Главная / Библиотека / Параллельное оружие, или Чем и как будут убивать в XXI веке /
/ ЧАСТЬ IV / ЗАПРЕЩЕНО, ЗАБЫТО, УНИЧТОЖЕНО? (ХИМИЧЕСКОЕ И БИОЛОГИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ)

Глав: 9 | Статей: 34
Оглавление
Эта книга написана десятками авторов, которые в СМИ и интернет-изданиях стремятся показать, что созданы и реально угрожают человечеству качественно новые виды вооружений. Некоторые из них кто-то, не лишенный юмора, назвал «нелетальными». Сергей Ионин предлагает новый термин — «параллельное оружие», то есть оружие, которое не рассматривается на международных конференциях и саммитах, не фиксируется в документах по ограничению различных вооружений, но это такое оружие, которое, пожалуй, будет пострашнее уже существующего.

Издание представляет интерес для самого широкого круга читателей: остро поставленный автором вопрос — чем и как нас будут убивать в XXI веке? — никого не оставит равнодушным.

ЗАПРЕЩЕНО, ЗАБЫТО, УНИЧТОЖЕНО? (ХИМИЧЕСКОЕ И БИОЛОГИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ)

ЗАПРЕЩЕНО, ЗАБЫТО, УНИЧТОЖЕНО?

(ХИМИЧЕСКОЕ И БИОЛОГИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ)

Отравители отравителям

Еще в середине прошлого века некоторые «светлые головы» считали, что применение химических и биологических средств поражения позволило бы успешно вести ограниченные войны без риска втянуться в ядерный конфликт, а в случае тотальной войны способствовало бы «дешевой» победе. Свои призывы узаконить бесчеловечные средства вооруженной борьбы они пытались аргументировать «гуманностью» этих средств.

В то время в СССР и США из года в год увеличивались ассигнования на разработку новых отравляющих веществ и биологических возбудителей болезней. В противоборствующих на мировой арене странах была создана военно-промышленная база для производства принятых на вооружение отравляющих веществ и средств ведения биологической войны. Готовились к применению химического и биологического оружия и вооруженные силы европейских стран НАТО. В городах Зентхофен и Гейленкирхен (близ Аахена) работали специальные военные школы.

Большое значение придавалось массированному и внезапному применению химического и биологического оружия в сочетании с другими средствами массового поражения.

Отметим, что боевые свойства этих видов оружия позволяют осуществить нападение незаметно для противника и таким образом отвести угрозу немедленного ответного удара или скрыть факт агрессии.

Химическое оружие применялось американцами в Корее и в Южном Вьетнаме.

Во Вьетнам был переброшен филиал Научно-исследовательского института № 408 по изучению методов химической и биологической войны. Газета «Уолл-стрит джорнэл» сообщала, что речь вдет о том, чтобы освоить «более утонченные разновидности химических веществ».

Поначалу некоторые «специалисты» пытались обосновать «гуманность» применения химического и биологического оружия, использование которого во всем мире считается преступлением перед человечностью, — прибегали с этой целью к различным научным обоснованиям и историческим справкам. Но в конце концов пришли к выводу: есть другой, более простой выход — подмена понятий.

Так химико-биологическое оружие исчезло из лексикона «ястребов», но появилось этническое…

Считается, что химическое и биологическое оружие может заменить ядерное в случаях, когда по политическим или военным соображениям применение ядерного оружия невыгодно, поскольку сопряжено с началом и ведением глобальной войны, либо не соответствует скрытым целям агрессора.

Для нас последний посыл наиболее интересен, поскольку с тех далеких времен прошло чуть более 50 лет. И оба вида оружия, как химическое, так и биологическое, признаны преступными и предназначены к уничтожению. Что и делается в России. Пусть медленно, но методично и упорно мы идем к освобождению от этого бесчеловечного оружия. Казалось бы, человечество начинает забывать о самом существовании этого оружия… Но, как увидим, любителями экстремальной химии и биологии найдена лазейка в международной казуистике.

Химическое оружие

После Первой мировой войны специалистами медицинской службы армии США было заявлено, что отравляющие вещества являлись не только одним из наиболее эффективных средств поражения, но и наиболее гуманным средством, которое когда-либо применялось на поле боя. Люди, пораженные отравляющими веществами нервно-паралитического действия, либо умирают, либо полностью выздоравливают. Из их слов следовало, что хотя человек, подвергшийся воздействию этих отравляющих веществ, выглядит тяжело страдающим, он может надеяться на светлое будущее.

«Почему мы принимаем методы войны, при которых человеку наносят смертельные ожоги, калечат конечности, лицо, оставляют его слепым или потерявшим разум, и в то же время говорим, что химическое и биологическое оружие является неприемлемым?» — вопрошал полковник Джилкрист, один из сотрудников медицинской службы, собственно, врач, давший клятву Гиппократа. Ему трудно было понять своих оппонентов, ведь на протяжении многих лет в Америке отравляющие вещества считались и использовались как наиболее гуманные средства обуздания толпы. Еще бы, вот Наполеон разогнал толпу пушками, конечно — варвар… Надо заметить, что и сейчас химические вещества используются в некоторых штатах для приведения в исполнение приговоров смертной казни как более гуманное средство, нежели повешение или расстрел.

Американцы — рационалисты, после Второй мировой они сделали вывод, что использование ОВ на Тихоокеанском театре, несомненно, обеспечило бы им значительное преимущество. В операциях по захвату островов Гуадалканал, Сайпан, Лейте, Иводзима и других применение отравляющих веществ могло бы спасти тысячи жизней.

Тысячи тонн бомб и артиллерийских снарядов были сброшены на эти острова в ходе артиллерийской подготовки, до того как войска высадились на берег. Однако они все же были встречены сильным огнем японцев. Так, например, один из островов группы Тарава, имевший аэродром, обороняли 4 тыс. японских моряков. Несмотря на ожесточенный обстрел острова с кораблей и бомбардировку с воздуха, американским войскам пришлось в течение четырех дней вести ожесточенные бои за овладение островом. Американцы потеряли около 4 тыс. человек, включая 1026 убитыми, и были вынуждены заново строить разрушенную взлетно-посадочную полосу аэродрома. Если бы вместо снарядов и бомб были применены отравляющие вещества, весь вражеский гарнизон был бы уничтожен или выведен из строя за 2–3 дня, было бы полностью подавлено сопротивление высадке десанта, а взлетно-посадочная полоса сохранилась бы в пригодном для немедленного использования состоянии.

