4.5. Д-25. Альтернатив не найдено

После появления ИС-122 ("Объект 240") эксперименты с другими вариантами вооружения тяжелого танка не прекратились. Все-таки раздельное заряжание, малая скорострельность и малый возимый боекомплект заставляли конструкторов искать иные решения. 27 декабря 1943 г. вышло постановление ГКО № 4851сс о рассмотрении вооружения танка ИС новыми артсистемами. В числе них были 85-мм танковая пушка большой мощности Д-5Т-85БМ и 100-мм танковая пушка С-34. В феврале 1944 г. начались проектные работы по установке вышеназванных орудий в башне танка ИС-85.

С весны 1944 г. даже в документах НКТП танки ИС-85 все чаше именовались ИС-1, а ИС-122 – ИС-2. Поэтому создаваемые танки должны были получить индексы ИС-3* ("Объект 244") и ИС-4* ("Объект 245") [* не путать с танками ИС-3 ("Объект 703"), ИС-4 ("Объект 701"]. Однако ЦАКБ не подало в срок 100-мм танковую пушку С-34, поэтому по инициативе ОКБ № 9 (Ф.Петров) Ж. Котин принял решение, что ИС-4* необходимо вооружить 100-мм танковой пушкой Д-10Т (которую в ОКБ завода № 9 уже переделали из самоходной Д-10С и испытали), и потому в планы опытных работ включил именно эту машину под номером "объект 245". Вскоре из наркомата поступил запрос о ходе работ по танку ИС-4* с орудием С-34, которые, естественно, не начинались. Но несмотря на то что С-34 значительно опаздывала в сроке изготовления, после неизменных выяснений отношений ЦАКБ и НКТП, для испытаний указанного орудия был также выделен танк ИС, а работы по нему включены в план опытных работ, но уже под индексом ИС-5 ("Объект 248").

С изготовлением ИС-3 ("Объект 244") никаких проблем не было. Один из опытных танков ИС-85 был оснащен орудием Д-5Т-85БМ (по конструкции аналогичным Д-5С-85БМ) и отправлен на испытания. Но никаких практических преимуществ применение этого орудия в танке не дало, начальная скорость снаряда де-факто не превышала 900 м/с, и бронепробиваемость не достигла величины, указанной в задании. При стрельбе наблюдался надрыв дульной части гильз, прорыв газов назад через отверстие в капсюльной втулке, чрезмерная длина отката, вытекание стеола из накатника, резкий накат с ударом подвижной части орудия в его заключительной фазе. Танк был отвергнут.

Следующие два танка в переписке по наркомату разрабатывались под рабочим индексом ИС-100. Собственно первоначально ГКО предполагало изготовить ИС-100, вооруженный орудием С-34 ЦАКБ, но В. Грабин, как обычно, увлекся улучшениями без предварительного согласования с танкостроителями. Для удобства заряжания он предусмотрел размещение заряжающего слева от орудия, соответственно перенеся наводчика направо и таким образом установка С-34 в башне танка ИС вдруг потребовала перекомпоновать все боевое отделение, так как место командира танка также должно перекочевать с левого борта на правый. Для этого требовалось разработать новые приспособления и инструмент, изменить литейную форму, разработать новое ВКУ. Понятно, что в условиях цейтнота все это танкостроителям категорически не нравилось. Тем более что доводка С-34 чрезмерно затянулась. Поэтому кировцы больше стояли за вооружение ИС-100 по предложению ОКБ завода № 9 100-мм уже испытанным орудием Д-10Т. Но после некоторой не вполне вежливой переписки руководителя ЦАКБ с наркоматом, в которую были включены и "силовые факторы" в лице куратора НКВ Л. Берия, им пришлось изготавливать оба варианта.

