ОБЩАЯ ОЦЕНКА

Попробуем оценить положительные и отрицательные стороны «Уайлдкэта». Так чем был хорош или плох этот истребитель, за форму фюзеляжа получивший прозвище «Пивной бочонок»?

Сначала посмотрим на лётные данные. По сравнению с ранее принятым на вооружение американским флотом палубным истребителем-монопланом F2A он существенно выигрывал по всем показателям. Даже последняя модификация F2A-3, оснащённая двигателем той же мощности, проигрывала «коту» по скорости, потолку и дальности. Так что замена их на F4F-3 выглядела вполне рациональной.

Лишь к середине войны американцы наладили производство намного более быстроходных истребителей F6F «Хеллкэт» и F4U «Корсар». Выигрыша достигли, в первую очередь, за счёт намного более мощных двигателей. Но эти самолёты стали крупнее и намного тяжелее, требовали большие дистанции для взлёта и посадки, оказались сложнее в пилотировании. «Корсар» довольно долго вообще опасались использовать с авианосцев.

Теперь сравним «Уайлдкэт» с его современниками за рубежом. Когда он попал на американские авианосцы, англичане летали на устаревших бипланах «Си Гладиатор» с неубирающимся шасси. Преемника им среди отечественных конструкций не было. Неудивительно, что британское Адмиралтейство пожелало заменить эти бипланы на импортные монопланы «Мартлет». Лишь позже английские конструкторы пошли на доработку для флота сухопутных истребителей «Харрикейн» и «Спитфайр», в результате чего возник сначала «Си Харрикейн», а затем «Сифайр». Первый немного превосходил «кота» по скорости, но значительно уступал по потолку и, особенно, по дальности. «Сифайр» с меньшим весом и более мощным мотором обгонял F4F-4, но проигрывал по дальности. Но появились «сифайры», когда «Уайлдкэт» уже оттеснили на выполнение второстепенных задач.

Самый важный момент — сравнение американской машины с её основным противником в войне на Тихом океане, японским палубным истребителем A6M, более известным под американским прозвищем «Зеро». Он приблизительно ровесник «Уайлдкэта» — его приняли на вооружение в 1940 г. Как уже говорилось ранее, японские конструкторы сделали свою машину предельно лёгкой. Даже при менее мощном двигателе вариант A6M2, с которым японцы начали войну, превосходил F4F по максимальной скорости, скороподъёмности и манёвренности. Усовершенствованный A6M3, на котором добавили примерно 200 «лошадей», стал ещё быстрее, да и к тому же добился выигрыша в практическом потолке. Поэтому тактика воздушного боя против японских истребителей являлась чисто оборонительной.

Но экономия веса была достигнута японцами за счёт малых запасов прочности и сознательного отказа от мер защиты. На A6M не имелось ни брони, ни протектирования баков. Боевая живучесть «Уайлдкэта» была куда выше.

Для борьбы с бомбардировщиками противника лётные данные F4F оказались вполне приемлемыми. В совокупности с мощным вооружением они дали возможность уничтожить большое количество вражеских самолётов. На каждый потерянный истребитель в среднем приходилось пять воздушных побед.

«Ахиллесовой пятой» F4F всегда являлось шасси. Здесь отмечали и слишком узкую колею (из-за которой самолёт раскачивался на разбеге), и недостаточную прочность, и устаревший механизм ручного привода уборки-выпуска. На «Хеллкэте» шасси имело совсем иную конструкцию и гидравлический привод.

ОБЩАЯ ОЦЕНКА

Восстановленный в Великобритании до лётного состояния FM-2, 1997 г.

ОБЩАЯ ОЦЕНКА

Похожие книги из библиотеки

Советская бронетанковая техника 1945 — 1995 (часть 2)

Приложение к журналу „МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР“

В начале Второй мировой войны был создан и получил широкое распространение новый вид боевой техники — бронетранспортер. Его появление отразило радикальные изменения в тактике ведения боевых действий сухопутными войсками. Без участия бронетранспортеров не проводилась ни одна наступательная операция. О роли и значении этого вида боевой техники во Второй мировой войне можно судить по объемам производства: в Германии было выпущено 22 578 единиц, в США — 67 706, в Великобритании и странах Содружества — около 76 000. Советский Союз во время войны БТРы не выпускал, но получил по ленд-лизу 8522 единицы, которые неплохо зарекомендовали себя в Красной Армии. Два из них — колесный полноприводной "Скаут" МЗА1 и полугусеничный М2 — послужили прототипами для первых отечественных бронетранспортеров послевоенного периода — БТР-40 и БТР-152. Эти машины стали первыми массовыми БТРами Советской Армии и способствовали созданию мотострелковых войск, пришедших на смену стрелковым.

