Глав: 16 | Статей: 30
Оглавление
Это был стремительный и кровавый марш из юго-восточного Подмосковья через районы Тульской и Калужской областей до Смоленщины. Месяц упорных и яростных атак в ходе московского контрнаступления, а затем – почти два года позиционных боев в районе Кирова и Варшавского шоссе. И – новый рывок на северном фасе Курской дуги. Именно солдатам 10-й армии довелось брать знаменитую Безымянную высоту, ту самую, «у незнакомого поселка», о которой вскоре после войны сложат песню.

В книге известного историка и писателя, лауреата литературных премий «Сталинград» и «Прохоровское поле» Сергея Михеенкова на основе документов и свидетельств фронтовиков повествуется об этом трудном походе. Отдельной темой проходят события, связанные с секретными операциями ГРУ в так называемом «кировском коридоре», по которому наши разведывательно-диверсионные отряды и группы проникали в глубокий тыл немецких войск в районах Вязьмы, Спас-Деменска, Брянска и Рославля. Другая тема – судьба 11-го отдельного штрафного батальона в боях между Кировом и Рославлем.

Рассекреченные архивы и откровения участников тех событий легли в основу многих глав этой книги.
Сергей Михеенковi / Олег Власовi / Литагент «Центрполиграф»i

Глава 14 Штрафники атакуют и врываются в Рославль

Глава 14

Штрафники атакуют и врываются в Рославль

Приказ штарма: атаковать западный берег Десны. Атака. Что происходило севернее. Дивизии, нацеленные на Рославль. Разгром 5-го механизированного корпуса под Кировом и Тягаевом. Успех соседа слева 50-й армии – неожиданный маневр из полосы действий 10-й армии. Выход на западный берег реки Десны. Из журнала боевых действий 139-й сд. Немцы уходят за реку Проню. Штрафники 11-го ошб врываются в Рославль. Столкновение с РОА

17 сентября поздно вечером, когда уже стемнело, в штаб 139-й стрелковой дивизии поступил частный боевой приказ из штаба 10-й армии: с утра 19.09.43 атаковать противника и «овладеть ХУТОР КОНЁНКОВ, СТАРЫЙ ОСТРОВ, впоследствии овладеть: ПРИЛЁПЫ, КУРДЕЕВКА, БАЙГОРЫ, в последующем наступать на ПЕТРОВСКОЕ. Готовность наступать к 21:00 18.09.43»[114].

Генерал Попов давал полковнику Кириллову сутки, чтобы подготовить дивизию и приданные части к атаке. В штабе 139-й стрелковой дивизии прекрасно понимали: если завтра все пойдет удачно, если артиллеристы отстреляются точно и смогут подавить основные огневые точки, батальоны не мешкая энергично поведут форсирование Десны, и если штрафники уцепятся за плацдарм и продержат его первые часы, дорога на Рославль открывается прямая. Дальше никаких естественных преград, кроме Остёра, нет. Река Остёр перед самым Рославлем. Дойти до нее означает дойти до Рославля.

Должно быть, командиры дивизий, 139-й – полковник Кириллов и 247-й – генерал-майор Мухин[115], оказавшись перед крупным городом, испытывали те же самые чувства, что и командующие войсками 1-го Белорусского – маршал Жуков, и 1-го Украинского – маршал Конев, когда судьба поставила их перед Берлином весной 1945 года. Кто первым войдет в город? Чьи солдаты прорвутся к центру? Кому достанутся лавры освободителя Рославля?

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Рославль – районный центр Смоленской области. Таковым был и в годы войны.

Расположен на реке Остёр в устьях речки Становка в 113 километрах юго-восточнее Смоленска, на железнодорожной магистрали Смоленск – Брянск.

Первое упоминание относится к 1137 г. Город основан как крепость, служившая сборным пунктом княжеской дружины во время походов смоленских князей в черниговские земли. Название пошло от имени основателя – князя Ростислава Мстиславича Смоленского, внука Владимира Мономаха. Первоначального город так и назывался – Ростиславль. Потом – Ростлавль. В городе развивались ремесла, торговля. Строились каменные церкви. Детинец древнего города находился в центре – ныне Бурцева гора – на правом берегу речки Становка. Сохранились следы рва, окружавшего городище, и земляного вала. При раскопках археологи обнаружили множество находок, которые подтверждают древнюю историю Рославля.

В 1358 г. Рославль захвачен литовским князем Ольгердом и стал частью удельного Мстиславльского княжества Великого княжества Литовского. Начался длительный спор между Литвой и Москвой за владение смоленскими уделами. В 1515 г. Рославль возвращен Великому княжеству Московскому. В VI в. образован Рославльский уезд. Земли Рославльского уезда жаловались за особые заслуги московским служилым людям. Тогда же насыпан новый городской вал и срублена деревянная крепость с башнями и бойницами. Гарнизон насчитывал 300 стрельцов и казаков при достаточном количестве пушек.

Позже город подпал под власть Польши. В 1654 г. царь Алексей Михайлович вернул земли Смоленского княжества, в том числе и Рославль. С тех пор они стали неотъемлемой частью Российского государства.

По реформе 1775 г. Рославль сохранил статус уездного города Смоленского наместничества. Имеет свой герб.

В городе много церквей. Древний Спасо-Преображенский мужской монастырь, «известный до 1560 г.».

В 1812 г. Рославль и уезд дали русскому войску 1265 ополченцев. Возглавил его окружной начальник штабс-капитан Б.Я. Азанчевский. Рославльские ополченцы дрались храбро, за что получили благодарность фельдмаршала М.И. Кутузова.

В 1895 г. построена Рижско-Орловская железная дорога, которая прошла через Рославль. Построены Рославльские железнодорожные мастерские. В 1929 г. на базе мастерских создан Вагоноремонтный завод. Перед началом войны на заводе работало полторы тысячи рабочих и инженеров. В 1934 г. построена и начала действовать железнодорожная ветка Рославль – Кричев. В 1936-м – Рославль – Сухиничи.

