Глав: 8 | Статей: 86
Оглавление
«Железный занавес» между Востоком и Западом рухнул, но темпы развития военной техники в результате этого не только не заменились, но даже ускорились. Каким будет оружие завтрашнего дня? Ответ на этот вопрос читатель найдет в предлагаемой книге, где собраны сведения о самых интересных образцах экспериментальной военной техники и о проектах, реализация которых предстоит в следующем столетии. Со многими фактами российский читатель сможет познакомиться впервые!

Информационная война

Информационная война

Концепция «информационной войны» разработана в Пентагоне сравнительно недавно. Ее оружием являются устройства и методы обработки информации, которые используются для широкомасштабного, целенаправленного, быстрого и скрытного воздействия на военные и гражданские информационные системы противника с целью подрыва его экономики, снижения степени боеготовности и боеспособности с целью способствовать достижению окончательной победы. При этом имеется в виду, что информационная война может вестись как самостоятельно, то есть без применения традиционных средств и способов вооруженной борьбы, так и в сочетании с другими видами боевых действий.

Информация в современном мире стала одним из основных инструментов политики силового сдерживания. Соединенные Штаты даже отнесли ее к стратегическим ресурсам, а ассигнования на разработку методов и средств информационного противоборства выросли в 1995 г. до 5 млрд. долларов. В НАТО введена в строй специализированная система военного управления — СВУ, аналогичная американской системе обеспечения национальной безопасности — СОНБ. Обе используют последние достижения научно-технической революции и, по сути, представляют собой высокоинтегрированные техносистемы подготовки, принятия и реализации решений с богатейшими возможностями объединенных компьютерных и космических технологий. Процессы получения, обработки, хранения, передачи и отображения информации в них полностью автоматизированы, а в основе лежит ситуационный подход. Он позволил привести к формальной форме процесс оценки происходящих событий и выработки предпочтительных решений, соответствующих взглядам руководства США и НАТО на характер возникающих угроз и способы их разрешения во всех основных фазах развития военно-политической обстановки, включая мирный период, конфликтный и послеконфликтный. При этом учитываются как цели, преследуемые различными уровнями руководства и решаемые ими военно-политические, стратегические и даже тактические задачи, та и комплекс типовых мероприятий, перечень которых для различных периодов военно-политической обстановки предусмотрен системами тревог США и НАТО, а также другими официальными директивами.

По своему характеру информационная война занимает положение между «холодной» войной, включающей, в частности, экономическую, и реальными боевыми действиями с участием вооруженных сил. В отличие от экономической результатом информационной войны является нарушение функционирования элементов инфраструктуры противника (пунктов управления, ракетных и стартовых позиций, аэродромов, портов, систем связи, складов и т. д.), а в отличие от «горячей» войны с применением обычных вооружений и (или) оружия массового поражения ее целями являются не материальные, а «идеальные» объекты (знаковые системы) или их материальные носители. В то же время разрушение таких объектов и систем может осуществляться с сохранением их материальной основы.

По мнению американских специалистов, само понятие информационной войны стало возможным в результате «кибернетической революции», которая повлекла массовое внедрение во все сферы жизни различных информационных систем, основанных на применении электронных устройств. Западные ученые даже называют современное общество «информационным», подчеркивая огромное влияние на него потоков информации. Интеллектуальные технологии способны вызвать в мире людей изменения, сравнимые по масштабам и значимости с теми, которые происходили в период становления машинного производства. Специалисты прогнозируют, что к 2000 г. люди гораздо больше времени, чем сейчас, будут работать с информацией и знаниями, а не с материальными объектами. По их оценкам, к этому времени работа до 60 % населения наиболее развитых промышленных стран будет связана с информационными технологиями, а большинство видов работ станет осуществляться с использованием дистанционного управления.


Нервный узел современной армии — боевой управляющий центр

В Пентагоне ведутся разработки широкомасштабных планов проведения революции в военном деле с помощью информационных технологий, подобно тому, как это произошло с танками во время первой мировой войны или с ядерным оружием после окончания второй. Как заявил заместитель председателя комитета начальников штабов вооруженных сил США адмирал У. Оуэнс, «это будет колоссальным вкладом Америки в военное дело».

