Глав: 11 | Статей: 64
Оглавление
Танки 1943-1955 годов стали последними танками сталинской эпохи – танками, которые помогли приблизить победу в великой войне XX века. Ни одна из крупных наступательных операций Красной армии второй половины войны не проводилась без масс танков. Концентрация их на главных направлениях Белорусской, Львовско-Сандомирской, Висло-Одерской операций не знала аналогов. Немецко-фашистская армия так и не смогла воспрянуть после потерь масс танковых войск в летнем сражении 1943 года. И перешла от действий танковых групп и танковых армий к операциям с использованием небольших танковых соединений.В этот период советские танкостроители смогли дать армии тысячи простых и дешевых, но надежных и современных боевых машин, обладающих весьма достойными характеристиками, тогда как Германия отставала если не в качестве, то в количестве боевых машин на фронте.Так каким был этот путь? Путь от освоения сырых и еще не вполне надежных боевых машин к тьме "бронированной саранчи" (как ее называли за рубежом), которая наводила страх на все страны мира в конце 1940-х – начале 1950-х? Каков был путь развития "танка Победы" в этот ответственный момент?На эти вопросы призвана ответить новая книга Михаила Свирина, основанная на документах конца войны и первых послевоенных лет.

6.6. Новый виток в жизни тяжеловесов

6.6. Новый виток в жизни тяжеловесов

Служебная карьера "Щучьего носа"

7 сентября 1945 года в Берлине состоялся парад союзных войск в честь окончания Второй мировой войны. Парад принимали от СССР Главнокомандующий советскими оккупационными войсками маршал Г. Жуков, от США командующий 3-й армией генерал Дж. Паттон, от Великобритании генерал Робертсон и от Франции генерал Кениг. Парад на Шарлоггенбургском шоссе открыла пехота с развернутыми знаменами четырех держав, и после короткого перерыва к зрителям приблизилась механизированная колонна очень разношерстных боевых машин. Здесь были легкие танки М24 "Чаффи" американского 705-го танкового батальона, за ними следовали танки французской 1-й танковой дивизии, бронетанковые войска Великобритании представляли танки "Комета". И в заключение парада чинно и важно пророкотали своими дизелями танки ИС-3 71-го гвардейского тяжелого танкового полка 2-й гвардейской танковой армии.

Танки ИС-3 во время парада в Берлине. 7 сентября 1945 г.


Как и следовало ожидать, новые советские боевые машины произвели на союзников сильное впечатление и некоторое время были сенсацией в сообщениях Западной прессы. "Помню, как-то уже летом Котин привез из Москвы какие-то американские газеты. Там были фотографии ИС-3 и ИСУ-152 и заметка, говорящая, что русские обладают сегодня самыми мощными танками в мире", – рассказывал Л. Горлицкий.

Полк танков ИС-3 на учениях Ленинградского военного округа. Осень 1947 г.



Подразделение танков ИС-3 на учениях. Венгрия 1958 г.

Несмотря на завершение войны, танк ИС-3 находился в интенсивном серийном производстве с программой 350 танков в месяц. Сначала их выпуск шел параллельно ИС-2, но с осени они полностью вытеснили своих старших собратьев из сборочных цехов ЧКЗ. Несмотря на то что расчетная себестоимость серийных машин ИС-3 должна была составлять 320000 рублей, реально она с самого начала производства не поднималась выше 290 тыс. руб., а с июня составила всего 267000 руб. Всего за время серийного производства заводом было сдано 2310 танков ИС-3, но…

С начала войсковой эксплуатации танки ИС-3 вдруг стали сопровождать отрицательные отзывы и рекламации, так что со второй половины 1946 г. только что изготовленные танки начали отправляться для проведения ремонта и модернизации по программе УКН. В этом месте многие послевоенные авторы с яростью обрушиваются на какие-то "конструктивные дефекты", которые якобы имели место быть у танка ИС-3, но отмеченные дефекты имели место быть не только у ИС-3, но также у ИС-2, Т-34, Т-44 и Т-54. Они были связаны с окончанием войны и ужесточением требований к ресурсу танков в целом и отдельных его узлов в частности. Для определения перечня мероприятий к данному типу танков, была создана комиссия из представителей штаба БТМВ и Минтрансмаш, которая для тяжелых танков типа ИС-3 в 1946 г. потребовала реализации следующих мероприятий:

1) увеличение ресурса двигателя дизеля до (не менее) 250 моточасов, защитить двигатель при погибе днища от взрывов противоклиренсных фугасов;

2) увеличение ресурса трансмиссии до 2000 км межремонтного пробега;

3) предотвращение течи масла из механизмов поворота, бортовых редукторов и опорных катков танка;

4) улучшение вентиляции боевого отделения с возможностью продувки канала ствола после выстрела, или дополнения танка фильтровентиляционной установкой приточного типа;

5) введение механизма облегчения заряжения орудия в движении;

6) улучшение системы командирской наводки башни танка.

