Глав: 16 | Статей: 30
Оглавление
Это был стремительный и кровавый марш из юго-восточного Подмосковья через районы Тульской и Калужской областей до Смоленщины. Месяц упорных и яростных атак в ходе московского контрнаступления, а затем – почти два года позиционных боев в районе Кирова и Варшавского шоссе. И – новый рывок на северном фасе Курской дуги. Именно солдатам 10-й армии довелось брать знаменитую Безымянную высоту, ту самую, «у незнакомого поселка», о которой вскоре после войны сложат песню.

В книге известного историка и писателя, лауреата литературных премий «Сталинград» и «Прохоровское поле» Сергея Михеенкова на основе документов и свидетельств фронтовиков повествуется об этом трудном походе. Отдельной темой проходят события, связанные с секретными операциями ГРУ в так называемом «кировском коридоре», по которому наши разведывательно-диверсионные отряды и группы проникали в глубокий тыл немецких войск в районах Вязьмы, Спас-Деменска, Брянска и Рославля. Другая тема – судьба 11-го отдельного штрафного батальона в боях между Кировом и Рославлем.

Рассекреченные архивы и откровения участников тех событий легли в основу многих глав этой книги.
Сергей Михеенковi / Олег Власовi / Литагент «Центрполиграф»i

Глава 12 Тайна безымянной высоты

Глава 12

Тайна безымянной высоты

«Боевой порядок полков – в линию…»

139-я сд полковника Кириллова. Прорыв под Кировом. Контратака со стороны Мамонова. Из исторического формуляра дивизии. Кто воевал в чувашской дивизии. Вооружение. Из журнала боевых действий: от Кирова до Безымянной высоты и далее через реку Десёнка до реки Снопоть. Бои под Латышами и Ковалёвкой. 20-я танковая дивизия генерала Кесселя против 139-й стрелковой дивизии полковника Кириллова. Противостояние под Козловкой. Подвиг 600-го иптап. Кто подбил и сжег немецкую самоходку «Фердинанд»? Наградные листы свидетельствуют. Где настоящая Безымянная высота? Был ли бой на высоте 224,1? Штрафники капитана Чухлатова

Вот и настал черед рассказать о главной истории этой книги – истории событий на подступах к высоте 224,1, которую в народе всегда называли Безымянной и о которой композитор и поэт после войны сложили песню «У незнакомого поселка, на Безымянной высоте…».

Дралась на этой высоте у деревни Холмовские особняки 139-я стрелковая дивизия полковника Кириллова.

Впрочем, все по порядку.

139-я стрелковая дивизия прибыла в район Кирова с северного крыла Западного фронта и первоначально входила состав 50-й армии. Занимала участок обороны севернее Варшавского шоссе. Вот что написано в историческом формуляре[62] 139-й: «С 20.2.43 по 18.3.43 дивизия перешла в подчинение командарма 50-й армии. Произвела передислокацию по железной дороге: Погорелое Городище – Москва – Сухиничи, произвела доформирование, занималась боевой подготовкой. Район новой дислокации: Добрая – Вяжная – Крисаново-Пятница Спас-Деменского района.

С 18.3.43 по 3.4.43 части дивизии начали наступление в общем направлении: Милятино – Спас-Деменск. Взламывая упорное сопротивление пр-ка, овладели двумя населенными пунктами. В дальнейшем дивизия успеха не имела. Понеся большие потери, была выведена во второй эшелон 50-й армии.

Приказ 10-й армии № 007/ОП 15.00. 6.8.43: 139 сд с 94 тбр сосредотачивается в р-нах: Жилино, ст. Подлесная1, с/зап. окр. г. Киров и лес юго-вост. Жилино, по захвату рубежа р. Болва частями 1-го эшелона армии, дивизии наступать в западной полосе и к исходу дня выйти на рубеж: выс. 236, 3, Тарьково, зап. окр. ст. Ближевичи.

7.8.43 по 10.8 личный состав приводил себя в порядок, офицерский состав и штабы производили рекогносцировку и изучение местности.

11.8.43 пр-к силами б-на с 20 танками предпринял контратаку в направлении выс. 213, 6, Мамоново с поддержкой авиации с одновременным открытием артогня 2-х дивизионов (массированный). Части первого эшелона, встретив контратаку превосходящих сил пр-ка, вынуждены был отойти с боями на рубеж Мамоново, отм. 213,6.

Решением командира дивизии предусматривалось ударом в направлении отм. 215,6, Кушляновка, Петровский, высота 236,5 во взаимодействии с 371-й сд окружить и уничтожить части пр-ка в р-не Синьгово, Малаховка, Суборь.

139 сд в 12.00 11.8.43 начала движение двумя колоннами из р-на сосредоточения, имея в голове авангард 2/346 сп с 94 тбр и, действуя десантом на танках, с ходу контратаковала прорвавшегося пр-ка в д. Мамоново, огнем танков уничтожая живую силу пр-ка и пушками прямой наводки – танки пр-ка, и овладела населенным пунктом Мамоново.

Противник остатками 2/590 пп и резервом дивизии, собранным из полков, с шестью танками, в течение ночи дважды контратаковал 609 и 718 сп, но ввиду правильной организации разведки впереди боевых порядков частей, которая своевременно определила группировку и замысел противника встретить его огнем артиллерии и пехотного оружия, противник понес большие потери.

Наши части, перейдя в контрнаступление, овладели рядом населенных пунктов.

Возможно, правильно – Подписная.

Развивая успех и наращивая удары, с ожесточенными боями, дивизия, выполняя приказ 10-й армии, продвигалась вперед и за период с 11 августа по 23 сентября 1943 г. форсировала четыре реки: Десёнка, Снопоть, Десна, Остёр. Прошла с боями 11 км, освободив от немецких оккупантов 190 населенных пунктов, подошла к г. Рославль.

За указанные выше боевые действия взято в плен 63 немецких солдата и офицера. Уничтожено 3745 человек. Захвачено лошадей – 3, уничтожено – 32.

Трофеи: винтовок – 283, автоматов – 7. Пулеметов легких – 62, станковых – 28. Минометов – 8. Пушек – 23. Грузовых автомашин – 2. Мотоциклов – 2. Велосипедов – 76. Раций всех систем – 8. Патронов винтовочных – 4594 шт. Разных складов – 7. Ручных гранат – 700. Кухонь – 21. Мин разных – 1396. Автомашин легковых – 31.

Уничтожено: винтовок – 1192, автоматов – 30. Пулеметов легких – 114, станковых – 75. Минометов – 45. Пушек – 43. Самолетов – 1. Танков – 19. Бронемашин – 1. Грузовых машин – 12. Мотоциклов – 2. Раций – 2. Огневых точек – 42.

Противник, отходя в заданном направлении г. Рославль, пытаясь задержать продвижение наших частей на рубеже: без. высота 2 км вост. г. Рославль, частями 53-го мотополка и 14-й мотодивизии, а также частью сил 467-го пп 267-й пд с тремя батареями 105-мм пушек, 1 метательного аппарата, 5-ти средних танков, 3-х самоходных пушек, 3-х минбатарей 81-мм.

139 сд к исходу 22.9.43 вышла на рубеж: 11 шб[63] отм. 192,3, 364 сп сев. – зап. окраина Новое, Курганье, 718 сп – школа 1 км юго-вост. Нов. Курганье.

609 сп юго-зап. Новое Курганье.

718 сп – школа 1 км юго-вост. Нов. Курганье.

Дивизия получила задачу овладеть г. Рославль. Командир дивизии, имея на пути сильный рубеж сопротивления пр-ка без. высота 2,5 км вост. г. Рославль, поставил ближайшую задачу – ликвидация этого узла путем фланговых ударов, окружения и уничтожения пр-ка в этом районе. Только после этого решил приступать к выполнению задачи – по взятию г. Рославль.

В ночь на 23.9.43 года, пользуясь темнотой, скрытно, мелкими группами, подползли к траншее пр-ка и забросали его гранатами. Пр-к, ошеломленный дерзким налетом, начал отход в направлении Бол. Кириллы.

Своим огнем и атаками части дивизии вышли на рубеж высоты отм. 196,5, западная окраина Смородинка.

Преследуя пр-ка, форсировали р. Остёр в р-не Маслозавода и закрепились сев. – вост. окр. г. Рославль.

Организовали систему огня, отбив 2 контратаки пр-ка в районе Маслозавода численностью до 2-х пехотных рот, поддержанных до 2-х самоходных пушек и 2-х средних танков.

364 сп, 609 сп и 718 сп, уничтожая пр-ка в р-не без. высоты 2 км вост. г. Рославль, вышли на рубеж р. Остёр. Западнее г. Рославль начали подготовку к форсированию реки.

Организовав 5 штурмовых групп, дивизия перешла к дальнейшему штурму отдельных зданий и к 11:00 21.9.43 овладела р-ном Маслозавода.

К утру 25.9.43 части дивизии полностью овладели г. Рославль.

25 сентября приказом Главнокомандующего т. Сталина дивизии было присвоено наименование – Рославльская».

Сразу заметим, что в историческом формуляре дивизии упоминаются действия 11-го отдельного штрафного батальона 10-й армии. К великому сожалению, все исследователи и толкователи подвига 139-й стрелковой дивизии полковника Кириллова обходили этот факт стороной. Таким образом, из исторического оборота изымалась целая страница. События августа – сентября 1943 года и упорнейшие бои между Кировом и Рославлем обеднялись этим нелепым и несправедливым во всех отношениях изъятием. Деформировалась правда, извращалась история Великой Отечественной войны, а также местная история – достояние краеведов и жителей Калужской и Смоленской областей.

Национальный состав дивизии полковника Кириллова был следующим. По данным на 1 июля 1943 года, русских в 139-й было 4597 человек. Украинцев – 465 человек. Белорусов – 114 человек. Армяне – 23 человека. Грузины – 22 человека. Азербайджанцы – 27 человек. Узбеки – 126 человек. Таджики – 7 человек. Туркмены – 16 человек. Казахи – 142 человека. Киргизы – 21 человек. Карелы – 5 человек. Финны – 1 человек. Евреи – 65 человек. Чеченцы и ингуши – 1 человек. Осетины – 3 человека. Народности Дагестана – 2 человека. Татары – 199 человек. Чуваши – 176 человек. Мордвины – 71 человек. Башкиры – 23 человека. Калмыки – 3 человека. Удмурты – 20 человек. Марийцы – 45 человек. Коми – 24 человека. Буряты – 21 человек. Болгары – 3 человека. Поляки – 4 человека. Остальные – 21 человек.

Вооружение 139-й стрелковой дивизии (данные на 1 августа 1943 года): винтовок – 3977, пулеметов станковых – 50, зенитных и крупного калибра – 6, ППД и ППШ – 1112, минометов 107-мм и 120-мм – 20, минометов 82-мм – 63, минометов 50-мм – 43. Орудий различного калибра – 79. Противотанковых ружей – 149. Автомашин – 47. Раций всех систем – 36.

Из журнала боевых действий[64] 139-й стрелковой дивизии:

«Перед дивизиями 10 и частями 50 армий к началу наступления наших войск действовали немецкие подразделения 4-й армии в составе 4 пехотных дивизий: 31, 131, 321, 339 (позднее, с началом наступления, противник бросил в бой дополнительно 14 пд и 268 пд, снятые с других участков фронта).

Таким образом, непосредственно перед фронтом 139-й сд действовали две пд со средствами усиления: 31 и 131 пд, оборона которых проходила севернее и западнее гор. Киров. В среднем каждая из них занимала полосу обороны по фронту 8—10 км.

Нужно отметить, что нейтральная полоса между передними краями противоборствующих сторон была от 1 км до 2 км, местами доходила до 3,5 км (6 км в первый день)».

Итак, перед фронтом 10-й армии стояли части четырех немецких дивизий. В ходе боев противник ввел в дело еще две дивизии.

31-я пехотная дивизия была сформирована на севере Германии из призывников Брауншвейга и Брунсвика. Состояла из 12, 17 и 82-го гренадерских полков и 31-го артиллерийского полка. Эмблема дивизии – лев.

Прошла Польшу, Францию, Бельгию. В составе 12-го армейского корпуса в июне 1941-го участвовала в захвате Брестской крепости. Сопровождала 2-ю танковую группу. Осенью, в ходе операции «Тайфун», под Брянском отличилась в боях против частей 50-й армии генерала Петрова. Взяла большие трофеи, захватила много пленных. Зимой под Тулой и Калугой сама понесла большие потери. Командовал дивизией генерал-майор Фридрих Хоссбах. В июле 1943-го, во время операции «Цитадель», действовала южнее, в районе Малоархангельска. Там была основательно потрепана. Из 28 командиров подразделений потеряла 17, из 70 офицеров – 35. Потери только убитыми составили 1700 человек. Разбита в 1944 году во время операции «Багратион». Штаб вместе с командиром дивизии попал в плен.