Методы ведения информационной войны применялись практически во всех последних вооруженных конфликтах с участием США. В Персидском заливе при проведении многонациональными силами операции «Буря в пустыне» система ПВО Ирака оказалась заблокированной. В результате иракская сторона была вынуждена оставить без ответа бомбовые удары по своей территории. Пентагон также провел тщательно разработанную психологическую операцию на о. Гаити. Специалисты 4-й группы психологических операций сухопутных войск США на основе предварительно проведенных исследований разделили население острова на 20 групп и провели целенаправленную психологическую обработку каждой из них. Перед вторжением на Гаити ЦРУ, в частности, производило анонимные звонки по телефону гаитянским военнослужащим с предложениями сдаться в плен, а также направило послания угрожающего характера по компьютерным сетям членам правительства.

Американские военные представляют реализацию концепции информационной войны следующим образом. Некий диктаторский режим (например, в Багдаде, Тегеране или Триполи) угрожает одному из союзников Соединенных Штатов. Вместо того чтобы направить в этот регион тысячи солдат и десятки боевых кораблей, США обрушивают на диктатора множество бед, созданных с помощью компьютера.

Сперва с помощью агентов в телефонную сеть страны внедряется компьютерный вирус, который приводит к почти полному выводу из строя телефонной связи. Вводятся также специальные микробы, вызывающие поражение физической основы электронной аппаратуры. Затем компьютерные логические бомбы, установленные на определенное время «подрыва», разрушают электронные устройства, управляющие движением воздушного и железнодорожного транспорта. Они нарушают график и меняют направления полетов самолетов и движения поездов, создают предпосылки катастроф на земле и в воздухе. Войска специального назначения проникают на территорию столицы противника и активируют неядерные устройства, вызывающие мощный электромагнитный импульс (ЭМИ). В результате подрыва таких устройств, скажем, вблизи центрального банка, биржи в этих учреждениях выходят из строя все компьютеры и информационные системы, парализуется финансовая жизнь страны.

Между тем командирам воинских формирований противника по информационным системам и радиосредствам передаются ложные приказы. Войска, разбросанные на огромных пространствах, теряют боеспособность. Самолеты ВВС США, специально оборудованные для проведения психологических операций, глушат передачи правительственного телевидения, заменяя их созданными с помощью комптьютеров передачами, в которых агрессивный лидер делает вызывающие отрицательную реакцию заявления, что приводит к утрате им поддержки населения. А когда диктатор или люди из его окружения включают свой компьютер, они обнаруживают, что деньги, положенные на счета в иностранных банках, пропали бесследно. «Мы сможем остановить войну прежде, чем она начнется», — считает полковник М. Тэнксли, офицер командования разведки и безопасности СВ США.

На слушаниях в конгрессе заместитель командующего космическими силами ВВС США генерал Томас С. Мурман говорил: «Информационная война полностью отвечает традиционно американским особенностям ведения боевых действий — использовать гибкость, инициативу, профессиональную подготовку наших войск, преимущества в технике для достижения быстрой победы при минимальных потерях в живой силе». По мнению генерала, в будущем Америка не должна вступать в конфликты, в которых войска будут подвержены риску оказаться без средств, ограждающих противника от доступа к источникам космической информации в ее первоначальном и обработанном виде.

Информационный ресурс является весьма специфической составляющей в совокупности ресурсов развития. Его объекты и объединяющая их информационная инфраструктура имеют своеобразные особые пространственно-временные характеристики, не ограниченные пределами национальной территории. Кроме того, сама информация обладает уникальными свойствами делимости и воспроизводимости. Все эти факторы заметно сказываются на общей оценке потенциала того или иного геополитического субъекта, на его способности к устойчивому развитию, на возможности воздействовать на него извне, восприимчивости к информационному трансферу, к скрытому перераспределению информационного ресурса противника силами, средствами и способами специализированной разведки.

Ведущееся вокруг информационного ресурса соперничество, борьба за достижение и удержание информационного превосходства занимает большое место в геополитической конкуренции развитых стран мира. Коммерческие предприятия и технические, информационные глобальные системы сосредоточивают сегодня власть в масштабах планеты.

Целостность современного мира как сообщества обеспечивается наряду с другими факторами интенсивным обменом информацией. Приостановка глобальных информационных потоков далее на короткое время способна привести к не меньшему кризису, чем разрыв межгосударственных экономических связей. История богата примерами, когда искаженная или фальсифицированная информация являлась толчком к международным конфликтам.

