Глав: 11 | Статей: 64
Оглавление
Танки 1943-1955 годов стали последними танками сталинской эпохи – танками, которые помогли приблизить победу в великой войне XX века. Ни одна из крупных наступательных операций Красной армии второй половины войны не проводилась без масс танков. Концентрация их на главных направлениях Белорусской, Львовско-Сандомирской, Висло-Одерской операций не знала аналогов. Немецко-фашистская армия так и не смогла воспрянуть после потерь масс танковых войск в летнем сражении 1943 года. И перешла от действий танковых групп и танковых армий к операциям с использованием небольших танковых соединений.В этот период советские танкостроители смогли дать армии тысячи простых и дешевых, но надежных и современных боевых машин, обладающих весьма достойными характеристиками, тогда как Германия отставала если не в качестве, то в количестве боевых машин на фронте.Так каким был этот путь? Путь от освоения сырых и еще не вполне надежных боевых машин к тьме "бронированной саранчи" (как ее называли за рубежом), которая наводила страх на все страны мира в конце 1940-х – начале 1950-х? Каков был путь развития "танка Победы" в этот ответственный момент?На эти вопросы призвана ответить новая книга Михаила Свирина, основанная на документах конца войны и первых послевоенных лет.

4.5. Д-25. Альтернатив не найдено

4.5. Д-25. Альтернатив не найдено

После появления ИС-122 ("Объект 240") эксперименты с другими вариантами вооружения тяжелого танка не прекратились. Все-таки раздельное заряжание, малая скорострельность и малый возимый боекомплект заставляли конструкторов искать иные решения. 27 декабря 1943 г. вышло постановление ГКО № 4851сс о рассмотрении вооружения танка ИС новыми артсистемами. В числе них были 85-мм танковая пушка большой мощности Д-5Т-85БМ и 100-мм танковая пушка С-34. В феврале 1944 г. начались проектные работы по установке вышеназванных орудий в башне танка ИС-85.

С весны 1944 г. даже в документах НКТП танки ИС-85 все чаше именовались ИС-1, а ИС-122 – ИС-2. Поэтому создаваемые танки должны были получить индексы ИС-3* ("Объект 244") и ИС-4* ("Объект 245") [* не путать с танками ИС-3 ("Объект 703"), ИС-4 ("Объект 701"]. Однако ЦАКБ не подало в срок 100-мм танковую пушку С-34, поэтому по инициативе ОКБ № 9 (Ф.Петров) Ж. Котин принял решение, что ИС-4* необходимо вооружить 100-мм танковой пушкой Д-10Т (которую в ОКБ завода № 9 уже переделали из самоходной Д-10С и испытали), и потому в планы опытных работ включил именно эту машину под номером "объект 245". Вскоре из наркомата поступил запрос о ходе работ по танку ИС-4* с орудием С-34, которые, естественно, не начинались. Но несмотря на то что С-34 значительно опаздывала в сроке изготовления, после неизменных выяснений отношений ЦАКБ и НКТП, для испытаний указанного орудия был также выделен танк ИС, а работы по нему включены в план опытных работ, но уже под индексом ИС-5 ("Объект 248").

С изготовлением ИС-3 ("Объект 244") никаких проблем не было. Один из опытных танков ИС-85 был оснащен орудием Д-5Т-85БМ (по конструкции аналогичным Д-5С-85БМ) и отправлен на испытания. Но никаких практических преимуществ применение этого орудия в танке не дало, начальная скорость снаряда де-факто не превышала 900 м/с, и бронепробиваемость не достигла величины, указанной в задании. При стрельбе наблюдался надрыв дульной части гильз, прорыв газов назад через отверстие в капсюльной втулке, чрезмерная длина отката, вытекание стеола из накатника, резкий накат с ударом подвижной части орудия в его заключительной фазе. Танк был отвергнут.

