады, которой в осенние дни 1939 года довелось пострелять не только по полякам, но и по... немцам. Находясь в оперативном подчинении 2-го кк, бригада (205 БТ-7, 28 БА, 8 БХМ, командир - полковник П.С.Фотченков) накануне начала боевых дейст вий совершила 175-км марш и сосредоточилась в 25 км от Щебено. О дальнейшем можно узнать из документов. "17.09. Бригада перешла границу, составляя 1-й эшелон 2-ю корпуса. По данным разведки в Вышгородке находились польские части. Бригада атаковала город, охватывая его с юга и юго- запада, захватив противника врасплох. Разведгруппы бригады к 18.00 подошли к Тарнополю, действуя с севера и востока. В это же время по приказу командарма О.И.Городовикова бригада должна была атаковать Тарнополь с запада, поддержав конницу, уже стоявшую под городом. Для выполнения этой задачи требовалось ночью пройти около 40 км и форсировать реку. Танков, имевших в тот момент горючее на такое расстояние, оказалось 90 штук. С ними бригада продолжила наступление, оставив машины без горючего в занимаемом районе. Выступив в 19.00 без связи с 2-м кк и переправившись через реку Серет, части подошли к городу, блокировали его и, сломив сопротивление полицейских и жандармов, овладели центром и западной частью Тарнополя. На северной окраине были встречены части 10-й тбр.

В течение ночи обезоруживали местный гарнизон. Через части бригады прошло около 15 000 пленных, много оружия и машин. К 9.00 город был очищен, все выступления подавлены. В это же время в город стали входить части конницы. К 18.00 подошли оставленные машины — они получили горючее. Одновременно был получен приказ Городовикова: к 2.00 19.09 захватить Львов. Путем перекачки бензина в машины, имевшие больший его запас, было подготовлено 80 танков, которые под личным руководством комбрига в 19.30 18.09 выступили на Львов, разоружая по пути сопротивлявшиеся польские части под Езерней, Зборувом и Злочувом.



Танки 24-й легкотанковой бригады вступают в г.Львов. 22 сентября 1939 года.

19.09 в 2.00 танки ворвались во Львов и, разрушив 2 баррикады и уничтожив 2 ПТО, вышли в центр города, совершив с боями 145-км ночной марш, в 4.20 был получен приказ Городовикова об отходе бригады в район Злочува. Ввиду неясности причин такого приказа комбриг решил блокировать город танками и подготовить его к сдаче без боя, для чего в городе был оставлен разведбатальон, а линейные части к 6.00 выведены 8 район Винник. В 8.30 окружавшие Львов немецкие части предприняли неожиданную атаку в южном секторе. Разведбатальон, оставленный в городе, оказался между немцами и поляками. Немцы, принимая советские танки за польские, открыли артиллерийский огонь. Поляки также открыли огонь по танкам. Белые флаги, выброшенные танкистами, не остановили огня со стороны немцев и поляков, и тогда был открыт ответный огонь. В результате боя бригада потеряла: убиты ми — 3, ранеными — 4, подбиты и сгорели два RA-10 и один БТ-7. По словам начальника штаба немецкой горнострелковой дивизии (в бою с нашими танками участвовали подразделения 137-го полка 2-й горнострелковой дивизии вермахта. — Прим.пет ), они потеряли 3 ПТО, было убито два майора, один унтер-офицер и ранено 9 солдат.

В ночь с 18 на 19.09 прибыли цистерны с горючим, которые задержались под Тарнополем из-за налетов банд, и в район Винник прибыли остальные танки бригады. В течение 19 и 20.09 велись переговоры с немцами о выводе их войск из Львова, что ими было сделано 20.09.

20.09. К концу дня матчасть бригады в составе 185 машин была готова к действию, люди получили отдых. Вечером командир 2-го кк отдал приказ об атаке Львова в 9.00 21.09. Бригада должна была составлять 1-й эшелон корпуса. Однако наступление было перенесено 22.09. В 15.00 бригада, идя колонной вдоль шоссе, вошла в город. Первые танки были встречены огнем пушек из-за баррикад. Ответным огнем из танков ПТО противника были выведены из строя, баррикады разрушены и движение открыто. В’ течение ночи части производили разоружение солдат и офицеров гарнизона.

