Глав: 8 | Статей: 86
Оглавление
«Железный занавес» между Востоком и Западом рухнул, но темпы развития военной техники в результате этого не только не заменились, но даже ускорились. Каким будет оружие завтрашнего дня? Ответ на этот вопрос читатель найдет в предлагаемой книге, где собраны сведения о самых интересных образцах экспериментальной военной техники и о проектах, реализация которых предстоит в следующем столетии. Со многими фактами российский читатель сможет познакомиться впервые!

Линкоры: назад в будущее?

Линкоры: назад в будущее?

В ходе второй мировой войны линкоры не оправдали возлагавшихся на них надежд. За долгие военные годы не произошло ни одного генерального сражения линейных кораблей с целью утвердить господство на море, да и обычные артиллерийские дуэли между ними стали весьма редким явлением.

К тому же линкоры оказались особенно уязвимыми для ударов авиации и подводных лодок. Неудивительно, что все страны отказались от строительства кораблей этого класса, а оставшиеся линкоры пошли на слом или, в лучшем случае, пополнили состав резервного флота.

И вдруг случилось неожиданное. В 1982–1984 гг. в СШД, после 13-летнего забвения, прошли расконсервацию и модернизацию линкоры «Айова» и «Нью Джерси». Затем последовал черед линкоров «Миссури» и «Висконсин». Эти линкоры, построенные во время последней мировой войны, имели 57000-тонное водоизмещение и были вооружены мощной артиллерией: на каждом из них размещалось по девять 406-мм орудий и десять 127-мм двухорудийных артиллерийских установок. В ходе модернизации линкоры лишились четырех из десяти башен со 127-мм орудиями, а вместо них были смонтированы восемь четырехзарядных пусковых установок для крылатых ракет «Томагавк», четыре установки противокорабельных ракет «Гарпун» и четыре 20-мм шестиствольные артустановки. Кроме того, были оборудованы ангар и посадочная палуба для противолодочных вертолетов. На кораблях установили новые системы связи и управления огнем, появились эффективные средства радиоэлектронной борьбы. Все это позволило сократить экипаж судна с 2365 человек до 1527.

Оснащение линкоров ракетами привело к появлению совершенно нового класса военных судов — линейных кораблей УРО (управляемого ракетного оружия). Причем, по сравнению с авианосцами — кораблями военного флота, ранее считавшимися наиболее эффективными, линкоры УРО получили ряд несомненных преимуществ. Главными из них стали мощное бронирование и высокая живучесть корабля, а также большая ударная мощь, ведь всего за час стрельбы девять орудий главного калибра линкора могут выпустить более тысячи снарядов весом 1225 кг каждый. Но главная сила линкора — не снаряды, а крылатые ракеты «Томагавк», имеющие дальность полета 2500 км и способные нести ядерный заряд.

Каковы были причины, побудившие администрацию Рейгана вложить от 300 до 500 миллионов долларов в перестройку каждого из этих кораблей?

В соответствии с планами Пентагона, линкор должен был стать ядром корабельного соединения новог.0 типа, названного «надводной ударной группой», в которое также входили бы корабли охранения, обеспечивающие противовоздушную и противолодочную оборону. Находясь в составе такого соединения либо авианосной группы, линкор мог бы решать весь комплекс задач борьбы на море:

— завоевание господства в отдельных районах морских театров военных действий;

— обеспечение морских десантных операций;

— защита коммуникаций;

— демонстрация силы в районах возможных кризисов и обеспечение там военного присутствия.



Линкор «Нью-Джерси» после реконструкции

Как отмечалось западными экспертами, в последнем случае боевые качества линкора могут быть просто неоценимы, превосходя даже тяжелые авианосцы. К преимуществам линкоров в первую очередь относят надежное бронирование (до 430 мм) и высокую боевую устойчивость, позволяющую линкору подходить к побережью на расстояние прямой видимости даже при противодействии со стороны средств береговой охраны. Кроме того, мощное вооружение и большие размеры такого корабля будут оказывать на противника. Авианосец же, имеющий значительные запасы авиационного топлива и легкое бронирование, вынужденный для обеспечения полетов палубной авиации постоянно маневрировать, обычно не подходит к берегу ближе 200 миль. Таким образом, по мнению американских специалистов, линейные корабли целесообразно использовать в узостях и проливах, куда они благодаря большой скорости хода могут быть быстро переброшены из районов боевого патрулирования, чтобы воспрепятствовать оперативному развертыванию надводных сил флота противника в открытом океане.

В американской печати сообщалось также, что линейные корабли УРО способны во взаимодействии с авианосцами прикрывать на переходах крупные десантные соединения или конвои, направляющиеся в кризисный район, обеспечивать высадку на побережье морской пехоты и сил быстрого развертывания.

