Глав: 9 | Статей: 34
Оглавление
Эта книга написана десятками авторов, которые в СМИ и интернет-изданиях стремятся показать, что созданы и реально угрожают человечеству качественно новые виды вооружений. Некоторые из них кто-то, не лишенный юмора, назвал «нелетальными». Сергей Ионин предлагает новый термин — «параллельное оружие», то есть оружие, которое не рассматривается на международных конференциях и саммитах, не фиксируется в документах по ограничению различных вооружений, но это такое оружие, которое, пожалуй, будет пострашнее уже существующего.

Издание представляет интерес для самого широкого круга читателей: остро поставленный автором вопрос — чем и как нас будут убивать в XXI веке? — никого не оставит равнодушным.

ЭТНИЧЕСКОЕ (ГЕНЕТИЧЕСКОЕ) ОРУЖИЕ

ЭТНИЧЕСКОЕ (ГЕНЕТИЧЕСКОЕ) ОРУЖИЕ

Химическое и биологическое оружие запрещено, как мы уже говорили, но хитроумные «яйцеголовые» всегда найдут выход из самой безнадежной ситуации. Как и в случае с водородной бомбой, так и в случае с ОМП нашли выход. Поменяли этикетки. Так появилось этническое оружие, которое представляет собой собственно вид химического или биологического оружия, предназначенного для поражения отдельных этнических и расовых групп людей путем целенаправленного химического или биологического воздействия на клетки, ткани, органы, системы организма человека, обладающие определенными внутривидовыми групповыми наследственными особенностями.

Наукой доказано, что каждая человеческая раса имеет собственный индивидуальный генетический код: коли уж нет на планете двух совершенно идентичных по всем «параметрам» личностей, попробуйте подогнать хотя бы два народа под одно лекало. Тем не менее именно генетическая разноголосица и является базовой основой нового оружия. Посредством генной инженерии, к примеру, можно создать вирус печально известной «испанки-М», поражающей не всех поголовно, а лишь одну, отдельно взятую нацию. Более того, творцы нового оружия уверяют, что в принципе реально «смешать» и такую «генетическую отраву», которая весьма избирательно уничтожит, допустим, всех черных или узко- либо синеглазых. Благодаря достижениям в сфере генной инженерии можно создать при минимуме финансовых затрат столь опасные штаммы болезней, в сравнении с которыми классическая «испанка» покажется безобидным насморком. И наделить их такой жизнестойкостью, что любые применяемые медицинские препараты лишь ухудшат ситуацию, подстегнув динамику развития эпидемии. К примеру, от оспы, если прислушаться к голосу бесстрастной статистики, умирает примерно каждый третий инфицированный. Спасение — в вакцинации. Однако намеренно генетически скорректированный вирус оспы не возьмет ни одна вакцина. Превосходство генетически модифицированных вирусов над своими хрестоматийными предшественниками — их уникальная живучесть после распыления, чему в немалой степени способствуют определенные экологические условия, которые и без помощи биологических агентов в прямом смысле слова отравляют жизнь представителей homo sapiens, породивших их в силу своей варварской цивилизованности.

В ряду этих же «достижений» находятся: клонирование человека, репродукция жизненно важных органов, генетически измененные продукты, в том числе и питания, влияние которых на организм человека еще недостаточно изучено, а потому они вполне могут представлять собой первые образцы «вкусного оружия» будущего, намеренно созданного для той или иной расы.

Причем действующего избирательно, в зависимости от пола, возраста и различных антропологических признаков, которые выявляются путем анализа структуры ДНК, хранящей генетический код. Сегодня, в частности, известно около 50 человеческих этносов, различимых на генетическом уровне. Исходя из этого факта, Британская медицинская ассоциация уверена: с помощью генетического оружия можно уничтожать даже отдельные группы внутри этих этносов. «В ближайшее десятилетие может быть создано генетическое оружие массового уничтожения, — утверждают эксперты ассоциации. — Быстро прогрессирующее развитие генетики способно уже довольно скоро стать причиной проведения невиданных по масштабу этнических чисток».

Согласитесь, звучит достаточно угрожающе.

Неуловимый Менгеле

«Файненшнл таймс» в свое время информировала общественность, что в секретной лаборатории ЮАР проводились работы по разведению бактерий, способных делать людей с черной кожей бесплодными, что признал не так давно доктор Даан Гузен, возглавлявший тогда южноафриканский Центр химической и биологической войны. Справедливости ради надо сказать, что первым идеологом нового средства убийства был доктор Йозеф Менгеле, нацист, проводивший генетические эксперименты над людьми в концентрационном лагере Освенцим.

Йозеф Менгеле, самый известный из нацистских преступников-врачей, родился в Баварии в 1911 году. Изучал философию в Мюнхенском университете и медицину во Франкфуртском. В 1934 году вступил в СА и стал членом национал-социалистической партии, в 1937 году вступил в СС. Работал в Институте наследственной биологии и расовой гигиены. Тема диссертации: «Морфологические исследования строения нижней челюсти представителей четырех рас». После начала Второй мировой войны в качестве военного врача служил в эсэсовской дивизии «Викинг» на территории Франции, Польши и России. В 1942 году получил Железный крест за спасение двух танкистов из горящего танка. После ранения гауптштурмфюрер СС Менгеле был признан негодным к строевой службе и в 1943 году назначен главным врачом концлагеря Освенцим. Заключенные вскоре прозвали его «ангелом смерти».

Помимо своей основной функции — уничтожения «неполноценных рас», военнопленных, — коммунистов и просто недовольных, — концлагеря выполняли в нацистской Германии и еще одну функцию. С приходом Менгеле Освенцим стал «крупным научно-исследовательским центром». К сожалению, круг «научных» интересов Йозефа Менгеле был необычайно широк. Начал он с работ по «повышению плодовитости арийских женщин». Понятно, что материалом для исследований служили женщины неарийские. Потом фатерланд поставил новую, прямо противоположную задачу: найти наиболее дешевые и эффективные методы ограничения рождаемости «недочеловеков» — евреев, цыган и славян. Искалечив десятки тысяч мужчин и женщин, Менгеле пришел к выводу: самый надежный способ избежать зачатия — это кастрация.

«Исследования» шли своим чередом. Вермахт заказал тему: выяснить все о воздействии холода на организм солдата (гипотермия). Методика экспериментов была самой незамысловатой: заключенного концлагеря обкладывали со всех сторон льдом, «врачи» в эсэсовской форме постоянно измеряли температуру тела… Когда подопытный умирал, из барака приводили нового. Вывод: после охлаждения тела ниже 30° спасти человека, скорее всего, невозможно. Лучшее средство для согревания — горячая ванна и «естественное тепло женского тела».

Люфтваффе, военно-воздушные силы Германии, заказали исследования по теме: влияние большой высоты на работоспособность пилота. В Освенциме построили барокамеру. Тысячи заключенных приняли страшную смерть: при сверхнизком давлении человека просто разрывало. Вывод: надо строить самолеты с герметичной кабиной. Кстати, ни один из таких самолетов в Германии до самого конца войны так и не поднялся в воздух. По собственному почину Йозеф Менгеле, в юности увлекшийся расовой теорией, проводил опыты с цветом глаз. Ему зачем-то понадобилось на практике доказать, что карие глаза евреев ни при каких обстоятельствах не могут стать голубыми глазами «истинного арийца». Сотням евреев он делал инъекции голубого красителя — крайне болезненные и часто приводившие к слепоте. Вывод очевиден: еврея нельзя превратить в арийца. Жертвами чудовищных опытов Менгеле стали десятки тысяч человек. Чего стоят одни исследования воздействия физического и психического истощения на человеческий организм! А «изучение» 3 тыс. малолетних близнецов, из которых выжили лишь 200 человек! Близнецам переливали кровь и пересаживали органы друг от друга. Сестер заставляли рожать детей от братьев. Проводились операции по принудительной смене пола.