К 28.09 бригада перешла я район Цешанува, где проводились занятия и сбор трофеев в радиусе 25 км. 5.10 бригада перешла во Львов для постоянной дислокации. По распоряжению Военного совета Украинского фронта 6.10 из частей бригады был организован отряд в составе 152 человек с необходимым количеством боевых и транспортных машин для эвакуации трофейного имущества из района Красноброд — Юзефув — Томашув, уже занятого немецкими войсками. Работая самоотверженно, отряд вывез много ценного имущества, в том числе: 2 немецких танка, 2 немецких ПТО, 9 польских танков, 10 танкеток и до 30 орудий.

За время боевых действий бригада взяла 8 плен около 2000 офицеров и около 40 000 солдат, а также два бронеавтомобиля. Потери от огня противника составили: 2 ганка БТ-7, 2 бронеавтомобиля БА-10, убитых —8, раненых 17, пропало без вести — 5".

По результатам польской кампании была дана следующая оценка танкам ВТ-7: "ВТ подтвердили свое хорошее качество. Как недочеты в этих машинах — перегорают выхлопные коллекторы, ломаются пружины динамо, выходят из строя стартеры".

Едва закончился польский поход, как вспыхнула советско-финская война. Участвовавшие в ней БТ-7 были в основном сосредоточены в 10-м тк, 34-й лтбр. и разведбате 20-й тбр. Нет смысла подробно останавливаться на участии в боях всех перечисленных частей и соединений, поскольку они действовали практически в аналогичных условиях. Для примера достаточно рассмотреть участие в боях 13-й легкотанковой бригады 10-го тк.

10-й танковый корпус к началу войны имел в своем составе 1-ю и 13-ю лтбр и 15-ю спбр. Попытки использовать корпус целиком для глубокого прорыва в первые дни боев не увенчались успехом из-за сильно пересеченной местности и развитой системы заграждений финнов. В конце декабря 1939 года корпус был расформирован и действовал побригадно.

К началу советско-финской войны 10-й тк имел хорошо подготовленный к боям личный состав, но матчасть была сильно изношена маршами на эстонскую и латвийскую границы в сентябре — октябре 1939 года, а затем на Карельский перешеек. При этом его части прошли своим ходом около 300 км.

13-ю легкотанковую бригаду ввели в бой в составе корпуса 1 декабря 1939 года в направлении Коросары — Кивиниеми. Бригада (командир — комбриг Баранов) имела в своем составе 6, 9, 13, 15-й тб, 205-й рб, 8-ю рбо, 158-й спб — всего 256 танков БТ-7.

I декабря, преодолев до пяти противотанковых рубежей, части подошли к Кивиниеми и получили задачу отрезать противнику пути отхода. 2 декабря после артподготовки пехота совместно с 9-м тб овладела Рииколи и подошла к Суупорку, где была остановлена пулеметным огнем, а танки надолбами и рвом. Попытка преодолеть их с ходу не увенчалась успехом. К утру 3 декабря сделали проходы, и после артподготовки 13-й тб, 205-й рб и 158-й спб атаковали Суупорку, взяли ее и к исходу дня вышли к Раута. 4 декабря 15-й тб подошел к Суокас, по выходе из которого встретил противотанковый ров. При попытке преодолеть его один танк подорвался на мине, а два были подбиты огнем противотанковых орудий и сгорели. За время движения на Кивиниеми бригада преодолела 7 противотанковых рвов и 17 рядов надолб.

16 декабря, после нескольких маршей бригада сосредоточилась в районе Пейнола — Сувтоя. На следующий день был получен приказ об участии бригады в наступлении 123-й сд. Ей предписывалось войти в прорыв и продвигаться в направлении Ляхде, Кямяря и овладеть Тали. 17 декабря 9-й, а за ним 6-й и 13-й тб дошли до надолб у высоты 65,5, но преодолеть их не смог ли и остановились. Брит ада стояла до 13.00 следующего дня на исходных позициях, после чего подверглась сильному артобстрелу. В результате сгорели 2 и были подбиты 8 танков. После этого бригаду рассредоточили, а 21 декабря вывели из зоны обстрела в тыл, в район Бобошино. Здесь с 23 декабря 1939 года по 13 февраля 1940 года батальоны проводили усиленную боевую подготовку. В частности, тогда изготовили специальные шпоры для гусениц, которые увеличивали проходимость танков БТ-7 в зимних условиях. Также была опробована стрельба по надолбам. Выяснилось, что 45-мм снаряд разбивает их полностью. С этого момента началась подготовка экипажей к уничтожению встречающихся на пути надолб, что в дальнейшем с успехом осуществлялось в боевой обстановке.