Как полагают зарубежные эксперты, современные темпы совершенствования информационного ресурса в наиболее развитых странах порождает в отношениях между ними и менее развитыми странами взаимные подозрения, переходящие в паранойю. На Западе считают, что это характерно в большей степени именно для стран, отстающих в своем научно-техническом развитии. Создается весьма опасная ситуация, в которой у руководства этих стран возрастает соблазн сокрушить более тонкие и сложные структуры своих визави, не задумываясь о возможных последствиях.

Геополитики считают, что в современном мире, а тем более в будущем, статус «великой державы» будет определяться способностью к развитию, к лидерству в приоритетных сферах знаний, информатике, технологиях и повседневному влиянию на обычную жизнь миллионов людей во всем мире через потребляемые ими продукты, товары, услуги, культуру.

Возможности информационной войны все время увеличиваются с ростом возможностей и распространением микропроцессоров, высокоскоростных систем получения и обработки данных, сложных датчиков — мощного оружия в руках тех, кто умеет им распорядиться. Военные специалисты США утверждают, что в информационных войнах будущего найдут применение различные специфические средства, и прежде всего программные. Это вставляемые в программное обеспечение куски кода, называемые еще «троянскими конями», которые при использовании в системах оружия, поставляемых вероятному противнику, сделают их при внешней безотказности неэффективными. Помимо этого, предполагается использовать специальные устройства, которые при взрыве создают мощный электромагнитный импульс (подобные штучки размером с обычный чемодан уже разработаны в Национальной лаборатории США в ' г. Лос-Аламос) или биологические средства наподобие особых видов микробов, способных уничтожать электронные схемы и изолирующие материалы в компьютерах.



Полевые компьютеры должны быть надежно защищены от ЭМП-оружия

Подразделения по ведению информационной войны организованы во всех видах вооруженных сил США. В июне 1995 г. университет национальной обороны в г. Вашингтон без лишней шумихи выпустил первую группу из 16 офицеров, подготовленных по всем аспектам информационной войны — от защиты против компьютерной атаки до использования виртуальной реальности в организации планирования боевых действий. Во время учений в мае 1995 г. в Форт-Ливенворте, где расположен командно-штабной колледж: армии США, пехотная дивизия численностью 20 тыс. человек, оснащенная современными системами обработки данных и высокоточным оружием, «противостояла» превосходящему ее втрое армейскому корпусу условного противника. Используя компьютеры, а также различные датчики и сенсорные устройства, которые лучше «видят» неприятеля на поле боя, дивизия, по словам представителя учебного командования СВ США бригадного генерала К. Келлогга, «просто задавила» противника. В июле этого же года в военно-морском колледже США в г. Ньюпорт состоялись крупномасштабные учения, в ходе которых отрабатывались способы выведения из строя компьютерных устройств противника. Осенью 1995 г. в Пентагоне для определения необходимых изменений в способах ведения боевых действий был проведен тщательный анализ результатов более десяти состоявшихся до того учений по ведению информационной войны.

Информационная война может как предварять боевые действия, так и заменять их, а применяемые в ней методы и техника значительно увеличат боевые возможности или компенсируют недостаточность обычных сил и вооружений. Принимая во внимание тенденции к сокращению бюджета Пентагона и численности вооруженных сил, военное руководство США считает весьма важным использовать свое преимущество в области технологической обработки и передачи информации.

Форма информационной агрессии может быть скрытой или явной: блокада, интервенция или прямое противоборство. Все большее распространение получают информационные диверсии с целью несанкционированного доступа к базам данных, нарушения линий связи, хищения и копирования информации, ее сокрытия и искажения. Самой сложной и одновременно самой результативной формой такой агрессии является целенаправленное влияние на принимаемые в управляющих структурах государств решения путем внедрения в них дополнительных данных или дезинформации. Масштабы и эффективность подобных операций возрастают с каждым годом. В США материальной базой для подобных действий помимо СОНБ и СВУ служит целый комплекс автоматизированных систем управления (АСУ) разных уровней и назначения, именуемых глобальной системой оперативного управления — ГСОУ.

Она используется также для мобилизационного и оперативного развертывания в экстремальные периоды. Состав входящих в нее АСУ определяется имеющейся обстановкой и целями, преследуемыми руководством страны в каждый конкретный момент. Благодаря этому ГСОУ непрерывно совершенствуется и уже в настоящее время способна своевременно и адекватно реагировать на любые изменения военно-политической ситуации. Парадоксально, но именно сложность и мощь является ее слабым местом, впрочем, как и СОНБ, СВУ и других аналогичных ей систем. Минимальные на первый взгляд изменения в исходных данных или алгоритме работы подобных систем — типичный пример информационной диверсии — могут привести к катастрофе.