ИС-4 ("Объект 245") представлял собой обычный серийный ИС-122, оснащенный 100-мм пушкой Д-10Т был похож на конкурента ИС-5 ("Объект 248") со 100-мм орудием С-34, как зеркальное отражение, так как у последнего маск-установка орудия была "перевернута" (спаренный пулемет и орудийный прицел поменялись местами, так как наводчик размещался теперь справа от казенной части), а также командирская башенка с рабочим местом командира была тоже перенесена на правую сторону крыши башни. В башне помимо наводчика, командира и заряжающего, должен был разместиться также механический досылатель выстрела, а впоследствии предполагалось установить и стабилизатор прицела. Но на испытания они поданы не были. Кроме того, выяснилось, что для нормальной работы досылателя требовалось увеличить длину башни на 200-300 мм, против чего возражал не только завод, но и наркомат в целом. И хоть В. Грабин, требуя, чтобы танкостроители изготовили башню, специально приспособленную для С-34, подключил "артиллерию" самого высокого ранга, анализ габаритов изделия показал, что башня получалась чрезмерно большой, что не позволяло отливать ее без модернизации производства.

Танк ИС-4 ("Объект 245") во дворе ЧКЗ. Лето 1944 г.

Танк ИС-5 ("Объект 248") во дворе ЧКЗ. Лето 1944 г.

Танк ИС-5 ("Объект 248") во дворе ЧКЗ. Лето 1944 г.

4.5. Д-25. Альтернатив не найдено

Тем не менее первые совместные испытания танков ИС-4 и ИС-5 оказались неудачными для обоих во всех отношениях. Конструкция орудийной люльки была недостаточно прочной, "плакали" противооткатные приспособления. Танки были забракованы, но работникам полигона больше понравился ИС-5, как обеспечивший лучшие условия работы заряжающего.

С 1 по 6 июля 1944 г. на Гороховецком полигоне продолжились совместные испытания танков ИС-4 и ИС-5 с пушкой Д-10 ОКБ № 9 и с пушкой С-34 ЦАКБ соответственно. Теперь была отмечена более надежная работа механизмов пушки Д-10Т в башне танка ИС, но впечатление о танке портили недостаточный боекомплект для орудия (не более 30 выстрелов), плохая вентиляция боевого отделения и большие трудности для работы заряжающего. Пушка С-34 вновь "капризничала", кроме того, откатывающаяся при выстрелах казенная часть орудия могла задеть командира танка, рабочее место которого следовало перенести еще дальше вправо.

Полигонные испытания ИС-4 ("Обьект 245"). Лето 1944 г.

Полигонные испытания ИС-5 ("Объект 248"). Лето 1944 г.

Полигонные испытания ИС-5 ("Объект 248"). Лето 1944 г.

4.5. Д-25. Альтернатив не найдено

В октябре 1944 г. ЦАКБ в очередной раз доработало свое изделие. В башне ИС-5 появился упрощенный досылатель, который, впрочем, вышел из строя еще до начала стрельб. Боекомплект орудия был доведен до 36 выстрелов. Рабочее место командира танка было отнесено еще дальше к правому борту, была проведена также доработка конструкции люльки. Испытания подтвердили значительно возросшие боевые качества танка. По скорострельности, например, ИС-5 оставил позади себя все известные тяжелые танки ИС, а по точности стрельбы с хода (после установки прицела со стабилизированной линией визирования) равных ему в то время также не было. В октябре же НКБ подал на испытания 100-мм бронебойные снаряды. Но производство танка ИС со 100-мм орудием тогда же было сочтено нецелесообразным.

Так почему же? Ведь любой начитанный "диванный стратег" скажет вам, что переход к вооружению танка 100-мм пушкой дает следующие преимущества:

1. Унитарный выстрел, а значит – большая скорострельность.

2. Меньший калибр, а значит – больший боекомплект.

3. Большая бронепробиваемость.