Танки ИС-3 стали первыми танками, подвергшимися большому объему работа по УКН, доводящих их до состояния пригодности к эксплуатации в мирное время. Эти работы для ИС-3 проводились спешно в период 1947-1953 гг.

Общий вид танка ИС-3 после проведения программы УКН.




В ходе этого были усилены подмоторный фундамент и кронштейны крепления двигателя, усилено крепление КПП, сменен подбашенный лист с беговой дорожкой погона, доработана конструкция главного фрикциона, введены новые уплотнения бортовых редукторов и опорных катков. Вместо ручного маслоподкачивающего насоса установлен электрический. Начиная с 1950 г. на танки начали устанавливать двигатель В-2-54 (В-54). При этом масса танка возросла до 48,5-49 т.

Стоимость модернизации ИС-3 была немалой – от 190 тыс. руб. до 250 тыс. руб., но руководство БТМВ шло на это, ведь выпуск новых танков в этот период ограничивался лимитом броневого проката, так как блюминги работали теперь главным образом на восстановление народного хозяйства.

Все было бы ничего, но однажды в ходе обстрела танка ИС-3 из 100-мм орудия бронебойный снаряд попал как раз в ребро ("горбинку") на лобовой детали. И это привело к катастрофе. Бронекорпус танка ИС-3 моментально лопнул по сварным швам, превратившись в плохо скрепленную кучу бронелистов… "Мы все были в шоке. Самыймощный танк имеет ахиллесову пяту и может быть полностью разрушен одним удачным попаданием", – говорил Л. Горлицкий.

НИИ-48 совместно с ВНИИ-100 спешно принялись подкреплять лобовую часть корпуса, но репутация танка в целом была подпорчена. Танк ИС-3 был выведен из разряда перспективных.

Танк ИС-3 по завершении программы УКН и модернизации. Примерно 1955 г.


Устройство ИС-3

Корпус тяжелого танка ИС-3 (объект 703) имел переднюю часть, весьма выгодную с точки зрения снарядной стойкости. Лобовые листы корпуса были установлены с двойным наклоном и под большим углом к вертикали. В послевоенной литературе для такой формы установился термин "Щучий нос", хотя в документах НКТП 1945 г. эта форма именуется "нос с горбинкой", или "таранный нос". Верхней части бортов был придан обратный наклон, позволяющий уместить широкий погон башни без уширения колеи. Наклонные бронелисты в нижней части бортов позволили снизить массу корпуса, за счет чего усилить броневую защиту в наиболее ответственных местах. Кормовой лист корпуса для удобства доступа к агрегатам силовой передачи по типу Т-34 и ИС-2 был выполнен откидным.

Бронекорпус танка ИС-3 до программы УКН и модернизации. 1945 г.


Механик-водитель размещался впереди по оси машины, что улучшало обзор и уменьшало риск его гибели при наезде гусеницы на противотанковую мину. Над сиденьем механика-водителя имелся люк со сдвигающейся в сторону крышкой, в которой устанавливался смотровой прибор. Перед открыванием люка смотровой прибор надо было вынимать. За сиденьем водителя, в днище, размещался запасной эвакуационный люк.

Бронекорпус танка ИС-3М. После 1948 г.


Литая башня танка ИС-3 имела приплюснутую сферо-эллиптическую форму. В крыше башни располагался большой овальный люк, закрытый в боевых условиях двумя крышками. В правой крышке был установлен смотровой прибор заряжающего – МК-4, в левой, где располагался командирский люк наблюдения, была смонтирована панорама, танковый прибор наблюдения командира, ТПК-1. Прибор предназначался для наблюдения за местностью, определения дальности до цели, целеуказания и корректировки артогня. Для снижения высоты машины командирской башенки танк не имел, хотя по одному из вариантов предусматривалась ее установка. Еще один прибор наблюдения наводчика типа МК-4 устанавливался в верхней передней части башни, слева по ходу.