«Мнение о том, что химическое и биологическое оружие негуманно, вероятно, основано на следующих трех факторах: сравнительной новизне этих видов оружия в их современном виде, пропагандистской кампании, проводившейся западными союзниками против применения отравляющих веществ в годы Первой мировой войны, и, наконец, просто боязни неизвестного», — считал Джилкрист. Ну, во-первых, надо сказать, что во время Первой мировой от газов больше всего страдали именно солдаты союзников, американцев же желтое крыло газовых облаков почти не коснулось. А во — вторых, рассуждения, какое оружие лучше или какие мины гуманнее, — разговор в пользу бедных, демагогия, поскольку любое оружие убивает.

У американцев был веский аргумент: применив химическое оружие, они не сбросили бы атомные бомбы против Хиросимы и Нагасаки, в результате чего погибли сотни тысяч мирных жителей этих городов. Сомнительно. Ведь надо же было показать дядюшке Джо (Сталину) и всему миру, кто в доме хозяин.

Интересно отметить, что в те годы в выборе средств ведения войны вооруженные силы США были ограничены наставлением, известным под названием «Законы наземной войны», в котором один из пунктов гласил: «Особенно запрещается…применять виды оружия, снаряды или вещества, рассчитанные на то, чтобы причинять ненужные страдания». Давалось и толкование этого положения: «Оружие, причиняющее ненужные страдания, может быть определено только в свете существующей в США практики… Принято считать незаконным использование пик с зубцами, пуль неправильной формы, наполненных стеклом снарядов, не разрешается смазывать пули какими-либо веществами, вызывающими воспаление ран, или делать на поверхности пуль и на ее сердечнике насечки».

Другой пункт запрещает применение яда или отравленного оружия. Однако яд здесь рассматривается главным образом как средство заражения колодцев.

Дымы, яды… газы!

Применение химических средств началось в далеком историческом прошлом. В настоящее время ни у кого не вызывает сомнения, что понятие «химическая война» первоначально связывалось с использованием зажигательных средств. В далекие времена костры и раскаленные угли применялись в качестве средства защиты от хищных животных и нападения людей, затем стали использоваться при осаде укрепленных городов и крепостей, а также для их защиты. С этой целью применялись горящие масла и другие легковоспламеняющиеся вещества. Позже, но все еще за многие сотни лет до нашей эры, начали использовать в качестве средства ведения морской войны так называемый греческий огонь. Эта зажигательная смесь состояла из легковоспламеняющихся, но трудногасимых веществ, таких как смола, сера, вязкие вещества, применяемые в сочетании со смесью нефти и негашеной извести. Греческий огонь обладал свойством самопроизвольно воспламеняться при контакте с водой.

Многие известные в литературе примеры ведения химической войны весьма сомнительны. В этих примерах дается описание ядовитых дымов, образующихся при сгорании различных смесей. Не вызывает никакого сомнения, что такие дымы обладали сильным раздражающим действием и даже могли вызвать смерть. Так, римляне во время войн зажигали мешки с перьями для выкуривания противника из пещер, других укреплений. Во многие зажигательные смеси включалась сера.

В истории известно много примеров применения ядовитых веществ для отравления метательного оружия или водоемов.

Древнегреческий писатель II века н. э. Павсаний в десятитомном «Описании Эллады» рассказал о применении ядовитых веществ в 600 году до н. э. в Цирре. Войска, возглавляемые Солоном, начали войну против сиргарийцев. Воды реки Плейстус текли по каналу в город Цирру. Солон дал указание отвести поток воды в сторону от города. Сиргарийцы продолжительное время выдерживали осаду, употребляя дождевую воду и пользуясь имевшимися в городе колодцами. В это время войска Солона собрали большое количество корней чемерицы и бросили их в созданное ими водохранилище. После того как ядовитые вещества, содержащиеся в корнях растений, заразили воду, Солон распорядился направить ядовитый поток по прежнему руслу. Сиргарийцы, долгое время испытывавшие жажду, набросились на отравленную воду. В результате у большинства воинов, защищавших город, возникло острое желудочное заболевание. Они побросали свои посты, и воины Солона легко захватили город.

Использование ядовитых веществ в 184 году до н. э. описано Юстином, римским историком I века н. э. При подготовке к морскому бою против правителя Пергамского царства Эвмена Ганнибал приказал собрать в глиняные горшки множество всевозможных ядовитых змей. В самый разгар боя эти горшки были заброшены на вражеские корабли. Моряки Эвмена вначале не обратили на это никакого внимания, однако когда на их кораблях появилось множество змей, они сдались.

Во время Гражданской войны в Америке некто Джон Даути (Нью-Йорк) посоветовал Эдварду Стентону, тогдашнему военному министру, использовать хлор, тот самый газ, который позднее был применен в сражении на Ипре в 1915 году. Кстати, Даути рекомендовал использовать хлор в артиллерийских снарядах. Такой способ являлся более совершенным по сравнению с газобаллонной атакой, предпринятой в упомянутом первом крупном химическом нападении в 1915 году.

В ходе Первой мировой войны фронт на западе быстро стабилизировался. Сложная система траншей протянулась от Ла-Манша до Швейцарии. Открытых флангов не было. Чтобы продвинуться хотя бы немного вперед и овладеть участком местности в несколько сот квадратных метров, наступающий должен был преодолеть сильный пулеметно-артиллерийский огонь, проволочные заграждения и сопротивление хорошо окопавшегося противника. Чтобы избежать длительной войны на изнурение, наступающая сторона должна была найти новый способ прорыва развитой системы позиционной обороны противника. В то время Германия была одной из ведущих стран в области производства химических веществ, главным образом красителей. Немецкие ученые-химики предложили применить на войне отравляющие вещества. Однако германское командование согласилось с этим предложением не сразу, а только после того, как все обычные средства вооруженной борьбы оказались недостаточными для достижения целей войны.

Подобное решение проблем позиционной войны предлагалось учеными и командованию Антанты. И французы еще в августе 1914 года, использовали ружейные гранаты, наполненные этилбромацетатом. Эти гранаты получили название слезоточивых, хотя токсичность этилбромацетата в два раза больше токсичности хлора, примененного немцами 8 месяцев спустя — 22 апреля 1915 года севернее Ипра в Бельгии. Тогда около 17 часов со стороны немецких позиций в долине реки Ипр появилась полоса серо-зеленоватого тумана, ветром сносимого в сторону французских частей.

Тяжелый газ заполнял траншеи, солдаты и офицеры задыхались, газ обжигал им органы дыхания, разъедал легкие. Это был ядовитый хлор, 180 тонн которого всего за 5 минут были выпущены немецкими войсками. В результате газовой атаки было поражено более 15 тыс. человек, 1/3 из которых — смертельно.

Непробиваемый до этого фронт был прорван. Этот «успех» вдохновил немцев на следующую газовую атаку, уже против русских. Западнее Варшавы 31 мая того же года на фронте протяженностью 12 км было выпущено 264 тонны хлора. 9 тыс. русских солдат были отравлены, каждый седьмой из них погиб, однако наступление немецких войск, последовавшее после газовой атаки, было отбито.