Парад во Львове 7 ноября 1939 года.

Из-за сильных морозов танки постоянно стояли с работающими двигателями, поскольку холодный двигатель запускался очень трудно. При этом расходовались огромное количество бензина и моторесурс двигателя, поэтому по инициативе личного состава для обогрева боевых машин строились различные виды землянок.

К концу декабря система обороны противника на высоте 65,5 была вскрыта почти полностью. Она состояла из трех артиллерийско-пулеметных догов, окруженных бронеколпаками с орудиями и пулеметами и дзотами. Подступы к дзотам и бронеколпакам оборонялись пулеметчиками, автоматчиками и снайперами в отдельных тщательно замаскированных окопах. Все эти огневые точки находились в тесной огневой связи и поддерживались извне полевой артиллерией. Траншеи, проходившие и по переднему и по обратному скатам высоты, имели бетонированные бойницы, а верхним перекрытием служили железобетонные плиты. Во время нашей артподготовки или при прорыве танков и пехоты на гребень высоты вражеские стрелки и пулеметчики уходили из траншей и укрывались в дотах и в подземных убежищах. Всего в полосе 123-й сд были разведаны три опорных пункта, а в них 10 дотов из 12 и 18 дзотов из 39. В январе началась подготовка к решительному штурму линии Маннергейма.

С 13 февраля по 13 марта 1940 года 13-я легкотанковая бригада участвовала в развитии успеха по прорыву укрепленной полосы противника, действуя как всей бригадой, так и отдельными батальонами.

14 февраля 6-й тб (46 танков) получил задачу овладеть Яяхде, а 15-й тб и 158-й спб начали бои с отходящими частями противника в 1,5 км севернее высоты 65,5. Противник отступал и нес большие потери. Танки совместно с пехотой догоняли и уничтожали его. К исходу дня бригада сосредоточилась в районе Ляхде. Ночью были проделаны проходы в заграждениях, а утром батальоны пошли в атаку. Танки преодолели ров, и сопротивление противника было сломлено. 15-й тб уничтожил 11 блиндажей, в каждом 20 — 40 вражеских солдат. Очень хорошо при этом действовали огнеметные танки. Вскоре 15-й тб и 158-й спб первыми ворвались в Ляхде. В течение дня 15-й тб потерял два танка (подорвались на минах), еще 4 машины подбила артиллерия, 5 танков застряло в болоте. При этом было уничтожено до батальона финской пехоты, 6 ПТО и 13 пулеметов.

К вечеру 15 февраля батальоны подошли к противотанковому рву в 2 км южнее станции Кямяря. Утром началась атака. 9-й тб совместно с батальоном 15-й спбр наступал левее дороги с задачей захватить южную окраину Кямяря, правее наступал 15-й тб с 158-й спб и артгруппой (10 артиллерийских танков БТ-7А). Батальоны двигались по глубокому снегу, без дорог. К 11.00 саперы проделали проходы во рву, и танки двинулись вперед. Противник стал отходить. Около 14.00 завязались бои непосредственно за Кямяря. Неожиданный выход танковых батальонов на фланги заставил финнов в панике бежать на север, и вскоре Кямяря была взята.

В боях за Кямяря противник потерял около 800 человек убитыми, до 200 ранеными и 80 пленными. Было захвачено 8 танков "Рено" FT-17 без вооружения, уничтожено 12 ПТО, 16 пулеметов и 12 дзотов. Наши потери: в 15-м тб подбито 5 танков, сгорело — 2, подорвалось на минах — 2, в 9-м тб был подбит один танк.

После захвата станции Кямяря перед 13-й лтбр поставили задачу овладеть одноименной деревней и перехватить пути отхода противника на Выборг. Для этого требовалось захватить переправу через реку Перон-Иоки.

В течение 17 февраля 9-й тб с пехотой 15-й спбр медленно продвигался вперед, но к концу дня наступление было остановлено сильным артогнем. Батальон потерял 4 танка сгоревшими и 10 подбитыми. В течение последующих двух дней 13-й и 15-й тб продолжали выполнять поставленную задачу. При этом они преодолели два противотанковых рва и два ряда надолб. На этом участке противник применял огонь кочующих ПТО и имел большое количество дзотов. Потери в танках оказались серьезными: сгорело 5, подбито 6, подорвался на минах 1. Неудачу наступления на этом участке можно объяснить слабой поддержкой со стороны 344-й сп, командир которого потерял связь со своими батальонами.