Через Рославль проходит шоссе Москва – Брест, которое в народе называют Варшавкой. Кроме того, дороги идут на Брянск, Смоленск и в Ельню.

Немецкие войска вошли в город 3 августа 1941 г.

Немцы сделали Рославль окружным административным центром, которому подчинялись десять административных районов. Действовала военно-полевая комендатура первого разряда. Здесь разместились крупные штабы. Выходила газета на русском языке. Возобновились богослужения в храмах.

В Рославле был создан один из крупнейших концлагерей для советских военнопленных – DULAG 130. Зимой 1941–1942 гг. здесь содержалось около 100 тысяч военнопленных. В день в ров из лагеря вывозили 500–600 тел. Тела укладывали в 3–6 рядов.

На одной из улиц города, откуда предварительно было выселено русское население, оккупационные власти создали еврейское гетто. Впоследствии многие жители гетто были уничтожены.

За время осуществления политики «нового порядка» количество жителей города с 41 480 человек сократилось до 7400 человек.

Уходя из Рославля, немцы, как свидетельствуют местные хроники, «уничтожили все промышленные предприятия, все лечебные и детские учреждения, железнодорожный узел, электростанцию, водопровод, баню, прачечную».

В день освобождения Рославля в городе состоялся митинг, на который собрались местные жители и освободители – бойцы, офицеры и политработники дивизий, которые очищали городские улицы от оккупантов.

Рославль – город-труженик. Перед приходом германских войск летом 1941 г. заводы и цеха, иногда целые предприятия эвакуировались за Урал. В эшелонах ехали рабочие, инженеры, специалисты, на платформах везли станки и другое оборудование. В Бурятию выехало около тысячи рабочих и специалистов Рославльского вагоноремонтного завода. В Улан-Удэ составы прибыли 10 декабря 1941 г. В 21 декабря станки и оборудование были установлены и опробованы. 22-го из цехов пошла первая продукция – мины. Таким образом, Рославль продолжал сражаться с врагом, будучи оккупированным немецкими войсками.

После эвакуации и мобилизации на фронт население Рославля насчитывало 7000 человек.

Сейчас население Рославля составляет 55 500 человек.

Рославль нынешний – это красивый и современный провинциальный город, уютный и благоустроенный.

Успешно действуют промышленные предприятия: Рославльский автоагрегатный завод, основанный в 1964 г., Рославльский вагоноремонтный завод, основанный в 1968 г., стекольный завод – ОАО «Ситалл», Рославльский завод алмазного инструмента – ОАО «Алмазинструмент», другие предприятия. Хорошо развита торговля, бытовое обслуживание. Развивается культура. Большое место местные власти уделяют изучению истории родного края.

Смоленская наступательная операция набирала свои обороты. Успех в районе Белгорода, Курска и Орла создал предпосылки для удара на северном фасе дуги. И удар последовал. Смоленско-Рославльская наступательная операция («Суворов») была пиком и одновременно завершением наступления на центральном направлении. Проводили ее войска Западного и левого крыла Калининского фронтов. Хронологические рамки: 7 августа – 2 октября 1943 года. Рославльское направление было наиболее важным. Неслучайно Рославль и Смоленск будут освобождены в один день.

Вот почему здесь, в дивизиях, которые прямиком шли на Рославль, были сосредоточены почти все резервы 10-й армии – истребительно-противотанковые полки, минометные дивизионы, отдельные саперные штурмовые роты и батальоны. А также штрафные подразделения.

30 августа Красная армия освободила (в который уже раз за эту войну и теперь уже окончательно) Ельню. 1 сентября – Дорогобуж. 16 сентября очистили Ярцево. 21-го – Демидов.

А 139-я и 247-я с частями усиления и приданными им подразделениями выходили на подступы к Рославлю.

Рославльская группировка противника была довольно сильной. Севернее действовала такая же мощная ельникско-спас-деменская группировка немцев. Рославльское направление прикрывали тринадцать пехотных, танковых и моторизованных дивизий 4-й полевой и 3-й танковой армий группы армий «Центр».

После отражения немецкого наступления на дуге Орёл– Белгород (Курский выступ) и серии удачно проведенных фронтовых наступательных операций задвигался и северный участок огненной дуги. Началась операция «Суворов». Эта масштабная операция, проводившаяся войсками нескольких фронтов, в свою очередь, распадалась на серию фронтовых и армейских операций, имевших более локальные задачи и цели. 7 августа 1943 года на Ельню и Спас-Деменск хлынули основные силы 10-й гвардейской, 21, 33, 49 и 10-й армий Западного фронта с задачей к 28 августа, сбив противника с занимаемых рубежей, выйти на линию Починок – Рославль – Дубровка. Пяти нашим армиям противостояли сорок дивизий группы армий «Центр» из состава 4-й полевой и 3-й танковой армий.

За время довольно продолжительного стояния на этих рубежах немцы успели основательно подготовиться и выстроили мощнейшую глубокоэшелонированную оборону на глубину до 60–70 километров – пять-шесть оборонительных рубежей с хорошо продуманной системой ПТО. В лесах были построены дороги – военнопленные, местное население и строительные команды работали день и ночь, чтобы сделать просеки и вымостить лежневкой необходимые маршрутные пути, соединяющие один рубеж с другим. Налажена система подвоза, эвакуации раненых, тяжелого вооружения и войск на случай вынужденного отхода на очередной тыловой рубеж.

В детстве мы исходили все окрестные леса и болота – собирали грибы, землянику, чернику и малину, пасли коров. Так вот, примерно до середины 1960-х годов этими «немецкими дорогами», как их называли тогда, пользовались местные жители. Вывозили сено с лесных сенокосов, прогоняли технику к дальним полям и угодьям, везли с делянок лес и дрова. Теперь почти все эти дороги заросли осинником и орешником. И по ним тучами высыпают к осени опенки. Лежневка сгнила, создавая богатую питательную среду для грибниц.

Северное крыло Западного фронта, наступавшее на ельнинском направлении, в первые же сутки натолкнулось на жесточайшее сопротивление. На некоторых участках продвижение составило 2–4 километра. На других оборону противника прорвать и вовсе не удалось. Войска 33, 21, 10-й гвардейской и 68-й армий вынуждены были перейти к обороне.