Башня танка ИС-3 (ИС-3М).


Механизм поворота башни – планетарный, с ручным и электрическим бесступенчатыми приводами. Электропривод оборудовался системой командирского управления, когда командир мог, удерживая цель в поле зрения смотрового прибора, нажать на кнопку, установленную на приборе, и повернуть башню в заданном направлении по кратчайшему пути. При совпадении линии визирования с осью канала ствола башня автоматически останавливалась. Максимальная скорость поворота башни составляла 12 °/с.

Вооружение танка ИС-3 состояло из 122-мм танковой пушки Д-25Т обр. 1943 г. с длиной ствола 48 калибров и спаренного с ней 7,62-мм пулемета ДТ, которые были установлены в литой маске башни. Пушка снабжалась двухкамерным дульным тормозом и горизонтальным клиновым затвором с полуавтоматикой механического типа. Начальная скорость бронебойного снаряда достигала 781 м/с. Прицельная дальность стрельбы с помощью телескопического прицела ТШ-17 составляла 5000 м, а предельная с помощью бокового уровня – 15000 м. Скорострельность 2-3 выстр./мин.

Установка 122-мм орудия Д-25 в башне танка ИС-3.


На крыше башни на зенитной турели мог устанавливаться зенитный 12,7-мм пулемет ДШК. Примерно с 1948 г. на многих танках зенитные пулеметы были демонтированы.

Боекомплект пушки состоял из 28 выстрелов раздельного заряжания, в том числе: 18 с осколочно-фугасными снарядами и 10 с бронебойными. Для облегчения работы заряжающего укладки, предназначенные для размещения бронебойных снарядов, окрашивались в черный цвет, а остальные – в серо-стальной, или "дикий".

Боекомплект пулемета ДТ состоял из 945 патронов, снаряженных в 15 магазинов, а для пулемета ДШК – из 5 лент по 50 патронов, каждая из которых укладывалась в отдельную коробку. Одна коробка устанавливалась на пулемет, остальные размещались в боевом отделении.

Боевое отделение танка ИС-3.


Двенадцатицилиндровый четырехтактный V-образный дизельный двигатель В-11-ИС-3 жидкостного охлаждения с рабочим объемом 38880 см3 и максимальной мощностью 520 л.с. (382,5 кВт) при 2200 об/мин был установлен на кронштейнах, приваренных к бортовым листам корпуса.

Установка двигателя в МТО ИС-3.


В топливную систему танка входили четыре внутренних коробчатых металлических сварных бака общей емкостью 450 л, расположенных по два справа и слева от двигателя, как правая и левая группы. Четыре наружных цилиндрических бака емкостью по 90 л каждый крепились на наклонных листах корпуса по бортам кормовой части и были подключены к внутренним. Баки имели механические приспособления для сброса, состоящие из защелок с тросовым управлением. Рукоятки сброса устанавливались по бортам задней части боевого отделения.

Система охлаждения – жидкостная, закрытая, с принудительной циркуляцией, воздухоочистители типа "Мультициклон". В систему охлаждения встроен котел для подогрева охлаждающей жидкости зимой с помощью паяльной лампы.

Запуск двигателя осуществлялся электростартером СТ-700 или сжатым воздухом из двух баллонов емкостью 5 л каждый, расположенных под верхними наклонными листами лобовой части корпуса. Инерционный стартер, в отличие от ИС-2, отсутствовал.

Трансмиссия – механическая. Главный фрикцион – многодисковый, сухой, сталь по асбобакелиту. Коробка передач (КП) – восьмискоростная, с демультипликатором. Планетарные механизмы поворота – двухступенчатые, располагались на концах главного вала КП. Блокировочные фрикционы ПМП – многодисковые, сухие, сталь по стали. Тормоза плавающие, ленточные, чугун по стали. Бортовые передачи – понижающие редукторы с простым шестеренчатым и планетарным рядом.

Ведущие колеса имели съемные венцы с 14 зубьями. Направляющее колесо было взаимозаменяемым с опорными катками. Механизм натяжения гусениц – винтовой, кривошипный.