131-я сформирована в 11-м округе Ганновер. Ее так и называли – ганноверская. Эмблема – меч, острием обращенный вверх. С начала кампании на Восточном фронте. В нее входили 431, 432, 434-й гренадерские полки и 131-й артиллерийский полк.

268-я пехотная дивизия формировалась в Мюнхене. Состояла из 468, 488 и 199-го пехотных полков и 268-го артиллерийского полка. С первых дней на Восточном фронте. Эмблема – арбалет. В октябре в районе Рославля была разбита. Боевая группа (остатки) вошли в 36-ю пехотную дивизию.

Читаем журнал боевых действий дальше: «На второй день наступления была введена в прорыв в направлении пос. им. Карла Маркса. Развивая успех действующих дивизий, окончательно надломила сопротивление немецких частей и после упорных боев на ряде промежуточных рубежей сбила противника и совместно с другими дивизиями, ломая оборонительные рубежи на р. Десне, Остёр, к 24 сентября подошла к областному центру Белоруссии Рославль[65], овладела им и, организуя преследование, подошла к р. Проня, где перешла к активной обороне, которая длилась до зимы и частью до весны 1944 года».

«12.08.43

13.08.43.

Выписка из боевого приказа № 008 ОП Штарма-10.

14.08.43 г.

20:00

139 сд с 2 гв. М.П.[66], 16 гв. ИПТБР, 188 арм. ПАП наступать в направлении: АЛЕКСАНДРОВКА, БАХАТОК. Ближайшая задача: овладеть (иск.) КОВАЛЁВКА и к исходу 15.8 выйти ЯМНОЕ, СИВЕРКА.

12.08.43.

Части дивизии с утра начали наступление на обороняющегося пр-ка на рубеже: ГЛИНЬКОВО, пос. им. К. МАРКСА и роща южн. И к 19:00 вышли на рубеж:

718 сп во взаимодействии с 94 тбр овладел д. ТЯГАЕВО и ведет бой с пр-ком зап. ТЯГАЕВА.

364 сп вышел на рубеж пос. ТЯГАЕВО ю. – вост. опушка рощи ю.-в. КУШЛЯНОВКА и ведет бой в направлении КУШЛЯНОВКА.

609 сп вышел на рубеж рощи сев. и зап. ИГНАТОВКА.

364 сп – сев. – зап. и вост. 4 и 2 км ЧЁРНАЯ.

237 ИПТО в районе ДАЛЬНЕЕ НАТАРОВО.

188 ПАП – 500 мтр ю.-в. ВЕРХ. ПЕСОЧНЯ.

Потери наших войск за истекший день:

12.09.43:

убито офицерского состава – 7 чел.,

серж. – 19,

рядового – 32 чел.;

ранено офицерского состава – 29 чел.,

серж. – 96,

ряд. – 354 чел.,

пропало без вести – 34 чел.

15.08.43.

Части дивизии продолжали наступление и к 21:00 достигли след. положения:

364 сп находится на с.-з. и зап. окраинах КУШЛЯНОВКА. Готовится к наступлению.

718 сп – занял ВЛАДИМИРОВКА, производит закрепление достигнутого рубежа и продолжает наступление в направлении выс. 222, 1.

609 сп обошел ЛАТЫШИ справа и продолжает наступление в направлении БРИТОВКА.

16.08.43.

Противник после отхода с ранее занимаемого рубежа обороны занял новый рубеж на зап. берегу р. ДЕСЁНКА. С опорным пунктом на выс. 217, 6.

Части дивизии к 22:00, преследуя отходящего противника в направлении: роща зап. выс. 217, 6, роща сев. – зап. ИВАНОВКА, достигли следующего:

609 сп – овладел БРИТОВКА, КОВАЛЁВКА, выс. 217, 6, вышел на рубеж зап. скаты выс. 217, 6;

364 и 218 сп, овладев ПОДДЕСНА, КОЖЕЛУПОВКА, НОВОСЁЛКИ, ведет бой за рощу, что зап. ПОДДЕСНА.

Потери за 16.08.43, по последним данным:

убито офицерского состава – 8 чел.,

серж. – 25;

ряд. сост. – 79;

ранено офицерского сост. – 20;

серж. – 80.

Убито конского состава – 5.

17.08.43.

Противник по-прежнему упорно обороняется на рубеже: роща юго-зап. НОВОСЁЛКИ, кустарник зап. 700–800 м ИВАНОВКА и зап. скаты выс. 217, 6. В течение дня противник оказывал исключительно сильное огневое сопротивление наступающим частям дивизии. Части дивизии после артподготовки в 16:20 пошли в наступление и были остановлены огнем противника. Достигли след. рубежа:

718 сп – роща юго-зап. НОВОСЁЛКИ.

364 сп – кустарник 700–800 м зап. ИВАНОВКА.

609 сп – зап. скаты выс. 217, 6.

Предварительные потери за 17.08.43:

убито офиц. – 2 чел.,

сержант. сост. – 8,

ряд. – 20.

Ранено – 65 человек.

Выбыло из строя: минометов 120-мм – 2; орудия 76,5-мм – 2.

18.08.43.

Противник по-прежнему упорно обороняется на вост. и с. – зап. окраинах МУЖИКОВО, ЗАКРУТОЕ[67], роща зап. 300 м ИВАНОВКА, лес зап. НОВОСЁЛКИ.

Противник вел в течение дня минометный, пулеметный, автоматный и артиллерийский огонь из районов АЛЕКСАНДРОВКА, выс. 217, 6, лес зап. ИВАНОВКА.

Части дивизии, наступая, достигли следующих рубежей:

718 сп и 364 сп по зап. берегу р. ДЕСЁНКА от д. НОВОСЁЛКИ до ЧУДАКОВКИ.

609 сп на зап. скатах высоты 217,6, где и закрепился и приводит себя в порядок.

Потери личного состава за 18.08.43:

убито офицеров – 4 чел.,

серж. сост. – 3 чел.,

ряд. сост. – 75 чел.

Выводы: противник подтянул в ЗАКРУТОЕ до 30 танков, очевидно, готовится к контратаке с целью восстановления своего положения и закрепления на высоте 217,6.

19.08.43.

Авиация противника 7:30 проводила налеты на боевые порядки наших частей, бомбардировала их количеством – 30, затем 21 Ю-87.

Противник продолжал обороняться на прежних рубежах. В течение дня вел периодически минометный, пулеметный, автоматный и артиллерийский огонь из районов: лес зап. ИВАНОВКА, выс. 217, 6, АЛЕКСАНДРОВКА.

20.08.43.

Противник продолжал обороняться на прежних рубежах и производил оборонительные работы, улучшал свои огневые точки. Устанавливал проволочные заграждения и минные поля и арт., минометный и пулеметный огонь по боевым порядкам наших подразделений.

21.08.43.

Выписка из боевого приказа № 0011 ОП

Штарм-10.

21.8.43. 2:30

139 сд с 11 ГОМД, 600 иптап, нанося главный удар левым флангом в направлении ЧУДАКОВКА в обход с севера АЛЕКСАНДРОВКА, овладеть рубежом: АЛЕКСАНДРОВКА, МУЖИКОВО и наступать на СЕМИРЁВО.

Части дивизии занимали прежние рубежи, производили отрывку окопов и траншей. Производили разведку местности, целей и вели методический огонь по боевым порядкам противника.

Прибыло пополнение 20.08.43 в составе 130 чел. рядового состава и 5 чел. сержантского состава.

21.08.43 принято от 290 сд 31-я отдельная огнеметная рота в составе: офицеров – 4 чел., сержантов – 14 чел., рядовых – 56 чел. ФОГов – 102, автомашин ГАЗ-АА – 3 шт., лошадей – 12. И 177-я отдельная рота ранцевых огнеметов в составе: офицеров – 6 чел., сержантов – 15 чел., рядовых – 43 чел., РОКС-3 – 47 шт., огнесмеси – 800 литров, автомашин ГАЗ-АА – 4 шт.».

Здесь необходимы некоторые комментарии и пояснения.

Как видно из записей в журнале боевых действий, 139-я стрелковая дивизия полковника Кириллова на рубеже реки Десёнки встретила упорное сопротивление противника и была остановлена. Наступление застопорилось. Полки проводили перегруппировку. Приняли первое за время наступления пополнение. Возможно, именно с ним пришли в дивизию сибиряки из песни. Той самой, о геройской гибели которых у «незнакомого поселка на Безымянной высоте» написали поэт Михаил Матусовский и композитор Вениамин Баснер в 1964 году к кинофильму режиссера Владимира Басова «Тишина». Впрочем, история гибели взвода младшего лейтенанта Порошина весьма запутанная, и к ней мы еще вернемся не раз.

Речка Десёнка – это моя родина. В деревне Воронцово в пяти-шести километрах от линии окопов и траншей, отрытых в августе 1943 года солдатами 139-й стрелковой дивизии, я родился и вырос. Места эти знаю, исходил их вдоль и поперек. В детстве любимыми игрушками были каски, стволы винтовок и автоматов, гильзы от патронов и снарядов. В войну играли в окопах и блиндажах, в воронках и на позициях противотанковых орудий. Школьниками мы каждый год до октября ездили «на картошку». С полей привозили различные находки: патроны, хвосты от мин, штыки, пулеметные ленты, советские и немецкие награды.

Все окрестные леса я исходил с ружьем. Разговаривал с местными жителями. Рассказывали они много интересного. В 1990-х годах близ села Закрутого поисковики из города Кирова подняли останки восьмерых бойцов. Тогда по медали «За отвагу» стало известно имя одного из них и то, что медаль он получил будучи штрафником одной из штрафных рот 10-й армии. Позже написалась повесть «Безымянная высота», в которую я ввел и «штрафной» мотив. Он вызвал неоднозначную реакцию читателей. Звучали упреки чуть ли не в очернении нашей военной истории. Нашлись даже доброхоты, которые начали писать обращения в различные инстанции по поводу «штрафных», а значит, очернительных мотивов моего творчества. Оставалось одно – ехать в Подольск, в Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации, и попытаться разобраться в обстоятельствах, ставших предметом спора, с документами в руках.

Вот почему в этой главе, посвященной боевому, надо сказать, героическому пути 139-й стрелковой дивизии, так много документов. Цитировать их приходится как можно полно, чтобы не было новых споров и сомнений. Чтобы, как говорят военные, еще на исходных отмести возможные упреки и попытки истолковать факты и события в ту или иную сторону.

Нашим отцам и дедам нужна была победа. А нам – правда о них.

Пусть простят мне те из читателей, кого документы и свидетельства, приведенные здесь, смутят своей иной правдой, отличной от той, которую мы знали до тех пор, пока были закрыты многие архивные фонды. Для писателя, тем более исторического, нет формулы яснее и правильнее той, которую сформулировал когда-то Василий Макарович Шукшин: нравственность есть правда…

Как видим из документов, дивизия получила пополнение также отдельными огнеметными ротами. Вооружены огнеметчики были двумя типами огнеметов, стоявших тогда на вооружении: ранцевым РОКС-3 и тяжелым ФОГ.

Ранцевый огнемет РОКС-3, как свидетельствуют инструкции и описания, предназначался для поражения струей горящей смеси живой силы в окопах, ходах сообщения, укрепленных огневых точках (доты и дзоты). Эффективен был и в борьбе с бронетехникой противника. Незаменим при поджоге строений, в которых немцы сооружали огневые точки и устраивали оборону своих опорных пунктов. Огнемет состоял из следующих основных частей: резервуара для огнесмеси, баллона для сжатого воздуха, редуктора, шланга, ружья или пистолета, снаряжения для переноски, комплекта принадлежностей.

ФОГ – фугасный огнемет. В годы войны было произведено 15 тысяч огнеметов этой конструкции. Предназначался для уничтожения танков, бронетехники и живой силы противника. Как правило, подразделения (в нашем случае отдельные огнеметные роты) прикрывали танкоопасные направления. Их располагали на участках фронта, где ожидались атаки или контратаки танков и пехоты противника. ФОГ устанавливался на специальной тележке. Зимой – на лыжах или санях. Масса огнемета этого типа – 32 килограмма. Дальность огнеметания вязкой смесью – до 140 метров. Оружие грозное и страшное.

Группы огнеметчиков во время наступательных действий, как правило, включались в специальные штурмовые отряды для уничтожения укрепленных огневых точек и опорных пунктов, которые не могла уничтожить артиллерия и авиация.

За годы Великой Отечественной войны огнеметные части Красной армии уничтожили до 33 тысяч солдат и офицеров противника, сожгли 120 танков, очистили от неприятеля более 5000 больших и малых оборонительных сооружений.

Здесь же, коли отвлекся от документов, вкратце расскажу о генерале, а в августе – сентябре 1943 года полковнике Кириллове.

