Обзор старой выкидушки

Автор: Fet

Дата: 13 января 2006 г.

Обзор размещен с разрешения автора

Обзор старой выкидушки

Наверное, мне стоило написать об этом ноже давным-давно. Как-никак — это ведь именно с него началось мое увлечение ножами. Именно этим ножом пользовался мой отец. И, знаете, я где-то горд, что предметом моего первого мальчишеского вожделения был не дешевый советский складник, а действительно грамотный нож.

История происхождения и год производства ножа мне неизвестны. Знаю только со слов своего отца, что он нашел его на пляже где-то в Крыму в 60-х годах. Хороший складной нож тогда достать было трудно, а тут не просто складник — настоящая статусная выкидушка! Понятное дело, такой подарок судьбы немедленно стал семейной собственностью. То есть, семейной то несколько позже, так как я в те годы не планировался даже в самых смелых проектах. Мой отец увлекался туризмом, и нож был определен на должность "походного". И честно на этой должности трудился вплоть до года этак 1990, когда его сменил какой-то ноунеймовый многопредметник типа Викса. Причем замена была вызвана не поломкой, а необходимостью мотаний моего родителя в командировки, в том числе во враждебные кап страны, куда, если верить слухам, с нашими русскими ножами не пускали. Нож же перекочевал в ящик с инструментами, где бы вероятно и загнулся, если бы меня не подкосила болезнь найфомания, и не заставила положить его на полочку.

Что столько времени уберегало нож от бесславной смерти в турпоходе? Отец никогда к ножам особого почтения не испытывал, насколько я его знаю, по крайней мере. Нож использовался грубо, просто как инструмент — им открывали консервы, кололи лучину, делали всякие прочие пакости, которые делают со своими ножами туристы. Следы всего этого можно найти на ноже. У кончика лезвия есть несколько маленьких сколов РК, на обухе и металлической части рукояти — вмятинки от ударов чего-то металлического. На клинке следы коррозии, люфты, рукоять потерта, пружина села. Ножу крепко досталось, но он отнюдь не перестал быть ножом. Он до сих пор отлично режет, и фиксатор надежно держит лезвие, он до сих пор грозно щелкает и обладает хищным бандитским видом. Годы хозбытового поюза не превратили его в бездушную железку. Думаю, своим долголетием нож обязан качеству изготовления. Собственно, не могу назвать его особенно хорошим, но добротным и очень грамотным — вне всяких сомнений.

Ну, наверное пора более подробно поговорить о конструкции ножа.

Длина клинка 98 мм, толщина чуть менее двух. Спуски линзовидные, при столь малой толщине клинка они выражены слабо, режущая кромка тонкая, угол заточки около 25–30 градусов. Сталь клинка просто отличная — ржавеет неохотно, заточку держит превосходно. Твердость — с трудом царапает стекло. В целом, сталь похожа на быстрорез, но твердость меньше. Может быть, это и есть быстрорез, но прошедший дополнительный отпуск. Клинок удобен для большинства операций — он превосходно режет продукты, долго не садится на дереве, достаточно прочен. Форма "боуиобразная", или по-нашему "щучкой" — была в моде у наших кустарей того времени. По толщине клинок одинаков, чуть становясь тоньше к острию на последних 15 мм.