21—22 февраля бригада вела бой за овладение высотой 45,0. Финны силами до батальона неоднократно переходили в контратаки на 13-й и 15-й тб, но каждый раз отступали с большими потерями.

28 февраля 1940 года 13-й тб овладел окраиной Писн-Перо и двинулся на Ликтула. На следующий день батальон занял станцию Перо, финны бежали, в спешке не успев взорвать мост.

9-й и 15-й тб совместно с 348-м сп двигались по маршруту Пиллула — Перо — Суур-Перо — Репола. При движении по этому маршруту в районе высоты 50,2 танки встретили лесные завалы с фугасами и минное поле. Движению к тому же сильно препятствовал глубокий снег. 4 марта 9-й тб вместе с 348-м сп с боем овладел Дюкюля. На следующий день 15-й тб начал бои за Манникала и Тали. В районе Манникала имелись каменные надолбы, проволочные заграждения, местность по обе стороны дороги была залита водой. После тяжелых боев, в ходе которых 15-й тб потерял 6 танков сгоревшими и два подбитыми, Манникала была взята.

8 марта 9-й тб начал атаку Репола и к исходу дня подошел к переправе севернее Тали, но мост оказался взорванным. В ночь с 8 на 9 марта построили пере праву и части 348-го сп с боем заняли южную часть Репола. обеспечив переправу танков. К 10 марта при активном участии 9-й тб Репола была взята.

В течение дня 12 марта и ночи с 12-е на 13-е 9-й тб вел бой за овладение Нурмилампи. Финны оказывали ожесточенное сопротивление, часто переходили в контратаки, но к концу войны Нурмилампи пал.

В 12.00 13 марта в соответствии с заключенным мирным договором боевые действия прекратились, можно было подвести некоторые итоги:

— подбито артиллерийским огнем — 124 танка;

— подорвалось на минах — 64;

— сгорело — 54;

— застряло в болоте (потом вытащено) - 29;

— вышло из строя по техническим причинам — 337;

— восстановлено в части — 498;

— отправлено на заводы - 84.

С начала боевых действий 13-я лтбр имела всего два трактора "Коминтерн", которые не справлялись с задачей по эвакуации подбитых боевых машин, поэтому их основную массу приходилось эвакуировать танками же.



Танкисты 13-й легкотанковой бригады обсуждают боевую задачу. Весна 1940 года.


Родители Александра, Михаила и Василия Цукановых слушают объяснения сыновей. Западный особый военный округ, 1940 год.

Ведомость потерь 13-й лтбр в боевой технике

  Состояние на 1.12.1939 Поступление с 1.12.1939 Состояние на 30.3.1940 Требуют капремонта Не подлежат восстановлению Сдано на заводы
БТ-7 246 67 227 20 54 80
Т-26 10 5 11 4 4
БТ-2 2 2

Снабжение и подвоз всего необходимого в течение всей войны также осуществлялись на танках, так как колесные машины просто не могли двигаться по снежной целине.

Потери в личном составе 13-й лтбр за все время войны составили 234 человека убитыми, 484 — ранеными и 23 — пропавшими без вести.

В ходе боевых действий бригада захватила 170 пленных, уничтожила и захватила 27 противотанковых орудий, 5 полевых орудий, 8 танков "Рено" FT-17 (захвачены на ст.Кямяря, 5 из них использовались как огневые точки, а на трех только было снято вооружение), 3 танка "Виккерс" (захвачены на ст.Перо).

353 человека в бригаде получили награды: тринадцати присвоено звание Героя Советского Союза, 14 удостоены ордена Ленина, 103—Красного Знамени, 72 — Красной Звезды. За мужество и героизм, проявленные личным составом во время войны с Финляндией, 13-я легкотанковая бригада была награждена орденом Красного Знамени.

К началу Великой Отечественной войны танки БТ-7 входили в состав практически .всех вновь сформированных механизированных корпусов. Их количество колебалось от нескольких единиц до нескольких сотен. Так, например, на 22 июня 1941 года в 1-й Краснознаменной тд (1-й мк) имелось 176 БТ-7, в 3-й тд (1-й мк) — 232, в 13-й тд (5-й мк) 238, в 17-й тд (5-й мк) — 255, в 14-й тд (7-й мк) >— 179, в 28-й тд (12-й мк) — 210.

На боевых действиях 29-й танковой дивизии в первый военный месяц можно остановиться подробнее. При этом следует подчеркнуть, что всем танковым соединениям Красной Армии летом 1941 года пришлось вести бои в примерно аналогичных условиях.