Иосиф Константинович Кириллов (1905–1993) родился и вырос в селе Платово под Белгородом. Окончил сельскую школу. В РККА призван в 1929 году. Служил на Дальнем Востоке. Окончил школу младших командиров, служил в 5-м Амурском стрелковом полку. Участник боев на КВЖД, за личную храбрость награжден орденом Красного Знамени. В 1931 году окончил Иркутские пехотные курсы. Командовал взводом, ротой, батальоном. Был заместителем командира полка. В 1937 году поступил в Военную академию им. М.В. Фрунзе и в 1941 году ее окончил. С первого дня войны на фронте. Участвовал в боях под Ковелем, Бродами, Дубно, Ровно. С октября 1941 года под Москвой. Воевал в 33-й армии, в ее Западной группировке, которая действовала под Вязьмой и в апреле 1942 года погибла в полном окружении вместе со своим командующим генерал-лейтенантом М.Г. Ефремовым[68]. С февраля 1942 года командовал отдельным отрядом 113-й стрелковой дивизии. Из окружения вышел, вывел группу солдат и офицеров. Награжден орденом Красного Знамени. Командовал 28-й отдельной стрелковой бригадой. С апреля 1942 года – командир 139-й стрелковой дивизии.

После марша с непрерывными боями от Кирова до Рославля и стояния на реке Проне дивизия форсирует Днепр. Ворвется в Могилев. И пойдет дальше, к Победе.

Генерал Кириллов после войны занимал командные должности в Советской армии, преподавал курсантам тактику. Возглавлял совет ветеранов 139-й стрелковой дивизии.

Награжден: двумя орденами Ленина, пятью – Красного Знамени, орденом Суворова 2-й степени, орденом Кутузова 2-й степени, орденом Красной Звезды. Почетный гражданин города Рославля и города Могилева.

В 1960-х и 1970-х годах не раз приезжал в поселок Бетлица и на Безымянную высоту (224,1). Ярких воспоминаний не оставил. Во время общения с журналистами и местными краеведами ограничивался общими фразами, по сути дела повторяя хрестоматийную легенду, а точнее, передовицу дивизионной газеты сентября 1943 года о 18 герояхсибиряках, погибших в неравном бою в ночь с 13 на 14 сентября во время ночного штурма высоты.

Судя по приказам, их тону и четкой постановке задач всем подразделениям, а также действиям стрелковых полков, артиллерии и приданных частей, командир он был хороший, грамотный. Людей берег. Противника, его оборону предпочитал ломать артиллерией. Чтобы пехота шла не на подавленные пулеметы противника, а по трупам и пожарищам.

Но так было не везде. Война диктовала свой сюжет.

Перед рекой Десёнкой, невеликой этой речушкой, которую в некоторых местах можно было перепрыгнуть, дивизия простояла до конца августа. За это время несколько раз пытались атаковать опорные пункты противника, Безымянную высоту, но продвинуться вперед не удавалось. Потери же были большими.

Вот боевой приказ полковника Кириллова № 0018 от 24.08.43. В архиве Министерства обороны в Подольске я его переписал полностью. Полностью и публикую. Он очень точно характеризует человека и офицера, его подписавшего.

«Штадив-139. 15:00

Д. УСОХИ.

Карта 50 000—39 г.

1. Противник частями 131 пд (434 пп) и 20 тд (59 мп, 112 мп, 21 тп, артполк) перешел к обороне на рубеже: лес зап. НОВОСЕЛЬСКИЙ ХУТОР, лес зап. ПОДДЕСНА, ЗАКРУТОЕ. Его передний край обороны проходит: вост. опушка леса зап. НОВОСЕЛЬСКИЙ ХУТОР, вост. опушка леса с отм. 217,0, вост. скаты Безым. высоты зап. ЧУДАКОВ, вост. опушка рощи ю.-з. ЧУДАКОВ, зап. скаты отм. 217,6, вост. окр. ЗАКРУТОЕ.

2. 139 сд переходит к обороне на рубеже: (иск.) КРАСНЫЙ, ДЕСЁНКА, КОВАЛЁВКА с передним краем по вост. берегу р. ДЕСЁНКА.

Справа обороняется 326-я сд. Разгранлиния с ней: ТЯГАЕВО (иск.), ВЛАДИМИРОВКА, ЗАКРУТОЕ. Готовность инж. работ 1-й очереди к 5:00 26.08.43.

3. Р Е Ш И Л: опираясь на батальонные опорные пункты, прочно удерживать занимаемый рубеж обороны. Боевой порядок полков – в линию.

4. 364 сп (без 3 сб) занять и оборонять рубеж обороны на участке: (иск.) КРАСНЫЙ, ДЕСЁНКА.

Построить батальонные опорные пункты:

а) (иск.) КРАСНЫЙ, НОВОСЕЛЬСКИЙ ХУТОР, ВОРОНОВКА;

б) (иск.) НОВОСЕЛЬСКИЙ ХУТОР, ДЕСЁНКА, отд. кусты 800 мтр вост. ДЕСЁНКА;

КП – лес 1,5 клм зап. НОВ. ТРОИЦКОЙ.

Разгранлиния слева – НОВ. ТРОИЦКИЙ, ДЕСЁНКА,

ОРЕХОВСКИЙ.

5. 718 сп – занять и оборонять рубеж обороны на участке: (иск.) ДЕСЁНКА, НОВОСЁЛКИ, ИВАНОВКА.

Построить оборонительные опорные пункты:

а) (иск.) ДЕСЁНКА, НОВОСЁЛКИ, Безым. высота 300 мтр с. – вост. НОВОСЁЛКИ;

б) (иск.) НОВОСЁЛКИ, ИВАНОВКА, отд. роща 1 клм в. – вост. ИВАНОВКА.

КП – 300 мтр сев. отм. 217,1.

Разгранлиния слева Безым. высота 1,5 клм, зап. КУШ

ЛЯНОВКА, ИВАНОВКА, (иск.) СТОПКИНСКИЙ.

6. 609 сп – занять и оборонять рубеж на участке: (иск.) ИВАНОВКА, КОВАЛЁВКА, отм. 217,6, южн. и ю. – вост. скаты отм. 217,6.

Построить батальонные опорные пункты: а) отм. 217,6 и ее южн. и ю.-в. скаты, (иск.) КОВАЛЁВКА; б) (иск.) ИВАНОВКА, КОВАЛЁВКА, БРИТОВКА. КП – лес 1 клм сев. ВЛАДИМИРОВКА.

7. Артиллерия: ЗАДАЧИ: а) не допустить выхода и сосредоточения пехоты противника из леса зап. НОВОСЕЛЬСКИЙ ХУТОР – ДЕСЁНКА;

б) воспретить сосредоточение пехоты и танков противника из районов рощи сев. и вост. СЕРГЕЕВКА;

в) подавить огневую систему пр-ка на переднем крае его обороны (вост. скаты Безым. высоты западнее НОВОСЕЛЬСКИЙ ХУТОР, вост. опушка леса зап. ДЕСЁНКА, вост. опушка леса на отм. 217,0;

г) не допустить подхода резервов противника из МАРЬИНСКОЙ – ЛАЗЫ – ОРЕХОВСКИЙ; ПЕТРОСЕЛЬЕ – СЕМИРЁВО – АЛЕКСАНДРОВКА;

д) не допустить атаки танков противника с направлений: ЗЕМЦЫ – КРАСНЫЙ; МУЖИКОВО – ЗАКРУТОЕ – КОВАЛЁВКА;

е) обеспечить контратаку 3/364 сп.

8. 237 иптд:

а) 3-я батарея – занять район обороны ю.-з. опушка леса 1,5 клм вост. ДЕСЁНКА. Быть готовым к отражению танков противника с направления КРАСНЫЙ, ДЕСЁНКА;

б) 1-я батарея – занять район обороны выс. 222, 1 и Безымянная высота 500 м восточнее. Быть готовым к отражению танков пр-ка с направлений ИВАНОВКА, КОВАЛЁВКА;

в) 2-я батарея – подготовить огневые позиции в районе 3 и 1 батареи и быть готовыми к действиям совместно с 3 и 1 батареей.

9. РЕЗЕРВ – 3/364 сп (без одной роты), рота 195 ОСБ. Подготовить батальонные опорные пункты: № 1 – развилка дорог на зап. опушке леса 1 клм ю.-в.

ВОРОНОВКА, зап. выступ рощи 1 клм в.-с. НОВОСЁЛКИ, горизонт 215.

№ 2 – зап. опушка леса 1,5 клм вост. НОВОСЁЛКИ, (иск.) отм. 217,1.

№ 3 – Безымянная высота 500 мтр с.-в. КОВАЛЁВКА, выс. 222, 1, отд. кусты 1 клм сев. БРИТОВКА.

Быть готовым к контратакам:

а) с первого опорного пункта в направлении НОВО

СЕЛЬСКИХ ХУТОР; б) со второго опорного пункта в направлении НОВОСЁЛКИ; в) с третьего опорного пункта в направлении КОВАЛЁВКА, отм. 217,6.

1. ДОП – МАМОНОВО.

2. 220 ОМСБ – ТЯГАЕВО.

12. КП – УСОХИ. Запасной КП – лес вост. НОВ.ТРОИЦКИЙ.

13. Донесения присылать о готовности инженерных работ первой очереди, в дальнейшем по спущенному графику. Ком. див. полковник КИРИЛЛОВ. Начальник штаба див. полковник МОРОЗОВ»[69].

После этого приказа высота, находившаяся близ отм. 217,0 и 500 метров северо-восточнее Ковалёвки, во всех донесениях, приказах, документах инженерных частей, распоряжениях и даже бумагах тыловых служб стала именоваться Безымянной. Потому что у нее не было геодезического номера. Но она как высота существовала в реальности. На ней прочно сидели немцы. Вели оттуда огонь.

Перед Безымянной высотой стоял 718-й стрелковый полк. Взять ее он не мог.

Судя по характеру действий наших подразделений и противника, сопоставляя число потерь, настоящей Безымянной высотой была именно эта. Хотя от Кирова до Рославля высот на пути 139-й стрелковой дивизии было много, больше десятка.

«31.08.43.

86-й погранполк НКВД на стажировку в дивизию направил 33 снайпера.

В ходе боев наши части за период с 20 по 31 августа потеряли:

убитыми офицерского состава – 3 чел.,

сержантского – 4 чел.,

рядового – 55.

Пропал без вести – 1 чел».

31 августа в 354-м артиллерийском полку произошло ЧП. Скупые описания случившегося удалось отыскать среди записей в журнале взысканий и поощрений секретной части штаба 139-й стрелковой дивизии[70].

Офицеры штаба артполка устроили грандиозную пьянку. Долгое сидение в обороне на солдата, как известно, действует плохо. И вот, чтобы избавиться от хандры, офицеры уговорили фельдшера 3-го дивизиона лейтенанта медицинской службы Раису Соснину пустить в расход неприкосновенный запас, все эти месяцы надежно и безупречно хранимый ею, – противоипритные пакеты. В каждом пакете лежали две ампулы по двадцать пять граммов каждая – спирт. Но не чистый. Чтобы солдаты не покушались на содержимое противоипритных ампул, в них была добавлялась негашеная известь. Но, как известно, добавляй в спирт хоть змеиный яд, хоть тьму египетскую, а солдат есть солдат, и он всегда найдет верный способ отделить одно от другого, чтобы затем полученный продукт использовать по прямому назначению. Ампулы вскрывали, и жидкость пропускали через противогаз. Противогаз, как известно, был частью снаряжения каждого военнослужащего – и солдата, и офицера. Тогда противоипритные пакеты у личного состава изъяли. Они хранились у фельдшеров и санинструкторов подразделений. Чаще всего пакеты с ампулами хранили женщины. Но, как видим, порой рушились и эти стены…

Когда спирт был выпит, старший врач артполка капитан медицинской службы Григорий Антелава принес полковой НЗ – три с половиной литра водки, выданной для нужд санчасти. Выпили и водку. В документах следствия эти три с половиной литра значатся как «медицинская водка».

Штаб полка загулял так, что вскоре известие о грандиозной пьянке дошло до штаба дивизии. В тот же день появился приказ № 078 от 31.08.43: заместитель командира полка по политчасти подполковник Сухов получил выговор – «за допущенную перегонку спирта из противоипритных пакетов», начальник штаба артполка майор Фалько получил пять суток ареста, капитан медицинской службы Антелава – десять суток ареста, командир штабной батареи старший лейтенант Измайлов – понижен в должности, начхим лейтенант Дыбиц – десять суток ареста, лейтенант медицинской службы Соснина – пять суток ареста «за необеспечение сохранности пакетов», военфельдшер 2-го дивизиона старший лейтенант Михайлов – пять суток ареста».