Но на участке от Спас-Деменска до Кирова действия наших войск оказались более успешными. Здесь наступала 10-я армия генерала Попова. Протяженность фронта – 72 километра. Ударная группировка, которая действовала на направлениях основного удара, за первые двое суток прошла с боями около 20 километров. Оборона немцев была прорвана. Противник не смог удержаться на первом рубеже, опоясывающем город Киров, и вынужденно отошел на следующий. Наращивая удар, генерал Попов ввел в дело танки и бронетехнику 5-го механизированного корпуса.

Основные силы немцев тем временем были вовлечены в упорные бои севернее, и противник не мог свободно действовать резервами, потому что почти все они уже оказались втянутыми в дело. Штаб Западного фронта решил воспользоваться благоприятными условиями, создавшимися именно здесь, в районе Кирова, и перебросил сюда 5-й механизированный корпус генерала М.В. Волкова.

13 августа корпус был брошен в бой без подготовки и предварительной разведки местности. Механизированные бригады и танковые полки вводились в бой прямо с марша. Действовали они в полосе наступления ударной группировки 10-й армии – на фронте 139-й и 247-й стрелковых дивизий. Основная задача: нанести удар в направлении Крайчики, Закрутое, Воронцово, выйти к населенному пункту Шуя и перехватить Варшавского шоссе. В дальнейшем наступать вдоль Варшавского шоссе на запад, овладеть переправами через реки Снопоть и Десна.

Но в первые же дни танкисты завязли в немецкой обороне в районе Тягаева. Бригады понесли огромные потери. Ленд-лизовские танки, броня которых слабо защищала от огня немецких 75-мм и 88-мм противотанковых орудий и самоходок, становились легкой добычей немецкой артиллерии. К тому же сосредоточение крупных танковых сил севернее Кирова непосредственно в полосе прорыва тут же засекла разведка противника. В тот же день, 13 августа, 60 немецких бомбардировщиков прицельно отбомбили районы сосредоточения танковых подразделений. 16 августа немецкие люфтваффе произвели еще шест налетов.

5-й механизированный корпус не выполнил поставленной задачи, понес большие потери и вскоре был выведен в резерв штаба Западного фронта.

В середине августа 1943 года левофланговая 50-я армия генерала Болдина, пользуясь тем, что основные ударные силы и резервы противник ввел в бой севернее, атаковала в направлении Жиздры и Зикеева. Там был достигнут некоторый успех. Освобождены город Жиздра и станция Зикеево.

Штаб группы армий «Центр» опасался прорыва на Рославльско-Смоленском направлении и выхода на левый фланг и тылы своей орловско-брянской группировки, 13 дивизий – основной свой резерв – перебросил сюда. Из них 11– на Рославльско-Смоленское направление. Скорее всего, именно в это время в районе Закрутое – Воронцово появились части 20-й танковой дивизии.

В середине августа наступление ударной группировки 10-й армии стало выдыхаться и вскоре остановилось, уткнувшись в мощный рубеж на реке Десёнка в районе Латышей, Ковалёвки, Крайчиков, Весёлого. Наступила оперативная пауза. Длилась она до конца августа.

Начальник Генерального штаба Красной армии генерал А.И. Антонов, докладывая в Ставке Верховного Главнокомандования 25 августа 1943 года о ходе Смоленской наступательной операции, сказал, «что войска здесь встретились с большими трудностями. С одной стороны, тяжелая лесисто-болотистая местность, с другой – возросшее сопротивление вражеских войск, которые усиливаются частями, перебрасываемыми из района Брянска».

В начале сентября бои вспыхнули повсеместно и отличались особой яростью наступающей стороны и стойкостью оборонявшихся.

14 сентября вперед пошли основные силы левого крыла Калининского фронта, а через сутки атаковал и Западный фронт.

Артподготовки как таковой на этот раз не было. Артиллерия провела короткий, но очень интенсивный пятнадцатиминутный огневой налет по переднему краю противника и его ближним тылам. Расчеты и минометчики точно отработали по заранее разведанным целям. Пехота двинулась вперед. Дальнейшее наступление стрелковых частей артиллерия поддерживала «методом последовательного сосредоточения огня» в глубину и по вновь обнаруженным огневым точкам противника.

Роль артиллерии в ходе этих боев была весьма и весьма высокой. Впоследствии маршал артиллерии Н.Н. Воронов, размышляя о неудачах и анализируя их причины, писал:

«1. Противник, безусловно, знал о готовящемся наступлении и принял ряд мер для противодействия ему.

2. Оборонительные позиции противника оказались хорошо подготовленными для обороны: обилие препятствий, траншей, ходов сообщения, минирование и броневые точки (тип такой же, как и на Брянском фронте, о чем я ранее доносил). Например, сегодня обнаружен один опорный пункт противника – по фронту 500 м. Он имеет, кроме траншей и окопов, 6 броневых пулеметных точек, глубоко врытых в землю и хорошо замаскированных.

3. Ряд наших стрелковых дивизий оказались далеко не подготовленными к наступательным действиям на глубокоэшелонированную оборону противника. Это касается в первую очередь дивизий, находившихся в резерве Ставки. Видимо, не было конкретного, твердого руководства и контроля сверху за боевой подготовкой этих дивизий.

4. Сказывается недостаток танков прорыва, так что ломать оборону противника приходится артиллерии, минометам и пехоте. Контратаки противника и необходимость быть настороже в отношении мин противника резко снижают темпы продвижения нашей пехоты.

5. В первый и второй день наступления в некоторых дивизиях выявились неумелое взаимодействие родов войск, неумение организовать и использовать мощный огонь с движением вперед. Несмотря на принятые меры, имели место «паузы» с атаками, стремление отлежаться, пересидеть противника, свалить или надеяться на соседа и так далее. Плохо еще управляются войска в дивизии, полку и ниже. Простая постановка задачи в ходе боя занимает много времени, наблюдается медлительность в решениях и действиях.