В подвеске танка имелось 6 пар сдвоенных опорных и 3 пары поддерживающих катков. Подвеска опорных катков – индивидуальная, торсионная.

Подвеска танка ИС-3.


Гусеница – мелкозвенчатая, цевочного зацепления. Номинальное число траков в каждой гусенице – 86, минимально допустимое – 79. Соединение траков – открытым шарниром. Шаг трака – 160 мм, ширина – 650 мм. Трак представлял собой отливку или фасонную штамповку.

Система электрооборудования – однопроводная, напряжением 24-вольта. В сети имелось пять источников питания – электрогенератор мощностью 1500 Вт и четыре аккумуляторные батареи. Потребители электроэнергии – системы внешнего и внутреннего освещения танка, электромотор поворота башни, электростартер, сигнал, системы связи.

Схема электрооборудования танка ИС-3.


К системам связи на танке ИС-3 относятся радиостанция 10-РК-26 (10-Р на ранних) и танковое переговорное устройство ТПУ-4бисФ.

ЧКЗ вырывается вперед

Поскольку начало 1946 г. поставило крест на серийном выпуске ИС-3 ("объект 703"), в марте 1946 г. руководство Минтрансмаша совместно с командованием БТ и MB ВС СССР обратились к правительству с просьбой разрешить серийный выпуск танка "объект 701" вместо ИС-3.

После рассмотрения всех материалов по новому тяжелому танку Совет Министров СССР постановлением № 961-403сс от 29 апреля 1946 г. принял танк "объект 701" на вооружение Вооруженных Сил СССР под индексом ИС-4. Предполагалось, что уже в октябре 1946 г. ЧКЗ начнет производство новых тяжелых танков, однако до конца года ни один ИС-4 не покинул ворот завода.

Оказалось, что техническая документация нового тяжелого танка для серийного производства не отработана. В конструкцию машины пришлось спешно ввести более 80 изменений. Лишь в марте 1947 г. в Челябинске началось изготовление первых танков указанного типа, а в апреле первые две машины (головные образцы с заводскими номерами № 611А3 и № 611А5) поступили на министерские испытания. В ходе испытаний ИС-4 прошли около 1400 километров в различных дорожных условиях. Комиссия под председательством Главного контролера МИНТРАНСМАШ К. Гаврутта отмечала, что новые тяжелые танки также имеют массу недостатков. Например, двигатель не развивал полной мощности, ненадежно работали бортовые редукторы, приводы управления трансмиссией требовали частой и сложной регулировки, башенный вентилятор не обеспечивал очистки боевого отделения при интенсивной стрельбе, а при работающем двигателе из-за сильных шумов и помех пользоваться радиостанцией было невозможно.

Эталонный танк ИС-4 на министерских испытаниях. Весна-лето 1947 г.


Кроме того, выяснилось, что сильный вой вентиляторов при работе двигателя демаскирует танк (при движении ИС-4 в полевых условиях в вечернее время при полном безветрии вой вентиляторов мог быть слышен за 7-8 километров), а вождение новой боевой машины требует особых навыков и специальной подготовки механика-водителя.

Заключение комиссии было категоричным: "Результаты проведенных испытаний показали, что танки ИС-4 не обладают достаточной надежностью в эксплуатации и государственные испытания не выдержали".

Эталонный танк ИС-4 на министерских испытаниях. Весна-лето 1947 г.


После устранения отмеченных недостатков в июне-июле 1947 г. два первых образца установочной партии прошли государственные испытания в районе Челябинска. По результатам испытаний комиссия наметила перечень мероприятий по доводке ИС-4 в количестве 121 пункта. Для устранения всех замечаний заводу требовалось провести серьезную модернизацию танка. В результате в конструкции танка были аннулированы 238 узлов и 740 деталей, а введены 264 улучшенных узла и 946 новых деталей. Их работа проверялась на 25 танках установочной партии, изготовленных в июле-сентябре 1947 г. По уточненным данным были окончательно отработаны чертежи ИС-4 для серийного производства, утвержденные 8 октября 1947 г. Всего в чертежи внесли 1398 изменений, в том числе по улучшению конструкции – 324, снижению трудоемкости – 433, уточнению чертежей – 636. В результате этого удалось ликвидировать большое количество дефектов, особенно по узлам трансмиссии, и улучшить эксплуатационные показатели танка. Всего же до конца 1947 г. ЧКЗ при плане 200 машин изготовил лишь 52 танка ИС-4.