Конечно, за такое могли бы, хотя бы зачинщиков, отправить в штрафбат, тем более что он находился рядом, но полковник Кириллов уговорил прокурора дивизии не особенно усердствовать. Потому что в штрафбат нужно было бы гнать почти весть штаб артполка. А без управления, как известно, и пушки – не пушки…

Наутро немцы снялись с насиженных позиций и начали отход. Дивизия пошла вперед. Сменили огневые и артиллеристы. В штабе решили: черт с ними, отсидят свое после наступления. И дело спустили на тормозах…

«1.09.43.

Противник до 4:00 оборонялся на прежнем рубеже и вел сильный ружейно-пулеметный, автоматный и артиллерийско-минометный огонь по боевым порядкам частей дивизии. В 5:00 противник начал отход в направлении ЛУЧИНО – АЛЕКСАНДРОВКА и далее на запад. Противник продолжал отход до 12:00, не оказывая серьезного сопротивления. С 12:30 противник встретил части преследования дивизии артиллерийско-минометным огнем, ружейно-пулеметным огнем на рубеже СЕРГЕЕВКА, зап. окраина НОВЫЙ САД, сев. – вост. окр. МИШКИНО.

Части дивизии до 5:00 1.9.43 занимали передний рубеж обороны. С 5:30 начали преследование отходящего пр-ка и к 20:00 1.09.43 достигли рубежа:

364 сп – вышел на рубеж вост. опушка леса, что вост. отм. 221,4;

609 сп – вышел на рубеж зап. опушка леса, что югозап. 1 км МИШКИНО.

718 сп – вышел на рубеж зап. скаты высоты 235,0.

Таким образом, за день занято 15 населенных пунктов.

Убито – 8 чел. Ранено – 37 чел.

Убито конского состава – 6 лошадей.

Подорвались на минах пр-ка три автомашины ГАЗ-АА, одна 76-мм пушка».

718-му стрелковому полку подполковника Салова везло на высоты. Под Ковалёвкой полк стоял перед Безымянной. Теперь высота с отметкой 235,0. И на всех высотах прочно сидели немцы при пулеметах и минометах. Доты. Блиндажи. Артиллерийские наблюдатели. Окопанные самоходки и танки 20-й танковой дивизии генерал-майора фон Кесселя. Разведка еще десять дней назад, когда стояли по восточному берегу реки Десёнки, установила принадлежность танков и бронетехники – 21-й танковый полк, 59-й и 112-й мотополки 20-й танковой дивизии.

20-я танковая дивизия считалась одной из лучших в танковых войсках вермахта. Сформирована она была, как и большинство немецких дивизий, которые действовали на Восточном фронте, в 1940 году. Формировалась в 9-м военном округе, в Эрфурте. 22 июня 1941 года в составе 39-го мотокорпуса 3-й танковой группы генерала Гота начала свой поход в Россию. Действовала в Литве. Затем участвовала в разгроме наших армий под Минском. На Витебск наступала во втором эшелоне. Затем переместилась вперед и 9 июля ворвалась в Витебск. Затем тяжелые бои под Духовщиной. Тяжелые потери от атак 107-й танковой дивизии Красной армии.

Советской танковой дивизией командовал полковник Миронов. После этих боев потерявшая почти все танки дивизия будет переформирована в стрелковую, отличится в летних боях, и вскоре ее преобразуют в 5-ю гвардейскую. В октябле 1941-го она будет храбро драться за Калугу, отступит к Тарусе и Серпухову и насмерть встанет на подмосковном рубеже.

20-я танковая дивизия после боев с нашей 107-й была выведена в резерв, затем подчинена 57-му моторизованному корпусу. В ходе операции «Тайфун» наступала на Москву вдоль Варшавского шоссе в составе 57-го корпуса. Была основательно потрепана у Малоярославца курсантами подольских артиллерийского и пехотного училищ. В 1942 году вела бои в районе Гжатска. Потом переброшена к Орлу. В июле 1943 года в ходе операции «Цитадель» действовала на северном фасе Курской дуги.

Осенью под нажимом наших войск она отойдет к Брянску, затем к Витебску. В 1944 году под Бобруйском попадет под удар наших наступающих войск и будет отведена в Румынию на отдых и пополнение. Осенью, пополненную, ее перебросят в Восточную Пруссию. В январе 1945 года – в Венгрию, где немцы проведут последнее танковое наступление. В мае 1945 года ее остатки захватят в плен войска 1-го Украинского фронта маршала Конева.

Состав дивизии в период проведения немцами операции «Цитадель» был следующий:

21-й танковый полк;

59-й гренадерский полк;

112-й гренадерский полк;

92-й артиллерийский полк;

20-й разведывательный батальон;

92-й противотанковый батальон;

295-й зенитно-артиллерийский батальон;

92-й саперный батальон;

92-й батальон связи;

подразделения тыловой службы и обеспечения.

Дивизией командовал генерал-майор Мортимер фон Кессель – энергичный и инициативный командир, кавалер Рыцарского креста с дубовыми листьями. Родился в 1893 году. Во время Первой мировой войны – лейтенант, за личное мужество награжден Железным крестом первого и второго класса. Вторую мировую встретил в должности командира разведподразделения. 20-ю танковую дивизию возглавил весной 1943 года. Войну закончил в плену, куда угодил вместе со штабом своего корпуса (7-й танковый). После плена проживет еще долгую жизнь и умрет в 1981 году.

Под Латышами, Ковалёвкой и Закрутым генерал Кессель оставил много своих танков и другой бронетехники.

Мне было лет пять-шесть. Помню, в село Закрутое на молокозавод бидоны с молоком с Латышовской фермы возила танкетка. Приземистая, с узкими гусеницами, очень маневренная, она, в клубах пыли, подлетала к эстакаде. Рабочие вытаскивали из ее кузова бидоны, потом ставили пустые, и она, развернувшись на пятачке, так же быстро улетала к переезду через речку Десёнку. Служила она долго, потом куда-то исчезла. Мы смотрели на нее с восхищением, гадали: где же была пушка, где пулемет… Пушки у нее не было. Пулемет был. Бронеединица из арсенала 20-й танковой дивизии генерала Кесселя, по всей вероятности, пережила всех своих сестер и братьев и закончила свой славный трудовой путь где-нибудь в домне на Кировском чугунолитейном заводе.

В эти дни успешно наступала 49-я стрелковая дивизия полковника Чижова. Она шла левее. Из боевого донесения штаба 49-й стрелковой дивизии в штаб 10-й армии:

«1.09.43.

13:00

1. Противник, оказывая сопротивление группам прикрытия, отступает в западном и юго-западном направлениях.

2. Наши части, продивигаясь вперед, заняли следующие населенные пункты: СЕМИРЁВО, БОХОТОК, ПОЛЯНКА, КЛЮЧИ, ВОРОНЦОВО, БОРОК, СУБОРОВО, МАМИЧЕВ-УГОЛ, ГРИГОРЬЕВКА, ДЕДОВО-ПЕТРОВИЧИ, КОХАНОВКА, ДЕДОВА-СТОРОНКА, ЯМНОЕ и к 16:00 2.09.43 вышли на восточный берег р. СНОПОТЬ»[71].

139-я стрелковая дивизия тем временем развивала удар правее.

Из журнала боевых действий 139-й стрелковой дивизии:

«2.09.43.

Противник в течение ночи с 1 на 2.09.43 оказывал огневое сопротивление, вел ружейно-пулеметный, методический артминометный огонь из районов роща Длинная, выс. 221, 4, СЕМИРЁВО и с рассветом начал отход в направлении ПЕТРОСЕЛЬЕ, ДЕЖЕТОВКА[72].

Части дивизии в ночь с 1 на 2.09.43 после наступательных боев приводили себя в порядок и готовились к выполнению дальнейших задач.

С 4:00 2.09.43 начали преследовать отходящего противника и к 24:00 достигли рубежей: юго-зап. окр. НЕКРАСОВО[73], зап. опушка рощи Круглая[74].

364 сп, продолжая наступление, двигался во 2-м эшелоне дивизии и, встречая временами редкое сильное огневое сопротивление, достиг рубежа 1000 мтр Южнее ДЯГЛЕВО.

609 сп, продолжая наступать, достиг рубежа юго-зап. скаты выс. 197, 6 и зап. опушка рощи Круглая.

718 сп, продолжая преследовать противника, встречая огневое сопротивление, достиг рубежа 200 мтр юго-зап. д. НЕКРАСОВКА.

Потери л/состава за 2.09.43: убито – 10 чел., ранено – 35 человек.

3.09.43.

Противник удерживает занимаемый район на зап. берегу р. СНОПОТЬ.

В течение дня оказывал упорное сопротивление, ведя ружейно-пулеметный, артминометный огонь по нашим боевым порядкам и артпозициям.

Части дивизии с утра приводили себя в порядок, вели артиллерийско-минометный и ружейно-пулеметный огонь по уничтожению его огневых точек и живой силы, пополняли боеприпасы и вели усиленное наблюдение.

364 сп в 12:00 под сильным артиллерийско-минометным огнем продвинулся и закрепился на вост. берегу р. Снопоть.

609 сп до 16:00 приводил себя в порядок и вел ружейнопулеметный и артиллерийский огонь по огневым точкам противника.

С 16:50 приступил к форсированию р. СНОПОТЬ и к 18:00 переправились: взвод пешей разведки, 11 ОШБ, большая часть 3 сб.

718 сп до 16:00 приводил себя в порядок и вел наблюдение за противником.

В 16:00 полк приступил к выполнению задачи, достиг вост. берега р. СНОПОТЬ, встретив сильное сопротивление. Мелким группам удалось форсировать р. СНОПОТЬ, понеся значительные потери.

Потери за 3.09.43: убито – 10, ранено – 25 человек.

Потери в вооружении: подорвались на противотанковых минах 2 передка 76-мм пушек, 1 45-мм пушка, 1 автомашина ГАЗ-АА, 1 45-мм орудие, повозка с боеприпасами, 1 походная кухня».

Итак, противник отошел к очередному рубежу. Под Закрутым и Безымянной высотой близ деревни Чудаковки немцы удерживали дивизию на линии реки Десёнки. Теперь же закрепились, заняв заблаговременно отрытые окопы и траншеи, по линии реки Снопоть. Отход прикрывали немногочисленные группы, вооруженные, как правило, автоматическим оружием, пулеметами. Огневое сопротивление, как видно из документов, встречали даже подразделения, наступавшие во втором эшелоне.

11-й отдельный штрафной батальон (ошб) наступал вместе с 609-м стрелковым полком. Штрафники, действовавшие напористо и энергично, по всей вероятности, первыми перескочили реку. В журнале боевых действий упоминается как отличившийся по время форсирования Снопоти взвод пешей разведки. Это – для истории. В авангарде 609-го полка шел штрафбат. За ним – взвод пешей разведки. Никакой командир своих разведчиков впереди штрафников посылать на рожон не будет. Штрафники для того и существовали, чтобы своей головой и штыком проламывать немецкую оборону там, где это срочно необходимо. О дальнейшем пути и судьбе 11-го ошб мы еще узнаем из последующих документов, найденных в архиве.

«4.09.43.

Противник в течение дня продолжал обороняться на западном берегу р. СНОПОТЬ и вел артиллерийский огонь по боевым порядкам наших частей.

Части дивизии в течение дня готовились к выполнению задачи, вели усиленное наблюдение за противником, а также вели артминометный огонь по засеченным огневым точкам.

364 сп продолжал занимать рубеж на вост. берегу р. СНОПОТЬ. 609 сп полностью переправился на зап. берег р. СНОПОТЬ и закрепился. 718 сп занимает рубеж: одним батальоном на зап. берегу и одним на вост. берегу р. СНОПОТЬ. Потери в личном составе: убито – 5, ранено – 12.

5.09.43.

Противник обороняется на прежнем рубеже. В течение дня вел ружейно-пулеметный огонь по нашему переднему краю. Части дивизии занимают прежний рубеж обороны. В течение дня вели усиленное наблюдение за противником, вели методический артиллерийско-минометный и ружейно-пулеметный огонь по огневым точкам и живой силе противника.

Потери: убито – 12 человек; ранено – 51 человек.

Убито конского состава – 1, ранено – 2 лошади».

Кони тоже воевали. И их учитывали по той же форме, что и солдат.

«6.09.43.

Противник в течение ночи с 5 на 6.09.43 вел сильный ружейно-пулеметный и арт. – мин. огонь по боевым порядкам наших частей и огневым точкам.

Части дивизии с 4:00 перешли в наступление с целью улучшения своих позиций.

718 сп в 5:30 овладел траншеями противника.

609 сп в 12:00 овладел траншеями противника.

364 сп в 9:00 овладел траншеями противника.

С 11:00 до 15:00 противник с направления выс. 201, 2 предпринял 4 контратаки силой до полутора рот пехоты с 2-мя танками и 3-мя самоходными орудиями. Все атаки пр-ка отбиты с большими для него потерями.