Эта дивизия входила в состав 12-го механизированного корпуса (командир — генерал-майор Шестопалов) и накануне войны дислоцировалась в Риге. 18 июня комкор отдал приказ о приведении частей в боевую готовность и выступлении в районы сосредоточения. 22 июня колонна 28-й тд подверглась первой бомбардировке, в результате которой из строя вышли 10 боевых машин.

Наутро, в соответствии с приказом штаба 8 й армии, 12-й мк во взаимодействии с 3-м мк и стрелковыми соединениями нанес удар по противнику в направлении на г.Тауроген. При этом части корпуса были разбросаны на фронте шириной до 90 и глубиной до 60 км. Таким образом корпус не мог нанести массированного удара, к тому же часть его сил, а именно 23-ю тд, передали в оперативное подчинение 10-му ск, и она получила другую задачу. 28-я же танковая дивизия, совершив 50-км марш, вышла на рубеж атаки, почти не имея горючего, которое подвезли только через 5 часов.

В 22.00 55-й танковый полк 28-й тд был обстрелян противником, развернулся и пошел в атаку, уничтожив немецкую батарею из 7 ПТО. Потери полка составили 13 танков. В этом бою геройски погиб замкомандира полка майор Попов, которому посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.




Почувствуй на миг,

Как огонь полыхал,

Как патроны рвались и снаряды,

Как руками без кожи

Защелку искал командир,

Как механик упал,

Рычаги обнимая,

И радист из ДТ

По угрюмому лесу пунктир

Прочертил,

Даже мертвый

Крючок пулемета сжимая.

С.ОРЛОВ.

"У разбитого танка"


Следует подчеркнуть характерную особенность тех дней — командование корпуса фактически не являлось хозяином своих частей. Вышестоящие штабы, отдавая приказы через голову штаба корпуса, вносили дезорганизацию в управление частями. Отсутствие разведданных и незнание обстановки на фронте, равно как и поспешность в принятии решений, приводили к распылению сил. Так, 28-я тд наступала на г.Кельме, занятый нашими войсками и в котором оборонялась 202-я мед этого же корпуса.

25 июня полки 28-й тд вышли к мызе Пашиле для нанесения удара в направлении Каркленай — Полугуе — Ужвентис. Немецкая противотанковая и полевая артиллерия встретила танки ураганным огнем. Корректировка артогня велась с аэростата. Часть наших боевых машин прорвалась в глубину расположения противника и уничтожила колонну мотопехоты на марше. В ходе этого боя, длившееся 4 часа, было подбито, застряло в болото и было расстреляно противником 48 танков БТ 7. К 15.00 в лесу севе ро-западнее Пашиле сосредоточились штаб дивизии, разведбатальон, остатки 55-го и 56-го танковых полков (около 30 боевых машин) и экипажи с подбитых танков. К вечеру под прикрытием разведбата части 28-й тд вышли из боя.

В течение 25 июня дивизия понесла самые большие потери в личном составе и материальной части. В район сбора не вернулось 84 танка. В бою погибли командир 55-го тп майор Олетцук, комбаты майор Александров и капитан Иволгин, помкомдива по технической части подполковник Соболев со своей ремонтной бригадой. Целиком погибла 3-я рота 1-го батальона 55-го тп и ее командир лейтенант Мотвиненко.

27 июня дивизия занимала оборону на южном берегу реки Мужа. В 17.00 колонна вражеских танков начала обходить правый фланг дивизии. С фронта открыла огонь немецкая артиллерия. В завязавшемся бою наши танкисты подбили до 6 танков и 2 орудия, а потеряли 8 танков.



Эти БТ-7 остались в парке. На них не успели надеть гусеницы, которые почему-то были сняты.


Ремонт танков в осажденной Одессе. У этого БТ-7 стальными полосами усилена лобовая броня башни. 1941 год.

Наличие танков в военных округах на 1-января 1940 года

  Всего ДВФ ПОВО ЗабВО МВО ЛВО КОВО ЗОВО ОрВО ОдВО ПриВО
БТ-7 лин. 3070 203 475 497 447 301 595 226 15 274 1
БТ-7 рад. 1722 136 195 487 42 168 416 134 10 126 3
БТ-7А 104 28 21 19 3 12 17 2     6
БТ-7М лин. 535   264   263     4     13
БТ-7М рад. 48             36      
БТ-7РСМК 3         3          
БТ-7 хим. 2       2            

В течение этого дня штаб 28-й тд получил от разных штабов три противоречивых приказа, из которых ни один не был выполнен. Управление дивизиями со стороны штаба корпуса и взаимодействие между ними абсолютно отсутствовали. В итоге штаб корпуса оказался отрезанным от своих частей и попал в окружение.