Один из первых серийных танков ИС-4. 1947 г.


Несмотря на большую работу по модернизации машин, военные оставались недовольны недостаточной надежностью нового танка. Так, 10 января 1948 г. командующий бронетанковыми и механизированными войсками Вооруженных Сил СССР маршал бронетанковых войск С. Богданов распорядился прекратить приемку танков ИС-4, аргументируя свое решение недостатками в работе трансмиссии, выявленными во время испытаний танков на гарантийный километраж на НИБТ полигоне в Кубинке вдекабре 1947 г.

В ответ министр Транспортного машиностроения И. Носенко обратился в Совет Министров СССР с письмом, в котором сообщал, что "эти недостатки уже учтены Кировским заводом, а выявленные дефекты произошли по причине установки некачественных подшипников". Для разрешения конфликта между военными и промышленниками 3 февраля 1948 г. состоялось специальное заседание представителей МИНТРАНСМАШ и ГБТУ ВС по вопросу модернизации тяжелых танков ИС-4. После бурных обсуждений и взаимных упреков было принято совместное решение, по которому ЧКЗ обязывался до 1 июня 1948 г. разработать и ввести в конструкцию танка необходимые изменения, а к 1 января 1949 г. провести модернизацию всех ранее выпущенных машин в соответствии с выдвинутыми требованиями. Однако к июню завод не сумел выполнить всех требований военных, и с 10 августа 1948 г. С. Богданов распорядился вновь прекратить приемку тяжелых танков. Очередная "разборка" вновь заставила военных начать приемку ИС-4, но шла она очень медленно и придирчиво: к 1 января 1949 г. из 155 изготовленных за 1948 г. танков ИС-4 на ЧКЗ находилось 69 машин, возвращенных представителем заказчика.

Общий вид танка ИС-4. 1948 г.




Неудовлетворительные качества и высокая себестоимость ИС-4 (в ценах 1947 г. – 994 тыс. руб., для сравнения Т-54 стоил в то же время 326 тыс. руб.) послужили причиной снятия его с производства 1 января 1949 г.

Для решения судьбы уже изготовленных танков 18 февраля 1949 г. было созвано заседание Совета Министров СССР, на котором в присутствии всех заинтересованных сторон родилось ПСМ № с 701-270сс, согласно которому ЧКЗ к 15 июля 1949 г. был обязан предъявить на гарантийные испытания 12 улучшенных танков ИС-4. По результатам испытаний этих машин предполагалось провести последующую модернизацию всех ранее выпущенных танков. Согласно этому же Постановлению ЧКЗ начинал работы по созданию нового тяжелого танка на замену ИС-4.

Двенадцать модернизированных ИС-4 были изготовлены в августе 1949 г. Прежде чем собирать эти танки, ЧКЗ провел испытания их новых узлов на нескольких ИС-4 ранних выпусков. В сентябре 1949 г. модернизированные танки были направлены на испытания на НИБТ полигон и в Белорусский военный округ (семь машин в 5-ю гвардейскую механизированную армию и три машины в 16-ю гвардейскую механизированную дивизию). В целом испытания прошли успешно и по их результатам предполагалось провести модернизацию всех выпущенных ИС-4. В основном модернизация сводилась к улучшению работы двигателя, установке трансмиссии и бортредукторов новой конструкции, введению отражательных щитков на крыльях для отсечки пыли при движении, установке дополнительного вентилятора в башне, улучшению радиооборудования и т.д. Однако эту модернизацию прошли далеко не все танки. Всего за время серийного производства в 1947-1949 гг. ЧКЗ изготовил 219 танков ИС-4 и шесть прототипов "объекта 701" (в 1944-1945 гг.).

Танк ИС-4М. Осень 1949 г.



Танк ИС-4М сбоку. Осень 1949 г.

В целом танки ИС-4 и ИС-4М так и не были доведены "до ума": они имели низкую надежность трансмиссии, невысокую проходимость и маневренность, а по вооружению не имели преимуществ перед ИС-2 и ИС-3. Единственным достоинством этого танка была очень мощная броневая защита, причем их масса до сих пор не превзойдена ни одной из отечественных серийных боевых машин.

Оглавление книги


Генерация: 0.606. Запросов К БД/Cache: 0 / 0