Рукоятка. О, она не менее интересна. Основой рукояти служит п-образно согнутая пластина из нержавейки толщиной около 2 мм. К ней на винтах крепятся накладки. Головки винтов подрезаны так, чтобы было похоже на заклепки. Видимо, изготовитель ножа считал заклепки красивее винтов. Тем не менее, они чуть-чуть выступают над плашками, и их можно ухватить пассатижами, так что конструкция полностью разборная. Материал накладок — скорее всего эбонит, или что-то схожее. Отдельного слова заслуживает форма рукояти, на первый взгляд такая незатейливая. Штука в том, что она удобна для любой руки — ни один из тех, кому я давал нож подержать, не назвал ручку неудобной. Выступ посередине — очень полезная вещь. Когда рука обхватывает рукоять, он оказывается точно между средним и безымянным пальцем. Неважно, большая ладонь или маленькая, всегда удобно. Одновременно этот выступ служит упором при уколе и при извлечении клинка из мишени. Выступ вроде бы небольшой, однако дает приятные ощущения при манипуляциях с ножом, и позволяет слегка менять хват при работе, елозить рукой по рукояти. Ну и кроме того, такая форма, имхо, просто красива. Еще одна немаловажная деталь — накладки становятся толще от заднего торца рукояти к переднему. Тоже вроде не сильно заметно на первый взгляд, но уверенности в уколе прибавляет. Еще за счет этого передняя часть рукоятки получается чуть тяжелее, и нож при ношении в кармане всегда устраивается наилучшим образом, хвостом вверх — не нужно лишний раз переворачивать в руке, если приперло быстро достать и открыть. Рукоять вообще на удивление ухватистая, толстая и, несмотря на то, что совсем гладкая, ножом можно безбоязненно наносить сильный колющий удар. Рукоять одинаково удобно лежит в руке и при обратном хвате, и при прямом. Для длительной мирной работы тоже вполне подходит — толстая, нет ни одной острой детали, могущей намять руку.

Способ открывания ножа весьма оригинален, я еще не встречал такого на других ножах. Для выброса клинка нужно нажать большим пальцем на передний край левой накладки в плоскости клинка, подать ее в сторону спинки. Несколько мутно написано, но очень просто осуществимо. Для разблокировки нужно повторить нажатие. Ход накладки всего около трех миллиметров относительно переднего винта. Пружина спрятана в накладке. В основании клинка сверху и снизу есть две выборки, очень похожие на те, что бывают на ножах с бэклоками. Принцип запирания клинка похож — в эти выемки сверху входит фиксатор. Поднимая фиксатор, соединенный с накладкой, мы освобождаем клинок. Результат — автоматический нож с надежностью хорошего бэклока, что подтверждено многолетней практикой. Вертикальный люфт в замке весьма сильный, поперечный — очень небольшой. Никаких шайб в шарнире нет, только полированная сталь клинка и каркаса рукояти. До сих пор работает, правда пружина очень старая, стоит чуть придержать клинок и будет недовыброс. Случайно разблокировать клинок практически невозможно — мне в детстве, когда я тоже этот нож юзал по всякому, это так и не удалось ни разу. Отец так же не помнит подобных случаев. Это обусловлено тем, что усилие, с которым требуется нажать на накладку, не очень мало, да и правильно направить его можно, лишь взяв нож нужным для открытия/закрытия образом. Несмотря на отсутствие предохранительных устройств нож абсолютно безопасен при ношении и эксплуатации. Единственно, кончик клинка в сложенном состоянии чуть торчит из рукояти, что, видимо, является следствием изношенности замка.

Тесты. Ну, специально тестить на полную этот нож мне было бы жалко. На его долю и так чего только не выпадало. Например, расщепляя им толстую полосу стеклотекстолита, помню, сам стучал по нему обухом топорика. Перед написанием обзора только провел свой излюбленный "колбасный" тест — потыкал ножом в толстый батон сырокопченой колбасы. Колбасу нож пробивает на длину клинка, рука при этом и не думает скользить в сторону лезвия.