К I июля 1941 года 12-й мехкорпус практически перестал существовать — в нем осталось 35 танков, 22 орудия без снарядов и 500 — 600 человек личного состава.

За период с 22 июня по 7 июля 1941 года боевые потери 28-й тд составили 133 танка, по техническим же причинам вышло из строя 68 машин — более 50% от боевых потерь. Последнее обстоятельство объясняется довольно просто.

Накануне войны имела место довольно странная и трудно объяснимая с позиции здравого смысла практика одновременно с прекращением производства того или иного типа танка прекращалось и производство запасных частей к нему. Так в 1940 году произошло и с БТ-7. В результате неисправную машину можно было ввести в строй, только сняв нужную деталь с другой такой же неисправной. Осуществить это в боевых условиях удавалось далеко не всегда, тем более что эвакуационная служба по-прежнему оставалась слабым местом наших танковых частей. Поэтому в большинстве случаев неисправные танки попросту бросали.

Не менее трагическая и во многом схожая судьба постигла и 3-ю танковую дивизию 1-го мк. К началу войны в корпус входили 1-я и 3-я тд, 163-я мед, 5-й мцгт и другие части корпусного подчинения. Следует подчеркнуть, что формирование корпуса начали в марте 1940 года, и к лету 1941 года он имел очень высокий процент укомплектованности личным составом и боевой техникой.

Как ни парадоксально, "разгром" 3-й танковой начался 17 июня 1941 года. В этот день по приказу начальника штаба ЛВО генерал-майора Никишева из состава корпуса была изъята 1 -я тд.

22 июня части корпуса совершили марш из мест постоянной дислокации (Струги Красные, Псков и Черех) в район г.Красногвардейска. Спустя пять дней из состава корпуса, еще не вступившего в боевое соприкосновение с противником, были изъяты 3-й танковый батальон 25-го тп 163-й мед, зенитный дивизион 3-й тд и 20 бронеавтомобилей. 30 июня корпус подчинили командующему Северо-Западным фронтом, который уже на следующий день произвел очередное изъятие — 163-я мед была подчинена командующему 27-й армией. 4 инрля на основании приказа начальника штаба фронта 3-ю тд безвозвратно покинул 3-й мсп, а 5-й мцп корпусного подчинения — две мотоциклетные роты. Тем не менее в этот же день командующий фронтом поставил задачу остаткам корпуса (3-я тд без одного тб, мсп и зенитного дивизиона и 5-й мцп без двух рог) быть готовыми к нанесению удара в направлении Псков — Остров.



По пути на Красную плоицадь. Москва, 7 ноября 1941 года.


На подступах к Москве. Танки 1-й гвардейской танковой бригады в засаде. Ноябрь 1941 года.

Наличие боевых машин в 3-й ТД

  на 22.6.1941 г. на 1.8.1941 г.
Т-28 38
БТ-7 232 11
Т-26 68 4
БА-6/10 50 9
БА-20 24 8

На следующий день в 15.25 5-й и 6-й тп 3-й тд атаковали Остров с севера и северо-востока. В результате боя с танками и артиллерией противника полки овладели городом и отдельными подразделениями вышли на левый берег реки Великая. Во время атаки танки не имели авиационной и артиллерийской поддержки (в бою участвовал только корпусной гаубичный полк — 24 орудия). Пехоты для удержания занятого рубежа и очищения города от немцев не было (имелось до' двух батальонов, сформированных из отходивших бойцов 111-й сд). К концу боя дивизия потеряла до 50% материальной части.

Через полчаса при сильной артиллерийской и авиационной поддержке противник перешел в контратаку. Не получив подкреплений и пехоты, 3-я тд два часа упорно оборонялась. Однако под ударами пикирующих бомбардировщиков, применявших зажигательные бомбы и горючую смесь, и беспрерывным артиллерийским и минометным обстрелом, неся большие потери, в 19.00 дивизия оставила город и начала отходить. К утру 6 июля в дивизии осталось: в 5-м тп — 1 Т-28 и 14 ВТ-7, в 6-м тп — 2 КВ (10 танков КВ было получено накануне атаки Острова непосредственно с Ленинградского Кировского завода) и 26 БТ-7.