Перед тем как приступить к опытам, добрый доктор Менгеле мог погладить ребенка по головке, угостить шоколадкой… Впрочем, главный врач Освенцима занимался не только прикладными исследованиями. Не чуждался он и «чистой науки». Заключенных концлагеря намеренно заражали различными заболеваниями, чтобы проверить на них эффективность новых лекарств.

Одна из бывших узниц Освенцима подала в суд на немецкую фармацевтическую компанию «Байер». Создатели аспирина обвиняются в использовании заключенных концлагеря для испытаний своего снотворного. Судя по тому, что вскоре после начала «апробации» концерн дополнительно приобрел еще 150 узниц Освенцима, проснуться после нового снотворного не смог никто.

Кстати, с системой концлагерей сотрудничали и другие представители немецкого бизнеса. Крупнейший в Германии химический концерн «И.Г.Фарбениндустри» делал не только синтетический бензин для танков, но и газ «циклон Б» для газовых камер того же Освенцима. После войны гигантскую компанию «разукрупнили». Некоторые из осколков «И.Г.Фарбениндустри» хорошо известны в Германии, в том числе и как производители лекарств. И чего же достиг Йозеф Менгеле? Ничего. Имея в своем распоряжении неограниченную возможность для опытов, нацистский изувер ничего не достиг. Нельзя же считать научным результатом вывод о том, что, если человеку не давать спать и не кормить, он сперва сойдет с ума, а потом умрет.

В 1945 году Йозеф Менгеле аккуратно уничтожил все собранные «данные» и сбежал из Освенцима. До 1949 года Менгеле спокойно работал в родном Гюнцбурге на фирме отца. Потом по новым документам на имя Хельмута Грегора он эмигрировал в Аргентину. Паспорт он получил вполне легально, через… Красный Крест. В те годы эта организация занималась благотворительностью, выдавала паспорта и проездные документы десяткам тысяч беженцев из Германии. Возможно, поддельное удостоверение личности Менгеле просто не смогли тщательно проверить. Тем более что искусство подделки документов в Третьем рейхе достигло небывалых высот. Так или иначе, Менгеле оказался в Южной Америке. В начале 1950-х, когда Интерпол выдал ордер на его арест (с правом убить его при задержании), нацистский преступник перебрался в Парагвай. Однако все это было скорее бутафорией, игрой в ловлю нацистов. Все с тем же паспортом на имя Грегора Йозеф Менгеле неоднократно посещал Европу, где остались его жена и сын. Швейцарская полиция следила за каждым его шагом и ничего не делала. В достатке и довольстве человек, повинный в десятках тысяч убийств, дожил до 1979 года. Жертвы не являлись ему во сне. Его душа, если она и имела место быть, оставалась чиста. Справедливость не восторжествовала. Менгеле утонул в теплом океане во время купания на одном из пляжей в Бразилии. А то, что утонуть ему помогли доблестные агенты израильской спецслужбы «Моссад», — скорее всего, лишь красивая легенда.

Патогены и агенты

Бывший министр обороны США Уильям Коэн еще в 1998 году сделал сенсационное заявление о том, что в его распоряжении имеются материалы о разработках «определенных типов патогенов, которые могли бы быть этнически специфичны».

Электронные и печатные СМИ сообщали, что в августе 2002 года ООН спешно десантировала на Мадагаскар специалистов французского Института Пастера для изучения эпидемии неизвестной болезни. Симптомы странного недуга, поразившего свыше 2000 и унесшего жизни 157 человек, мало чем отличались от характеристик обычной простуды, однако зачастую пациенты не протягивали и двух дней. Но главное, что встревожило сотрудников ООН, — эпидемия, по сути, обходила стороной людей иной этнической группы. Не исключено, что французские ученые стали свидетелями одного из испытаний генетического оружия. Причем далеко не первого, если вспомнить те опыты, которые проводили японцы во главе с полковником Исией, осужденным впоследствии за преступления против человечества, на десятках тысяч пленных китайцев в ходе Второй мировой войны.

Продолжая экскурс в историю, уместно привести и высказывание директора ARPA (Агентства по перспективным исследовательским проектам Министерства обороны США), который в 1969 году, выступая перед конгрессом, заявил: «В течение ближайших 5-10 лет можно создать синтетический биологический агент, против которого естественный иммунитет человека будет бессилен». Причем основная ставка делалась на длительный инкубационный период и медленное развитие эпидемии, не поддающейся локализации, чтобы свести на нет любые традиционные карантинные меры. К слову, весьма эффективным претендентом на роль биологического агента считался туберкулез, устойчивый к большинству антибиотиков. Мрачное пророчество американского генерала сбылось: в 70-е годы прошлого столетия, когда появился первый искусственный ген, военные США с его помощью взялись за модификацию самых смертоносных вариантов африканских вирусов Марбурга, Ласса, Эбола, быстро превращающих внутренности людей в однородное желе. И уже к концу того десятилетия эффективность «срабатывания» диверсантов-малюток в зависимости от заданного пола и возраста достигла 90 %! Не отставали от потенциального противника и ученые СССР, Китая, ряда стран Западной Европы. Еще бы! Слишком уж всесильным и удобным оказался новый вид оружия, легко транспортируемый и распыляемый, способный преодолевать большие расстояния в поисках искомых объектов, трудно распознаваемый и, что немаловажно, не оставляющий обратного адреса. Поди докажи его место рождения: безнадежное занятие, если на «посылке» нет почтового штемпеля.

В рамках программы «Геном человека», рассчитанной на 35 лет, но реализованной вдвое быстрее усилиями ученых США и Англии, удалось расшифровать не только человеческую ДНК, но и геномные структуры десятков патогенных бактерий. Настал черед создания нового поколения высокоточного генетического оружия (проект «Протеом»), способного в нужные сроки — от нескольких часов до десятков лет — планомерно уничтожать любые человеческие популяции в соответствии с заданными параметрами, не опасаясь ответного удара.

Более того, представитель все той же Британской медицинской ассоциации, обеспокоенный слишком уж стремительным развитием ситуации, был вынужден заявить: «С помощью этнически нацеленного оружия можно выбивать даже отдельные группы внутри популяций. История войн, в которых многие конфликты имели этническую подоплеку, свидетельствует, сколь опасно это могло бы быть». И будто бы подтверждая эти слова, ученые Центра исследований генома в Кембридже поведали о результатах своих исследований: оказывается, болезнь Альцгеймера куда чаще встречается у белого населения, чем у африканцев. Выходит, самой природой созданы вирусы, способные уничтожать избирательно людей даже внутри этноса. К слову, некоторые СМИ и по сей день упорно мусолят слух о том, что американцы якобы распылили в афганских горах вирус, «нацеленный» на ДНК бен Ладена (образец был получен еще во время учебы Усамы в ЦРУ). Маловероятно, конечно, но почему-то именно этому вирусу, если он не газетная «утка», хочется пожелать счастливой охоты.

Однако не меньшую, а может, и большую опасность для человечества сегодня представляют не эти государственные исследования перспективных средств уничтожения возможного противника, а изыскания частных компаний, специализирующихся на производстве продуктов питания. Им порой и самим доподлинно неведомо, что выпускают они на свет божий из этого потребительского ящика Пандоры с вежливым напутствием «Приятного аппетита!». Достаточно вспомнить скандал, разгоревшийся в США вокруг появившейся в продуктовых магазинах трансгенной кукурузы «Стар Линк», содержащей весьма мускулистый человеческий аллерген, который не переваривается, не разрушается при высокой температуре и может ввергнуть потребителя в состояние анафилактического шока. Примерно в то же время стало известно о столь же опасных трансгенных семенах canola, предназначенных, в частности, для изготовления масла, употребляемого людьми в пищу.