Дьявольская гонка продолжалась. По ходу Первой мировой войны Германия непрерывно создавала новые, все более изощренные виды химического оружия и без промедления использовала их в военных условиях.

Вся химическая промышленность Германии тех лет целиком и полностью была ориентирована на производство боевых отравляющих веществ. В мае 1916 года немцы «дали путевку в жизнь» хлорпикрину В сентябре того же года союзная им Австро-Венгрия применила против французов бромциан, месяцем позже Франция ответила на это хлорциановой атакой.

Наконец, 13 июля 1917 года германская армия на Западном фронте, на реке Ипр, против французов применила иприт, самый страшный газ Первой мировой (свое название он получил от реки Ипр). Боевая эффективность иприта превосходила все известные в то время отравляющие вещества. При попадании на кожу иприт вызывает образование страшных пузырей, которые лопаются, превращаясь в гнойные язвы, не заживающие многие недели. При сильном отравлении наступает смерть.

Наиболее чувствительны к иприту глаза. Даже сравнительно низкие концентрации этого яда вызывают воспаления и образование язв с последующей потерей зрения. Именно иприт повинен в том, что десятитысячные колонны ослепших солдат еще многие годы блуждали по дорогам Европы после окончания Первой мировой войны.

Но самое страшное свойство иприта — его способность влиять на наследственность — было обнаружено лишь в начале 1950-х годов. По этому признаку он похож на ионизирующую радиацию, вследствие чего его еще называют «лучевой яд». Те, кто выжил после ипритных атак, очень скоро умерли от лейкозов и других раковых заболеваний.

Мы ничему не учимся

Химическая гонка закончилась только с последними залпами Первой мировой. Даже находясь в безнадежной ситуации, на ее завершающем этапе немцы успели продемонстрировать всему миру дифосген, дифенилцианарсин и дифенилхлорарсин, которыми начиняли снаряды и мины.

Франция пополнила этот список синильной кислотой. В гонку хотели включиться и американцы, однако все их разработки были завершены только к концу войны и остались нереализованными.

С середины 1917 года начали широко использовать комбинированные смеси отравляющих веществ, что увеличивало их поражающую способность. В общей сложности на противника воюющие стороны вылили 125 тыс. тонн ядов. Половина из них приходится на Германию.

В последний год войны 50 % артиллерийских снарядов, выпущенных немцами, были химическими.

Результаты химических атак в Первую мировую ужасают: погибло 1 млн 300 тыс. человек, втрое больше стали инвалидами. По ориентировочным оценкам, еще около миллиона человек умерли от последствий отравлений в течение нескольких лет после окончания боевых действий. Потрясенные такими «результатами», в 1925 году все страны подписали Женевский протокол, запрещающий применение химического оружия.

Но не надо думать, что «ужасные последствия» газовых атак кого-нибудь и когда-нибудь останавливали. Применялись отравляющие вещества и в период после Первой мировой войны. И здесь мы оказались впереди планеты всей, правда, еще до принятия Женевского протокола.

Восстание Антонова на Тамбовщине подавлялось со страшной жестокостью. За малейшее подозрение в связях с антоновцами следовал расстрел. Но вот любопытный приказ будущего красного маршала Тухачевского от 12 июня 1921 года о применении газового оружия, обнаруженный в архивах исследователем истории антоновского восстания писателем Петром Алешкиным.

Приказ

командования войсками Тамбовской губернии

о применении удушливых газов против повстанцев.

№ 0116 г. Тамбов.

«Остатки разбитых банд и отдельные бандиты, сбежавшие из деревень, где восстановлена Советская власть, собираются в лесах и оттуда производят набеги на мирных жителей.

Для немедленной очистки лесов приказываю:

1. Леса, где прячутся бандиты, очистить ядовитыми удушливыми газами, точно рассчитывать, чтобы облако удушливых газов распространялось полностью по всему лесу, уничтожая все, что в нем пряталось.

2. Инспектору артиллерии немедленно подать на места потребное количество баллонов с ядовитыми газами и нужных специалистов.

3. Начальникам боевых участков настойчиво и энергично выполнять настоящий приказ.

4. О принятых мерах донести.

Командующий войсками Тухачевский

Наштавойск генштаба Какурин».

Первоначально появление этого приказа воспринималось как акт устрашения. Однако сейчас стали выявляться факты применения химического оружия. Столичная Комиссия по борьбе с бандитизмом приняла постановление от 19 июня 1921 года, предписывавшее «к газовым атакам прибегать с величайшей осторожностью». В таком указании не было бы нужды, если бы речь шла лишь об устрашающем приказе. Можно привести и прямые свидетельства: артобстрел «острова, что северо- западнее села Кипец» (Карай-Салтыковская волость): «выпущено 65 шрапнелей, 49 гранат и 59 химических».

Донесение не сообщало ни повода, ни результатов этой стрельбы 2 августа 1921 года. И это против своего народа!

Применялись ОВ и позднее.

В 1936 году Муссолини решил применить иприт в войне против Абиссинии (Эфиопии). Итальянцы использовали ОВ, нарушив Женевский протокол 1925 года, запрещающий применение на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств. ОВ использовались главным образом авиацией. Поскольку эфиопы не имели никаких средств противохимической защиты, их потери были огромны.

Япония в войне против Китая применяла химическое оружие в период с 1937 по 1943 год. Китайцы также не имели средств защиты и несли большие потери.

В Европе немцы не решились применить химическое оружие. Это не означает, однако, что они не были готовы к его использованию. Мало того, в Германии постоянно велись работы над созданием новых ОВ. Помимо отравляющих веществ, «опробованных» во время Первой мировой, в Германии незадолго до начала войны были созданы самые опасные боевые нервно- паралитические газы. Их разработкой под крышей концерна «И.Г.Фарбениндустри» еще в 1934 году начала заниматься группа химиков под руководством Шрадера. Спустя три года немцы уже имели первый килограмм нервно-паралитического газа — табун. Если бы при высадке союзников в Нормандии немцы применили табун, то нет никакого сомнения, что союзные войска оказались бы отброшенными за Ла-Манш, так как после высадки солдаты оставили противогазы на побережье и продолжали продвижение без средств химической защиты. В следующем году Шрадер синтезировал на порядок более токсичный газ — зарин. Создание этих сверхмощных ядов было дополнительным стимулом к борьбе за мировое господство.

Гитлер отводил химическому оружию далеко не последнюю роль, особенно в войне с «неполноценными расами» на Востоке. Готовясь к нападению на СССР, немцы еще с января 1940 года начали строить заводы по производству нервно-паралитических газов и других отравляющих веществ. На заводе в Дихернфурте в сутки производилось по 12 тонн табуна, всего же этого яда было наработано 12 тыс. тонн. С июня 1944 года был освоен выпуск зарина, по 600 тонн в месяц.