6 июля 3-я тд была подчинена командиру 22-го ск, а на следующий день переподчинена командиру 41-го ск. При атом командир 22-го ск оставил в своем распоряжении 5-й тп, располагавшийся на его участке, и в дивизию его не вернул! 6-й тп ушел в 41-й ск, таким образом с 7 июля 1941 года 3-я тд как самостоятельная боевая единица перестала существовать.

Анализируя этот эпизод, трудно сказать, кто внес больший вклад в разгром 1-го мк —немцы или наше собственное командование. Все это тем более обидно, что БТ-7 был в состоянии на равных вести бой с немецкими танками — как легкими, так и средними. Факты со всей очевидностью свидетельствуют об этом.

Так, 23 июня 1941 года лейтенант Совик из 93-го танкового полка 47-й тд семь раз ходил в атаку на БТ-7, уничтожив три немецких танка, две автомашины, три орудия и до 200 человек пехоты.

25 июня отличились танкисты 9-го танкового полка 5-й тд (3-й мк). Получив приказ захватить Ошмяны, командир полка сформировал отряд в составе 4 БТ-7 и 6 БА-10 под командованием капитана Новикова. В 6.30 отряд атаковал противника с тыла и ворвался в Ошмяны. В этом бою отличился старший лейтенант Веденеев, который огнем своего танка уничтожил 5 вражеских танков и 4 ПТО!

Еще более поразительный результат показал экипаж БТ-7 в составе старшего сержанта Найдина и красноармейца Копытова из той же 5-й тд. Обнаружив движение противника, они со своей машиной замаскировались в лесу. Подпустив немецкие танки поближе, огнем орудия подбили головную машину, а затем последнюю. Пользуясь замешательством противника, экипаж подбил и остальные 10 танков!

К осени 1941 года количество "семерок" в танковых частях сильно уменьшилось. Однако использовались они с не меньшей боевой эффективностью, чем более мощные Т-34.

Весьма активно, например, воевали БТ-7 в 4-й (впоследствии 1-й гвардейской) танковой бригаде. Ее командир — полковник М.Е.Катуков — разработал и успешно применял на практике ведение оборонительного боя методом танковых засад.

9 октября 1941 года, когда 4-я тбр отбивала атаки 2-й германской танковой группы генерала Г.Гудериана на подступах к Мценску, такой бой вела рота танков БТ-7 лейтенанта Самохина. Часть машин была закопана в землю, другая находилась в укрытии в качестве резерва. Танковая дуэль длилась 4 часа, и немцы были вынуждены отойти.

Впрочем, в руках подготовленных экипажей БТ-7 успешно вели и наступательные действия. В конце ноября 1 -я гв. тбр поддерживала 316-ю сд генерала И.В.Панфилова, державшую оборону на Волоколамском направлении. Вот что пишет об этом сам М.Е.Катуков:

"17 ноября они (немцы) бросили на правый фланг дивизии Панфилова 30 танков Им удалось потеснить оборонявший этот район 1073-й стрелковый полк и занять Голубцово, Ченцы, Шишкино, Лысцево.

Панфилов приказал восстановить положение и выбить гитлеровцев прежде всего из Лысцево.



Танкист М.О.Лысаков беседует с жителями освобожденного села Марьино. Юго-Западный фронт. Январь 1942 года.


Ремонт танка в полевых условиях. Западный фронт. Весна 1942 года.


В атаку! Южный фронт. Весна 1942 года.

Для выполнения задачи, поставленной генералом Панфиловым, Гусев (командир 1-го тб) сколотил небольшую группу под командованием старшего лейтенанта Лавриненко. В нее вошли три танка Т-34 и три БТ-7.

Договорившись с командиром стрелкового полка о взаимодействии, старший лейтенант Лавриненко решил построить свою группу в два эшелона. В первом шли БТ-7 под командованием Заики, Пятачкова и Маликова. Во втором эшелоне — "тридцатьчетверки" Лавриненко, Томилина и Фролова.

До Лысцево оставалось с полкилометра, когда Маликов заметил на опушке леса у села гитлеровские танки. Подсчитали — восемнадцать! Немецкие солдаты, толпившиеся до этого на опушке леса, побежали к своим машинам: они заметили наши танки, идущие в атаку.