6. Ряд командиров очень впечатлительны к немецким контратакам. Контратаки роты пехоты противника и 2–3 танка, успешное их отражение с потерями для противника вызывают, однако, замедленное движение, а то и приостановку наступательных действий на значительное время.

7. Пехота очень слабо применяет в наступлении свои пулеметы, винтовки, ротные и батальонные минометы. Общее стремление во всех случаях боя – прибегать к помощи артиллерии.

8. Перенос сроков нашего наступления с третьего на седьмое августа, как оказалось, дал противнику возможность в эти дни значительно усилить свою оборону».

В архиве мне удалось обнаружить документы конноартиллерийского дивизиона 49-й стрелковой дивизии, которые существенно дополняют картину артиллерийского наступления частей 10-й армии в период наступления на Рославль. Вот боевое распоряжение штаба артдивизиона, относящееся к периоду боев на реке Снопоть.

«Боевое распоряжение № 22.

Штаб КАД-49.

400 мтр сев. БОХОТОК.

4.09.43.

1. Противник перед фронтом дивизии силой до батальона 76 мп 20 мд обороняет рубеж НОВОДМИТРОВСКИЙ, УСТЬЕ, НИКОЛЬСКИЙ, ЛАДИНКИ, КРАСНАЯ ЗВЕЗДА.

2. 49 сд имеет ближайшую задачу овладеть рубежом: ГЕОРГИЕВСКИЙ, НОВАЯ, БЕЗОБРАЗОВКА, в дальнейшем наступать в направлении СОРОЧИНЦЫ, ЛАЗИЦЫ.

3. Справа наступает 139 сд, граница с ней прежняя. Слева наступает 326 сд, граница с ней прежняя.

4. 1/31 ап поддерживает 213 сп. ЗАДАЧИ: а) уничтожить ОТ[116] и живую силу противника в р-нах

УСТЬЕ, НИКОЛЬСКИЙ; б) не допустить контратак противника из направлений: НОВОДМИТРОВСКИЙ, НИКОЛЬСКИЙ, ДУБРОВКА; в) в дальнейшем поддерживать наступление пехоты, подавляя обнаруженные ОТ и живую силу противника.

5. 2 и 3/31 ап составляют группу АПП-222. Командир группы – командир ап подполковник ГОЛОЩАПОВ. ЗАДАЧИ: а) уничтожить ОТ и живую силу противника в рощах между НИКОЛЬСКИЙ и ЛАЗИНКИ, в районе ЛАЗИНКИ; б) не допустить контратак противника из направлений: ДУБРОВКА, лес юго-зап. отм. 202,3; в) в дальнейшем поддерживать наступление пехоты, подавляя вновь обнаруженные ОТ и живую силу противника. Районы ОП[117]: зап. опушка рощи 1200 м юго-вост. ДЕДОВА-СТОРОНКА, отм 195,0. Рубеж НП[118] – 700 мтр сев. СИВЕРКА.

7. С овладением пехотой вост. опушки леса 1,5 клм югозап. ДУБРОВКИ начать смену ОП вперед, имея на колесах не более 1/3 батарей. Дальнейшую смену ОП вперед производить в зависимости от продвижения стрелковых полков.

8. ОГМД в моем распоряжении.

ЗАДАЧИ:

а) подготовить огонь по высоте 198,6, до вост. окраины ДУБРОВКИ;

б) по опушке леса 500 мтр юго-зап. отм. 202,3 до ЛАЗИНКИ.

Район ОП – кустарник 500 мтр ДЕДОВА-СТОРОНКА.

9. 121 оиптд[119] находится в занимаемом районе в готовности к действию в направлении СМНОЕ, ДУБРОВКА, ГРИГОРЬЕВКА, ГОРБАЧЁВКА.

10. Готовность артиллерии к 11:00 4.09.43.

11. Начало наступления дополнительным рапоряжением.

12. Расход боеприпасов – 0,2 бк[120].

13. Мой КП 400 мтр сев. БОХОТОК, в дальнейшем роща 1,5 клм юго-вост. КОХАНОВКА.

Командующий артиллерией – подполковник СИДО РЕНКО.

Н/шт. – майор ГОРБУНОВ»[121].

Судя по тому, какие задачи ставил перед своими подчиненными командующий артиллерией 49-й стрелковой дивизии, как расписывал 31-му артполку подполковника Голощапова районы действия и то, как действовать во время наступления, как и когда менять огневые позиции при продвижении стрелковых полков вперед, – судя по всему этому, в боях между Кировом и Рославлем в августе – сентябре 1943 года артиллерия 10-й армии играла весьма значительную роль. Массированно работала по огневым точкам противника, разрушала оборонительные сооружения и полосы, пресекала контратаки, в том числе и с применением танков и бронетехники, вела контрартиллерийскую борьбу. Противотанковые рачеты закрывали все возможные направления, когда полки становились в оборону.

Только 139-я стрелковая дивизия за неполных два месяца боев между Кировом и Рославлем уничтожила девятнадцать танков противника. В бою у деревни Козловки истребители танков 600-го иптап сожгли один и подбили еще один «Фердинанд».

В то время уже действовал приказ Верховного главнокомандующего, согласно которому расчет, уничтоживший танк, получал 2000 рублей премиальных, 500 рублей – командир расчета, 500 рублей – наводчик орудия, вторую тысячу – на всех остальных бойцов расчета.

Для справки: довоенная средняя зарплата – 331 рубль, послевоенная – 500—1000 рублей. Довоенная бутылка водки – 6 рублей 15 копеек. Послевоенная – 60 рублей.

Да простит мне взыскательный читатель то, что и здесь как эквивалент приводится бутылка водки. Правда жизни такова, что и тогда (быть может, как никогда в нашей истории) все, в том числе и человеческая судьба, мерилось и определялось бутылкой водки…

Так вот: за один удачный выстрел наводчик и командир орудия получали месячную зарплату, к примеру, самого квалифицированного железнодорожника.

