Вместо предисловия

"После Курской дуги мы начали понимать, что стали сильнее, что можем бить немца, а немец уже не тот и Победа не за горами! И что ее приход – только вопрос времени. Сознание этого помогало нам работать с большим напряжением… И только с приходом "кукурузника" в душе появился безотчетный страх и сомнение в том, что выбрал нужное дело…, – рассказывал Л. Горлицкий, – и хоть правление Хрущева продлилось недолго, ощущение победы, гордости за свое дело как-то сгладилось, ушло на второй план!"*

(* Здесь и далее в цитатах стилистика и орфография первоисточника сохранены)

О том, что после Сталинграда, особенно после Курской битвы будто изменилось само течение войны. "Пошел не тот немец", из училищ начали приходить не бессловесные мальчики-лейтенанты, умевшие лишь "стоять до последнего" и боявшиеся своих боевых машин, но уже хорошо знающие матчасть, вооружение и даже… топографию! Все реже вспоминали бойцы анекдот: "Смотри, наш лейтенант достал карту, сейчас будет у местных жителей дорогу спрашивать!"

Из тыла, будто по волшебству, стало поступать не просто более мощное вооружение и техника, но и количество и качество "старых знакомых" улучшилось. "С 1943-го воевать стало легче. Все уже у нас было. И оружие, и патроны, и гранаты. И артиллерии хватало, и уже не немецкие танки пугали нас своим воем, а наши танки, которых стало много, пугали вечерами немцев… А все это благодаря кому? Да старикам, бабам нашим и пацанам, что в тылу трудились… До сих пор их "вторым сортом" считают, а ведь они дали нам то самое оружие, которым мы хребет Гитлеру ломали", – считает ветеран майор в отставке В. Седов, и с ним трудно не согласиться.

В самом деле, если к началу 1942 г. на всем советско-германском фронте было лишь около 2000 советских танков, до половины из которых составляли легкие машины, то к июлю 1943 г. только на Курском выступе советским командованием было сосредоточено свыше 3400 танков и САУ. Если в ходе марша 8-го мехкорпуса летом 1941 г. было потеряно до половины танков из-за неисправностей матчасти и по причине ошибок эксплуатации, то при передислокации 5-й гвардейской танковой армии в июле 1943 г. из строя по техническим причинам вышло около 5 процентов танков, из которых до половины были возвращены в строй до вступления в бой.

Но эти улучшения не происходили сами собой. Они были итогом большой работы, которую с начала войны в условиях сверхдлинного рабочего дня, недостаточного питания и отопления вели рабочие, конструкторы и технологи по пожеланиям, постоянно поступавшим с фронта.

Цель данной работы – рассказать о советском танкостроении "эры побед", от коренного перелома в Великой Отечественной войне и до смерти Иосифа Сталина, того самого периода, когда любой танкист с гордостью и во весь голос частенько повторял: "порядок в танковых войсках"!

Хочется сердечно поблагодарить за помощь в подборе и обработке материалов М. Коломийца, признанного эксперта по советскому танкостроению. Также хочется поблагодарить В. Панова, который позволил воспользоваться материалами своей обширной коллекции. И с особной теплотой вспоминаются встречи с бывшим Главным Конструктором Советской самоходной артиллерии Л.И. Горлицким, которые помогли на многое взглянуть совершенно иными глазами – глазами того, кто участвовал в разработке бронетанковой техники того времени.

Похожие книги из библиотеки

Тяжелое штурмовое орудие «Фердинанд»

Созданный как штурмовое орудие, этот самоходный истребитель танков оказался наиболее известным и результативным среди всех танков и САУ времен Второй Мировой войны. Имя «Фердинанд» стало нарицательным. Так именовали практически все немецкие самоходно-артиллерийские установки и даже в некоторых официальных документах Советской Армии 1943-1949 гг. вы нередко встретите «75-мм «Фердинанд»; 105-мм «Фердинанд»; и даже ... «150-мм «Фердинанд». Fro боялись и уважали. Ому противопоставляли проекты новых танков и САУ (часто остававшихся, впрочем, незавершенными). Его подвеска и силовой агрегат изучались всеми заинтересованными сторонами.

Нс случайно вокруг истории создания этой уникальной САУ, се устройства и боевого применения «навернуто» сегодня столько легенд и домыслов, мирно кочующих из издания в издание, что рассказ о нем, основанный на отечественных и трофейных документах, вряд ли покажется лишним.

Бои у озера Балатон. Январь–март 1945 г.

Вашему вниманию предлагается иллюстрированное издание, посвященное отражению последнего крупного немецкого танкового наступления в Венгрии в январе-марте 1945 г.

В данной публикации рассматриваются действия наземных войск, преимущественно танковых соединений и противотанковой артиллерии. При описании хода сражений авторы использовали в основном отечественные документы военных лет: отчеты о боевых действиях различных соединений; донесения о потерях и протоколы работы комиссий, изучавших в феврале — апреле 1945 г. подбитую немецкую технику.

Альбом адресуется, в первую очередь, многочисленным почитателям «непобедимых» панцерваффе.

Танковая мощь СССР часть III Золотой век

Полная история создания, совершенствования и боевого применения советского танка – с 1919 года, когда было принято решение о производстве первого из них, и до смерти Сталина. Первое издание 3-томной «Истории советского танка» Михаила Свирина стало настоящим событием в военно-исторической литературе, одним из главных бестселлеров жанра. Для нового, расширенного и исправленного и окончательного издания, фактически закрывающего тему, автор радикально переработал и дополнил свой труд эксклюзивными материалами и фотографиями из только что рассекреченных архивов.

Броневой щит Сталина. История советского танка (1937-1943)

Война 1939-1945 гг стала наиболее тяжелым испытанием для всего человечества, так как в нее были вовлечены почти все страны мира. Это была битва титанов – ют самый уникальный период, о котором спорили теоретики в начале 1930-х и в ходе которого танки применялись в больших количествах практически всеми воюющими сторонами. В это время проходила "проверка на вшивость" и глубокое реформирование первых теорий применения танковых войск. И именно советские танковые войска все это затронуто в наибольшей степени.Большинство немецких солдат, воевавших на Восточном фронте, неизменно называли три вещи, запомнившиеся им в ходе войны, – русские просторы, лютый мороз и массы советских танков. О танке Т-34 вспоминают и многие немецкие генералы, называя его "шедевром мирового танкостроения".Как, когда и почему родились те самые танки, что стали символом прошедшей войны, становым хребтом советских бронетанковых войск? Кто и в каких условиях создавал их? Каким образом СССР, потерявший большую часть своих европейских территорий и с трудом набиравший танки для обороны Москвы, смог уже в 1943 г выпустить на поля боев мощные танковые соединения?На эти вопросы призвана дать ответ эта книга, повествующая о развитии советских танков "в дни испытаний", с 1937-го по начало 1943 г. При написании книги использованы материалы архивов России и частных коллекций танкостроителей.