Возразить что-либо на первый довод вроде бы трудно, ведь при стрельбе с места 100-мм пушка дает некоторые преимущества перед 122-мм. Но не следует забывать, что огонь из танков в то время производился в бою чаще всего с коротких остановок, то есть – заряжание велось в движении, а в данной ситуации быстрая перезарядка тяжелым и длинным боеприпасом (выстрелом) практически невозможна, а также раздельный выстрел (как два сравнительно коротких и менее тяжелых цилиндра), по заверениям испытателей, даже был несколько удобнее при выборе типа снаряда в тесном боевом отделении. Так что в большинстве случаев практическая скорострельность ИС-122 (1,5-3 выстр./мин) не слишком сильно отличалась даже от практической скорострельности среднего Т-34-85 с орудием Д-5 (не свыше 3-5 выстр./мин).

Второй довод насчет большего возимого боекомплекта не выдерживает разумной критики. Ведь преимущества раздельного заряжания в тесном боевом отделении танка в том и состоят, что снаряды можно хранить отдельно от гильз с зарядами и таким образом в боевом отделении сложной формы танка ИС можно было напихать их более плотно.

Собственно – так это и случилось, ведь БК танка ИС-122 состоял из 28 выстрелов, а ИС-4 ("Объект 245") со 100-мм пушкой Д-10 из 29 выстрелов. ЦАКБ, правда, удалось путем долгой канители довести БК танка ИС-5 ("Объект 248") до 36 выстрелов, но, по заверению испытателей, пользоваться шестью выстрелами, расположенными в передней части корпуса, в боевой обстановке не представлялось возможным (водитель должен был покинуть свое место). Так что и здесь выигрыш оказался очень условным.

Ну и насчет бронепробиваемости. Опять же, высказываясь за 100-мм орудие, "танкисты-теоретики" говорят о большей бронепробиваемости 100-мм пушки Д-10. Но говорят об этом, как об аксиоме, опираясь на данные, приведенные в руководстве на 100-мм пушку 50-х годов. Но в войну даже по таблицам эти цифры были чуть-чуть иными.

Давайте сравним табличные данные бронепробиваемости, отраженные в отчете НКВ Л. Берия от 4 мая 1944 г.:

Таблица пробивной способности новых танковых пушек большой мощности

– || 100-мм пушка Д-10 | 122-мм пушка Д-25 ||

вес бронеб. наряда || 15,6 кг | 25 кг ||

нач скорость || 890 м/с | 800 м/с ||

дальность/уг. встречи ||0° | 30° | 55° || 0° | 30° | 55° ||

300 м || 164 | 136 | 76 || 160 | 130 | 72 ||

500 м || 159 | 132 | 73 || 155 | 127 | 70 ||

1000 м || 149 | 122 | 68 || 144 | 117 | 65 ||

1500 м || 138 | 112 | 62 || 133 | 107 | 60 ||

2000 м || 127 | 103 | 57 || 122 | 98 | 55 ||

Нетрудно заметить, что даже теоретический выигрыш 100-мм пушки в бронепробиваемости составляет в среднем 4-5 мм при прочих равных условиях. Причем хочется подчеркнуть слово "теоретический". Именно потому, что в 1944 г. на испытаниях выяснилось, что эти расчетные табличные данные плохо стыкуются с практикой.

Ведь расчеты бронепробиваемости проверялись на сравнительно вязкой отечественной броне преимущественно средней твердости по нормали, а с лета 1944 г. немцы применяли уже главным образом броню повышенной твердости, которая, будучи более устойчива к бронебойным снарядам малого и среднего калибра, была более хрупкой, и для ее пробития на первое место выступала уже не столько высокая начальная скорость, сколько большая масса снаряда.

Это приводило, например, к тому, что лобовая броня танка "Пантера" (наклоненная к горизонту на угол 55°) стала легко пробиваться 122-мм снарядом с фантастических дистанций (например, с 2000-2500 м), а если снаряд и рикошетировал – в броне оставались трещины и даже проломы.

Орудие Д-25 с поршневым затвором.