В эти дни штабы Брянского и Западного фронтов произвели весьма удачный маневр. Накануне 50-я армия генерала Болдина, наступавшая из района Кирова в южном и юго-западном направлениях, была перенацелена для удара в новом направлении. Инициатива перенесения центра действий принадлежала командующему войсками Брянского фронта генералу М.М. Попову.

Используя успех ударной группировки Западного фронта, 3 сентября 1941 года 50-я армия спешно перегруппировывалась в полосу действий Западного фронта. С 24:00 1 сентября начала действовать новая разграничительная линия между войсками Западного и Брянского фронтов. Она сместилась на север и вплотную придвинулась к дивизиям ударной группировки 10-й армии. А две левофланговые дивизии согласно директиве командующего Западного фронта временно переподчинялись штабу 50-й армии. После прорыва немецкой обороны эти дивизии тут же возвращались назад.

Замысел генерала М.М. Попова сводился к следующему: ударом 50-й армии из района Кирова в юго-западном направлении не позднее 26 сентября выйти к Десне на фронте Жуковка, железнодорожный узел Брянск, устье реки Нерусса, затем подвижными частями «захватить переправы через Десну, прочно удерживая их до подхода главных сил, после чего форсировать Десну северо-западнее и южнее Брянска и овладеть брянским плацдармом в излучине Десны. В дальнейшем развивать наступление в общем направлении на Гомель».

Дивизии 50-й армии быстро произвели необходимую перегруппировку. 4 сентября подразделения авангарда провели разведку боем. В полосе каждой из стрелковых дивизий наступал батальон. В ходе проведенной операции разведчики захватили пленных, те показали, что их штабам известно о проводимой в полосе 50-й армии перегруппировке с целью наступления. Внезапного удара не получалось.

Вот что пишет о кировских событиях генерал армии М.М. Попов: «Мое внимание привлекла одна незначительная, казалось бы, деталь: командарм-10 В.С. Попов информировал, что 4 сентября его войска овладели двумя важными командными высотами в районе Дубровки – местечка, которое лежит на север от Брянска. При этом в плен были захвачены нестроевые солдаты противника. Я задумался: как мог В.С. Попов, который, как я прекрасно знал, не располагал ни достаточным количеством людей, ни боеприпасами, провести такую операцию? И почему вражеские солдаты, захваченные в плен, нестроевые?.. А не под Дубровкой ли то самое место, откуда враг не предполагает нашего удара?»

Утром следующего дня к соседям в расположения 10-й армии для встречи со своим однофамильцем выехал сам комфронта. После рекогносцировки и короткого совещания на командном пункте В.С. Попова комфронта М.М. Попов принял решение атаковать здесь.

Фланговый удар по немецкой обороне на Десне и Болве был нанесен из районов Закрутого и Воронцова. Войска сосредоточились в деревнях и урочищах Дегирёво, Веселая, Липовка, Березино, Богачовка, Трусовка, Ключи, Половитное, Образцовка, и в час «Х» через Шиловку и Мокрое хлынули на юго-запад, на Бытошь и Жуковку, отсекая брянско-орловскую группировку противника от смоленско-рославльской. Так ударная группировка Брянского фронта (50-я армия) сделала прорыв в полосе соседнего Западного фронта (10-я армия) и, разметав оборону противника, начала успешное наступление на юго-запад, охватывая с севера брянско-орловскую группировку немцев.

Этот удар с последующим свертыванием флангов противника позволил войскам, находившимся в районе Людинова и южнее, нанести фронтальные удары.

385-я и 330-я стрелковые дивизии 10-й армии в этот период действовали в составе частей 50-й армии в качестве правого крыла. Кроме того, генерал Попов выделил пять артиллерийских полков, которые действовали в том же направлении и с той же задачей. Их не надо было перебрасывать из-под Кирова. Перегруппировка не потребовала ни суеты на дорогах, ни лишнего шума. По существу, левый фланг 10-й армии менял направление удара и действовал в интересах соседа.

50-я армия атаковала 7 сентября 1943 года. Наступление развивалось успешно. К 15 сентября ее ударная группировка, пройдя до 70 километров, захватила плацдарм на восточном берегу реки Десны, вышла во фланг брянской группировки противника «и нарушила тем самым устойчивость его обороны к северу от Брянска».

Пользуясь обстоятельствами, 3-я и 11-я армии Брянского фронта пошли вперед. Были освобождены Брянск и Бежица.

Удар 50-й армии мгновенно создал общее напряжение между Кировом и Рославлем. Вот что происходило на участке фронта одной из дивизий, которая входила в состав ударной группировки 10-й армии, – 49-й стрелковой.

Накануне удара из района Воронцово – Закрутое – Половитное командующий артиллерией 49-й стрелковой дивизии отдал своим подчиненным, а также частям, приданным дивизии на период наступательной операции, боевое распоряжение:

«1. С 11:00 7.09.43 50-я армия и 38-й ск атакуют противника и развивают наступление в юго-западном направлении.

2. 49-я сд в готовности наступать в границах:

справа: (иск.) ДЕДОВО – ПЕТРОВИЧИ, (иск.) ДУБРОВКИ, (иск.) СЕЛИЩЕ, (иск.) ОРЛОВКА;

слева: ЯМНОВКА, ЛАЗИНКИ, ГЕОРГИЕВСКИЙ, (иск.) БАРАНОВКА.

Справа в готовности наступать – 139 сд.

3. Группировка артиллерии остается прежняя.

ЗАДАЧИ:

а) подавляя огневые точки и живую силу противника, обеспечить стрелковым полкам выполнение поставленной задачи;

б) группе АПП не допустить контратак пехоты и танков противника с направлений: НИКОЛЬСКИЙ, ДУБРОВКА;

в) группе АПП 551 не допустить контратак пехоты и танков с направления: ПЕТРОВСКОЕ, ЛАЗИНКИ.