Этот нож — своего рода семейная реликвия. Отца я уговорил его больше не мучить, отдав взамен на растерзание десятый углеродистый опинель и мотивируя уговоры соответствующими статьями закона об оружии. Кем бы ни был этот нож сделан — он сделан большим мастером. Функциональность ножа подтверждена десятилетиями жесткого использования. Очень грамотно выбран материал клинка, общее техническое исполнение на высоте. Конечно, нож обладает явной "криминальной" аурой, но не берусь утверждать наверняка, что он сделан именно на зоне, или просто "под блатняк". Какие-то украшательства, рюшки и символика, нередко присущие зековским выкидушкам, на этом ноже полностью отсутствуют. Практичный клинок и элегантная черная рукоять, ничего лишнего. Несмотря на преклонный возраст нож до сих пор по-своему красив и полностью функционален. Одно совершенно точно — достаточно взять нож в руку, чтобы понять, что автор его хорошо знал, каким должен быть нож для "резьбы по человеку". Нож становится продолжением руки, он не слишком тяжел, отлично чувствуется. Возможность пустить его в дело не вызывает сомнений.

Чувствуется в этом ноже какой-то бандитский шик, и, хоть я и не особый любитель "блатной романтики", шик приятный, надо отдать ему должное. Такой нож не стыдно было иметь "настоящему вору". А мне просто нравиться брать в руки изделие, являющееся предметом мастерства нашего народа. А даже если и не нашего, все равно приятно. Приятно, что 50 лет назад могли делать ножи, превосходящие современную серийку.

С уважением, Fet

Похожие книги из библиотеки

Броненосцы типов “Центурион”, “Ринаун” и “Трайомф”. 1890-1920 гг.

6 марта 1889 года в Адмиралтействе было собрано совещание, посвященное броненосцам второго класса, на котором присутствовал главный кораблестроитель английского флота У. Уайт. На совещании приняли решение о тактическом назначении кораблей, определили их размерения, предполагаемые кораблестроительные элементы и состав вооружения.

На совещании, решили что эти корабли строятся в первую очередь для службы на китайской и тихоокеанской станциях в качестве флагманских. При этом они должны быть более сильными, чем иностранные корабли, с которыми они могут столкнуться в бою. Обычно это были крейсера. Наиболее вероятными противниками считались русские броненосные крейсера с 8-дюймовой артиллерией.

Принимая во внимание, что новым броненосцам придется действовать и в китайских реках им необходима была и малая осадка. Повторения броненосного крейсера “Империуз”, который служил на китайской станции и имел осадку 27 ф 3 дм, постарались избежать любой ценой. Присутствовавший на совещании Весей Гамильтон высказал свое мнение, что самой лучшей осадкой является 26-футовая, которая позволяет нести службу в этих водах “комфортно и без проблем”.

Войны будущего. От ракеты «Сармат» до виртуального противостояния

Какими будут войны будущего? Каких новых видов оружия (в том числе и супероружия) нам ждать в ближайшие годы?

Об этом и расскажет эта уникальная книга. В ней показываются особенности современных горячей, несмертельной, экономической, торговой, продовольственной войн, эффекты воздействия современных информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) на индивидуальную и коллективную память, на идентичность и аутентичность, на «психокосмос» (сознание человека), механизмы этого воздействия, феномен информационно-интеллектуальных (сетецентрических) войн, «постмодернистских» войн с использованием «симулякров», представляющих собой «копии несуществующих вещей», нетрадиционных видов оружия, основанных на новых физических принципах, обеспечения комплексной национальной безопасности личности и государства.

Немецкие бронетанковые войска. Развитие военной техники и история боевых операций. 1916–1945

Генерал танковых войск, участник Первой и Второй мировых войн представляет историю создания и развития германских бронетанковых войск в обход решений Версальского договора. Автор прослеживает путь совер шенствования танка, от первых неповоротливых образцов до мощных боевых машин 1945 г., анализирует их возможности и эффективность применения в сражениях. Наряду с историей бронетанковых войск, в том числе создания танковых школ для обучения личного состава, Неринг уделяет большое внимание наиболее значительным по масштабам действий этого рода войск во время Второй мировой войны в кампаниях во Франции, на Балканах, в Северной Африке, Польше и Советском Союзе.

Р-51 Mustang – техническое описание и боевое применение

Выпуск посвящен боевому применению истребителя Р-51 «Мустанг» во Второй Мировой войне.