С 12:00 до 15:00 противник силой до роты с направления НОВОДМИТРОВСКИЙ и (неразборчиво) три раза контратаковал 609 сп. Все контратаки отбиты с большими для него потерями.

С 14:00 до 15:00 противник силой до 2-х взводов с направления КОЗЛОВКА дважды контратаковал 364 сп. Контратаки также дважды были отбиты с большими для него потерями.

Предварительные потери за 6.09.43: убито – 10 чел., ранено – 20».

Выписка из боевого приказа № 0018/ОП:

«Штарм-10.

11.09.43 16:00 Карта 50 000. 129 сд с 11 ошб, шр, 188 арт. пап и 542 мп – оборонять полосу ЯМНОЕ (иск.), ЗИМНИЦЫ, ОТНОСОК. Быть в готовности преследовать пр-ка в направлении: ДУЛЁВО, ХОЛМЫ, ЧЕРЕСКА[75].

Противник занимал прежние рубежи обороны. В течение дня активности не проявлял. Вел ружейно-пулеметный и артогонь по боевым порядкам наших частей и ОП.

Части дивизии в течение дня вели усиленное наблюдение за противником и производили оборонительные работы по усилению своих позиций.

364 сп с 4:30 8.09.43 – положение прежнее.

609 сп прием занимаемого участка от 49 сд.

237 иптд[76] из трофейного 57-мм орудия огнем прямой наводкой уничтожил один блиндаж противника.

В 3:45 9.09.43 противник группой до 15 чел. провел разведку на левом фланге 718 сп и пытался захватить пленного, но своевременно был обнаружен и отражен огнем пехотного оружия, потеряв при этом до 10 человек.

Потери: убито – 19, ранено – 39».

Как видим, немцы засели на Снопоти прочно. Подвели к переднему краю танки и самоходки и начали контратаковать. Отчасти это был ответ на дерзкую атаку дивизии 6 сентября, когда полки внезапной атакой на рассвете захватили передовые траншеи противника и закрепились в них. Плацдарм был захвачен. Началась подготовка к дальнейшему броску.

В это время в район Козловки были переброшены с других участков противотанковые средства и подразделения усиления. В том числе 600-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк подполковника Волкова[77]. Подполковник Волков был профессиональным военным, грамотным артиллеристом и храбрым солдатом. Когда полк выдвинулся к Снопоти в боевые порядки пехоты и занял огневые позиции, комполка тут же организовал артиллерийскую разведку, выявил огневые точки немцев, своим расчетам приказал врыться в землю, замаскировать орудия и окопы. Расчеты за несколько суток уничтожили основные огневые средства противника и дали возможность нашей пехоте с наименьшими потерями перебраться одним броском на западный берег Снопоти.

Особенно отличились истребители танков 600-го иптап во время боя 6 сентября. Именно их твердость и профессионализм решили исход дела, когда немцы бросили в контратаку танки, самоходки и мотопехоту при поддержке артиллерии, стараясь очистить плацдарм от частей 139-й стрелковой дивизии и пресечь стремительное движение дивизии на Рославль.

Судя по действиям истребительно-противотанкового полка и тем документам, которые удалось отыскать в архиве, это был «слуга царю (Верховному главнокомандующему) и отец солдатам». Вот несколько выписок из наградных дел 600-го истребительно-противотанкового полка 10-й армии.

«9 сентября 1943 г. № 013/Н

От имени Президиума Верховного Совета ССР

НАГРАЖДАЮ

медалью «ЗА ОТВАГУ»

1. Красноармейца АЛЕЙНИКОВА Александра Федоровича – номера орудийного 1-й батареи, за то, что он в августовских боях 1943 г. в районе ВЕРХНЯЯ ПЕСОЧНЯ и ПЕТРОСЕЛЬЕ Кировского района Смоленской области работал в составе расчета, выкатившего свое орудие на прямую наводку под сильным артогнем противника и уничтожившего до 15 автоматчиков противника, а затем в составе расчета пошел в атаку на противника, помогал поддерживаемой пехоте личным примером подняться в атаку.

1911 года рождения, русский, колхозник, кандидат в члены ВКП(б) с ноября 1942 года, призван в Красную армию Борисовским РВК Курской области в мае 1941 года.

2. Красноармейца БАРАНОВА Ивана Акимовича, заместителя наводчика орудия 2-й батареи, за то, что он в сентябрьских боях 1943 года в районе КОЗЛОВКА 1-я Кировского района Смоленской области заменил вышедшего из строя наводчика и, под артиллерийским и пулеметным огнем ведя огонь из своего орудия по контратакующему противнику, уничтожил до 40 солдат и офицеров противника, за то, что он в сентябре 1943 года в том же районе огнем своего орудия подбил самоходное орудие противника «Фердинанд».

1914 года рождения, русский, служащий, член ВКП(б) с марта 1943 года. Призван в Красную армию Октябрьским РВК города Москвы в июле 1941 года.

3. Старшего сержанта ХУСНЕТДИНОВА Гафара Сатердиновича, командира орудия 2-й батареи, за то, что он в бою в районе КОЗЛОВКА 1-я Кировского района Смоленской области в сентябре 1943 года под сильным артиллерийским огнем противника, стреляя прямой наводкой из своего орудия по отходящему противнику, уничтожил более 30 солдат и офицеров противника.

Медалью «ЗА БОЕВЫЕ ЗАСЛУГИ»

1. Красноармейца КУЗНЕЦОВА Михаила Матвеевича, номера орудийного 2-й батареи, за то, что он в бою в районе КОЗЛОВКА 1-я Кировского района Смоленской области 6 сентября 1943 года, работая в составе расчета орудийного, вступившего в единоборство с тремя самоходными орудиями противника «Фердинанд», своими смелыми и инициативными действиями способствовал уничтожению одного самоходного орудия «Фердинанд», сам при этом рискуя жизнью. Орудие было подбито и подожжено.

1910 года рождения, русский, рабочий, беспартийный, призван в Красную армию Москворецким РВК города Москвы.

2. Красноармейца МИХАЙЛИЧЕНКО Никиту Федоровича, номера орудийного 2-й батареи, за то, что он в бою в районе КОЗЛОВКА 1-я Кировского района Смоленской области 6 сентября 1943 года, работая в составе расчета орудия, вступившего в единоборство с тремя самоходными орудиями противника «Фердинанд», своими смелыми и инициативными действиями, рискуя при этом жизнью, способствовал уничтожению одного самоходного орудия «Фердинанд». Орудие было подбито и подожжено.

1897 года рождения, русский, колхозник, беспартийный, призван в Красную армию Слободским РВК Смоленской области».

Как видно из наградных документов, в истребительно-противотанковом полку воевали люди с опытом. Многие – с 1941 года, с лета. Уже успели хлебнуть передовой полным котелком. Средний возраст – около сорока. Подполковник Волков смог сделать из вчерашних колхозников, рабочих и московских служащих настоящих артиллеристов. Они дрались с немецкими танками на равных. Подбили и сожгли под Козловкой «Фердинанд». Оттрепали знаменитую 20-ю танковую дивизию генерала Кесселя так, что ей нечем было оборонять Рославль.

Приведу и еще два наградных листа, подписанные подполковником Волковым.

«Медалью «ЗА БОЕВЫЕ ЗАСЛУГИ»

…3. Красноармейца СЕМЁНОВА Виктора Семеновича, номера орудийного 2-й батареи, за то, что он в бою в районе КОЗЛОВКА 1-я Кировского района Смоленской области 6 сентября 1943 года под минометным и пулеметным огнем противника, работая в составе расчета орудия, стрелявшего прямой наводкой по отходящему противнику, способствовал уничтожению свыше 30 солдат и офицеров противника, сам при этом рискуя жизнью.

1898 года рождения, чуваш, служащий, беспартийный, призван в Красную армию Козловским РВК Чувашской АССР 18 марта 1942 года.

4. Красноармейца ТРЕТЬЯКОВА Василия Павловича, номера орудийного 2-й батареи, за то, что в бою в районе КОЗЛОВКА 1-я Кировского района Смоленской области 6 сентября 1943 года, работая под артиллерийским и минометным огнем противника в составе расчета орудия, стрелявшего прямой наводкой по контратакующему противнику, своими отважными и инициативными действиями способствовал уничтожению до 40 солдат и офицеров противника и одного самоходного орудия «Фердинанд», сам при этом рискуя жизнью.

1903 года рождения, русский, рабочий, кандидат в члены ВКП(б) с августа 1943 года, призван в Красную армию Первомайским РВК города Москвы 9 июля 1941 года»[78].

Жители деревни Козловка рассказывали, что коробка сгоревшей немецкой самоходки еще долго стояла возле Снопоти. Много бронетехники 20-я танковая дивизия оставила под Латышами, Ковалёвкой, под Безымянной высотой, что на реке Десёнка. Ее потом растаскивали ремонтные и трофейные команды. Что-то ремонтировалось и вводилось в строй, что-то – на металлолом. Война продолжалась, становясь все более и более металлоемкой.

Совсем недавно, на охоте, под Латышами возле старого, ныне заросшего лесом большака на Усохи, где в августе 1943 года стоял штаб 139-й стрелковой дивизии, я нашел гусеницу от немецкого среднего танка. Она лежала на краю поля в груде камней, видимо собранных в те времена, когда здесь хозяйствовали, поля распахивали и время от времени очищали от посторонних предметов. В гусенице виднелось небольшое отверстие, видимо, попадание бронебойной пули противотанкового ружья.

Была война, думал я, разглядывая пробитую гусеницу, люди стреляли друг в друга. Одни защищали родину, свои дома и семьи. Свою, как теперь говорят, национальную идентичность. Другие, которые сюда пришли с Запада… Им здесь, пожалуй, было потруднее. Напора наступающих советских дивизий было уже не сдержать. Летнее наступление немецких войск (операция «Цитадель») закончилось масштабным контрнаступлением Красной армии. Центральный, Воронежский и Степной фронт пошли вперед. Гитлер и его фельдмаршалы и генералы и на этот раз крупно просчитались. Пошли по шерсть, а вернулись стрижены… После летнего провала 1943 года германские войска на Восточном фронте наступать уже не будут никогда. Успех под Белгородом, Курском и Орлом как взрывная волна докатился и до северного фаса «огненной дуги». В наступление пошел и Западный фронт.

С 7 по 20 августа была проведена Спас-Деменская наступательная операция.

С 28 августа по 6 сентября – Ельнинско-Дорогобужская.

С 14 сентября по 2 октября – Духовщинско-Демидовская.

С 15 сентября по 2 октября – Смоленско-Рославльская.

Дивизии 10-й армии генерала Попова последовательно участвовали в двух операциях – Спас-Деменской и Смоленско-Рославльской, одновременно способствуя успеху правофланговых армий в районах Ельни, Дорогобужа, Духовщины и Вязьмы.

А еще жители Козловки вспоминали о том, что после боев на Снопоти овраги и воронки были буквально завалены трупами наших солдат. Судя же по боевым донесениям 139-й стрелковой дивизии, потери во время противостояния на Снопоти у деревни Козловка были умеренными. 2 сентября авангарды полков, преследуя отступающего врага, подошли к рубежу реки. Сразу были остановлены сильным огнем из всех средств.

2 сентября – 20 убитых.

3 сентября – 10 убитых.

4 сентября – 5 убитых.

5 сентября – 12 убитых.

6 сентября – 10 убитых.

С 7 по 11 сентября – 19 убитых.

12 сентября немцы снялись с рубежа на Снопоти и отступили.

Кем же «были завалены» козловские овраги?

Приказ генерала Попова № 0018/ОП от 11 сентября 1943 года, выписка из которого приведена выше, возможно, дает ответ на этот вопрос: в авангарде наступающих полков и в атаках батальонов дивизии тараном шли штрафники – 11-й отдельный штрафной батальон 10-й армии и 98-я отдельная штрафная рота.

Некоторые исследователи утверждают, что в суточных донесениях и журнале боевых действий показывались потери всех частей, действовавших на участке ответственности стрелковой дивизии. Однако, изучая марш 139-й стрелковой дивизии от Кирова до Рославля, я обнаружил, что приданные артиллерийские части, минометные, истребительно-противотанковые и другие свои потери учитывали особо. По всей вероятности, и штрафные части вели свою статистику потерь. Фонды же штрафных подразделений, в том числе 11-го ошб и 98-й ошр 10-й армии, закрыты.