4. С овладением пехотой вост. опушки леса юго-зап. выс. с отм 202,2 начать смену ОП вперед с очередностью: группа АПП 222 в район: (иск.) НИКОЛЬСКИЙ, (иск.) выс. с отм. 193,6, отд. дома 1 клм южн. НИКОЛЬСКИЙ…»[122]

Не напрасно артиллерию называли богом войны. Немцы боялись нашей артиллерии не зря. Их мемуары, от фельдмаршальских до солдатских, буквально пропитаны страхом, ужасом перед огнем советской артиллерии и минометов.

О гвардейских минометах и их действии читаем далее:

«7. 2-й ОГМД в готовности дать залпы по ДУБРОВКЕ, выс. с отм. 203,3, ЛАЗИНКИ. Смену боевого порядка произвести моим распоряжением.

11. Артиллерии стрелковых полков действовать в боевых порядках стрелковых полков, подавляя огневые точки и живую силу противника с открытых ОП, обеспечить пехоте выполнение боевой задачи»[123].

Но вернемся, дорогой читатель, к нашей героической 139-й стрелковой дивизии полковника Кириллова в сентябрь 1943 года под Рославлем.

Из журнала боевых действий 139-й стрелковой дивизии:

«18.09.43.

Противник продолжал обороняться на рубеже: вост. окр. хут. КОНЁНКОВ и на вост. окр. дер. СТАР. ОСТРОВ. Части дивизии продолжали закреплять занимаемый рубеж.

609 сп – 300 мтр ю. – вост. хут. КОНЁНКОВ.

364 сп – 400–500 мтр сев. – вост. СТАР. ОСТРОВ.

718 сп – 300 мт сев. – зап. БЕСТЫНСКИЙ.

Потери: убито – 8, ранено 18.

18.09.43.

Противник под натиском наших частей оставил хутор КОНЁНКОВ, дер. СТАР. ОСТРОВ. КУРДЕЕВКА и обороняется на рубеже: вост. окр. ПРИЛЁПЫ и 200–250 мтр зап. КУРДЕЕВКА.

В течение дня оказывал сильное сопротивление наступающим частям и дважды контратаковал их.

Части дивизии в 6:00 начали наступление и, сломив сопротивление противника, к 16:00, овладев населенными пунктами хутор КОНЁНКОВ, СТАР. ОСТРОВ, КУРДЕЕВКА, закрепились на рубежах и ведут усиленное наблюдение за противником, а также приводят себя в порядок для дальнейшего выполнения задач.

Потери: убито – 8 чел., ранено – 18 чел.

19.09.43.

Противник, прикрываясь заслонами, начал отход в направлении ИВАНОВСКОЕ, ТУТАНОВКА, БОРОВИЧЁВКА, НОВ. СУБОРОВО.

Встречая слабое сопротивление со стороны противника, наши части в течение дня захватили 32 населенных пункта и вышли на рубеж:

364 сп – зап. опушка леса вост. ПУСТОСЁЛ-2;

609 сп – зап. окр. д. АФАНАСЬЕВКА;

718 сп – зап. опушка леса, что 1000 мтр вост. д. НОВОЕ СУБОРОВО.

Наши потери: убито – 4 чел., ранено – 10.

20.09.43.

Противник в течение дня под ударами наших частей продолжал отступать в юго-западном направлении.

Наши части, продолжая неотступное преследование врага, за день продвинулись на 16 клм. Заняли 19 населенных пунктов и в составе 2-х полков, 718 и 609 сп, вышли на вост. берег р. ОСТЁР.

Наши потери: убито – 4 чел., ранено – 8 чел.».

В тот же день генерал Попов отдал приказ о штурме Рославля. На город нацеливались сразу несколько стрелковых дивизий, артполков и минометных дивизионов.

Правее 10-й также стремительно шла вперед, очищая от противника деревни и села, 49-я армия. Ею командовал генерал-лейтенант Гришин[124].

«Частный боевой приказ № 0022/ОП

Штарм-10.

20.09.43 16:35. Карта 50 000 139 сд с приданными частями наступать: на вост. окр.

РОСЛАВЛЬ, форсировать р. ОСТЁР и штурмом овладеть вост. окраиной г. РОСЛАВЛЬ и ж. – дор. вокзалом. В последующем, очищая город, выйти на его с. – зап. окраину.

21.09.43.

Противник в ночь отрыл отдельные траншеи и стрелковые ячейки и вел интенсивный ружейно-пулеметный огонь.

Наши части в течение дня упорно продвигались вперед, преодолевая сильное огневое сопротивление, и к 21:00 находились на рубежах:

718 сп – вост. окр. д. Н. КУРГАНЬЕ 2 клм;

609 сп – вост. д. Н. КУРГАНЬЕ 1 клм;

364 сп – сев. – вост. д. НОВ. КУРГАНЬЕ.

В 18:00 из д. НОВ. КУРГАНЬЕ 364 сп был контратакован группой пр-ка до 70 чел. Атака была отбита с большими для него потерями.

Наши потери: убито – 8 чел., ранено – 12 чел.

22.09.43.

Противник в течение суток упорно сдерживал наступление наших частей после неудачной контратаки 21.09.43, ввел резерв – РО 14 мд.[125]

Наши части в этот день упорно продвигались вперед и, преодолевая огневое сопротивление, находились к 21:00 на рубежах:

364 сп – сев. – вост. 100 мтр НОВ. КУРГАНЬЕ;

609 сп – юго-вост. 100 мтр НОВ. КУРГАНЬЕ;

718 сп – южнее 150 мтр отм 201,9.

Наши потери: убито 16 чел., ранено – 21 чел. В том числе убит осколком снаряда командир 609 сп Пандюков Ник. Петрович».

Перед фронтом 10-й армии действовали части 14-й немецкой пехотной дивизии. Это была одна из старейших дивизий, сформированная в 1934 году в Лейпциге. Участвовала в польской кампании 1939 года и французской кампании 1940 года. Тогда же, в 1940-м, преобразована в мотопехотную. В составе 39-го моторизованного корпуса 3-й танковой группы (группа армий «Центр») в июне 1941 года пересекла советскую границу. Участвовала в операции «Тайфун», наступала на северном крыле группы армий «Центр». Атаковала на Дмитровско-Клинском направлении. В конце июня вновь стала пехотной. Попала под мощный удар советских войск летом – осенью 1943-го и летом 1944-го во время операции «Багратион». Состав дивизии: 11, 53 и 101-й пехотные полки; 14-й артиллерийский полк, 14-й фузилерный батальон. Командовал дивизией генерал Герман Флёрке.