Еще один образчик подобной продукции — японское лекарство L-триптофан с изъянами в технологии изготовления, нашедшее в Америке выгодный рынок сбыта: десятки людей погибли, около тысячи стали инвалидами. Ученые сами признаются: почти все их достижения в молекулярной биологии и генетике, за небольшим исключением, при некоторой минимальной доработке можно использовать в качестве генетического оружия. Немецкие генетики и не мечтали во времена гитлеризма, что их представления о различии рас, о том, что можно воздействовать на гены людей, сортируя их по цвету кожи и национальной принадлежности, сбудутся. Да и в России, где, как принято считать, генетика была запрещена, велись работы по созданию этнического оружия, которое, по понятным причинам, без опоры на генетику немыслимо.

Мы и они

В 1920-е годы в Советской России группа медиков под руководством доктора Манойлова провела исследования 1326 человек, из которых 380 были евреями. В результате с достоверностью 88,6 % ученые научились распознавать в анонимных анализах примеси семитской крови. Это были первые шаги по созданию самого циничного способа массового убийства — уничтожения населения по расовому признаку. В фашистской Германии за разработку этнического оружия отвечал доктор Фоль из подразделения СС «Аненэрбе». Опыты свои он проводил на заключенных концлагеря Освенцим.

В своих исследованиях он использовал не только последние научные достижения, но и древние оккультные знания.

В начале 1970-х биохимик академик Ю. А. Овчинников обратился с письмом в Политбюро ЦК КПСС. В нем он подчеркнул исключительное значение работ по созданию генетического портрета этнических групп — основы нового оружия.

Во всем мире работы над «расовым убийцей» велись в трех направлениях.

Первое из них — создание психогенератора, который является доработанным психотронным оружием. В СССР его изобрел В. В. Белидзе-Стаховский (см. раздел «Психотронное оружие»). Этот генный деструктор, генный модулятор настраивается на волны, которые воздействуют избирательно только на представителей определенной национальности или этнической группы. С помощью такого облучения можно добиться либо зомбирования, либо уничтожения противника. Перед облучением необходимо подготовить контингент — накормить его специальными пищевыми добавками. Их тоже изобрел советский ученый Сергей Юдин еще в 20-х годах прошлого столетия.

Полевые испытания ментального модулятора были проведены в нашей стране Московским институтом психотроники в конце 1970-х.

Второе направление работ над этническим оружием — химико-биологическое. Работы над ним велись в Израиле, в институте «Nes Tziyona», об этом мы подробнее расскажем ниже.

Третье направление — пищевые добавки, то есть использование особенностей образа жизни населения государства, его привычек и традиций. В 1993 году в бюллетене Исследовательского центра французского госпиталя Виллю были опубликованы результаты исследований поставляемых в Россию продуктов. В их составе были обнаружены 22 добавки, являвшиеся психотропными веществами, вызывавшими изменения в организме и психике человека. Продукты эти для продаж в странах НАТО были запрещены.

В 1999 году Министр обороны США Уильям Коэн обнародовал список стран, в которых, по оперативным данным Пентагона, идут работы над созданием определенных типов патогенов, годных для этнической спецификации.

Замечено, что СПИД просто «косит» чернокожих людей с третьей и четвертой группами крови. Чем объяснить загадочные смерти индейцев племени навахо в конце 1990-х? Или облысение белокурых и голубоглазых детей в Черновцах и в одном из районов опять же Украины — эпидемию конвульсивного синдрома у мальчиков славянской внешности.

Можно с полной уверенностью утверждать, что в мире уже применяется этническое оружие, обладающие выборочным летальным воздействием на представителей различных рас. Воздействие этнического оружия может быть обнаружено лишь опосредованно, доказать кто, с какой целью его применил практически невозможно.

В интервью лондонской газете «Индепендент» английский профессор Мэлколм Дэндо, работающий в военно-аналитическом отделе университета города Брэдфорд, сообщил, что технология «этнического оружия» может базироваться на достижениях генной инженерии, причем особые свойства такого оружия полностью блокируют усилия медиков найти «противоядие» для людей, подвергшихся его воздействию.

«По неподтвержденным сведениям, — сообщалось в „Индепендент“, — Ирак мог использовать вирусы оспы животных, в частности верблюда, для „обработки“ войск противника в годы войны в Персидском заливе. Этот вирус, смертельный для европейцев, является абсолютно безвредным для бедуинов».

Исследования

По данным Минздрава Великобритании, большинство английских военных, участвовавших в составе коалиционных сил в освобождении Кувейта от иракской оккупации («Буря в пустыне»), испытывают серьезные проблемы со здоровьем, и десятки человек умирают ежегодно от неизвестного заражения. Характерными проявлениями болезни являются лихорадка, а также сыпь на коже и слизистых оболочках — именно эти симптомы сопровождают смертельную для европейцев оспу среди обитающих в Сирийской пустыне животных.

Но вернемся к исследованиям израильских ученых. Вот что сообщалось несколько лет назад в СМИ:

«…Израиль работает над биологическим оружием, которое могло бы поражать только арабов, но не евреев. Оружие, выбирающее жертвы по этническому признаку, — это ответ Израиля на угрозу химического и биологического нападения со стороны Ирака. В рамках создания этнической бомбы израильские ученые используют успехи медицины по идентификации отличительных генов, которыми обладают некоторые арабы, с тем, чтобы затем создать генетически измененные бактерии или вирусы. Они пытаются использовать способность вирусов и некоторых бактерий изменять ДНК внутри клеток своего проживания. Ученые конструируют смертельные микроорганизмы, атакующие только носителей отличительных генов. Выполнение программы предпринято в биологическом институте Nes Tziyona, основном центре исследований Израиля, для создания тайного арсенала химического и биологического оружия. Здешний ученый сказал, что задача была чрезвычайно сложна, поскольку и арабы, и евреи имеют семитское происхождение. Он, однако, добавил: „Они, однако, преуспели в прицельном выявлении специфических особенностей генетического профиля некоторых арабских общин, особенно у людей из Ирака… Болезнь могла бы быть распространена путем распыления микроорганизмов в воздухе или заражения ими водопровода. Идея еврейского государства, проводящего подобные исследования, уже спровоцировала насилие в некоторых кварталах из-за параллелей с генетическими экспериментами доктора Йозефа Менгеле, нацистского ученого в Освенциме“.

К чести Израиля Деди Зукер, член кнессета, осудил эти исследования. „С точки зрения нравственности, основанной на нашей истории, нашей традиции и нашем опыте, такое оружие — чудовищно, и оно должно быть отвергнуто“, — сказал он. Некоторые эксперты сказали, что хотя создание этнически нацеленного оружия осуществимо, практические аспекты огромны. Доктор Даан Гузен, глава южноафриканского Центра химической и биологической войны, сказал, что его группа заказала в 1980-х годах разработку „оружия по цвету кожи“, нацеленного против чернокожих людей. Он рассказал, что команда обсуждала распространение болезни через пиво, кукурузу и даже прививки, но не сумела разработать оружие. Однако из конфиденциального доклада Пентагона следует, что биологический агент может быть генетически трансформирован, с тем чтобы создать новое смертельные оружие».

Утверждение об этнической бомбе придало доверие отчету, опубликованному в журнале Janes, который специализируется на анализе проблем обороны и безопасности. В нем упоминались неназванные южноафриканские источники, утверждавшие, что израильские ученые использовали некоторые южноафриканские исследования в попытке создать «этническую пулю» против арабов. Говорилось также, что израильтяне обнаружили «аспекты арабской генетической косметики», экспериментируя на «евреях арабского происхождения, особенно из Ирака».

Доктор Вивьен Натансон, который организовал проведение исследований, сказал: «С помощью этнически нацеленного оружия можно выбивать даже отдельные группы внутри популяций. История войн, в которых многие конфликты имели этническую подоплеку, свидетельствует, сколь опасно это могло бы быть».

Специалисты «Портон Даун», британского Центра обороны от биологического оружия, высказали мнение, что такое оружие теоретически возможно. «Мы уже достигли точки, когда имеется явная потребность в международной конвенции по контролю над биологическим оружием».