В том же году, когда Германия уже отступала на всех фронтах, Шрадером был разработан еще более сильный газ — зоман, в 15–20 раз ядовитее зарина, однако до его выпуска дело так и не дошло.

Почему же Гитлер не решился на развязывание химической войны?

Специалисты считают, что в начале войны немцы не нуждались в применении химического оружия по той простой причине, что их наступление развивалось в соответствии с разработанной стратегией «молниеносной войны».

Позднее, когда начались бомбардировки Германии, немцы не рискнули развязать химическую войну из страха перед ответным применением отравляющих веществ по немецким городам. Вполне очевидно, что использование немцами химического оружия в заключительном периоде войны не могло уже оказать существенного влияния на итоги войны, хотя применение ими этого оружия и могло несколько отодвинуть сроки ее окончания.

В 1942 году Соединенные Штаты получили сведения, что Германия готовится применить в широких масштабах отравляющие вещества против Великобритании и СССР и что японцы в ряде случаев уже использовали химическое оружие в войне против Китая. Получив эти сведения, президент Рузвельт выступил 5 июня 1942 года с заявлением, в котором указал, что применение отравляющих веществ против Китая или какой-либо другой страны, входящей в Объединенные Нации, будет рассматриваться как начало химической войны против Соединенных Штатов и что при таких обстоятельствах США предпримут соответствующие ответные действия.

8 июля 1943 года Рузвельт выступил со вторым заявлением, в котором отметил, что США не прибегнут к применению отравляющих веществ, если противная сторона не начнет их использовать первой. Это было его последним заявлением по поводу политики в отношении химической войны.

Тем не менее химическое оружие в Германии использовалось в концентрационных лагерях, и это страшный факт.

Были отравлены в стационарных специальных помещениях (так называемых душевых) газом «циклон Б» и просто задушены угарным выхлопным газом в передвижных «душегубках» миллионы заключенных. Выше мы уже говорили об отравленных по приговору психиатров 200 тыс. немцев.

После Второй мировой войны эпицентр разработки химического оружия переместился из Германии за океан, в США. Помимо дальнейшего совершенствования нервно-паралитических газов (появляется «плеяда» так называемых V-газов, во много раз более токсичных, чем зоман), ведутся самые интенсивные разработки психохимического оружия, действующего на мозг и центральную нервную систему. Психохимические вещества временно выводят противника из строя, либо «сбивая его с ног», либо «сбивая с толку». Сюда причислены многие из галлюциногенов природного или синтетического происхождения — ЛСД, псилоцибин, мескалин и их производные.

Химическое оружие после войны не только разрабатывалось, но и применялось. Американцы использовали его во время войны в Корее в 1952–1953 годах и во Вьетнаме 10 лет спустя. Например, только за первую половину 1966 года в Южном Вьетнаме с американских самолетов было сброшено более 1 млн 300 тыс. галлонов отравляющих веществ на общей площади около 21 тыс. га. До сих пор значительная часть территории Вьетнама напоминает безжизненную пустыню.

Сейчас массированное применение отравляющих веществ маловероятно, слишком пристально следит за этим мировое сообщество. Однако для их использования всегда находятся какие-то лазейки.

Так, спецслужбы США и других стран широко используют для различных операций, а также при разгоне демонстраций вещества, обладающие раздражающим действием. Еще чаще применяют всевозможные слезоточивые газы. Эти, а также многие другие отравляющие вещества закачивают в баллончики, которые используют как в целях защиты, так и в целях нападения.

Такие баллончики получили широкое хождение и в нашей стране. Не исключено, что какие-нибудь умельцы смогут начинить их нервно-паралитическими газами или кожно-нарывными веществами типа иприта.

А кроме того, к химическому оружию относится и радиологическое, основанное на использовании радиоактивных веществ, для поражения живой силы ионизирующими излучениями, заражения местности, акватории, воздуха, военной техники и других объектов. Радиоактивные вещества, для этих целей могут быть выделены из продуктов отходов действующих ядерных реакторов или получены специально путем воздействия потока нейтронов на различные химические элементы для образования изотопов, обладающих наведенной радиоактивностью. В боевых целях можно использовать эти ионизирующие излучения. Их эффект можно представить достаточно наглядно: если открыть закрытый контур ускорителя в Дубне, по которому движутся электроны и позитроны, то от живого в окрестностях ничего не останется.

Работа над созданием технологии применения радиационного оружия не останавливается ни на минуту, а это значит, что химическое оружие не запрещено полностью, найдена и тут лазейка, и, как увидим, не одна.

Отравляющие вещества извечно находятся в центре внимания всевозможных банд и криминальных группировок.

Достаточно еще раз напомнить о зариновой атаке в токийском метро, предпринятой бойцами Секо Асахару.

Ученые сейчас разрабатывают такие технологии ведения войны, которые практически не затрагивают самого человека. Известны, например, вещества, практически полностью уничтожающие силу трения. Распылите их над аэродромом — и он надолго будет выведен из строя. Диверсанты могут вывести из строя участки дорог, мосты, даже лестницы и технологическое оборудование. Другие химикаты, напротив, намертво склеивают вещи между собой и могут вывести из строя двигатель или движущиеся части оружия. Существуют жидкости, делающие металлы хрупкими. Достаточно нанести такую жидкость с помощью баллончика или маркера на металлические конструкции — например на опоры моста, — и они станут хрупкими, как стекло… Фактически это означает создание сверхклейких, сверхскользких, быстро твердеющих, затемняющих оптические элементы, засоряющих фильтры веществ. Кстати, существуют планы получения бактерий, которые, попадая в резервуары с топливом, очень быстро превращают его в непригодное для использования желе.

В дело идут лакриматоры

Во время Первой мировой войны было использовано около 600 тонн лакриматоров (слезоточивых веществ). Сейчас их используют для разгона демонстраций, для проведения специальных операций. Кроме того, лакриматоры (от лат. lacrima — слеза) — основной тип веществ, закачиваемых в баллончики для самообороны. Действие этих веществ на организм состоит в раздражении слизистых оболочек глаз и носоглотки, что приводит к обильному слезотечению, спазму век, обильным выделениям из носа. Указанные эффекты проявляются почти мгновенно — в течение нескольких секунд.

Лакриматоры раздражают нервные окончания, расположенные в конъюктиве и роговице глаз, а те вызывают защитную реакцию: стремление слезами смыть раздражитель и закрывание век, которое может перейти в спазм. Если глаза закрыть, то слезы удаляются через нос, смешиваясь с выделениями из самого носа. Разрушения слизистых при действии низких концентраций слезоточивых газов не происходит, поэтому после прекращения их действия все функции восстанавливаются. Однако длительное применение лакриматоров может привести к развитию светобоязни, которая продолжается несколько суток.