Сколько-нибудь внятных исследований по теме этих двух подразделений 10-й армии нет. Хотя, надо заметить, желающих порассуждать на эту тему много…

В 1987 году в Приокском книжном издательстве в Туле вышла книга бывшего военного прокурора 139-й стрелковой дивизии Владислава Ивановича Плотникова. Книгу составили очерки о героях Безымянной высоты. Но автор о своих бывших подопечных в очерках ни словом не обмолвился. Книга вышла, когда Безымянной высотой назначили высоту 224,1, поэтому она выдержана в соответствующем идеологическом духе. С реальными событиями согласуется лишь отчасти. В книге нет ни одного архивного документа, относящегося непосредственно к событиям ночи с 13 на 14 сентября 1943 года в районе высоты 224,1. Архивные папки В.В. Плотников просматривал в 1960-х годах. Историю Безымянной знал и как ветеран дивизии, и как исследователь. Видимо, знал и тайну боя восемнадцати сибиряков. Бой-то, по всей вероятности, был. Потому что в документах отмечен факт выбытия солдат, сержантов и младшего лейтенанта Порошина из списков 718-го стрелкового полка. Но в боевых донесениях потери эти не зафиксированы. Оплошность, небрежность штабных работников? Вряд ли. Потому что потеря восемнадцати (а по другим данным, в этом бою погибло еще около десяти человек) не могла пройти мимо статистики, которую ежесуточно фиксировали в штабе дивизии. В эти дни потери были относительно небольшими, и гибель почти трех десятков, да в одном полку, могла привлечь внимание в штабе армии.

В чем причина гибели такого количества людей в одном бою? Ведь сколько-нибудь серьезной операции, даже дивизионного масштаба, в эту ночь на участке 718-го полка не проводилось. Наступало правое крыло дивизии – 609-й полк и, по всей вероятности, 11-й ошр. Хотя часть штрафного батальона могла действовать и здесь. Батальон капитана Чухлатова иногда действовал поротно на различных участках.

Быть может, именно поэтому бывший прокурор дивизии и назвал свое сочинение: «Солдаты из песни». Из песни… Что и говорить, мудрый человек.

По существу, нынешняя Безымянная высота в Куйбышевском районе Калужской области и мемориал, который там построен в память о героях 718-го полка 139-й стрелковой дивизии, – это памятник песне. Место красивое, просторное. Вот бы где проводить фестивали военной песни. Место получило бы новое, живое дыхание. Нашлись бы средства для ремонта мемориала. Здесь были похоронены шестнадцать бойцов взвода младшего лейтенанта Евгения Порошина вместе с их отважным командиром. В архиве Министерства обороны РФ я отыскал схему братской могилы, составленную начальником дивизионного пункта погребения старшиной Чугреевым. «Мог. № 24. 16 – чел.»[79].

Настоящая же Безымянная высота, которой это имя дали солдаты и офицеры 139-й стрелковой дивизии, находится в нескольких десятках километров восточнее, на реке Десёнка.

Мемориал создан как символ всех безымянных высот.

Моя задача более сложная – попытаться выстроить повествование в соответствии или хотя бы как можно ближе к реальным событиям, происходившим здесь в августе– сентябре 1943 года. Правда, для того, чтобы изучить даже такую локальную тему, как боевой путь 139-й стрелковой дивизии от Кирова до Рославля, нужны долгие месяцы работы в архиве, а может быть, и годы. Так что в этой книге своей цели я достигну, возможно, лишь отчасти.

Удивительно вот что: я не увидел в листе-вкладыше, которым начинается любая архивная папка, ни одной записи своих ученых-земляков, профессиональных историков, краеведов, музейных работников. Есть пометки тверских исследователей – 139-я чувашская дивизия в самый тяжелый период битвы за Ржев дралась там. Есть автографы смолян – Рославль и многие населенные пункты освобождены этой славной дивизией. Калужане ограничились песней и заметкой в дивизионной газете «Сталинский призыв», где некий военный корреспондент, чтобы воодушевить бойцов и командиров перед штурмом Рославля, рассказал о героических эпизодах, в том числе и ночном бое на Безымянной высоте. В этой публикации – газета «Сталинский призыв» № 134 от 19 сентября 1943 года – нет ни даты боя, ни конкретного места.

Правда, по другим документам совершенно очевидно, что погибли сибиряки именно 14 сентября 1943 года.

И вот мы подошли к этой высоте, где сейчас стоит мемориал и где мои земляки каждую осень 14 сентября празднуют День освобождения района от немецкой оккупации.

Слово – документам. Из журнала боевых действий 139-й стрелковой дивизии:

«12.09.43.

Противник в течение ночи оборонялся на восточном берегу р. Снопоть. С 8:00 противник начал отход в направлении ГОРБАЧЁВКА, ПЕТРОВСКОЕ, КРУГЛОЕ.

Части дивизии, обороняя рубеж на вост. берегу р. Снопоть, к 8:00 начали преследование отходящего противника.

718 сп в 2:30 форсировал р. Снопоть в районе ГОРБАЧЁВКА, занял ее к 13:00 и остался на вост. окр. НОВАЯ и повел наступление на ИВАНОВСКИЙ, которым овладел в 13:40.

В 14:50 оседлал развилку дороги, идущей на ХОЛМОВСКИЕ ОСОБНЯКИ, и задержал продвижение из-за артминогня из р-на БЕЛАШОВКА 1-я, ХОЛМОВСКИЕ ОСОБНЯКИ, роща 200 мтр сев. КРАСНАЯ ПОЛЯНА.

364 сп овладел в 12:30 д. ЛАЗИНКИ, КРАСНАЯ ЗВЕЗДА и КРУГЛОЕ, в дальнейшем повел наступление на РАССВЕТ, которым овладел в 13:20. Полк к исходу дня овладел РЯБКА и ГЕОРГИЕВСКИЙ.

Таким образом, части дивизии находились к исходу дня на рубеже: РЯБОВКА, ГЕОРГИЕВСКИЙ, развилка дороги, ведущей на ХОЛМОВСКИЕ ОСОБНЯКИ, зап. окр. НОВАЯ.

Потери за день: убито – 6 чел., ранено – 13.

Противник оказывает слабое сопротивление.

13.09.43.

Противник в течение ночи вел ружейно-пулеметный, артминогонь по боевым порядкам наших частей. Авиация противника в течение ночи производила разведывательные полеты и сбросила до 40 бомб в район расположения наших войск.

В 3:00 противник силой до 100 чел. с высоты юго-вост. скатов 224,1 контратаковал 718 сп. Контратака была отбита с большими для него потерями.

В 4:00 противник до 70 солдат с направления ХОЛМОВСКИЕ ОСОБНЯКИ в направлении МАЛЫЕ ЛИПЧАТЫ контратаковал 364 сп. Атака также была отбита с большими для него потерями.

Части дивизии с 10:00 перешли в наступление и овладели след. рубежами и закрепились:

609 сп – вышел на рубеж зап. опушка леса 600 мтр вост. СЕЛИЩЕ, ЗАБУДСКАЯ, ОСИНОВСКИЙ.

718 сп и 364 сп оставались на прежних рубежах ввиду того, что противник вел сильный огонь.

Предварительные потери за 13.09.43: убито – 10, ранено – 20 чел.

14.09.43.

Противник в течение текущего дня оказывал сильное огневое сопротивление наступающим частям дивизии.

Части дивизии в течение дня продолжали наступление и продвинулись вперед, заняв населенные пункты: ОСИНОВКА 1-я, ОСИНОВКА 2-я, СЕЛИЩЕ, ЛИСЕЕВКА и вышли на рубеж:

609 сп – 1300 мтр сев. – зап. ЛИСЕЕВКА;

364 сп – на зап. окр. ЛИСЕЕВКА;

718 сп. – сев. – зап. НОВАЯ и 300 мтр зап. НОВАЯ.

Наши потери: убито – 8, ранено – 25 чел.

15.09.43.

Противник в течение ночи производил разведывательные полеты и бросал осветительные ракеты.

В течение дня дивизия сосредоточилась в районе:

609 сп – 1500 мтр сев. – вост. СЫЧИ;

364 сп – южн. окр. ЛИСЕЕВКА;

718 сп – южн окр. ОСИНОВКА 2-я.

Наши потери за 15.09.43: убито – 10, ранено – 18 человек.

16.09.43.

Противник в течение истекшего дня оказывал серьезное сопротивление наступающим частям дивизии и вел ружейно-пулеметный огонь по боевым порядкам наших частей.

Части дивизии в 5:00 начали наступление и к исходу дня овладели населенными пунктами; форсировали р. Десна и закрепились на зап. берегу.

364 сп – 800–900 мтр зап. ЛАВРОВКА;

609 сп – 200–300 мтр вост. ХУТ. КАМЕНКА[80], 200 мтр вост. СТАРЫЙ ОСТРОВ;

718 сп – вышел на рубеж 500 мтр сев. – западнее БЕСТЫНСКИЙ.

354 па в течение суток сместил боевые порядки в район МУРАВЬЁВКА, ОРЛОВКА, СЫЧИ.

Наши потери: убито – 5, ранено – 8»[81].

Почему бывший прокурор дивизии при написании очерков о Безымянной высоте не учел эти факты и статистику суточных потерь, оставим на совести тех, кто, зная правду, все же шел на поводу у легенды. Должно быть, их мыслями и поступками владели самые добрые помыслы… Но пока эта загадка не разгадана, правды мы знать не будем.

Вот выписка из оперативной сводки № 240 штаба 139-й стрелковой дивизии от 12 сентября 1943 года. Оперсводка, подписанная начальником штаба дивизии полковником Морозовым, в основном повторяет запись, сделанную в журнале боевых действий. Но есть некоторые детали, которые стоит обнародовать, для полноты истории в том числе. Итак: «718 сп форсировал в 12:3 °CНОПОТЬ в районе ГОРБАЧЁВКА и занял ее в 13:00. Сопротивления со стороны противника не встретил и двигался в направлении ПАВЛОВСКИЙ. Встретив незначительное сопротивление, 1 сб овладел им и повел наступление на ИВАНОВСКИЙ, которым овладел в 13:40.

2 сб 718 сп повел наступление на НОВАЯ, которой, при огневой поддержке 1 сб, овладел в 14:50.

1 сб оседлал развилку дороги, идущей на ХОЛМОВСКИЕ ОСОБНЯКИ, где и задержал продвижение из-за артогня из р-на БЕЛОШОВКА 1-я, ХОЛМОВСКИЕ ОСОБНЯКИ, рощи 200 мтр сев. КРАСНАЯ ПОЛЯНА.

Таким образом, полки дивизии находятся на рубеже: РЯБОВКА, ГЕОРГИЕВСКИЙ, развилка дороги, идущей на ХОЛМОВСКИЕ ОСОБНЯКИ, зап. окр. НОВАЯ.

609 сп находится в резерве и двигается по маршруту ОТНОСОК, ТЕРЕБИВЛЯ, ПЕТРОВСКОЕ, 300 мтр южнее ПОДДУБЬЕ, где и закрепился.

С 16:00 до 24:00 противник периодически подвергал артминналетам боевые порядки полков.

По шоссейной дороге, идущей из ДУЛЁВО в ХОЛОМОВСКИЕ ОСОБНЯКИ, на юго-вост. скаты выс. с отм. 224,1, обнаружена траншея пр-ка»[82].

Никаких сведений о том, занята ли обнаруженная траншея войсками противника, нет. Если бы была занята, то об этом мы наверняка прочитали бы в этом донесении.

718-й стрелковый полк, обстрелянный немецкой артиллерией из Белашовки, Холмовских Особняков и самоходками с высоты 224,1, вынужден был остановиться.

609-й стрелковый полк какое-то время шел во втором эшелоне.

Штрафной батальон, таким образом, двигался в авангарде либо 718-го полка, либо 364-го.

Сведений о дальнейших действиях штрафной роты, которая, как мы уже знаем, прибыла в распоряжение штаба 139-й дивизии, в архиве обнаружить не удалось. Возможно, ее перебросили на другой участок фронта, где дрались другие дивизии, входившие в ударную группировку 10-й армии. А возможно и такое, что она попросту растаяла после нескольких кромешных атак на какую-нибудь из высот. Или на опорный пункт. В сущности, обычная история. Такое случалось часто во время масштабных наступлений.

Если бой, в котором погибло около 20–30 человек из состава 718-го полка, произошел в районе высоты 224,1, то велика вероятность, что в нем принимал непосредственное участие 11-й ошб. А значит, потери перед высотой (или на высоте) были значительно большими. В оперативных сводках и журнале боевых действий фиксировались (иногда приблизительно) данные о потерях непосредственно в полках дивизии. Штаб 11-го ошр о своих потерях сообщал в штаб армии, так как он имел армейское подчинение. Оперативно же, на период наступательных боев, подчинялся командиру 139-й стрелковой дивизии.

Что же сообщалось в очередной оперативной сводке?

«Оперсводка № 241.

Штадив-139. Сев. – вост. окр. дер. ПЕТРОВСКОЕ.

21:00. 13.09.43. Карта 50 000—39 г.