Началось сражение между шестью советскими танками и восемнадцатью немецкими. Продолжалось оно, как мы узнали потом, ровно восемь минут. Но чего стоили эти минуты!. Немцы подожгли машины Заики и Пятачкова, подбили "тридцатьчетверки" Томилина и Фролова. Однако наши танкисты нанесли гитлеровцам еще больший урон. Семь фашистских машин горели на поле боя, охваченные пламенем и копотью. Остальные уклонились от дальнейшего боя и ушли в глубь леса.

Напористость и меткий огонь советских танкистов внесли замешательство в ряды гитлеровцев, чем немедленно и воспользовались два наших уцелевших танка. Лавриненко, а за ним и Маликов на большой скорости ворвались в селение Лысцево. Вслед за ними туда вошли и наши пехотинцы".

В 1942 году в войсках осталось совсем мало БТ-7. В основном они были сосредоточены в отдельных танковых батальонах. Так, например, осенью 1942 года 5-я гв. тбр (Северокавказский фронт), укомплектованная английскими машинами "Валентайн" и американскими "Стюартами", получила остатки материальной части 44-го отб, в том числе и три БТ-7.

Больше всего "семерок" сохранилось в войсках Ленинградского фронта. Еще в 1943 году по нескольку машин этого типа имелось в составе 51 -го и 86-го отб.



Солдаты 4-й немецкой полицейской дивизии во время противопартизанской операции. Псковская область. 1942 год.


Подбитый "немецкий" БТ-7. Калининская область. Сентябрь 1942 года. На башне видны кронштейны крепления поручневой антенны — редкий случай для машин образца 1937 года.


БТ-7 и БТ-5 направляются на передовую. Ленинград. 1943 год.

На другом стабильном участке советско-германского фронта — в Карелии — БТ-7 состояли на вооружении еще дольше. Например, 91-й отдельный танковый полк летом 1944 года располагал 14 боевыми машинами этого типа.

Необходимо отметить, что в ходе войскового ремонта на БТ-7 ставились дизельные двигатели В-2 и таким образом танки доводились до уровня БТ-7М. Силами ремонтно-восстановительных служб иногда осуществлялось и усиление бронирования танков за счет наварки броневых листов на лобовые части корпуса и башни.

Последний раз БТ-7 "тряхнули стариной" при разгроме японской Квантунской армии в августе 1945 года. Правда, большинство из более чем 5,5 тысячи танков, принимавших участие в войне с Японией, составляли более современные боевые машины. Танки старых марок остались лишь в ротах ремонтного резерва и в третьих батальонах отдельных танковых бригад. Три отдельных батальона БТ-7 входили в состав 6-й гвардейской танковой армии, совершившей бросок через хребет Большой Хинган. Заключительным аккордом 10-летней боевой службы БТ-7 стал победный парад в Харбине.

Необходимо упомянуть и о боевом применении опытного танка А-20. Сначала его включили в танковую роту Семенова, сформированную, по-видимому, из машин НИБТПолигона, а с середины ноября — в состав 22-й тбр. Бригада входила в подвижную группу подполковника Ермакова и вела бои в районе Павловской слободы. 1 декабря 1941 года А-20 получил повреждение, но спустя четыре дня вступил в строй. Вместе с 22-й тбр до середины декабря А-20 поддерживал конницу Доватора, был вновь поврежден и эвакуирован в тыл для ремонта. Дальнейшая его судьба неизвестна.

Танки БТ-7 на экспорт не поставлялись и в армии других стран попали только в качестве трофеев. Небольшое количество "семерок" использовалось немцами, главным образом, в полицейских частях и охранных дивизиях СС на оккупированной территории СССР.

Около 20 машин в 1941 году захватили финны, но использовали их недолго. Уже весной 1942 года началось осуществление программы по их модернизации. К концу года было изготовлено 18 самоходных гаубиц, получивших обозначение ВТ-42 (БТ-42). В увеличенной по размерам башне финны установили английскую 114-мм гаубицу обр. 1918 г., оснастив ее дульным тормозом. Корпус и ходовая часть танка БТ-7 изменениям не подверглись. Из ВТ-42 сформировали батальон штурмовых орудий, на вооружении которого они состояли вплоть до выхода Финляндии из войны летом 1944 года.

До наших дней сохранилось всего два танка БТ-7 — один в Москве в Центральном музее Вооруженных Сил, другой — частично некомплектный — в Чите. В финском танковом музее в Парола экспонируется ВТ-42.



Советские солдаты осматривают подбитый финский ВТ-42.


ВТ-42

Оглавление книги


Генерация: 0.432. Запросов К БД/Cache: 0 / 0