Наиболее известны такие лакриматоры, как хлорциан, использовавшийся в качестве боевого отравляющего вещества еще в Первую мировую войну (с 1916 г.), хлорацетофенон, широко применяемый американцами во Вьетнаме и португальцами в Анголе, бромбензилцианид, хлорпикрин. Помимо слезоточивого, эти вещества обладают еще общеядовитым (хлорциан), удушающим (все лакриматоры), кожно-нарывным (хлорацетофенон) действием.

Как бы там ни было, пока химическое оружие не уничтожено (а произойдет это, по всей видимости, еще не скоро), опасность его применения остается.

Имеется опасность и другого рода — экологическая. Так, после окончания Второй мировой войны огромные количества боевых отравляющих веществ (около 200 тыс. тонн) были затоплены в прибрежных водах Балтийского моря. Под действием морской воды за прошедшие полвека емкости с боевыми ядами, а это в основном иприт, стали ветхими, некоторые из них уже разрушаются.

Тяжелый иприт скапливается в виде маслянистых озер на дне Балтики, при этом практически не разлагаясь. За счет своей прекрасной растворимости в нефтепродуктах и жирах он в составе нефтяных пятен разносится по всему балтийскому побережью, накапливается в рыбе.

Вместе с ипритом захоронен и содержащий мышьяк люизит, ядовитость которого еще выше. Если произойдет массовый выброс боевых ядов, то глобальной экологической катастрофы не избежать. На территории России и вблизи ее границ есть много и других точек, где соседство людей со сверхтоксичными отравляющими веществами гораздо более тесное, чем это допустимо…

Найти и уничтожить

В самой России только на военной базе «Щучье», по данным СМИ, хранится почти 2 млн активных снарядов. В них содержится 5,4 тысячи тонн зарина, зомана и нервно-паралитического газа VX. Теоретически этого хватит, чтобы уничтожить все население Земли несколько раз. В эпоху терроризма, сделавшего своей целью массовое убийство, эти снаряды пугают экспертов по безопасности больше, чем ядерное оружие.

Химические снаряды малы, их легко транспортировать и привести в действие, и их миллионы. «Щучье» — одно из 7 российских хранилищ, где находится 40 тыс. тонн химических агентов, самый большой в мире арсенал, хотя на некоторых складах хранятся крупные снаряды или аэрозольные контейнеры. Из-за уязвимости портативных снарядов «Щучье» находится в фокусе международной программы стоимостью миллиарды долларов, цель которой — строительство объектов для утилизации, а также является показательным примером проблем, с которыми сталкивается программа.

США потратили 10 млн долларов на укрепление безопасности базы. Почти 2 млрд долларов, полученных от доноров в Британии, Канаде, Италии, Швейцарии, России и, конечно, в США, вложено в огромный завод по утилизации, находящийся в 15 км от базы. Завод уже должен был вступить в строй, но строительство началось с опозданием из-за нехватки денег у России, бюрократических проволочек и того, что американскому конгрессу понадобилось три года, чтобы утвердить финансирование. Сегодня в березовом лесу наконец-то выросли два строения, похожие на ангары.

Если теперь все пойдет по графику, с 2008 года сюда по специально построенной железнодорожной ветке начнут прибывать поезда со снарядами. Отравляющие вещества будут расщеплять на компоненты, которые затем соединят с битумом. Работая с полной нагрузкой, завод сможет утилизировать запасы «Щучьего» всего за три года, к 2012 году, когда Россия обязалась уничтожить свои арсеналы, подписав Конвенцию о химическом оружии 1997 года.

Адам Инграм, заместитель министра обороны Британии, недавно побывал в «Щучьем», чтобы увидеть, как Британия потратила 27 млн долларов, выделенных на водоснабжение и энергоснабжение объекта. Всего Британия обещает выделить на утилизацию российского химического оружия 100 млн долларов. Инграм отметил значительный прогресс. «Есть силы, которые только и мечтают добраться до таких материалов, и мы обязаны помешать им», — заявил он.

Все равно отравят

С 1957 года в США усиленно пропагандируются и ведутся исследовательские работы по применению для военных целей особых веществ, получивших название психохимических. В том же году о них впервые публично доложил генерал с характерной фамилией — Кризи Госдепартаменту США. В 1959 года был представлен Комитету конгресса доклад и кинофильм о подразделениях войск США, подвергнутых воздействию такого вещества, а также о военнослужащих, на которых распыляли вещество, вызывающее временный паралич мускулатуры.

Разрабатываются два типа психохимических веществ. Первая группа таких веществ получила название, «психохимикаты», или: ОВ психотомиметического действия (вещества психогенного действия, или галлюциногены), так как они вызывают временное нарушение психики человека, острый психоз типа шизофрении, сопровождающийся галлюцинациями. Вторая группа веществ получила название «физикохимикаты», так как они вызывают временное нарушение физического состояния организма — временный паралич мускулатуры. По мнению военных специалистов США, эти вещества могут вызвать дезорганизацию войск, штабов, а также могут применяться для подавления беспорядков и мятежей. Нам неизвестно, какие точно вещества будут или могут применяться в качестве таких ОВ (кроме «стандартного» вещества BZ, которое принято в США), поэтому можно говорить лишь о типах таких веществ, известных из фармакологии.

Известные из фармакологии вещества психотомиметического действия подразделяются на две группы:

1. Психохимикаты (психотомиметики) растительного происхождения типа ДЛК: ДЛК, псилоцибин, гармин, буфотенин, мескалин, диметилтриптамин, андренохром и др.

2. Синтетические психохимикаты, производные бензиловой кислоты, оказывающие атропиноподобное действие: BZ, дитран, N-метил-З-пиперидилбензилат, N-этил-З-пиперидилбензилат и др.

Не секрет, что многие из этих веществ используются наркоманами.

Химическое оружие запрещено, но чем же тогда являются диоксины? Только ли «нежелательными последствиями человеческой деятельности»? Да и что это за определение: «нежелательные последствия…», когда речь идет о сильнейшем отравляющем соединении, занимающем третье место по токсичности среди всех известных ядовитых веществ.

Отрава XXI века

Диоксины являются малоизученными веществами по причине их относительно недавнего обнаружения и сложности анализа. О диоксинах существует множество диаметрально противоположных мнений. Приводятся данные, что диоксины находятся в ископаемых образцах как продукт горения, вулканической деятельности, может быть, даже деятельности бактерий. Но все же подавляющее количество диоксинов попадает в окружающую среду благодаря человеческой деятельности.