Наша «общая мама» не одобрила бы

Сравнительно недавно методы молекулярной генетики показали, что все современные люди произошли от одной матери — Евы — около 200 тыс. лет назад. Поэтому в настоящее время принято считать, что человек современного вида появился более 100 тыс. лет назад, а его широкое распространение началось 35–50 тыс. лет назад, когда вид homo sapiens sapiens заселил все континенты и вытеснил неандертальцев (homo sapiens neandertales). Параллельно шло разделение человечества на расы. Однако расовые отличия не имеют для человечества как вида биологического значения: представители любых рас успешно скрещиваются и дают здоровое потомство. Это и является одним из важнейших свойств вида как единого целого.

Большинство антропологов считают, что человек как вид практически не эволюционирует уже на протяжении 30 тыс. лет. Другая точка зрения говорит о микроэволюционных изменениях (грацилизация скелета, редукция зубов и т. п.) в связи с улучшением питания, условий жизни и т. д. Однако в целом вид остается неизменным. В то же время в современную эпоху генофонд человечества испытывает все увеличивающуюся нагрузку в виде радиационного, химического и электромагнитного загрязнения среды обитания. Это влечет за собой увеличение количества опухолевых заболеваний, мутаций и т. д. До настоящего времени это не приводило к серьезным последствиям в глобальном масштабе. Подобные инциденты всегда были локальным явлением.

В последние годы ситуация резко изменилась с началом массового применения технологии генной инженерии и началом манипуляций структурой ДНК биологических организмов: растений, животных и человека.

Во-первых, появились трансгенные продукты, растения с модифицированными генами. Воздействие на генетический аппарат миллионов людей, потребляющих их в течение десятилетий, никем не изучено, а побочные молекулярные соединения в таких продуктах могут воздействовать на ДНК человека.

Второе — это эксперименты по клонированию животных и начинающиеся эксперименты по клонированию человека.

Третье — это расшифровка всей ДНК человека, что позволяет модифицировать любой ген и вызвать его направленное изменение для достижения определенных целей. Это может быть как лечение, так и создание человека-мутанта с усиленными или ослабленными физиологическими или психическими функциями.

Сочетание всех трех факторов в современных условиях позволяет с высокой вероятностью сделать вывод о начале нового этапа биологической эволюции вида homo sapiens sapiens. Ведь совершенно очевидно, что от модификации ДНК до ее направленного изменения, передающегося по наследству, — один шаг. Следует также учитывать то психоинформационное воздействие, которое оказывают средства массовой информации и глобальная сеть коммуникаций Интернет, все более развивающаяся в настоящее время и скрыто воздействующая на психическую сферу человека.

Западная цивилизация с ее рациональной идеологией линейного «прогресса», породив современную позитивистскую науку и соответствующие методы исследования, никогда не сможет остановиться на достигнутом. Ведь расшифровка любого кода — генетического или психоинформационного — с неизбежностью приводит к оперированию этим кодом.

К созданию сверхчеловека?

Идея создания более совершенного человека далеко не нова. Истоки ее берут начало в эпохе Возрождения, научных теориях типа евгеники, а крайне одиозные формы нашли свое отражение в концепции «Сверхчеловека» Ницше, ставшей одной из основ идеологии нацизма. Теперь эта идея становится вполне осуществимой в рамках общей идеологии западного суперэтноса. Впрочем, это может быть сделано и в качестве защиты от мутагенных воздействий, включая, например, возможную нейтрализацию негативного влияния трансгенных продуктов. Как вариант — это может быть совершенствование клонов человека и т. п.

С точки зрения интегральной соционики, возникновение подобной парадигмы развития неизбежно — это вытекает из структуры интегральных типов западных стран, прежде всего США. Идея военного, экономического, информационного и политического превосходства неизбежно ведет к идее превосходства генетического — разумеется, для улучшения здоровья будущих поколений, их процветания и прогресса в мире конкуренции. Можно даже предсказать, что ряд черт, которые генные инженеры будут стремиться заложить в человека с измененной ДНК, будут соответствовать ожиданиям и массовому сознанию общества, например американского, его социальным мифам.

С другой стороны, легко предвидеть, что все развитые в этой области страны включатся в эту гонку, уже не военного, а генетического превосходства: кто создаст человека с лучшими качествами, чтобы он имел биологическое преимущество над конкурентами, включая и психические способности. При этом очевидно, что направление мутационных изменений будет иметь «национальную специфику», то есть будет отражать соответствующий интегральный тип мышления этноса или суперэтноса. В результате каждая развитая нация или суперэтнос будут способны создать свой вариант «совершенного homo sapiens». Но эти различия, взятые в их эволюции, в конце концов могут оказаться столь велики, что национальные варианты — подвиды, типы homo sapiens sapiens americanus или japanis — перестанут принадлежать к единому виду, так как при скрещивании будут давать регрессивное или нежизнеспособное потомство.

Скорость такой искусственной эволюции может быть чрезвычайно высока, так как для эволюционных изменений могут использоваться клоны, клоны этих клонов и т. д. Возможен и иной вариант: человечество разделится на прогрессивных и «отсталых» homo sapiens sapiens соответственно научно-технологической и экономической разделенности мира, которая формируется уже сейчас. Весь этот процесс может занять от 100 до 200 лет и далее продолжаться непрерывно, давая все новые ветви homo sapiens, связанные с изменением условий окружающей среды, освоением космического пространства, планет и т. п. Впрочем, может оказаться, что в перспективе измененный вариант человека или его общество будут не вполне жизнеспособны, тогда их место займут «отсталые» homo sapiens, не обремененные последними достижениями цивилизации. Поэтому важно осознавать, что процесс новой стремительной эволюции человеческого вида начинается сегодня, и учитывать возникающие при этом опасности и перспективы.

Отыграться на потомках

Генетическое оружие можно рассматривать уже сегодня как одно из самых страшных, так как оно способно действовать «распознавая и поражая носителей определенных типов генов и генетических структур», то есть поражая генетический аппарат человека. В докладе Британской медицинской ассоциации утверждается: генетическое оружие станет реальностью уже к 2010 году. Английские ученые предупреждают, что необходимо принять срочные меры для предотвращения его создания и распространения — либо мы все можем запросто оказаться на пороге «генетического терроризма».

Изобретение генетического оружия позволит избирательно уничтожать одни этнические группы, совершенно не затрагивая другие, причем максимально скрытно. Например, приехал представитель одной нации в место проживания другой нации, сломал ампулу с вирусом и уехал. А через несколько лет люди начнут умирать по национальному признаку. Смерть людей можно будет списать на экологические проблемы или невиданные болезни. Или другой пример: киллер-затейник, доставший по случаю ДНК своей жертвы, изготавливает яд, который действует избирательно, ТОЛЬКО НА ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА, оставаясь для всех остальных абсолютно безвредным, и разбрызгивает его, скажем, на станции метро, где жертва постоянно входит или выходит. Это же абсолютное оружие! «Наши» все целы, а «враги» уничтожены, еще не успев сообразить, что против них началась война.

Или, предположим, вы идете в магазин и покупаете привычную бутылку колы или пива, килограмм картошки и гамбургер. Все в порядке, но только в коле и в гамбургере содержатся генетически измененные компоненты, которые вызывают внутри вас и лиц вашей национальности мини-мутацию. Допустим, лично на вас мутация никак не отразится, а вот потомки могут запросто родиться со значительными дефектами или не родиться вообще. И так в масштабах целой нации…

По расчетам одного из ведущих американских медиков Р. Хамершлага, этническим оружием можно нанести поражение 25–30 % населения страны, подвергшейся нападению. Такие потери в ядерной войне считаются «неприемлемыми», то есть страна терпит поражение.

И в заключение. Что же нам известно об идеологах этого безобразия?

«Вообразите бомбу, которая убивает только белых с рыжими волосами. Или людей небольшого роста. Или арабов. Или китайцев. Теперь представьте, что эта новая бомба может быть где-нибудь сброшена, и в пределах дней, недель или месяцев она убьет на планете каждого человека, соответствующего профилю бомбы, хотя остальные останутся в живых».