Ко времени вступления возрожденных линкоров в строй на флотских складах США оставалось более 20 000 бронебойных и осколочно-фугасных снарядов калибра 406 мм. За час стрельбы девять орудий главного калибра линкора могут выпустить более 1000 снарядов, т. е. обрушить на цель более 1000 т смертоносного груза, при этом могучая броня корабля способна обеспечить надежную защиту от огня практически любых имеющихся орудий береговой охраны при использовании ими обычных боеприпасов.

Итак, казалось бы, линкорам было суждено прослужить еще пару десятков лет. В планы Пентагона входило через несколько лет провести повторную модернизацию, в которую входили демонтаж; всех или части оставшихся 127-мм универсальных артустановок, замену контейнерных пусковых установок ПКР единой корабельной установкой для вертикального пуска ракет «Томагавк» и «Гарпун», размещение вместо бортовой башни главного калибра ангара и полетной палубы на 12 самолетов с вертикальным или укороченным взлетом и посадкой, а также установка лучшего американского ЗРК «Иджис», обеспечивающего надежную противовоздушную защиту на больших расстояниях.

Все шло для линкоров как нельзя лучше до конца 80-х годов, однако затем начались проблемы. В 1989 г. на линкоре «Айова» произошел взрыв боеприпасов, во время которого погибло 47 человек. Всю вину возложили на погибшего матроса, хотя нежелание в дальнейшем флотского командования использовать хранящиеся на складах старые снаряды однозначно указало на их ненадежность. В итоге появилась необходимость создавать производство более нигде не используемых боеприпасов, что стоило бы США десятки миллионов долларов. Окончание же холодной войны и необходимость значительного сокращения военно-морских сил заставила американское правительство еще раз серьезно рассмотреть вопрос фактической ценности линкоров в современном мире и взвесить все «за» и «против».

Аргументы в защиту линкоров были рассмотрены выше, теперь же ознакомимся с тем, что, по мнению Конгресса США было их главными недостатками, предрешившими в конечном счете их судьбу.

Во-первых, линкоры слишком дороги в использовании. Как уже упоминалось, их реактивация в 1980-х годах стоила от 300 до 500 миллионов долларов за каждый корабль, что было бы достаточно для покупки двух или трех новейших фрегатов. Каждый линкор имел команду в 1600 чел., что равнозначно четырем крейсерам УРО, оборудованным новейшей системой «Иджис», либо почти восьми противолодочным фрегатам. Эксплуатация каждого линкора обходилась примерно в 65 миллионов долларов в год.

Во-вторых, возможности этих кораблей ограничены. Линкоры не имеют никакой противолодочной и слабую противовоздушную защиту и поэтому нуждаются в постоянном эскорте кораблей охранения. Девять 406-мм орудий и 32 ракеты «Томагавк», составляющие главную ударную мощь линкоров, могут быть использованы в поддержке огнем десантных кораблей, но радиус их действия меньше, чем вертолетов и авиации. Вместе с тем даже страны третьего мира сейчас располагают современным оружием, создавая потенциально большой риск для кораблей типа «Айова» в случае участия их в региональном конфликте. (Даже несколько попаданий кумулятивных снарядов или торпед способны отправить линкор на дно.)

И, наконец, линкоров просто слишком мало, чтобы на них можно было сделать ставку. Вероятность того, что один из четырех разбросанных по всему миру линкоров (или даже трех, так как один обычно находился на перестройке) окажется близко к зоне быстро возникшего конфликта, оказалась слишком мала. Это, в принципе, компенсировалось бы частично большой скоростью этих боевых судов, если бы не необходимость в постоянном сопровождении кораблей защиты от подводных и воздушных атак.

Этих аргументов оказалось достаточно, чтобы повторно законсервировать все четыре линкора: «Айова» — в 1990 г., «Нью Джерси» и «Висконсин» — в 1991 г., «Миссури» — в 1992 г. после участия в церемониях 50-летнего юбилея нападения японской авиации на Перл-Харбор. Перед этим «Миссури» и «Висконсин» еще успели принять участие в операциях против Ирака, выпустив по нему соответственна 28 и 24 ракеты «Томагавк». После принятия решения об уничтожении линкоров немедленно развернулось движение некоторых членов Конгресса, направленное на спасение линкоров хотя бы путем превращения их в мемориалы. В итоге Конгресс выделил в 1997 г. 400 миллионов долларов на поддержание кораблей «Нью Джерси» и «Висконсин» в состоянии готовности по классу «В». Линкор «Миссури» будет превращен в корабль-музей. Местом его последнего прикола станет либо Перл-Харбор (где уже стоят «Аризона» и «Юта»), либо Сан-Франциско, либо Сан-Диего.

Итак, хотя сейчас в активном составе военно-морского флота США или любой другой страны мира не осталось ни одного линкора, есть вероятность, что в будущем нам еще предстоит узнать о новых подвигах боевых кораблей этого класса, олицетворяющих собой целую эру кораблестроения!

Оглавление книги


Генерация: 0.111. Запросов К БД/Cache: 0 / 0