1. Противник в течение ночи с 12 на 13.09.43 систематически вел ружейно-пулеметный и артиллерийско-минометный огонь по боевым порядкам наших частей.

Его огневые точки обнаружены:

до 3-х пулеметов юго-зап. опушка леса 400–600 мтр сев. – зап. МАЛ. ЛИПЧАТЫ;

минбатарея – лес 500 мтр сев. КРАСНАЯ ПОЛЯНА;

артбатарея – 200 мтр вост. СЕЛИЩЕ и в р-не ХОЛ

МОВСКИЕ ОСОБНЯКИ;

предположительно действовала дальнобойная батарея в р-не БЕЛОШОВКА 1-я;

вела огонь самоходная пушка с выс. 224, 1.

Авиация противника в течение ночи производила разведывательные полеты и сбросила до 40 бомб в район расположения частей.

В 3:00 противник силой до 100 чел. с высоты юго-вост. скатов 224,1 контратаковал 718 сп, контратака была отбита, вследствие чего противник потерял убитыми до 40 чел.

В 4:00 противник силой до 70 солдат с направления ХОЛМОВСКИЕ ОСОБНЯКИ в направлении МАЛЫЕ ЛИПЧАТЫ контратаковал 364 сп, контратака также была отбита с большими для него потерями.

2. Части дивизии после дневного боя 12.09.43 в ночь на 13.09.43 приводили себя в порядок и готовились к выполнению дальнейших задач.

До 10:00 13.09.43 части дивизии занимали прежний рубеж. С 10:00 13.09.43 перешли в наступление и к 12:00 овладели следующими рубежами:

609 сп – вышел на рубеж зап. опушка леса 600 мтр вост. СЕЛИЩЕ;

718 сп и 364 сп – оставались на прежних рубежах ввиду того, что противник вел сильный огонь».

Итак, 718-й стоял в районе деревни Новая, оседлывая развилку дорог, идущей на Холмовские Особняки. Видимо, контроль этих дорог и был в это время главной боевой задачей полка подполковника Салова. Наступление же дивизии происходило севернее, на правом крыле, там решалась судьба немецкой обороны, ее плацдарма на восточном берегу реки Десна. Высота с отметкой 224,1 сколько-нибудь существенной роли не играла. И мы это увидим из дальнейшего текста оперсводки за 13 сентября 1943 года.

И еще одна существенная деталь, которая указывает на несоответствие официальной версии «боя на Безымянной высоте» существующим документам: бой, который все же состоялся – контратака немцев, – произошел не в ночь с 13 на 14 сентября, а сутками раньше, то есть в ночь с 12 на 13 сентября 1943 года.

Так, в ходе исследования новых архивных документов история событий сентября 1943 города в районе высоты 224,1, деревень Новая, Белашовка, Холмовские Особняки, Малые Липчата и других становится наконец более ясной.

Читаем далее: «С 13:00 части дивизии начали атаку и к 21:00 закрепились на рубеже:

609 сп овладел дер. ЗАБУДСКАЯ и ОСИНОВКА 2-я и закрепился на рубеже юго-зап. 300 мтр ОСИНОВКА 2-я.

364 сп вышел на рубеж сев. окр. ХОЛМОВСКИЕ ОСОБНЯКИ.

718 сп оставался на прежнем рубеже.

354 ап в течение суток вел артогонь: подавлена минбатарея сев. 500 мтр КРАСНАЯ ПОЛЯНА, подавлен огонь минбатареи на зап. скатах выс. 224, 1, уничтожено до 80 солдат и офицеров пр-ка и рассеяно до роты пехоты.

Расход боеприпасов: 76-мм – 211, 122-мм – 32.

3. Предварительные потери за 13.9.43: убито – 10, ранено – 20 чел.

Уничтожено до 160 солдат и офицеров противника. Трофеи: захвачено пулеметов – 3, винтовок – 12, радиостанций – 1, с двумя упаковками»[83].

Итак, 14 сентября 1943 года боя на высоте 224,1, судя по дивизионным документам, не было. Как мы уже знаем из документов, бой произошел в поле между высотой и деревней Новая сутками раньше. 718-й стрелковый полк отразил контратаку ста немецких пехотинцев. Суточные потери всей дивизии за 14 сентября – 8 человек убитыми. Возможно, не всех учли. Возможно, умер кто-то из раненых. Но эти натяжки все же слишком условны. Во-первых, «8 человек» убитых – это статистика по всей дивизии. В это время наступали 609-й и 364-й стрелковые полки. И их атаку противник отражал.

Как видно из оперативной сводки, 13 сентября активно наступал и успешно продвигался вперед правофланговый 609-й стрелковый полк. Затем, когда атака начала развиваться успешно, вперед двинулся и 364-й полк. Штурмовать высоту 224,1 уже не было необходимости. Основная группировка дивизии начала нависать над высотой и Холмовскими Особняками, угрожая обходом с севера и северозапада. На участке 718-го стрелкового полка активно работала артиллерия. Судя по расходу снарядов, огонь велся довольно плотный. Потери немецкой стороны отнесены на счет 354-го артполка. Так что артиллеристы умели не только спирт пить из антиипритных пакетов, но и хорошо стрелять.

Где действовал в этот день 11-й ошб, пока выяснить не удалось. Потери штрафников учитывались отдельно, в статистику дивизии они не входили. В противном случае штабом дивизии фиксировалось бы и пополнение штрафбата.

А ведь по легенде, только погибший взвод младшего лейтенанта Евгения Порошина насчитывал 18 человек. Живым после боя обнаружен всего один. Вернее, выживший, если верить публикации в дивизионной газете «Сталинский призыв», вышел к своим во время боя. Погибли начальник штаба батальона, стоявшего перед высотой, капитан Винокуров и его радист. Были потери и в атакующих ротах. Где они? Их нет. Но они – были. Только, по всей вероятности, не на высоте 224,1, которая, кстати, в документах Безымянной не названа ни разу.

Возможно, тайна кроется за фразой в донесении: «Предварительные потери за 13.09.43…» Уж очень круглые цифры. На самом деле погибло не десять, а раза в три больше. Но штабные работники потери скрыли… Чтобы не портить картину удачного наступления. Все возможно.

Тогда логичной становится и история награждения 18 сибиряков. Их наградили только в декабре 1943 года. Почему так поздно? Да чтобы прошлые бои были уже забыты, потускнели на фоне новых, которые в то время яростно кипели на реке Проне. И тогда та же логика подсказывает следующий вариант: подвиг взвода младшего лейтенанта Евгения Порошина действительно был, но сибиряки, по всей вероятности, оплатили своими жизнями чью-то оплошность, скорее всего, командирскую, штабную расхлябанность, безграмотность, бездушие по отношению к солдатам.

Либо бой произошел все же на другой высоте. Быть может, на небольшой высотке, действительно безымянной, не имевшей геодезического номера.

И ее надо искать, иначе грош нам цена. И нашим правильным и патриотичным речам в праздничные дни на митингах и собраниях, когда мы вспоминаем погибших и чтим ветеранов.

И зачем придумали небылицу о 18 сибиряках? Как будто солдаты и офицеры 139-й и других дивизий, а также частей усиления, в том числе и штрафной роты и штрафного батальона, сделали мало, чтобы мы были им вовек благодарны.

Но вот же забыт подвиг истребителей танков 2-й батареи 600-го иптап подполковника Волкова. Стараются не упоминать, обходить даже словом, храбрость и дерзость штрафников батальона капитана Чухлатова. Словно они были прокаженные, не солдаты своей Родины и не проливали кровь. Даже в недавних публикациях 11-й штрафбат стыдливо называют то «резервным батальоном», то «штурмовым отрядом».

Что же происходило 14 сентября?

«Оперсводка № 242.

Штадив-139.

ПЕТРОВСКОЕ. 21:00. 14.09.43.

1. Противник в течение истекшего дня оказывал сильное огневое сопротивление наступающим частям дивизии. Его огневые точки установлены:

– из районов ЕМЕЛЬЯНОВИЧИ ведет огонь из станковых и ручных пулеметов;

– самоходные орудия вели огонь из р-на выс. 217, 0 и кладбища сев. – вост. СЫЧИ;

– артиллерийская батарея вела огонь из леса зап. СЫЧИ.

С 12:00 до 18:00 были замечены зажженные деревни: ЕМЕЛЬЯНОВИЧИ, МАМОНОВКА, СОРОЧИНСКИЙ, ХОЛМЫ, БАРАНОВКА.

Авиация противника в 11:30 и 13:10 производила разведполеты над расположением частей.

2. Части дивизии в течение дня продолжали наступление и продвинулись вперед, заняв населенные пункты:

609 сп – 1300 мтр сев. – зап. ЛИСЕЕВКА;

364 сп – на зап. окр. ЛИСЕЕВКА;

718 сп – оставался на прежнем рубеже (800 мтр сев. зап. НОВАЯ и 300 мтр зап. НОВАЯ);

354 ап – вел огонь по живой силе и огневым точкам противника. Результаты огня: подавил огонь 5-ти минбатарей, уничтожено 2 станковых пулемета, подавлен огонь 3-х пулеметов, уничтожено до 50 солдат и офицеров противника в районе выс. 224, 1 и 218,1.

3. Предварительные потери за 14.09.43: убито – 8, ранено – 25 человек. Уничтожено до 80 солдат и офицеров противника. Трофеев и пленных – нет.

Начальник штаба полковник МОРОЗОВ»[84].

И в этом донесении потери – предварительные. Однако соотношение убитых и раненых таково, что можно предположить – цифра точная.

Основные потери и в эти сутки немцы понесли от нашей артиллерии. На долю трех полков, в том числе и двух наступающих, пришлось 30 солдат и офицеров противника. Трофеев у 718-го полка, по всей вероятности, не было.

О ночном бое на высоте 224,1 или даже в ее окрестностях – ни слова. Но в оперсводке появились две новые высоты – 217,0 и 218,1.

Возможно, при создании легенды в 1960-х годах, когда появилась идея строительства мемориала Безымянной высоты, за основу взят другой бой, который произошел двумя неделями раньше на реке Десёнке. Вот фрагмент из оперативной сводки штаба 139-й стрелковой дивизии за подписью начальника штаба полковника Морозова:

«30.08.43. 21:00. Штадив-139. д. УСОХИ. 609 сп с 11-й ошб в ночь с 29 на 30.08.43 готовился к выполнению поставленной задачи (овладеть полностью высотой 217,6). В 6:30 30.08.43 начали атаку и к 12:00, овладев зап. скатами выс. 217, 6, закрепились на достигнутом рубеже, дальнейшее продвижание остановлено вследствие сильного огня противника. Потери в личном составе: убито 19 чел.; ранено 31 чел. Потерь в вооружении и конском составе нет. Потери пр-ка за 30.08.43: убитыми и ранеными до 40 солдат и офицеров»[85].

Я тщательно исследовал приказы командира дивизии полковника Кириллова. В приказе № 0019 от 5 сентября 1943 года ни слова о высоте 224,1. Ниже он будет приведен. Следующий боевой приказ за № 0020 от 18 сентября 1943 года касается уже более поздних событий – наступления на Воловку, Фроловку, Рожню, Прилепы, Кордеевку с выходом на другую высоту – 240,6.

Исходя из логики событий и учитывая ту важность, которую имела высота 224,1, как это излагается в послевоенной легенде, именно в приказе № 0019 должна быть сформулирована задача 718-му полку о штурме высоты как о перспективной цели. Хотя бы в общих чертах. Ведь есть в приказе такое: «Вести усиленную разведку и быть готовым к переходу в наступление».

Но о высоте и здесь – ни слова. А ведь, судя по потерям, операция проводилась масштабная. Такая операция не могла не быть зафиксирована в дивизионных документах. Согласно послевоенной версии, 718-й стрелковый полк решал ключевую задачу всей дивизии: будет взята высота 224,1 – дивизия пойдет вперед, не возьмут сибиряки высоту – успеха у дивизии не будет.

В действительности же дивизия наступала правым крылом и наступление проходило довольно успешно. 718-й стоял перед высотой неподвижно.

Итак:

«Боевой приказ № 0019.

Штадив-139.

10:00 5.09.43. Лес 1 клм сев. – зап. МИШКИНО.

1. Противник подразделениями 77 пп и частью подразделений 11 мп 14 мд перешел к обороне на рубеже зап. берег р. СНОПОТЬ.

139 сд закрепляется на достигнутом рубеже с задачей: не допустить попыток пехоты и танков противника к прорыву на восток.

Вести усиленную разведку и быть готовым к переходу в наступление.

Справа обороняется 247 сд с передним краем по вост. берегу р. СНОПОТЬ.

Разгранлиния с ней: НЕКРАСОВО, ПОГУЛЯЙ, (иск.) ОСИНОВКА.

Слева обороняется 49 сд с передним краем по вост. берегу р. СНОПОТЬ.