Эта выдержка из статьи Тома Хартманна под названием «Генетически модифицированная бомба». Кто же он, Том Хартманн?

Американец Том Хартманн неоднократно награждался за писательские заслуги, он автор более дюжины книг, многие из которых стали бестселлерами. Кроме того, Хартманн ведет на национальном радио несколько ток-шоу. Также он основал 7 компаний, открыл школы и больницы на четырех континентах.

Последняя книга Хартманна, увидевшая свет в сентябре 2003 года, называется «Ген Эдисона». Речь идет об ADHD — нарушении на генетическом уровне, следствием которого является недостаток внимания.

Жизнь людей с ADHD — это стремительный калейдоскоп событий и явлений, не дающий возможности сосредоточиться на чем-то одном и довести начатое до конца.

Ученые полагают, что это нарушение присутствовало у Томаса Эдисона, а Хартманн в своей книге утверждает, что в последние 40 тыс. лет ADHD — двигатель прогресса человечества.

А наличие гена у детей говорит об их таланте, характеризует их как будущих художников, изобретателей и вообще — творческих личностей. Все, далее о генетической бомбе: «Эта бомба могла бы сработать тихо — никто бы не понял, кто и где ее сбросил. Никто бы не заметил, что ее вообще задействовали, пока жертвы не начали бы умирать в массовом порядке. Кто же мог додуматься до такого? Один из этих людей — Пол Вулфовиц, другой — Вильям Кристол».

Здесь следует прерваться, чтобы напомнить, кто они такие. Вулфовиц — первый заместитель министра обороны США, один из лидеров так называемых «ястребов». Кристол — один из ведущих политических аналитиков в США, редактор и издатель политического журнала «Уикли Стандарт». Ярый республиканец, близок к администрации американского президента.

Ко всему прочему Кристол является руководителем проекта «Новый американский век». О нем стоит сказать особо. «Это некоммерческая образовательная организация, пропагандирующая, что глобальное американское лидерство — это очень хорошо и для США, и для всего мира». Том Хартманн упоминает этот проект.

«Как показывает история, когда люди, в тени определяющие американскую военную политику, останавливают на чем-нибудь взгляд, это достойно нашего внимания.

У меня каштановые волосы и карие глаза. И за то, и за другое отвечают определенные гены. Вероятно, есть и другие маркеры, глубоко скрытые в моей ДНК, которые показали бы, что большинство моих предков являются норвежцами, уэльсцами и англичанами.

Хотя нет общего гена для определенной расы, есть множество генов, формирующих различные компоненты, по которым мы ту или иную расу идентифицируем. Это структура и цвет волос, кожа и цвет глаз, форма носа, предрасположенность или невосприимчивость к заболеваниям, подобным анемии и т. п.

При создании генетической бомбы для определенных целевых групп такие профили — более точные ориентиры, чем грубая псевдокатегория, которую мы называем расой. Например, у людей по фамилии Коэн, живущих по всему миру, исследователи могут найти генетический профиль, связывающий их с общими предками.

Другая группа с общим генетическим профилем — люди с ADHD, обладающие унаследованными изменениями в генах, независимо от их расы или места жительства. Таким образом, любой человек, являющийся частью группы с общим генетическим профилем, может подвергнуться опасности в будущем».

Четвертый рейх или эра Америки

Создатели проекта «Новый американский век» в своем докладе «Перестройка обороны Америки: стратегия, силы и ресурсы нового столетия» пишут: «В последнее время много говорится о необходимости преобразований в вооруженных силах Соединенных Штатов, чтобы воспользоваться преимуществом „революции в военных делах“ и побеждать в будущих нетрадиционных войнах. С одними врагами можно бороться в интернет-пространстве, с другими — под водой или в космосе. А с некоторыми — даже в пределах наших собственных тел».

Задумайтесь, что случится, если вирус или бактерии, которые инфицируют только специфический тип человека, начнут убивать или выводить людей из строя. Какими политическими рычагами обладала бы нация, угрожающая исчезновением с лица Земли всех людей с миндалевидными глазами или стерилизацией каждого с геном, который указывает на их общих предков или географическую принадлежность!

Три года назад Вулфовиц и Кристол со своими коллегами предложили Пентагону подумать как раз об этом. Не просто о войне с применением бактериологического оружия, а о войне генов.

Причем, собственно, войнами дело не ограничивается. Передел Земли по генетическому признаку сделал бы ненужной дипломатию вместе с Организацией объединенных наций, поскольку станет возможным истребление целых этнических групп или же предъявление угрозы их исчезновения.

Изменится и политика вообще, ведь можно будет уничтожить всех людей, голосующих за какую-нибудь политическую партию.

Согласно их докладу, генетическое оружие навсегда изменит политику во всем мире: «Передовые формы биологической войны, которая может быть „целевой“, направленной на определенный генотип, могут превратить царство террора в политически полезный инструмент».

Учитывая, что Кристол, Вулфовиц и их партнеры, вроде Дика Чейни, Дональда Рамсфельда, Ричарда Перла, Элиота Абрамса, Джеба Буша и Джона Болтона, уже наделили нас двумя рекомендациями — захват Ирака и сумасшедшее увеличение расходов на оборону, — невозможно не задаться вопросом: не является ли генетическая война одной из их политически полезных идей, прорабатываемых Пентагоном?

Или же мы можем не думать об этом? По крайней мере те из нас, у кого нет политически неблагонадежных родственников.

В 1972 году во время своего визита в СССР, Президент США Ричард Никсон подписывает с руководством Советского Союза специальное соглашение, в соответствии с которым советских ученых обязали вести статистический учет внезапных (аномальных) смертей здоровых людей. Разумеется, все собранные материалы передавались американской стороне для обобщения и анализа. Зачем?

Смерть на бегу

Несколько лет назад доктор биологических наук Петр Петрович Гаряев, президент Института квантовой генетики, отвечая на вопросы корреспондента «Российской газеты» Альберта Валентинова, сказал: «Мой знакомый умер на бегу. В буквальном смысле. Молодой здоровый мужик, спортсмен, не пил, не курил. Он догонял автобус, подходящий к остановке. И вдруг упал. Прохожие подумали: поскользнулся, некоторые заулыбались. Но когда подошли к нему, чтобы помочь подняться, он был мертв. Патологоанатомы так и не смогли установить причину смерти. Сердце, легкие, печень, почки — все органы были в отличном состоянии».

Таких случаев становится все больше и больше, особенно в промышленно развитых странах. Абсолютно здоровые люди умирают внезапно — прервав на полуслове разговор с приятелем, не успев донести ложку до рта за обедом; по дороге в магазин. И врачи буквально высасывают из пальца причину смерти, чтобы хоть как- то объяснить родным. Проблема выросла до таких размеров, что стала заботой не только медиков, но и правительств. Как мы уже сказали, в 1972 году, во время визита в Москву, тогдашний президент США Ричард Никсон заключил с советским руководством специальное соглашение по изучению проблемы внезапной смерти. Оно сразу же было засекречено в обеих странах.

«Причина внезапных смертей та же, что и постоянно увеличивающегося количества рождающихся уродов, — считает доктор биологических наук Петр Гаряев. — Как ни прискорбно это звучит, но стопроцентно здоровых детей сейчас практически нет: рождаются с более или менее существенными отклонениями. Но все больше отклонений страшных… Все это связано с генетикой. Но не с традиционной генетикой, которая давно уже не может объяснить многие факты и явления, а с генетикой волновой».