Флёрке родился в 1893 году. Участник Первой мировой войны. Награжден Железным крестом обоих классов. В начале Второй мировой войны (польский поход) – подполковник, командир пехотного батальона. Во время французской кампании получил звание полковник и пехотный полк. С 22 июня 1941 года на Восточном фронте. С июня 1943 года – генерал-майор, командир 14-й пехотной дивизии. Награжден Золотым немецким крестом, Рыцарским крестом и дубовыми листьями. В конце войны командовал 66-м армейским корпусом. В апреле 1945 года сдался в плен американцам в Рурском котле. Умер в 1979 году.

Возраст немецких командиров был значительно выше. Против пятидесятилетнего Флёрке воевали сорокадвухлетний генерал Мухин и тридцативосьмилетний полковник Кириллов. Моложе были и командиры полков, батальонов.

Опытные офицеры вермахта воевали расчетливо, осторожно, грамотно.

Молодые командиры Красной армии – азартно и к этому времени не менее грамотно.

Как видим, 718-му полку подполковника Салова снова досталась высота.

«23.09.43.

Противник оборонялся на прежних рубежах.

22.09.43 20:00 противник силой до 50 чел. дважды контратаковал наш ШБ, но был отбит с большими для него потерями. В результате взят в плен обер-ефрейтор 11-й роты з.п.б. 467 пп[126].

9:00 23.09.43 противник силою до 60 чел. сосредоточился для атаки на участке ШБ, но был рассеян и частично уничтожен артиллерией.

Потери за 24 и за 23.09.43: убито – 4 чел., ранено – 18 человек.

24.09.43 —

25.09.43.

24.09.43 1:00 наши части перешли в наступление и овладели 7-ю населенными пунктами, выйдя на вост. берег р. ОСТЁР перед г. РОСЛАВЛЬ.

11 ШБ в 8:00 на плечах у противника ворвался на сев. – вост. окраину города и завязал уличные бои. После упорных боев наши части завладели центром города РОСЛАВЛЬ, водрузили на одном из зданий красный флаг и к 1:00 25.09.43 окончательно очистили г. РОСЛАВЛЬ от немецких захватчиков.

В течение ночи 25.09.43 части продолжали продвигаться на запад и заняли населенные пункты к-за «ЗАВЕТЫ ИЛЬИЧА», свх. ЗАП. ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЙ. В течение дня наши части продолжали развивать наступление и к 21:00 достигли рубежей:

718 сп – ю. – зап. д. КАМЕНКА 1 клм;

364 сп – ю. – зап. д. КАМЕНКА 2 клм;

609 сп – ю. – зап. д. ШУТЯЧКА 2 клм.

Наши потери: убито – 20, ранено – 80».

Возвращаясь к загадочному бою на высоте 224,1 и сравнивая потери, понесенные там, с потерями в уличных боях за Рославль, снова убеждаешься в том, что тайна Безымянной высоты наполнена неким смыслом, понять который помогут только исчерпывающие документальные свидетельства и, возможно, воспоминания очевидцев. Кто знает, быть может, где-нибудь в сельской школе, которую завтра закроют по причине малокомплектности, лежит в пыльном шкафу выгоревшая тетрадочка с откровениями какого-нибудь солдата или сержанта 718-го стрелкового полка, с описаниями и места, и времени боя, в котором погиб взвод младшего лейтенанта Евгения Порошина.

«26.09.43.

Противник, прикрываясь мелкими группами, продолжал отступать на юго-запад, оказывая слабое сопротивление.

В течение ночи дивизия двумя полками и 11 ШБ продолжала преследование отходящего противника и к 21:00 заняла 4 нас. пункта и находилась на рубеже:

364 сп – д. ПОГУЛЯЕВКА; 718 сп – д. МАЛЕЕВКА; 609 сп – в движении на д. ГЛУМИНКА. Взято в плен 6 власовцев, из которых 1 лейтенант. Наших потерь нет.

27.09.43.

Противник, прикрываясь заслонами, минируя дороги, дома, продолжал отступать в юго-зап. направлении.

За 27.09.43 дивизией освобожден 21 населенный пункт.

Разведкой 718 сп в районе КРИНИЦЫ были взяты 3 пленных, из которых 2 власовца, 1 француз.

К 21:00 наши части находились:

364 сп – зап. окр. ОСЕТИЩЕ;

718 сп – зап. окр. БЕДНЯ;

609 сп – КОМАРОВИЧИ;

11 ШБ – зап. окр. ОЛЕНЬЕ.

Наши потери: убито – 5 чел., ранено – 12».

Итак, немцы продолжали отход. Рославль им удержать не удалось. В ходе наступления армий Западного и Калининского фронтов конфигурация фронта менялась равномерно. Немцы отступали согласованно, стараясь не мешкать там, где можно было еще держаться, но где невозможно было прикрываться с флангов. Сколько-нибудь крупных охватов и окружений нашим войскам создать не удалось.

Когда генерал Попов вышел своими авангардами к Рославлю, правее 49-я и 33-я армии очистили от противника Спас-Деменск, 23 сентября захватила городок Починок. Правое крыло Западного фронта нависло над рославльской группировкой немцев, и те начали отход на Кочев и Мстиславль. По реке Проне, используя болотистую пойму реки, противник заблаговременно выстроил прочный, глубокоэшелонированный рубеж обороны. Именно туда немцы вывезли вначале тяжелое вооружение, артиллерию, а потом отвели войска.

10-я армия простоит на Проне до июня 1944 года.

Решительные и грамотные действия 11-го отдельного штрафного батальона 10-й армии под командованием капитана Чухлатова привели к успеху при штурме Рославля. Ворваться в город на плечах отступающего врага – для этого надо обладать не только храбростью.