В планы командования вооруженных сил входит внедрение информационных технологий на уровнях от отдельного солдата до объединения. В частности, в лаборатории прикладной физики университета им. Дж. Хопкинса для ВМС США уже создана информационная система под названием «Оценка противника и применение оружия». К 2010 г. командование сухопутных войск США рассчитывает «привести боевые действия к цифровой форме», объединив средствами электроники каждого солдата с системами оружия. В 1996 г. «Моторола» и одна из научноисследовательских лабораторий сухопутных войск США продемонстрировали опытный образец снаряжения солдата XXI века. Его шлем будет оснащен аппаратурой связи, прибором ночного видения и инфракрасными датчиками, а также дисплеем компьютера (сам микрокомпьютер будет вмонтирован в обмундирование), который обеспечивает опознавание в режиме «свой — чужой», определение точного местонахождения, обнаружение мин и отравляющих веществ, дает рекомендации по использв-ванию штатного оружия.

А что же «противник»? Ведь не только американцам по силам разработать такие средства и успешно использовать их. Именно по этой причине в прошлом году объединенная комиссия по безопасности США назвала уязвимость Соединенных Штатов от информационной войны «основной проблемой безопасности этого десятилетия и, возможно, следующего века». В связи с этим особое значение в стране придается разработке систем защиты как военных, так и гражданских информационных систем, обеспечивающих нормальное функционирование государственной инфраструктуры. Военное руководство США уверено, что угроза информационной войны будет неуклонно возрастать по мере развития общества, и собирается принять все возможные меры, чтобы победить в такой войне.

В возникших условиях для обеспечения военно-стратегического равновесия резко повышается роль разведывательно-информационных систем, в задачи которых входит предупреждение высшего государственного и военного руководства о подготовке любых видов агрессии, о начале нападения, его характере и масштабах. Кроме того, большое значение имеет оперативное снабжение информацией ударных сил и средств, а обороняющаяся сторона должна располагать данными о состоянии наступательных сил противника и т. п.



Комплекс аппаратуры для информационного обеспечения на поле боя

Наилучшим образом задача разведывательно-информационного обеспечения решается с применением космических средств. Президент США Б. Клинтон в докладе конгрессу в качестве основных направлений работы выдвинул не просто сохранение за США лидирующего положения в освоении космоса, но достижение подавляющего превосходства военных космических систем. В докладе конгрессу в 1995 г. министр обороны США У. Перри сказал, что космические силы «играют центральную роль в происходящей военной революции благодаря их исключительным возможностям по сбору, обработке и распределению потоков информации». После окончания «холодной войны» повышенное внимание в США уделяется технологиям и системам, которые можно использовать как для мирных, так и для военных целей. Наиболее ярко это проявляется в разработке глобальных систем связи. Например, по заявлению заместителя председателя Комитета начальников штабов вооруженных сил США адмирала Оуэнса разрабатываемые глобальные системы спутниковой мобильной связи типа «Иридий» могут найти широкое применение и в вооруженных силах. Например, встроенный в портативный радиотелефон блок навигационной системы позволит командирам в любой момент точно определять свое местонахождение, что в итоге должно повысить качество управления войсками.

Не прекращаются попытки реализации программы использования малых спутников «Лайтсат» в разведывательных целях. Достижение успехов в разработке малых спутников связи и спутников исследования различных слоев атмосферы, а также явные неудачи в попытках создания малых спутников видовой и радиотехнической разведки поставили под сомнение перспективность вложения крупных сумм в реализацию данной программы со стороны министерства обороны. Разрабатываемая в течение долгих лет программа создания разведывательных малых космических аппаратов пока не имеет успеха. Кроме того, проведенный анализ работы космической разведки во время операции «Буря в пустыне» позволил сделать несколько окончательных выводов относительно создания малых разведывательных спутников, или спутников разведки поля боя.

По мнению американских специалистов, имеющийся набор орбитальных средств космической стратегической разведки при наличии соответствующих систем обработки и доведения данных способен уже в настоящее время в полной мере обеспечить потребности войск в развединформации на уровне командира корпуса и выше. При последующем совершенствовании систем обработки и доведения данных, а также с учетом возможностей средств космической стратегической и тактической (прежде всего авиационной) разведки, в будущем могут быть удовлетворены потребности в разведданных командиров более низкого уровня.