Петр Петрович Гаряев «вышел» на волновую генетику, изучая причины внезапной смерти с 1973 по 1983 год в кардиоцентре академика Чазова (как раз на эти годы приходится пик экспериментов по программе «МК-ультра»). После бесконечной серии исследований пришло понимание: загадка таится в первооснове организма — генном аппарате. Но все, что наука знала тогда о генах, противоречило такому предположению. Считалось, что ген — носитель наследственной информации, сугубо материальное образование, контролирующее производство вещества, из которого строится организм. А для объяснения новых явлений, обнаруженных группой Гаряева, одних материальных свойств гена оказалось недостаточно. И Гаряев должен был сделать нелегкий выбор: либо его собственные предположения неверны, либо ген — совсем не то, что казалось исследователям до него и что было «узаконено» Нобелевской премией 1964 года. Требовалось немалое мужество, чтобы в такой ситуации отстаивать свои взгляды. Один против всех…

Впрочем, не совсем так. Были у него предшественники. Люди старшего поколения помнят имена Маха и Авенариуса, утверждавших, что сознание первично, а материя вторична…

А дело было вовсе не в этих мыслителях, а в физике, которая на рубеже веков «потеряла» вещество. И осталась одна энергия. Элементарные частицы, из которых состоят атомы, — сгустки энергии, сгустки электромагнитных волн. В природе властвуют волновые процессы, определяющие все немыслимое многообразие материального мира.

«Мы давно не удивляемся тому, что электрон, протон, нейтрон и прочие элементарные частицы являются одновременно и материей, и волной, — говорит Петр Петрович. — Со школьной скамьи привыкли к этому феномену, названному дуализмом природы. Раз термин придуман, значит, факт узаконен. А ведь это паранормальное явление: ну как можно быть одновременно в двух принципиально различных состояниях? Тем не менее это неопровержимо доказано. И вот оказалось, что ген, носитель наследственной информации, который поэтому должен быть неизменным, тоже паранормален: он и вещество, и волна одновременно. И именно поэтому он может исполнять свою роль, формируя развитие организма».

Результаты простейших вычислений действует подчас как ушат холодной воды на разгоряченные головы. Так получилось и с передачей наследственной информации. Как все казалось просто и понятно. Ядро оплодотворенной клетки зародыша уже несет в себе всю программу развития организма, воспринятую от родителей генами и записанную в огромных белковых цепочках дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК).

Если бы эту программу мы попытались изложить привычными нам средствами — в виде чертежей, формул, текстовых описаний, — то никакого здания на Земле нам не хватило бы, чтобы вместить все эти фолианты. А природа умудряется все это втиснуть в клеточное ядро, которое даже в сильном микроскопе выглядит как крохотная точка. Как это ей удается?

«Только одним путем: запись информации идет на волновом уровне, электромагнитными и акустическими излучениями, — говорит Гаряев. — И записывается одновременно голограммами и „текстами“, что позволяет разместить огромный объем информации. Конечно, это сложно для понимания, но упрощенно такие процессы не объяснишь. Причем информация поступает и изнутри организма, и извне, из космоса, постепенно, этап за этапом, по мере формирования тканей, как бы записываясь поверх старого текста. А гены принимают ее и передают от клетки к клетке. Для такой технологии больших размеров ядра не требуется. Не будем говорить, откуда поступает внешняя информация, этого пока достоверно никто не знает. Скажем так: от высшего разума. По моей гипотезе, это стратегическая информация, определяющая общее направление развития организма, а информация „изнутри“ определяет конкретные детали. Без стратегической информации построить организм невозможно. Это доказано простейшими экспериментами».

Эксперимент, о котором говорит Петр Петрович, проводился во многих лабораториях и всегда с одинаковым результатом. Исследователи брали эмбрионы различных организмов и помещали их в камеру из пермалоя — металла, сильно ослабляющего и искажающего электромагнитные излучения. И хотя в камере были созданы все условия для нормального развития зародышей, у них возникали так называемые хромосомные аберрации: цепочки ДНК начинали корежиться и рваться. В результате на свет появлялись генетические уроды, которые быстро погибали. Ничего подобного не происходило с контрольными зародышами, которых помещали в обычную стеклянную камеру, хорошо пропускающую электромагнитные волны. Они развивались нормально.

«Основа жизни, ее необходимое условие — обмен веществ в организме, — продолжает Гаряев. Он реализуется через белки, нуклеиновые кислоты. По сути, наш организм — химических завод, где одновременно протекают миллиарды, а то и десятки миллиардов различных реакций на клеточном и межклеточном уровнях. И если хотя бы одна реакция пойдет не в том режиме, последствия могут быть непредсказуемыми. Так что этим процессом необходимо управлять, согласовывать на всех стадиях. Клетки вынуждены постоянно общаться между собой, обмениваться информационными сигналами с помощью электромагнитных и акустических волн. Каждый из этих сигналов — четкая команда, состоящая из определенного набора „фраз“ и определяющая протекание какого-либо процесса».

А теперь представьте, что получится, если в этих фразах исказить не то, что одно слово — одну букву в слове, один знак препинания. Будет подана неверная команда, какой-то процесс пойдет не так, вызовет искажения в последующей цепочке, и начнется цепная реакция разрушений…

…Извне поступает сигнал, фраза-монстр, целенаправленно искажающая какую-либо команду в организме, в результате чего нарушается обмен веществ. Здоровый человек во цвете лет умирает на бегу…

А воз и ныне там

Конвенцию, регулирующую вопросы производства биологического оружия, приняли в 1972 году. А эффект генетического сплайсинга (методики, положенной в основу большинства методов генной инженерии) был открыт лишь в 1973-м. С тех пор ученые неоднократно говорили о необходимости пересмотреть и ужесточить основные положения конвенции, а фантасты постоянно пугали нас картинами всемирного апокалипсиса, причиной которого будут всевозможные смертоносные вирусы, созданные самим человеком. Тем не менее до недавнего времени любые генетические «инъекции», которые делались патогенным микроорганизмам в различных лабораториях, приводили лишь к понижению их вирулентности по сравнению с интактными формами. Иными словами, патогенные вирусы или микроорганизмы в результате любого воздействия на них методами генной инженерии становились более ослабленными, чем были до такого вмешательства. А значит, практической угрозы создания биологического оружия именно с использованием данных методик вроде бы не было. По крайней мере до 1998 года. Именно тогда австралийские ученые, разрабатывавшие методы борьбы с сельскохозяйственными грызунами-вредителями, умудрились таким образом модифицировать генотип вируса мышиной оспы, наповал убивавшей даже привитых против этого заболевания животных.

Как это чаще всего и происходит, ученые вовсе не ставили перед собой цели добиться абсолютной смертоносности своего вируса. Они стремились лишь получить средство, приводящее к стерилизации мышей, массово размножающихся в местах складирования пищевых запасов. Однако важность сделанного ими открытия выходит далеко за пределы стоявшей перед ними цели. Чрезвычайная близость биологического родства вируса мышиной оспы с вирусом, вызывающим оспу у человека, заставила даже самых последних скептиков поверить в то, что создание биологического оружия методами генной инженерии окончательно перекочевало из воображаемого мира в реальный.

Ученые Австралийского национального университета города Канберра, создавшие этот злополучный вирус, немедленно прекратили свои эксперименты по его «усовершенствованию». Вместо этого они решили призвать к объединению усилий, направленных на ужесточение мер по контролю над созданием биологического оружия. Сначала они обратились к своему собственному правительству и военно-промышленному комплексу, однако затем, после ожесточенных дебатов, решили сделать свои открытия достоянием общемировой гласности. Сообщения в средствах массовой информации стали появляться в ведущих информационных агентствах, а в одном из номеров Journal of Virology была опубликована подробная статья Рональда Джексона, руководившего этим проектом.

Впрочем, реакция международной научной общественности не заставила себя ждать. В частности, американец Боб Симарк, директор Кооперативного исследовательского центра по контролю над животными- вредителями, возглавляющий правительственную группу, контролирующую в том числе и исследования в области генной инженерии, заявил: «Определенными изменениями в вирусе мышиной оспы можно сделать его более смертоносным и менее поддающимся иммунизации. Лучшим методом защиты против потенциального злоупотребления данной методикой является обнародование этого предостережения во всем мире».