Разгранлиния с ней: (иск.) ДЕДОВО-ПЕТРОВИЧИ, (иск.) ЯМНОЕ.

Готовность системы огня к 5:00 7.09.43.

Готовность инженерных работ 1-й очереди к исходу 9.09.43.

3. РЕШИЛ: прочно удерживать занятый рубеж обороны, имея 609 сп и 718 сп в первом эшелоне и 364 сп во втором эшелоне.

4. 718 сп закрепиться на достигнутом рубеже и оборонять участок: слияние рек СНОПОТЬ и ЛЮБУША, сев. зап. опушка леса 1,5 клм южнее НЕКРАСОВО, (иск.) роща «Квадратная», выс. 197, 6.

КП – южная окраина ДЯГЛЕВО.

АПП – 2/354 ап, 542 МП, две батареи 600 иптап.

Разгранлиния слева: (иск.) роща «Квадратная», (иск.) сев. зап. опушка леса 1,5 клм южнее НЕКРАСОВО, ПОГУЛЯЙ.

1. 609 сп закрепиться на достигнутом рубеже и оборонять участок сев. – зап. опушка леса южнее НЕКРАСОВО, слияние рек СНОПОТЬ и ДЕСЁНКА, роща «Квадратная».

2. КП – лес вост. НИКОЛЬСКИЙ (западный). АПП – 3/354 ап три батареи 600 иптап.

2. 364 сп занять и оборонять участок: ДЯГЛЕВО, отм. 207,9, (иск.) НИКОЛЬСКИЙ, (иск.) РЕШЕТОВКА.

Быть готовым к контратакам в направлениях: ДЯГЛЕВО – НЕКРАСОВ, НИКОЛЬСКИЙ – ДЕДОВО-ПЕТРОВИЧИ.

КП – 1 клм вост. РЕШЕТОВКА. АПП – 1/354 ап.

7. АРТИЛЛЕРИЯ: Готовность к 5:00 7.09.43. ЗАДАЧИ: а) не допустить выхода и сосредоточения пехоты противника из рощи сев. и сев. – вост. НОВОДМИТРОВСКИЙ;

б) воспретить сосредоточение пехоты и танков противника в р-нах: роща сев. – зап. УСТЬЕ и роща сев. – зап. НОВОДМИТРОВСКИЙ;

в) подавить огневую систему противника на переднем крае его обороны;

г) не допустить подхода резервов противника из р-нов: СЕРГЕЕВКА, КАЕВКА, ПОГУЛЯЙ, ДУБРОВКА, НИКОЛЬСКИЙ;

д) не допустить атаки танков противника с направлений: КАЕВКА, УСТЬЕ, НОВОДМИТРОВСКИЙ;

е) обеспечить контратаку 364 сп.

237 иптд – противотанковый резерв.

ОП – на рубеже: РЕШЕТОВКА, НИКОЛЬСКИЙ (западный).

1. ДОП – лес сев. – вост. СТОПКИНСКИЙ.

2. 220 омсб – лес 500 мтр сев. – вост. СЕРГЕЕВКА.

1. КП – 1 клм сев. – зап. МИШКИНО.

2. Донесения присылать в первую очередь об инженерных работах, в дальнейшем по специальному графику. Ком. див. полковник КИРИЛЛОВ. Нач. шт. полковник МОРОЗОВ»[86].

Полковник Кириллов был хорошим командиром. Его штаб, оперативный отдел, разведотдел и инженерная служба работали как пчелки.

Из этого приказа мы видим следующее.

Во-первых, сил для броска через Снопоть у дивизии, да и у армии тоже не было. Танковая бригада к этому времени была выбита и из боя вышла на ремонт машин и пополнение экипажами.

Во-вторых, немцы танки и бронетехнику имели. И сразу же возросла нагрузка на противотанковую артиллерию. Она вскоре и показала себя.

В-третьих, возросла опасность мощной контратаки с последующим выходом на тылы и возможными фланговыми ударами, что могло бы существенно замедлить продвижение всей армии вперед, к Рославлю.

В-четвертых, после проведения тщательной разведки стало ясно, что противник держит во втором эшелоне сильные ударные части, которые может применить в любой момент и в любом месте. А поэтому оборону строили основательную. Усиливали ее средствами ПТО. Пригодились старые окопы, оставшиеся здесь с 1941 года.

И последнее: следующий боевой приказ (№ 0020) генерал Кириллов издал 18 сентября 1943 года. Он касался наступления на Воловку, Фроловку, Рожню, Прилепы, Кордеевку с выходом на высоту 240,6. Таким образом, высота 224,1 для наступления дивизии на Рославль действительно существенного значения не имела.

15 сентября 1943 года началось общее наступление дивизий и частей 10-й армии. Из оперативной сводки явствует, что 718-й стрелковый полк в первый день наступления шел во втором эшелоне дивизии.

16 сентября «в 13:00 364 сп, а в 14:30 609 сп под сильным ружейно-пулеметным и минометным огнем противника форсировали р. ДЕСНА и закрепились на западном берегу»[87].

За Десной открывался прямой путь на Рославль. Но дорога от Десны до Рославля для дивизий 10-й армии растянулась почти на десять дней.

В один из этих дней штрафники готовились к штурму высоты. Она не имела геодезического номера, и потому в приказах и распоряжениях ее именовали безымянной.

Так случилось, что отдельный штрафной батальон капитана Чухлатова ввели в состав стрелковой дивизии на весь период наступления. Армия в составе фронта проводила Смоленско-Рославльскую наступательную операцию. Иногда батальон действовал в полном составе, иногда двумя, а порой шел в бой одной ротой. Переменный состав таял, как мартовский снег. Но присылали новую партию, роты пополнялись, и командир дивизии ставил перед батальоном задачу, посильную разве что полку.

В августе, после двух недель непрекращающихся атак, прерываемых короткими контратаками противника, дивизия окончательно выдохлась и заняла оборону на восточном берегу небольшой речушки.

Штрафников тоже поставили в оборону. Раньше участок фронта им не то чтобы не доверяли, но хватало дел по прямому назначению: выводили на исходные за несколько часов до наступления, выдавали боекомплект, по кружке водки и – вперед. Теперь подвыбитые полки не могли с прежней надежностью удерживать свои участки и оборону дивизии уплотнили батальоном прорыва капитана Чухлатова. Так чаще всего в боевых донесениях называли 11-й ошб 10-й армии.

Однажды вечером комбат вызвал к себе на КП Чернокутова.

– Дойдем до Десны, буду писать представление на полное снятие судимости и ходатайствовать о восстановлении воинского звания и прочего, – сказал он.

Чернокутов усмехнулся и ничего не ответил.

– Мы только до Десёнки пошли, а уже половину батальона ты, Чухлатов, похоронной команде передал, – сказал он, когда комбат снова упомянул о том, что на многих отличившихся уже готовятся документы.

– Дойдем и до Десны. Сейчас дивизии придадут пару дивизионов «Катюш», пару истребительно-противотанковых полков, усилят тяжелыми минометами, пригонят несколько маршевых рот… Пойдешь ко мне ротным? А, Чернокутов? Ну что тебе в дивизии делать? С прокурором отношения выяснять? Так ты уже все отношения выяснил… Вон с винтовкой воюешь. Каждый день под смертью ходишь. А у меня будешь лучшей ротой командовать. Опять же – выслуга, повышенное довольствие и прочее…

– Ротой, говоришь? Да хоть бы взводом…

Порядок и дисциплина в батальоне были железными. Чухлатов вникал во все, ничего не считал мелочами и второстепенным. Правда, порой увлекался и вместе со штрафниками ходил в атаку. Для этого у него на КП всегда висел на гвозде старенький ППШ с треснутым прикладом.

– Талисман. Ангел-хранитель, – хлопал ладонью по диску Чухлатов. – Он со мной из-под Можайска.

В сорок втором под Можайском Чухлатов воевал взводным. Чухлатов командовал вторым взводом, Чернокутов – третьим в стрелковой бригаде. После того как бригада, попав в окружение, почти полностью была разбита, Чернокутова откомандировали в отдельный лыжный батальон, а Чухлатова – в офицерский резерв штаба фронта. Вскоре начали формировать штрафбаты, и он попал на прежнюю должность в один из первых штрафных батальонов Западного фронта. А там пошло, завертелось. Два ордена Красного Знамени, медаль «За отвагу», именное оружие. К нему с подчеркнутым уважением относились командармы, лично знал комфронта, иногда звонил по прямой связи: «Давай, Чухлатов, этот опорный пункт только твоим молодцам по зубам…»

По зубам… Свои зубы батальон рассеял от Сухиничей до Кирова, на Жиздре и на Болве.

– А пока тебе особое задание.

Чухлатов достал с полки фляжку, плеснул в кружки:

– Давай, брат, за Одиннадцатый бессмертный.

Они выпили. По-солдатски закусили тушенкой прямо из банки. Снова выпили.

– Теперь о деле. – Чухлатов сунул фляжку за пазуху Чернокутову. – Это – за прошлую атаку. Приравниваю к ордену.

– Ну да, примерно так.

– Завтра на рассвете дивизионная артиллерия проведет короткую, выстрелов с полсотни, артподготовку. Кроме того, залп даст батарея «Катюш». Задача батальона – захватить восточные и северо-восточные склоны безымянной высоты. Закрепиться и дальнейшим броском овладеть высотой полностью. Твоя задача, как всегда, более простая: выдвинуться двумя группами по три-четыре человека к первой траншее и, когда начнется артподготовка, гранатами погасить вот эти две огневые точки. – И Чухлатов показал на схеме два блиндажа.

– Что, артиллеристы попасть не могут?

– Вот этот, что справа, два раза разрушали прямыми попаданиями. Вечером сровняют с землей, а утром опять – живой, постреливает. Видимо, глубокие укрытия. Уходят, когда артиллерия огонь открывает. А после обстрела – здравия желаю…

– Нужна взрывчатка.

– А подрывником кого думаешь взять?

– Со мной пойдет Дыбиц и Якут. Дыбиц минное дело хорошо знает.

– Ну, начхим! На все руки мастер! Оставить и его, что ли, в батальоне… Такой шустряк всегда нужен. И спирт перегнать, и фельдшерицу соблазнить, и – на тебе! – лучший в батальоне подрывник!

Начхим артполка попал под трибунал за то, что устроил в полку пьянку. Участвовал в кутеже весь штаб, включая политсостав и начштаба. Но в штрафной батальон угодил только он один. Остальные отделались мелкими взысканиями. Кому отменили очередное воинское звание, кому завернули представление на орден, кому удержали половину месячного денежного довольствия, кому пять суток ареста. Сошло бы и ему. Дивизия наступала, некогда было особо разбираться. Без артиллерии как наступать? Но Дыбиц трезвел медленно, и на следующий день, когда его повели в прокурорскую землянку к дознавателям, на требование сдать оружие выхватил наган и два раза выстрелил над головой прокурора дивизии. Тот ему конечно же не простил.

Историю с пьянкой в артполку знала вся армия. Лейтенант Дыбиц был героем легенд и анекдотов. Дело в том, что штаб артполка пил чистейший спирт, который начхим перегнал из противоипритных пакетов. А пакеты те хранились у фельдшера 3-го дивизиона лейтенанта Сосниной. Так что Дыбиц сперва уговорил Соснину, и операция это была непростая. Лейтенант медицинской службы Соснина слыла в полку девицей строгой. Родом она была из-под Пскова Изборской волости Печерского района. Ее в дивизионе так и звали – Изборская крепость. Рухнула та крепость или устояла, неизвестно. Но Дыбиц ампулы с противоипритной жидкостью добыл. При полном и добровольном согласии лейтенанта медицинской службы Сосниной.

– Дыбицу-то налей, – кивнул Чухлатов на фляжку, торчавшую за отворотом шинели Чернокутова.

Чурнокутов хмыкнул:

– Ладно, сейчас с тобой пойдет мой начштаба. На месте все обсудите и решите. Еще до рассвета две группы по три человека вылезли из окопов и поползли через нейтральную полосу к высоте.

Когда сидели в траншее, дожидаясь своего часа, Дыбиц вдруг сказал им:

– Где-то я читал, что приговоренных к смертной казни выводили на эшафот на рассвете. А? Красиво умирали…

Никто ему не ответил.

Чернокутов достал фляжку, отвинтил крышку и, не выпуская из рук, предложил:

– По два глотка. Остальное – на высоте.

Фляжка сразу стала легче.

– Якут, – сказал Дыбиц, – если меня убьют, на высоте выпьешь и мою пайку.

Якут долго улыбался. Но не проронил ни слова.

Наконец пришел начштаба, посмотрел на часы и кивнул: пора. Чернокутов первым перемахнул через бруствер. За ним Дыбиц. Замыкал группу Якут.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.224. Запросов К БД/Cache: 0 / 0