Следующие два танка в переписке по наркомату разрабатывались под рабочим индексом ИС-100. Собственно первоначально ГКО предполагало изготовить ИС-100, вооруженный орудием С-34 ЦАКБ, но В. Грабин, как обычно, увлекся улучшениями без предварительного согласования с танкостроителями. Для удобства заряжания он предусмотрел размещение заряжающего слева от орудия, соответственно перенеся наводчика направо и таким образом установка С-34 в башне танка ИС вдруг потребовала перекомпоновать все боевое отделение, так как место командира танка также должно перекочевать с левого борта на правый. Для этого требовалось разработать новые приспособления и инструмент, изменить литейную форму, разработать новое ВКУ. Понятно, что в условиях цейтнота все это танкостроителям категорически не нравилось. Тем более что доводка С-34 чрезмерно затянулась. Поэтому кировцы больше стояли за вооружение ИС-100 по предложению ОКБ завода № 9 100-мм уже испытанным орудием Д-10Т. Но после некоторой не вполне вежливой переписки руководителя ЦАКБ с наркоматом, в которую были включены и "силовые факторы" в лице куратора НКВ Л. Берия, им пришлось изготавливать оба варианта.

ИС-4 ("Объект 245") представлял собой обычный серийный ИС-122, оснащенный 100-мм пушкой Д-10Т был похож на конкурента ИС-5 ("Объект 248") со 100-мм орудием С-34, как зеркальное отражение, так как у последнего маск-установка орудия была "перевернута" (спаренный пулемет и орудийный прицел поменялись местами, так как наводчик размещался теперь справа от казенной части), а также командирская башенка с рабочим местом командира была тоже перенесена на правую сторону крыши башни. В башне помимо наводчика, командира и заряжающего, должен был разместиться также механический досылатель выстрела, а впоследствии предполагалось установить и стабилизатор прицела. Но на испытания они поданы не были. Кроме того, выяснилось, что для нормальной работы досылателя требовалось увеличить длину башни на 200-300 мм, против чего возражал не только завод, но и наркомат в целом. И хоть В. Грабин, требуя, чтобы танкостроители изготовили башню, специально приспособленную для С-34, подключил "артиллерию" самого высокого ранга, анализ габаритов изделия показал, что башня получалась чрезмерно большой, что не позволяло отливать ее без модернизации производства.

Танк ИС-4 ("Объект 245") во дворе ЧКЗ. Лето 1944 г.



Танк ИС-5 ("Объект 248") во дворе ЧКЗ. Лето 1944 г.

Тем не менее первые совместные испытания танков ИС-4 и ИС-5 оказались неудачными для обоих во всех отношениях. Конструкция орудийной люльки была недостаточно прочной, "плакали" противооткатные приспособления. Танки были забракованы, но работникам полигона больше понравился ИС-5, как обеспечивший лучшие условия работы заряжающего.

С 1 по 6 июля 1944 г. на Гороховецком полигоне продолжились совместные испытания танков ИС-4 и ИС-5 с пушкой Д-10 ОКБ № 9 и с пушкой С-34 ЦАКБ соответственно. Теперь была отмечена более надежная работа механизмов пушки Д-10Т в башне танка ИС, но впечатление о танке портили недостаточный боекомплект для орудия (не более 30 выстрелов), плохая вентиляция боевого отделения и большие трудности для работы заряжающего. Пушка С-34 вновь "капризничала", кроме того, откатывающаяся при выстрелах казенная часть орудия могла задеть командира танка, рабочее место которого следовало перенести еще дальше вправо.

Полигонные испытания ИС-4 ("Обьект 245"). Лето 1944 г.



Полигонные испытания ИС-5 ("Объект 248"). Лето 1944 г.

В октябре 1944 г. ЦАКБ в очередной раз доработало свое изделие. В башне ИС-5 появился упрощенный досылатель, который, впрочем, вышел из строя еще до начала стрельб. Боекомплект орудия был доведен до 36 выстрелов. Рабочее место командира танка было отнесено еще дальше к правому борту, была проведена также доработка конструкции люльки. Испытания подтвердили значительно возросшие боевые качества танка. По скорострельности, например, ИС-5 оставил позади себя все известные тяжелые танки ИС, а по точности стрельбы с хода (после установки прицела со стабилизированной линией визирования) равных ему в то время также не было. В октябре же НКБ подал на испытания 100-мм бронебойные снаряды. Но производство танка ИС со 100-мм орудием тогда же было сочтено нецелесообразным.

Так почему же? Ведь любой начитанный "диванный стратег" скажет вам, что переход к вооружению танка 100-мм пушкой дает следующие преимущества:

1. Унитарный выстрел, а значит – большая скорострельность.

2. Меньший калибр, а значит – больший боекомплект.