Вот текст донесения начальника политотдела 10-й армии полковника Михальчука в политуправление Западного фронта:

«24 сентября первым ворвалось в г. Рославль подразделение Дорошенко из соединения полковника Кириллова. В 13 час. капитан Чухлатов, несмотря на пятикратное ранение, водрузил на здании маслозавода красный флаг… Хорошо поддерживали действия стрелковых частей отважные артиллеристы капитанов Исаева и Шевченко.

Во второй половине дня на северо-восточную окраину города ворвались подразделения Пукевича и Лунёва из соединения генерал-майора Мухина… С других направлений в город ворвались части генерал-майора Чижова и полковника Гусева. Всю ночь продолжались ожесточенные уличные бои, в результате которых к 7 час. 25 сентября г. Рославль был полностью очищен от немецких захватчиков, снова стал нашим, советским городом».

В штабе 139-й стрелковой дивизии штрафбат ценили высоко и после месяца боев плечом к плечу считали его своим. В журнале боевых действий порой записывали место его сосредоточения в одном ряду с местом сосредоточения полков.

Некоторые исследователи ошибочно путают наш 11-й ошб с 11-м ошб Западного фронта. Тот, тезка по несчастью, действовал где-то рядом и тоже на смоленской земле. Пополнялся из запасного 16-го ошб, а в августе был переименован в 16-й ошб. Видимо, чтобы не создавалось путаницы. 11-й отдельный штрафной батальон капитана Чухлатова действовал под своим именем до самой Прони. Дальше его история обрывается.

Все чаще и чаще наступающие войска встречаются в бою с подразделениями власовцев.

На стороне германских войск против Красной армии воевало около 800 тысяч человек, состоявших в самых различных формированиях. Примерно треть из них – власовцы, солдаты Русской освободительной армии (РОА). Следует заметить, что власовцами могли называть и полицейские формирования, и части бригады Каминского (РОНА), и другие подразделения, в том числе национальные – грузинские, эстонские, белорусские и т. д.

«28.09.43.

Противник продолжает отступать в заданном направлении, минируя на своем пути дороги, взрывая мосты.

Наступая в течение дня, наши части освободили 14 населенных пунктов. Личный состав 364 сп и 11 ШБ в 18:00 форсировал реку СОЖ по горло в воде и штурмом овладели нас. пунктом ЛЮДОГОЩ.

К 20:00 наши части находились: 364 сп – сев. – зап. окр. ЛЮДОГОЩ; 11 ШБ – юго-зап. окр. ЛЮДОГОЩ;

718 сп – частью сил форсировал р. СОЖ в районе пос. КАМЕНКА;

609 сп – в движении на д. ЛЮДОГОЩ.

В итоге боев противник потерял до 60 солдат и офицеров. Взято 8 пленных.

Трофеи: 2 бронемашины, 2 трактора, 2 станковых пулемета, 20 винтовок.

Наши потери: убито – 1, ранено – 3.

29.09.43.

В течение дня противник продолжал отступать на заданном направлении, прикрываясь мелкими группами.

Дивизией за сутки занято 14 нас. пунктов.

За день противник понес потери: убитыми – до 90 чел. Солдат и офицеров.

Уничтожено: 1 машина и 13 повозок.

Наши потери: убито – 2 чел., ранено – 8 чел.

30.09.43.

Противник продолжал отходить в заданном направлении, минируя на своем пути дороги, взрывая мосты. В течение 30.09.43 наши части заняли 38 населенных пунктов, в том числе ЧЕГРИНОВКА, БЫКОВО. За 30.09. и 2.10.43 нашими частями уничтожено 430 немецких солдат и офицеров и взят 1 пленный.

Уничтожено нашими частями: 25 автомашин с грузами и 25 лошадей. Захвачено 8 клм кабеля.

Наши потери: убито – 14, ранено – 39 чел.

3.10.43 —

4.10.43.

В течение ночи с 3.10.43 на 4.10.43 дивизия производила сдачу боевого участка и совершила марш в район своего сосредоточения:

718 сп – в район ЧЕРНОРЕЧКА;

909 сп – в районы ЗАХОДЫ, ЗАНЬКОВО;

364 сп – в район РЯСНА;

354 ап – БОБРОВО, ТУГУЛЬДОВО.

Потери: убито – 1 чел., ранено – 3 чел.

Приводили в порядок обмундирование и снаряжение.

Проходили санобработку».

Все, дело было сделано – Смоленско-Рославльская операция увенчалась полным успехом. Фронты останавливали свои войска на наиболее выгодных позициях. Либо там, где остановил их противник, занявший новый рубеж обороны.

10-я армия генерала Попова вынуждена была занимать оборону по реке Проне. Приведя себя в порядок, дивизии уже 9 октября начали разведку обороны противника. Разведгруппы одна за другой переправлялись через Проню и осматривали восточный берег, углублялись в немецкую оборону, наносили на карты и схемы позиции артиллерии, склады, места сосредоточения бронетехники и пехоты противника.

Здесь, на реке Проне, дивизиям предстояло обороняться до середины лета 1944 года, когда началось общее наступление в Белоруссии – операция «Багратион».

Однако оборона, как свидетельствуют документы и участники тех событий, оказалась серией наступлений. Почти все они была неудачными.

Стрелковые дивизии пополнялись маршевыми ротами. Роты поступали из тыла, из недавно освобожденных районов Смоленской, Брянской и вновь образованной Калужской областей. Именно в этот период где-то под Чаусами погибли многие мои односельчане, жители Воронцова, Полянки, Закрутого, Мужикова, Весёлой, Липовки, Дегирёва, Суборова, Ямного, Козловки, Зимниц, Прилёп, Мокрого, Жерелёва, Дяглева, Пероселья, Жёлон, Бутчина, Падерок и многих окрестных деревень.

Правду об их страданиях на войне, подвигах и последних мгновениях жизни, возможно, еще расскажут исследователи войны и писатели.

Эту книгу я посвящаю им. Потому что в судьбах героев «Тайны Безымянной высоты» есть частичка их судьбы, их страданий и побед.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.596. Запросов К БД/Cache: 3 / 1