Сам вирус мышиной оспы для человека совершенно безвреден. Однако та легкость, с которой он был трансформирован в смертоносное для мышей оружие, а также потенциальная возможность использования новой методики на вирусах, опасных для человека, говорят об очень высокой вероятности превращения в беспощадного киллера даже возбудителя любой безобидной болезни.

Клонирование

Человек есть тот, кто он есть, и должен приниматься только так. Клонирование — это процесс, в ходе которого живое существо производится от единственной клетки, взятой от другого живого существа. Согласно опросам Time/CNN, 93 % американцев выступают против клонирования людей, и 66 % — против клонирования животных.

Человек не может становиться объектом изменения ни из каких благих намерений. Иначе пропадет основное различие между людьми как субъектами и предметами для искусственного манипулирования. Это будет иметь горчайшие последствия для человеческого достоинства.

Социальные последствия такого изменения глубоки. Это будет новая эра человеческой истории, в которой генетическая конституция человечества в целом станет предметом воздействия рыночных стихий. Одним из возможных последствий, судя по дороговизне технологии, будет то, что богатые смогут получить дополнительные преимущества для своих детей, ведущие к генетическому улучшению правящей элиты. Ли Сильвер, биолог из Принстонского университета, сказала, что элита может стать практически отдельным видом. Учитывая могущество технологии и недавние примеры геноцида в XX столетии, есть основания опасаться использования генной инженерии в евгенических целях. Справедливое опасение вызвало создание безголового клона лягушки в 1997 году. Этот опыт породил страх создания безголовых людей, как «фабрик органов», и «научного фашизма». Тогда станет возможным создание других существ, основным назначением которых будет обслуживание доминирующей группы.

Президент Клинтон сказал, что клонирование людей морально неприемлемо, и предложил 5-летний запрет на него. Однако его волеизъявление ограничилось просьбой к промышленности достичь добровольного соглашения об этом. Он не счел возможным ввести полный запрет на эту сферу. Конгресс отверг предложенный им законопроект. Таким образом, в этой области до сих пор царит законодательный вакуум. Тем временем Управление патентов США постановило, что клиники могут патентовать их собственные линии эмбрионов, и таким образом открыло вопрос о «дизайне эмбрионов» в исследовательских целях. С другой стороны, ВОЗ и Совет Европы призвали к запрещению клонирования людей. При запрещении клонирования некоторые научные вопросы будет сложнее разрешить. Но удобство научных исследований не может оправдать унижение человеческого достоинства, подобно тому как это было в нацистских концлагерях. Сложность получения медицинской информации определенного сорта не может быть достаточным оправданием для исследований, требующих использования человека как вещи.

Сообщение о том, что ученый из университета Кьюнджи (Южная Корея) создал человеческий клон, вырастил его до 4 клеток и только потом уничтожил, вызвало крайне негативную реакцию общественности. Однако на самом деле такие эксперименты продолжаются уже много лет. В 1993 году в Университете Дж. Вашингтона (США) 17 человеческих эмбрионов расклонировали в 42. Имплантация генетически модифицированных человеческих эмбрионов была запрещена в Южной Корее с 1993 года. Но новая технология не требует спермы для оплодотворения. Через два дня после потрясшего всех объявления южно- корейское правительство запретило финансирование клонирования людей, но не сумело объявить еще и законодательный запрет. В своем решении правительство ясно признало, что частную индустрию и ученых-отщепенцев не остановит отсутствие правительственного финансирования.

Ученые также исследуют возможность создания «наборов для ремонта тела»: новорожденные дети дадут запас клонированных клеток, замороженных в национальном банке тканей. Эти наборы позволят получать неограниченные запасы человеческих тканей, которые могут быть созданы для трансплантации и лечения неизлечимых болезней. Пробы тканей будут браться у новорожденных и храниться до возникновения потребности в них. Органы могут быть клонированы из клеток тела того же человека. Таким образом, исключается риск трансплантационного отторжения. Институт Рослин (Великобритания) и Висконсинский университет (США) работают над этой концепцией. Ученые выступают за то, чтобы правила позволяли терапевтическое человеческое клонирование для создания клеток, которые могут быть использованы, чтобы вырастить, например новое сердце.

Зародышевая терапия — ЗТ-процесс, в котором генами манипулируют на ранних стадиях эмбрионального развития или в оплодотворенном яйце, сейчас рассматривается как источник больших коммерческих возможностей. Ядро клетки взрослого индивидуума с известными генетическими характеристиками может рассматриваться как сырье для включения дополнительных или измененных генов. После такого вмешательства из эмбриона развивается существо, все клетки которого изменены. Однако в этом случае одна ошибка значит, что каждое последующее поколение будет иметь тот же дефект. Что мы будем делать с этими ошибками? Как мы будем их исправлять? Существует и ряд вопросов о «генетическом улучшении» и дизайне детей. Американская реклама утверждает: «Да, ваш ребенок тоже может иметь руки Моцарта и выглядеть как Ньют Грингрич всего за 29,95 доллара». Это крайне сомнительное предприятие, теперь технически выполнимое, создает возможность для буквально бесконечного потока евгенических попыток улучшить будущего ребенка с точки зрения каких-либо культурных предрассудков и произвольно выбранных позиций.

Будучи разрешена однажды в медицинских целях, терапия не будет подвластна контролю при ее использовании для «совершенствования» точно так же, как это было с хирургией и многими лекарствами. Хотя адвокаты зародышевой инженерии твердят о ее медицинских преимуществах и пользе, существует очень немного случаев, когда избежать рождения генетически ущербных детей другими способами (такими, как донорство гамет, преимплантационная диагностика, усыновление, стерилизация и пр.) невозможно. Эта терапия не может быть приемлема из-за вышеуказанных этических и социальных последствий, которыми предлагается рисковать во имя чаяний некоторого числа людей.

Сбор, хранение и использование человеческой генетической информации имеет поддержку в кругах медицинских чиновников и исследовательского сообщества. Однако опасения вызывают возможности использования этой информации для отказа кому-нибудь в страховке, биопиратства, криминальной идентификации. Американские штаты — Вирджиния, Вайоминг, Нью- Мексико и Алабама — требуют ото всех осужденных сдавать образцы ДНК для содействия в создании баз данных по генетической идентификации. Похоронные конторы и кладбища тоже собирают образцы ДНК. Британским страхователям жизни было временно запрещено использовать генное тестирование для установления премий при страховании жизни и здоровья. Лорд Сейнсбери из Государственной комиссии по регулированию биотехнологий сказал, что необходимо применять надежные методы тестирования до того, как людей заставят платить большие взносы или откажут им в страховании на основе генетических тестов.

Проект «Человеческий геном»

Правительство США ежегодно вкладывает 35 млн долларов в год в картирование генов человеческого тела. Более того, проект разнообразия человеческого генома планирует собрать образцы из 700 общин по всему миру. С этими общинами никто не консультировался, никто им даже не сказал, что их ДНК имеет большую потенциальную коммерческую ценность и может быть запатентована. Истинная цель проекта не пояснена и адекватная защита участникам не предоставлена.

В этом случае необходимо ответить на вопрос о том, почему правительство вкладывает огромные ресурсы в сохранение человеческого разнообразия путем генетической инженерии вместо того, чтобы достигнуть тех же целей, улучшая условия человеческого существования, инвестируя в соответствующие социальные, экономические и экологические проекты.

Овечка Долли, клонированная из клеток вымени другой, мертвой особи, заполонила газеты в 1997 году. Исследователи Университета Рослин (США) раззвонили об успехах, не акцентируя внимание публики на сотнях неудач, которые были до этого. Долли не была первым клоном животного, но была самой знаменитой. В действительности в мире клонированием животных занимаются уже все последние десятилетия. В Рослине держали успех в секрете, пока им не удалось запатентовать не только Долли, но и весь процесс ее создания. ВИПО (Всемирная организация по охране интеллектуальной собственности) выдала Университету Рослин эксклюзивные патентные права на клонирование всех животных, не исключая людей, до 2017 года. Успех Долли вдохновил ученых по всему земному шару «барахтаться в создательстве» и играть в Господа Бога, несмотря на негативные последствия для животных и окружающей среды.