3. Большая бронепробиваемость.

Возразить что-либо на первый довод вроде бы трудно, ведь при стрельбе с места 100-мм пушка дает некоторые преимущества перед 122-мм. Но не следует забывать, что огонь из танков в то время производился в бою чаще всего с коротких остановок, то есть – заряжание велось в движении, а в данной ситуации быстрая перезарядка тяжелым и длинным боеприпасом (выстрелом) практически невозможна, а также раздельный выстрел (как два сравнительно коротких и менее тяжелых цилиндра), по заверениям испытателей, даже был несколько удобнее при выборе типа снаряда в тесном боевом отделении. Так что в большинстве случаев практическая скорострельность ИС-122 (1,5-3 выстр./мин) не слишком сильно отличалась даже от практической скорострельности среднего Т-34-85 с орудием Д-5 (не свыше 3-5 выстр./мин).

Второй довод насчет большего возимого боекомплекта не выдерживает разумной критики. Ведь преимущества раздельного заряжания в тесном боевом отделении танка в том и состоят, что снаряды можно хранить отдельно от гильз с зарядами и таким образом в боевом отделении сложной формы танка ИС можно было напихать их более плотно.

Собственно – так это и случилось, ведь БК танка ИС-122 состоял из 28 выстрелов, а ИС-4 ("Объект 245") со 100-мм пушкой Д-10 из 29 выстрелов. ЦАКБ, правда, удалось путем долгой канители довести БК танка ИС-5 ("Объект 248") до 36 выстрелов, но, по заверению испытателей, пользоваться шестью выстрелами, расположенными в передней части корпуса, в боевой обстановке не представлялось возможным (водитель должен был покинуть свое место). Так что и здесь выигрыш оказался очень условным.

Ну и насчет бронепробиваемости. Опять же, высказываясь за 100-мм орудие, "танкисты-теоретики" говорят о большей бронепробиваемости 100-мм пушки Д-10. Но говорят об этом, как об аксиоме, опираясь на данные, приведенные в руководстве на 100-мм пушку 50-х годов. Но в войну даже по таблицам эти цифры были чуть-чуть иными.

Давайте сравним табличные данные бронепробиваемости, отраженные в отчете НКВ Л. Берия от 4 мая 1944 г.:

Таблица пробивной способности новых танковых пушек большой мощности

– || 100-мм пушка Д-10 | 122-мм пушка Д-25 ||

вес бронеб. наряда || 15,6 кг | 25 кг ||

нач скорость || 890 м/с | 800 м/с ||

дальность/уг. встречи ||0° | 30° | 55° || 0° | 30° | 55° ||

300 м || 164 | 136 | 76 || 160 | 130 | 72 ||

500 м || 159 | 132 | 73 || 155 | 127 | 70 ||

1000 м || 149 | 122 | 68 || 144 | 117 | 65 ||

1500 м || 138 | 112 | 62 || 133 | 107 | 60 ||

2000 м || 127 | 103 | 57 || 122 | 98 | 55 ||

Нетрудно заметить, что даже теоретический выигрыш 100-мм пушки в бронепробиваемости составляет в среднем 4-5 мм при прочих равных условиях. Причем хочется подчеркнуть слово "теоретический". Именно потому, что в 1944 г. на испытаниях выяснилось, что эти расчетные табличные данные плохо стыкуются с практикой.

Ведь расчеты бронепробиваемости проверялись на сравнительно вязкой отечественной броне преимущественно средней твердости по нормали, а с лета 1944 г. немцы применяли уже главным образом броню повышенной твердости, которая, будучи более устойчива к бронебойным снарядам малого и среднего калибра, была более хрупкой, и для ее пробития на первое место выступала уже не столько высокая начальная скорость, сколько большая масса снаряда.

Это приводило, например, к тому, что лобовая броня танка "Пантера" (наклоненная к горизонту на угол 55°) стала легко пробиваться 122-мм снарядом с фантастических дистанций (например, с 2000-2500 м), а если снаряд и рикошетировал – в броне оставались трещины и даже проломы.

Орудие Д-25 с поршневым затвором.



Танки ИС-2 (ИС-122) на фронте. Осень 1944 г.

Оглавление книги


Генерация: 0.107. Запросов К БД/Cache: 3 / 0