Разработка новых советских многоколесных БТРов началась в 1957 — 1958 годах и велась фактически на конкурсной основе. К началу 60-х были построены опытные образцы шестиколесного ЗИЛ-153, восьмиколесного ГАЗ-49, рубцовского колесно-гусеничного "объекта 19", мытищинского "560" и кутаисских "1015Б" и "1020Б". Принятый на вооружение БТР-60П (ГАЗ-49) стал родоначальником целого семейства боевых бронированных машин, представители которого — БТР-60ПБ, БТР-70 и БТР-80 - состоят сегодня на вооружении Российской Армии, пограничных и внутренних войск, а также морской пехоты.

Полуторатонные грузовики Германии 1939—1945 гг.

Какие принципы были положены в программу автомобилизации немецкой армии?

Во-первых, унификация. Считалось, что наличие в армии более сотни марок и моделей автомобилей чрезвычайно затрудняет работу германских авторемонтников и снабженцев. Впрочем, у англичан или французов типов машин было не меньше, чем у немцев. Несмотря на разнообразие типов, в Германии сумели унифицировать свой автопарк. Например, трёхосные Mercedes-Benz G3a, Bussing-NAG G31 и Magirus-Deutz М206 — автомобили разные. Но они имели больше половины взаимозаменяемых частей.

Во-вторых, немцы ввели четкое деление автопарка по грузоподъёмности. Производители коммерческих автомобилей теперь собирали их с привязкой к ряду — 1500, 3000, 4500 и 6000 кг. Те, что не соответствовали этим характеристикам, не имели перспектив в военных заказах.

В-третьих, принятая классификация машин по назначению вела к появлению унифицированных кузовов и определяла, какие их типы требуются в том или ином войсковом соединении. Была создана классификация Kfz по «Техническим условиям на автотехнику и мотооборудование» (Anhaltswerte uber Kraftfahrzeuge und Gerat D 600) от 10 апреля 1940 года и по «Распоряжению относительно транспортёров Вермахта, часть 5» (Wehrmaht Тruppen-Transportvorschrift Heft 5, HDv.68/5).

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Танкетка Т-27 и другие

На полях сражений Первой мировой войны сначала появились тяжелые танки, а вслед за ними — средние и легкие. Именно легкие французские танки FT17 оказались наиболее приспособленными для сопровождения пехоты и кавалерии в глубине расположения противника, после прорыва полосы его обороны. Благодаря дешевизне и относительной простоте конструкции, легкие танки выпускались в значительно больших количествах, чем остальные. Так, например, к моменту заключения перемирия 11 ноября 1918 года было изготовлено 3177 легких танков FT17. По-видимому, последнее обстоятельство, а также то, что легкие машины с экипажем всего из двух человек оказались на поле боя чуть ли не эффективнее тяжелых, подтолкнуло военных к мысли «одеть» броней каждого пехотинца. Французский полковник Ж.Этьенн и британский майор Дж.Мартель мечтали о «роях бронированных застрельщиков» — легких и дешевых бронированных машинах с экипажем из одного-двух человек. Такие сверхмалые машины получили название «танкетка» — французское уменьшительное от английского слова «танк». Уже после окончания войны идея их создания и боевого применения была развита английским военным теоретиком Дж.Фуллером. В середине 1920-х годов начался своего рода танкетный бум.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

ИСТРЕБИТЕЛЬ P-63 «КИНГКОБРА»

Данный выпуск познакомит вас с американским истребителем Белл P-63 «Кингкобра», широко применявшемся в советских ВВС. Он использовался в боевых действиях на Дальнем Востоке в августе 1945 г. и служил в нашей авиации до начала 1950-х гг.