В Таиланде ученые пытаются клонировать знаменитого белого слона короля Рамы III, умершего 100 лет назад. Из 50 тыс. диких слонов, живших в 1960-х годах, в Таиланде осталось только 2000. Тайцы хотят возродить стадо. Но вместе с тем не понимают, что если современные антропогенные нарушения и уничтожение местообитаний не прекратятся, та же судьба ожидает клоны. Клонирование, как и вся генная инженерия в целом, — это жалкая попытка решить проблемы, игнорируя их коренные причины.

Музеи, вдохновленные фильмами про парк Юрского периода, успехами технологии клонирования в реальном мире, обследуют свои коллекции в поисках образцов ДНК вымерших животных. Существует план попробовать клонировать мамонта, чьи ткани хорошо сохранились в арктических льдах. Вскоре после Долли Рослин породил Полли — клонированного ягненка, несущего ген человеческого белка в каждой клетке тела. Это рассматривалось как шаг к массовой продукции человеческих белков в животных для лечения таких человеческих болезней, как тромбоз. Как и в случае с Долли, особо не афишировался тот факт, что успеху предшествовало множество неудач — в рождении очень крупных детенышей, вдвое больше нормального размера, — до 9 кг при норме 4,75 кг. Это не может являться нормой даже в случаях, когда наука о клонировании развивается быстрыми темпами. В 1998 году исследователи США и Франции сумели клонировать телят голштинской породы из клеток плода. Если раньше процесс создания клона требовал 3 года, то теперь он занимает всего 9 месяцев. С другой стороны, каждый девятый клон был неудачным и умирал или уничтожался.

Клонирование — это серьезный риск для здоровья. Исследователи столкнулись со множеством случаев гибели плода, послеродовых смертей, плацентарных абнормальностей, абнормальных отечностей; возникло втрое и вчетверо больше проблем с пуповиной и иммунологической недостаточностью. У крупных млекопитающих, таких как овцы и коровы, исследователи находят, что примерно половина клонов содержит серьезные нарушения, включая специфические дефекты сердца, легких и других органов, ведущие к перинатальной смертности. Аккумулированные генетические ошибки инфицируют и влияют на поколения клонов. Но ведь невозможно отдать в починку дефектный клон как сломанную машину.

Уже сейчас ежегодно уменьшающееся биоразнообразие подвергается еще большей угрозе из-за клонирования животных. Восприимчивость скота к болезням также серьезно увеличивается благодаря монокультурам. Генетическое разнообразие лежит в основе высокой жизнеспособности естественных популяций, включая их гибкую реакцию на изменение условий. Это свойство будет полностью уничтожено в популяции клонов. В 1970-х годах в США погиб почти весь урожай кукурузы. Это произошло в результате повсеместного использования монокультуры клонированных семян с ограниченным генотипом. То же самое может случиться с клонированным скотом.

Ксенотрансплантация

Колхозы, сельхозпредприятия, фермеры исторически «владели» стадами животных. Но никогда — видом животных в целом, и никогда прежде им не было дано право запрещать выращивание этих животных другими. То, свидетелями чего мы являемся, — это конверсия животных организмов в корпоративную собственность. Несмотря на то что в США с конца XVIII века живые организмы исключены из патентования, сотни таких организмов и их частей были запатентованы. Вот список некоторых наиболее активных компаний, работающих в области ксенотрансплантации. Это American Home Products (США), PPL (США/Великобритания), Novo Nordisk (Дания), Boehringer Indelheim (Германия), Genzyme Transgenics и Advanced Cell Technology (США), Novartis (Швейцария), а также уже упоминавшийся британский институт Рослин.

Novartis (через Ciba Geigy and Sandoz) ведет исследования по трансплантации последние 20 лет. А с приобретением Британской биотехнологической компании Imutran, разводящей свиней для использования их в человеческой трансплантации, открылось новое направление в области ксенотрансплантации. Несколько лет назад компания оказалась в центре скандала, отправив самолетом свиней в голландский Центр изучения приматов, где проводились эксперименты по трансплантации свиных тканей обезьянам. Imutran была обвинена в том, что нарушала строгие правила экспериментов с ГМ-животными, отправляя свиней за пределы страны. За два года до этого Королевское общество защиты животных обвинило голландский Центр по исследованию приматов в содержании обезьян в неприемлемых условиях и нашло, что их благополучие находится под большой угрозой.

Несмотря на риск, к концу 1997 года 20 человек получили трансплантанты свиной печени. (А всего трансплантаты свиной ткани получили 150 пациентов во всем мире.) Многие диабетики были посажены на свиную печень и почки в машинах временного диализа.

В июне 1998 года плодовые мушки были изменены человеческими генами, которые усиливали способности их клеток выводить шлаки и удлиняли их жизнь на 40 %. Но очевидно, что исследователи видят в этом начало пути к замедлению человеческого старения. Проект компании PPL (США) включает создание стада коров, вырабатывающих человеческие белки, и кроликов с человеческим кальцитонином, который помогает замещать кость. Компания Pharmino (Нидерланды) производит в коровах человеческий лактоферин, который активизирует иммунную систему. Корпорации Genzyme Transgenics и Advanced Cell Technology сотрудничают, чтобы создать стадо скота, который будет носителем человеческих протеинов в крови и мясе, например таких, как альбуминовая сыворотка, используемая для того, чтобы поддерживать жидкостный баланс крови у жертв ожогов.

Одна из главных проблем в межвидовой трансплантации — фактор отторжения. Но было открыто, что в организме свиней за это отвечает одна молекула сахара, и исследователи пытаются удалить ее методами генной инженерии. С другой стороны, ученые генетически модифицируют свиней с человеческими протеинами, которые служат как идентификационный сигнал для человеческой иммунной системы. Это принимается системой защиты человеческого тела, таким образом, орган не отторгается.

Независимо от выгод и риска Совет Европы в январе 1999 года проголосовал за мораторий на клиническое тестирование трансплантантов из органов животных на людях.

Патогены (например, свиные) могут прижиться в людях. Несколько животных вирусов очень похожи на человеческие: вирус коровьего бешенства в форме CG, коровья лейкемия, псевдобешенство свиней и коровий вирус иммунодефицита, похожий на СПИД. Последний не существовал ранее, а теперь заражает 10–20 % коров. Животные могут быть использованы как запасные части для людей. Каковы последствия наличия свиных клеток в вашем теле? Новые виды-рабы могут появиться для специальных целей поставки органов или медицинских препаратов для людей.

Клонирование животных для использования их как фабрик гормонов для людей развивается усиленными темпами. Эта технология интересует ученых и компании из-за количества органов, гормонов и фармацевтических препаратов, которые могут быть произведены. То, что началось как использование обезьяньих и свиных органов для создания человеческих трансплантантов, теперь стало настоящим театром абсурда.

Королевский женский госпиталь в Мельбурне (Австралия) создал мышь, которая производит человеческую сперму (мыши трансплантировали клетки человеческих яичек). В Японии университет Тоттори достиг тех же результатов, и теперь они хотят попробовать оплодотворить человеческую яйцеклетку спермой, произведенной мышью. Грудное молоко производится в коровах и козах. Техасский университет А&М получил 2,3 млн долларов на клонирование сдохшей собаки — любимицы одной пары.

Доказано, что расшифровка генома человека с неизбежностью приведет к оперированию кодом ДНК и к созданию различных вариантов homo sapiens, которые могут значительно отличаться от исходного вида.

Клонирование — это по своей сути размножение почкованием. Не удивлюсь, если гомосексуалисты (особенно состоящие в браке, что уже не новость для некоторых стран Западной цивилизации) единым интернациональным фронтом выступят за клонирование себе подобных от их клеток, поскольку для «голубых» это еще и самый простой способ завести собственных детей.

Оглавление книги


Генерация: 1.561. Запросов К БД/Cache: 3 / 1