Согласно материалам отчета, проведение исследований по малым спутникам, было вызвано следующими характерными чертами больших и средних космических аппаратов: высокая стоимость проектов, ориентированных на большие и средние спутники; значительное время их разработки и изготовления; жесткая зависимость создания орбитальной группировки от наличия и возможности запуска тяжелых ракет-носителей типа «Титан-4» или «Шаттл»; более высокий по сравнению с малыми космическими аппаратами финансовый, временной и технический риск. Исходя из этих соображений руководство НАСА планирует уже в ближайшем будущем разработать необходимые технологии для решения большей части исследовательских задач при помощи малых космических аппаратов. По мнению сторонников теории использования малых космических аппаратов, для увеличения выхода полезной научной информации специальная аппаратура должна обладать как можно большими возможностями при меньших габаритах, массе и энергопотреблении.

Большой интерес у специалистов вызывает перспективная низковысотная глобальная система спутниковой связи «Теледесик». Спутников у нее будет в пятнадцать раз больше, чем в системе «Иридий» — 840 шт. Низкая орбита имеющих малые габариты и массу аппаратов (не более 700 км) позволяет при прочих равных условиях в две тысячи пятьсот раз и более поднять мощность их радиоизлучения на поверхности Земли и решать широкий круг задач военного назначения. Численность орбитальной группировки «Теледесик» дает возможность облучать поверхность Земли одновременно, как минимум, с двух космических аппаратов. Это обеспечивает двойное дублирование и повышенную надежность связи — как у военных систем. Диапазон радиоизлучения (20–30 ГГц) ранее также не использовался в коммерческой связи.

Проанализировав вышеперечисленные особенности, можно сделать вывод, что существует реальная возможность использования системы «Теледесик» для облучения наземных, морских и воздушных объектов модулированным излучением большой мощности, которое позволит инициировать в различных автоматизированных системах управления компьютерные вирусы, например, запускаемые по специальному сигналу — «дремлющие». Для стран, в системах управления которых широко используется техника и программное обеспечение иностранного производства, это может стать реальной угрозой безопасности. В России ясно осознают это, и программа развития отечественных вооруженных сил предусматривает полный отказ от коммерческого программного обеспечения, например, систем управления базами данных и коммуникационных пакетов, и переход на специально разработанные для военных программы.

Информационное воздействие со спутников опасно и тем, что энергетика инициируемых с них процессов иной раз на много порядков превышает энергию «пускового» сигнала. Таким образом могут, например, включаться машины-роботы, начиненные взрывчаткой, приводиться в действие системы ПВО и ПРО.

Представляется возможным также психофизическое воздействие на людей с целью контроля их поведения и, возможно, управления социальными установками региональных или даже глобальных социумов. Фантастика? Но ведь факты говорят о том, что сегодня США тратят на. разработку психофизического оружия столько средств, сколько на самые сложные космические программы. И это не может быть случайным. Подобные исследования американцы начали еще перед второй мировой войной. После войны они продолжили их в рамках программ «МК-Ультра» — ультрамозговой контроль, «МК-Дельта» — дистанционное изменение поведения человека, а также «Блюберд» и «Артишок». Психологи считают, что воздействие на подсознание возможно через средства массовой информации путем создания специальных звуковых сигналов в музыкальных шлягерах, ключевых видеообразов в телепрограммах и т. д. С этой же целью может использоваться и космическая система «Теледесик». Достаточно вспомнить многочисленные заявления граждан США в суды о том, что сотовая связь явилась причиной различных заболеваний, в том числе рака мозга. Американские ученые из Национального института рака и Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов рекомендовали ограничить использование таких систем связи. Достижение подобных эффектов возможно и от новой системы. Для этого мощность ее спутников надо повысить в тысячу раз по отношению к объявленной, а технически это вполне осуществимо.

Таким образом, создаваемые сейчас космические информационные системы даже мирного характера потенциально опасны в плане развертывания широкомасштабной «информационной войны» и, более того, создания глобальных систем для управления поведением людей в любом регионе, городе, местности, включая и собственные! Страна, имеющая лидерство в этой области, будет обладать огромным преимуществом.

Оглавление книги


Генерация: 0.226. Запросов К БД/Cache: 3 / 1