Диоксины поступают в окружающую среду в результате сжигания мусора, выплавки стали и работы целлюлозно-бумажных комбинатов, химических заводов, использующих в качестве сырья галогены и хлорсодержащие вещества. Диоксины образуются в результате неполного сгорания органических веществ в присутствии хлора. Даже горение топлива в двигателе автомобиля является источником образования диоксинов. Общее количество диоксинов, образующееся ежегодно в результате деятельности человека, исчисляется несколькими килограммами, но это настолько опасные вещества, что и эти несколько килограммов, рассеянные по земному шару, производят сильный негативный эффект.

В настоящее время диоксин является самым токсичным рукотворным ядом, уступающим по опасности только двум веществам природного происхождения: токсину ботулизма и токсину дифтерии. Необходимо оговориться, что не все диоксины обладают такой токсичностью. Наиболее ядовит тетрахлородибензопарадиоксин, его аналог дибензофуран и несколько диоксинов с пятью атомами хлора. Диоксин токсичнее цианида в 60 тыс. раз. Смертельную дозу диоксина для человека оценивают 50 мкг. Чтобы представить себе, сколько это, надо разделить какую-нибудь таблетку весом 50 мг на 1000 частей. Человеческий глаз может и не рассмотреть такое количество.

Токсикологические свойства диоксинов не изучены, и в разных странах максимально допустимые ежедневные дозы диоксинов для человека различаются в 10 000 раз. Провоцируемая ими болезнь кожи известна с 1948 года, когда это заболевание было признано профессиональным для людей, занятых в производстве хлорсодержащих веществ. Но из-за сложности анализа (ведь приходится иметь дело с концентрациями порядка 10-9 г, которые редкое оборудование почувствует) свойства диоксинов, их воздействие и распространение были изучены очень слабо. На всем пространстве бывшего СССР найдется лишь несколько лабораторий, способных выполнять анализ диоксинов, цена которого измеряется сотнями долларов.

Установлено, что диоксины влияют на кожу, поражают печень, желудок, разрушительно воздействуют на нервную систему. Существует предположение, что диоксины являются сильными канцерогенами. Хотя некоторые исследователи склоняются к тому, что диоксины, имеющие родство с некоторыми рецепторами и жизненно важными макромолекулами, меняют их пространственную структуру, например ДНК, и делают их более подверженными воздействию других канцерогенов. Это значит, что диоксины являются своеобразным катализатором рака и веществом, подавляющим иммунитет подобно вирусу СПИДа.

Являясь липофильными соединениями, диоксины накапливаются в жировой ткани, печени, проявляя свое воздействие и через 15, и через 25 лет. Диоксины не производятся в промышленном масштабе, они являются побочными продуктами некоторых органических синтезов. Вооруженные силы США в свое время обрабатывали большие территории Вьетнама, Камбоджи и других стран, в которых велись боевые действия, дефолиантами, производными хлорфенолуксусных кислот, в которых, как примесь, содержались диоксины. У людей, работавших с этими дефолиантами, зафиксированы случаи рождения детей с врожденными уродствами.

Таким образом, стало ясно, что диоксины оказывают отдаленное воздействие на будущие поколения, они меняют генетическую структуру клетки.

В Советском Союзе, как и в других странах мира, были аварии на заводах, приводившие к загрязнению окружающей среды диоксинами. Уфа, Стерлитамак и некоторые другие города печально известны диоксиновым загрязнением. Тогда с диоксинами боролись экологи, отчасти — медики.

Биологическое оружие

Действие биологического оружия основано на использовании болезнетворных свойств микроорганизмов (бактерий, риккетсий, грибков, а также вырабатываемых некоторыми бактериями токсинов). В Древнем Египте знали, чем можно отпугнуть мародеров от богатых захоронений. Склепы фараонов были окружены мифами о проклятии, которое падет на голову нечестивца, посягнувшего на священную гробницу. Многие до сих пор верят, что вторжение во внутренние помещения пирамид грозит смертью смельчаку, который первым на это отважится.

О «проклятии фараонов» сложено много легенд. С этими легендами связано множество предрассудков, которые, однако, имеют реальную основу. Когда вскрывают помещение, закрытое тысячи лет назад, туда врывается струя свежего воздуха, и от сквозняка приходят в движение плесневые грибки, веками лежавшие в слое пыли. Не все виды плесневых грибков вредны для человека, но многие из них могут вызывать тяжелые, даже смертельные болезни.

«Возможно, в древности люди уже использовали биологическое оружие», — высказал предположение Готтард Крамер, биолог-почвовед из университета в Лейпциге. Крамер специализируется на исследовании микроорганизмов, населяющих древнейшие захоронения. Он считает, что существовавший в Древнем Египте обычай оставлять в гробницах пищу якобы в качестве припасов для отправляющегося в мир иной покойника, служил, по-видимому, для размножения плесневых грибков. Продукты портились, на них вырастала плесень и пропитывала смертоносным ядом все пространство гробницы.

Современные археологи осознают реальность грозящей им опасности, поэтому многие из них работают в пирамидах и подземельях в респираторах, а иногда надевают герметичные защитные костюмы. «Профессиональные объединения ученых-археологов уже разработали меры защиты», — говорит Крамер.

Микроскопические грибки, поднятые потоками воздуха, попадают человеку не только в дыхательные пути, они поражают слизистую оболочку глаз, имеют свойство проникать в организм через кожу, поэтому без защитного костюма от них не спастись.

Дерматолог из немецкого города Трир И. В. Гробе и руководитель кожной клиники в Аахенском университете Г. Мерк составили перечень грибков, встречающихся в древних гробницах. Во всех пробах были обнаружены три грибка. Это очень опасная «троица». Комбинированные грибковые инфекции часто поражают жизненно важные органы, что обычно заканчивается смертью человека.

Немецкие дерматологи обследовали археологов, которые производили раскопки древних захоронений. Результаты были — неожиданные — грибковые заболевания ногтей, ступней ног и кожи головы, которые были обнаружены у археологов, можно спокойно подхватить в гостиничной душевой или на пляже.

«Я сам удивляюсь, — писал И. В. Гробе, — что мы обнаружили лишь безобидные грибки». Несмотря на то что обследованные археологи работали в подземных склепах без респираторов и беззаботно ходили по древней пыли в пляжных шлепанцах, они ничем опасным не заразились. Ученый из Аахена и его коллега из Трира пришли к выводу, что в замкнутом пространстве подземных помещений 90 % всех микроорганизмов давно уже умерли, а, кроме того, риск заболеть после заражения грибками всех видов не слишком высок. Только люди с ослабленной иммунной системой, ВИЧ-инфицированные, больные диабетом или перенесшие операцию по пересадке органов могут умереть от грибковой инфекции.

Если так обстоит дело с археологами, то для туристов риск еще меньше. Они могут спокойно бродить везде, куда их пускают организаторы экскурсий. Но искатели приключений и мародеры-кладоискатели, которые на свой страх и риск ищут нетронутые могилы фараонов и других древних владык, должны помнить, что «проклятие фараонов» — вымысел, но неизвестно, с какими веществами можно столкнуться в разрытом могильнике.