Танки ИС-2 (ИС-122) на фронте. Осень 1944 г.

Танки ИС-2 (ИС-122) на фронте. Осень 1944 г.

4.5. Д-25. Альтернатив не найдено

Похожие книги из библиотеки

Броня крепка: История советского танка 1919-1937

Современный танк является наиболее совершенным образцом сухопутной боевой техники. Это сгусток энергии, воплощение боевой мощи, могущества. Когда танки, развернутые в боевой порядок, устремляются в атаку, они несокрушимы, как божья кара… В одно и то же время танк красив и уродлив, пропорционален и аляповат, совершенен и уязвим. Будучи установленным на постамент, танк являет собой законченное изваяние, способное заворожить… Советские танки всегда были признаком могущества нашей страны. Большинство немецких солдат, воевавших на нашей земле в 1941-1945 гг., называли три веши, больше всего запомнившиеся им, – русские просторы, морозы и танки. Советские танки. Точнее – массы советских танков, которые, подобно несокрушимым монстрам, прокатились по Европе, все сметая на своем пути… Уникальная книга, которую вы держите в руках, откроет читателю историю создания советского танка с момента принятия решения о производстве первого из них в 1919 году и до конца 1937 года. Вы узнаете, какие машины составляли ударную мощь одной шестой части суши в боях с японскими милитаристами и в республиканской Испании. В книге использованы редкие материалы и фотографии из архивов России, гриф секретности с которых только-только снят.

Танковая мощь СССР часть III Золотой век

Полная история создания, совершенствования и боевого применения советского танка – с 1919 года, когда было принято решение о производстве первого из них, и до смерти Сталина. Первое издание 3-томной «Истории советского танка» Михаила Свирина стало настоящим событием в военно-исторической литературе, одним из главных бестселлеров жанра. Для нового, расширенного и исправленного и окончательного издания, фактически закрывающего тему, автор радикально переработал и дополнил свой труд эксклюзивными материалами и фотографиями из только что рассекреченных архивов.

Курская дуга. 5 июля — 23 августа 1943 г.

Вашему вниманию предлагается иллюстрированное издание, посвященное боевым действиям на Курской Дуге. Составляя издание, авторы не ставили перед собой цель дать всеобъемлющее описание хода боевых действии лета 1943 г. Они использовали в качестве первоисточников в основном отечественные документы тех лет: журналы боевых действий, отчеты о боевых действиях и потерях, предоставленные различными военными соединениями, и протоколы работы комиссий, занимавшихся в июле-августе 1943 г. изучением новых образцов боевой техники Германии. В издании рассматриваются преимущественно действия противотанковой артиллерии и бронетанковых войск и не рассматриваются действия авиации и пехотных соединений.

Книга содержит таблицы. Рекомендуется просматривать читалками, поддерживающими отображение таблиц: CoolReader 2 и 3, AlReader.

* * *

Тяжелое штурмовое орудие «Фердинанд»

Созданный как штурмовое орудие, этот самоходный истребитель танков оказался наиболее известным и результативным среди всех танков и САУ времен Второй Мировой войны. Имя «Фердинанд» стало нарицательным. Так именовали практически все немецкие самоходно-артиллерийские установки и даже в некоторых официальных документах Советской Армии 1943-1949 гг. вы нередко встретите «75-мм «Фердинанд»; 105-мм «Фердинанд»; и даже ... «150-мм «Фердинанд». Fro боялись и уважали. Ому противопоставляли проекты новых танков и САУ (часто остававшихся, впрочем, незавершенными). Его подвеска и силовой агрегат изучались всеми заинтересованными сторонами.

Нс случайно вокруг истории создания этой уникальной САУ, се устройства и боевого применения «навернуто» сегодня столько легенд и домыслов, мирно кочующих из издания в издание, что рассказ о нем, основанный на отечественных и трофейных документах, вряд ли покажется лишним.