…Переброска через стены осажденных крепостей трупов людей или животных, погибших от заразных заболеваний, имеет такую же давность, как и сами войны с использованием крепостей. Заражение колодцев и других источников питьевой воды трупами людей и животных, погибших от инфекционных болезней, практиковалось с незапамятных времен в течение многих веков.

Биологическое оружие применяли и монгольские орды. В 1346 году при штурме Феодосии они забросили в осажденную крепость трупы, зараженные чумой. Разбежавшиеся защитники города разнесли затем чуму по всей Европе. И за пять лет от монгольского биооружия на континенте погибли 25 млн человек!

Известно много примеров, когда французы, испанцы и англичане преднамеренно распространяли оспу среди американских индейцев. Поскольку оспа среди них ранее никогда не отмечалась, они к этой болезни были особенно восприимчивы, так как у них совершенно отсутствовал иммунитет против этого заболевания. Миллионы индейцев умерли от оспы за очень короткий период времени.

Генерал Шерман в своих мемуарах о Гражданской войне в Америке отмечает, что войска южных штатов при отступлении из Виксберга загоняли сельскохозяйственных животных в пруды и расстреливали их там. Этим самым они задерживали своих преследователей, так как вынуждали их очищать водоемы от зловонных трупов. Поскольку в мемуарах Шермана отсутствует какое-либо осуждение описанной им практики заражения источников воды, проводимой южанами, можно полагать, что подобной тактики придерживались обе воюющие стороны.

Во время Второй мировой войны, в 1942-м, Япония применила биооружие — бактерии чумы, сибирской язвы и тифа в Маньчжурии.

Немцы в свою очередь разработали эффективный способ распыления с воздуха смертоносных вирусов. Их агенты заражали также вьючных животных сибирской язвой и сапом, чтобы распространить сыпной тиф в частях Красной Армии. В 1943–1944 годах на путях наступления советских войск в специальных концлагерях создавались эпидемические очаги. Сюда привозили больных и размещали их среди здоровых. Материалы Нюрнбергского процесса (1945–1946) показали, что фашистская Германия деятельно готовилась к применению биологического оружия.

Невидимые твари

Хотя военная история и не знает примеров применения научно-разработанных биологических средств поражения, тем не менее отдельные эпизоды использования в войне возбудителей болезней, даже и ограниченные по своим масштабам, показывают, что биологическое оружие скрывает в себе огромные потенциальные возможности. Именно инфекционные болезни, а не военные неудачи явились причиной поражения крестоносцев.

Несмотря на то что точные данные о потерях во время Гражданской войны в Америке отсутствуют, отдельные факты указывают на то, что из каждых десяти погибших человек девять умерли в результате инфекционных заболеваний. При этом следует иметь в виду, что число людей, которые в результате болезней хотя и не погибли, но потеряли боеспособность, было чрезвычайно велико. Желтая лихорадка в течение многих веков являлась страшным бичом для населения южных стран. Известно, что из 27 тыс. солдат и офицеров, находившихся под командованием английского адмирала Э. Вернона и участвовавших в 1741 году в кампании в Мексике и Перу 20 тыс. умерли от желтой лихорадки.

Начиная с 80-х годов XX века биологическое оружие привлекает к себе различного рода террористические группировки. Так, в 1984 году при обыске на нелегальной парижской квартире немецкой левоэкстремистской группировки «Фракция Красной армии», полиция обнаружила флакон с бактериями ботулина, вырабатывающими опасный нервно-паралитический газ. Позднее аналогичная находка была обнаружена при обыске в штаб-квартире японской секты «АУМ Синрике».

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), на сегодняшний день 44 различных вируса, бактерий и грибков могут считаться биологическим оружием. Самые опасные из них — сибирская язва (антарекс), чума, черная оспа и ботулин. Пока нет 100-процентной гарантии, что разработанная против сибирской язвы вакцина поможет всем.

Ведь заболевание начинается как обычный насморк, а затем переходит в воспаление легких, и его еще надо вовремя распознать. К тому же количество вакцины, которую делают пока только в Англии, весьма и весьма ограниченно. То же самое можно сказать и о вакцине против еще одного страшного вирусного заболевания — черной оспы.

К 1980 году ее удалось победить во всех странах мира. Но если сегодня вдруг эта чума опять проявится, то вакцины против нее у человечества не так уж много. В США не наберется и 5 млн доз. По всему миру их не более 50-100 млн, которых хватит разве что на одну-две средних по населению страны, не более.

Так что по большому счету наша цивилизация пока явно не готова к проявлению масштабного биотерроризма. Этот вывод содержит специальный доклад «Медицинские аспекты биологического и химического оружия», подготовленный специальной группой Всемирной организации здравоохранения под руководством бывшего премьер-министра Норвегии Гру Харлем Брунтланд.

В документе прямо говорится о том, что человечеству уже сейчас надо быть готовым противостоять сознательному распространению массовых эпидемий, а такое распространение, по сути, и означает биотерроризм.

Сталин разгневан

В состав биологического оружия входят рецептуры болезнетворных микроорганизмов и средства доставки их к цели (ракеты, авиационные бомбы и контейнеры, аэрозольные распылители, артиллерийские снаряды и др.). Это особо опасное оружие, так как оно способно вызывать на обширных территориях массовые опасные заболевания людей и животных, оказывать поражающее воздействие в течение длительного времени, имеет продолжительный скрытый (инкубационный) период действия. Микробы и токсины трудно обнаружить во внешней среде, они могут проникать вместе с воздухом в негерметизированные укрытия и помещения и заражать в них людей и животных.

Основным признаком применения биологического оружия являются симптомы и проявившиеся признаки массового заболевания людей и животных, что окончательно подтверждается специальными лабораторными исследованиями.

В качестве биологических средств могут быть использованы возбудители различных инфекционных заболеваний: чумы, сибирской язвы, бруцеллеза, сапа, туляремии, холеры, желтой и других видов лихорадки, весенне-летнего энцефалита, сыпного и брюшного тифа, гриппа, малярии, дизентерии, натуральной оспы и др.

Узнав о зверствах японских биологов в Харбине, сам Сталин был в ярости. В конце декабря 1949 года в Хабаровске партийное начальство велело распространить по комсомольским организациям и трудовым коллективам билеты на показательный процесс. Двенадцать японских врачей и военных чиновников, проводившие исследования в секретном отряде 731 недалеко от Харбина, обвинялись в создании бактериологического и химического оружия и экспериментах на живых людях.

Врачи убивали. Ради науки? Заседания начались согласно заведенному порядку, публика тихо сидела в партере и на балконах хабаровского Дома офицеров Советской Армии. Но извращенность преступлений потрясла слушателей.

Выпускники медицинских университетов заражали свои жертвы тифом, сибирской язвой, холерой и бубонной чумой, затем распространяли эти болезни по китайским деревням. Трехдневного младенца искололи иглами и опустили в ледяную воду. Вскрывали живых людей без анестезии. Надрывающихся от крика женщин разрезали, чтобы посмотреть на их репродуктивные органы.

«В первый день в городе все было тихо, — вспоминал Георгий Пермяков, который был главным переводчиком на этом трибунале. — Но каждый день было по два заседания, утреннее и вечернее, и когда присутствующие на первом заседании вышли, они начали рассказывать об услышанном. Вечером уже весь город говорил об этом».

К началу второго дня толпа негодующих горожан окружила здание. Партийные лидеры, чтобы «показать кровавую сущность японского милитаризма», включили на улице громкоговорители.

Люди узнали новые подробности о врачах, называвших свои жертвы «бревнами», и о кошмарных экспериментах: инъекции в организм крови животных, заражение сифилисом, подвешивание вниз головой до тех пор, пока человек не умрет, удаление желудка и пришивание пищевода к кишкам, ампутация рук и пришивание их с обратной стороны. Около 10 тыс. человек погибли в 26 известных японских фабриках смерти в Китае, в других оккупированных странах и даже в самой Японии. Полевые испытания, проведенные отрядом 731 и другими бактериологическими и химическими лабораториями в Китае, стоили жизни 250 тыс. человек. Кстати, генерал Сиро Исии, командир отряда, так сказать японский Менгеле, и его подручные избежали трибунала, поскольку их сразу же взяли «под крыло» американские оккупационные власти, заинтересованные в использовании результатов исследований отряда 731. Правда, Токийский суд низшей инстанции признал, что императорские войска вели в Китае биологическую войну.

«Убил бы!»

В России раз от разу повторяются случаи, которые нельзя считать ни применением оружия, ни биотерроризмом, но то, что это биоразгильдяйство, — точно. И результаты этого биоразгильдяйства впечатляют.

В июне 2005 года во Ржеве Тверской области и его окрестностях произошло массовое заражение населения гепатитом А (желтухой). Виновным объявили местный пивзавод, который, как позже выяснилось, оказался ни при чем. В начале октября в Нижнем Новгороде вспыхнула эпидемия того же гепатита А. К 22 октября 2005 года заболевших желтухой было более 2000 человек. И в том и в другом случае источник инфекции так и не был найден.

В конце октября того же года 110 учеников сельскохозяйственного лицея в Волгограде заболели сальмонеллезом. Источником заражения назвали повара, болевшего и продолжавшего работать. Первого ноября поступило сообщение из Благовещенска Амурской области о заболевании 100 человек дизентерией. Пятого ноября из Иркутской области сообщили о заболевании десятков учеников гимназии той же дизентерией. Шестого ноября сотни пассажиров, в большинстве детей, поезда «Адлер — Москва — Санкт-Петербург» получили пищевое отравление. Питались они продуктами, производимыми в пищеблоке туркомплекса «Дельфин».

Во время эпидемии гепатита А в Тверской области в Москве был убит микробиолог, в Зубцове покончил с собой врач-инфекционист. Загадочные обстоятельства. Следует обратить внимание на схожесть возникновения очагов заболеваний, приводящих к эпидемиям и даже к гибели граждан.

Тогда же в Госдуме прозвучала страшная цифра: «В России от лекарств умирает 70 тыс. человек в год». Казалось бы, Минздрав должен вмешаться, принять экстренные меры по пресечению попадания в аптеки лекарств неизвестного происхождения и импорта явно опасных препаратов. Однако таких мер никто не принимал, да и не мог принять, так как производители и рекламодатели не позволят снова ввести отмененную в 2004 году сертификацию лекарств.

Болеют животные. По Англии несколько лет назад прокатилась волна коровьего бешенства. Были забиты сотни и сотни тысяч животных, но волна прокатилась, английские фермеры получили свои страховые выплаты без всякой головной боли: а удастся ли продать мясо? И на этом сердце европейцев успокоилось. А вот с птичьим гриппом посложнее. Об этой болезни, поражающей пернатых, а от них и людей, мир узнал совсем недавно. До конца XX века и названия такого не было.

Еще на рубеже 1980-х и 1990-х годов на окраине Волгограда люди стали умирать от неизвестной болезни. Как показало расследование, инфекцию занесли перелетные птицы, прилетевшие из Турции, между прочим, члена НАТО. Был ли это сегодняшний птичий грипп или какая-то другая инфекция — неизвестно. Но вот уже в 2005 году заговорили о птичьем гриппе.

Юго-Восточная Азия и Китай. В пораженных районах сожгли миллионы тушек домашней птицы. Инфекцию весной разносили перелетные птицы с юга на север. Но вот наступила осень, и птицы полетели с островов Арктики, севера России, из Норвегии на юг, в теплые страны. И принесли птичий грипп в Западную Сибирь и Центральную Россию. Откуда же взялся этот самый пернатый грипп? Вопрос, видимо, из разряда риторических.

Для поражения животных, наряду с возбудителями сибирской язвы и сапа, возможно применение вирусов ящура, чумы рогатого скота и птиц, холеры свиней и др.; для поражения сельскохозяйственных растений — возбудителей ржавчины хлебных злаков, фитофтороза картофеля и других заболеваний.

Заражение людей и животных происходит в результате вдыхания зараженного воздуха, попадания микробов или токсинов на слизистую оболочку и поврежденную кожу, употребления в пищу зараженных продуктов питания и воды, укусов зараженных насекомых и клещей, соприкосновения с зараженными предметами, ранения осколками боеприпасов, снаряженных биологическими средствами, а также в результате непосредственного общения с больными людьми (животными). Ряд заболеваний быстро передается от больных людей к здоровым и вызывает эпидемии (чумы, холеры, тифа, гриппа и др.). К основным средствам защиты населения от биологического оружия относятся: вакцино-сывороточные препараты, антибиотики, сульфамидные и другие лекарственные вещества, применяемые для специальной и экстренной профилактики инфекционных болезней, средства индивидуальной и коллективной защиты, используемые для обезвреживания возбудителей, химические вещества.

Очагом биологического поражения считаются города, населенные пункты и объекты народного хозяйства, подвергшиеся непосредственному воздействию бактериальных (биологических) средств, создающих источник распространения инфекционных заболеваний. Его границы определяют на основе данных биологической разведки, лабораторных исследований проб из объектов внешней среды, а также выявляют больных и пути распространения возникших инфекционных заболеваний. Вокруг очага устанавливают вооруженную охрану, запрещают въезд и выезд, а также вывоз имущества и т. д.

Оглавление книги


Генерация: 0.498. Запросов К БД/Cache: 3 / 1