Глав: 16 | Статей: 30
Оглавление
Это был стремительный и кровавый марш из юго-восточного Подмосковья через районы Тульской и Калужской областей до Смоленщины. Месяц упорных и яростных атак в ходе московского контрнаступления, а затем – почти два года позиционных боев в районе Кирова и Варшавского шоссе. И – новый рывок на северном фасе Курской дуги. Именно солдатам 10-й армии довелось брать знаменитую Безымянную высоту, ту самую, «у незнакомого поселка», о которой вскоре после войны сложат песню.

В книге известного историка и писателя, лауреата литературных премий «Сталинград» и «Прохоровское поле» Сергея Михеенкова на основе документов и свидетельств фронтовиков повествуется об этом трудном походе. Отдельной темой проходят события, связанные с секретными операциями ГРУ в так называемом «кировском коридоре», по которому наши разведывательно-диверсионные отряды и группы проникали в глубокий тыл немецких войск в районах Вязьмы, Спас-Деменска, Брянска и Рославля. Другая тема – судьба 11-го отдельного штрафного батальона в боях между Кировом и Рославлем.

Рассекреченные архивы и откровения участников тех событий легли в основу многих глав этой книги.
Сергей Михеенковi / Олег Власовi / Литагент «Центрполиграф»i

№ 7

№ 7

Из воспоминаний бывшего командира стрелкового батальона 920-го полка 247-й дивизии Николая Тихоновича Колесникова

…247-я стрелковая дивизия, переброшенная с Калининского фронта под Киров Калужской области, пополненная и обновленная, готовилась к прорыву немецко-фашистской обороны и к августовскому наступлению 1943 года.

Летом 1943 года 247 сд была переорганизована по новой организационной структуре: в составе стрелковой роты один из трех стрелковых взводов был взводом автоматчиков и взвод станковых пулеметов; в каждом стрелковом батальоне были созданы два новых взвода – взвод 45-мм орудий (2 орудия) и взвод противотанковых ружей (9 ружей); минометная рота 82-мм доводилась до 9 минометов; в каждом стрелковом полку были созданы рота автоматчиков и рота противотанковых ружей (27 ружей); истребительнопротивотанковая батарея стрелковых полков была доведена до 6 орудий нового образца 1942 года с удлиненным стволом; полковая артиллерия была перевооружена новой 76-мм пушкой образца 1943 года; минометная батарея 120-мм минометов доводилась до 7 минометов с четырьмя автомашинами. К нашей дивизии была придана реактивная артиллерия (минометные установки М-8, М-13, М-31—12). Все это в значительной мере повысило огневую мощь стрелковой дивизии, увеличило ее маневренность. Я служил в 920-м стрелковом полку сначала командиром пулеметной роты, а затем командиром стрелкового батальона. Командиром 247 сд был генерал-майор Мухин Григорий Денисович. Командиром 920-го сп был подполковник Лунегов Яков Петрович, 1909 года рождения, русский, член партии с 1940 года, уроженец деревни Гари Каширского района Пермской области.

Среди нового пополнения 247 сд было много юношей восемнадцати, девятнадцати, двадцати лет.

8 августа 1943 года в 5 часов утра 920-й сп вышел на исходные для наступления позиции – западнее опушки леса, что восточнее отм. 206,0, недалеко от Воробьевой горы Кировского района. Перед фронтом 247-й сд оборону держал 390-й пехотный полк 321-й пехотной дивизии противника, который, по данным нашей разведки, был укомплектован лишь на 80 процентов штатного расписания.

Перед нашим наступлением 3 августа 1943 года в городе Юхнове, где размещался командный пункт командующего Западным фронтом генерал-полковника В.Д. Соколовского, было проведено совещание командующих армиями, на котором присутствовал И.В. Сталин[133]. На этом совещании были уточнены задачи и сроки осуществления СмоленскоРославльской наступательной операции и взаимодействие с соседними фронтами.

В 17 часов 35 минут 9 августа первый стрелковый батальон 920-го сп под командованием капитана Пронина Александра Алексеевича начал прорыв обороны, но встретил сильное сопротивление и поставленную задачу не выполнил, потеряв 19 человек убитыми и 55 ранеными.

Лишь 10 августа после мощной артиллерийской подготовки в 5 часов 20 минут 920-й сп овладел первой траншеей и продвигался к деревне Дальнее Натарово. Весь день 10 августа наш 920-й полк вел уличные бои на восточной окраине д. Дальнее Натарово, окружив ее. Немецко-фашистские войска упорно обороняли глубокоэшелонированные позиции. Командир отделения 920-го сп сержант Чирков и ручной пулеметчик туркмен Чарыев при прорыве вражеской обороны первыми ворвались в траншею противника и огнем пулемета обеспечили продвижение нашего полка. Старшина роты 920-го сп старший сержант Шестаков, заменив убитого командира взвода, поднял в атаку бойцов и захватил траншеи. Будучи раненным в д. Дальнее Натарово, старший сержант Шестаков продолжал бой, захватил в плен двух гитлеровцев, доставил их на командный пункт полка и вновь вернулся в боевые порядки.

В 23 часа 20 минут 10 августа 920-й сп совместно с 909-м сп полностью овладел д. Дальнее Натарово и продолжал наступать в направлении на Мамоново.

916-й сп в 18 часов 10 августа штурмом взял д. Черная.

11 августа 920-й сп опять перешел реку Болву и направился по оврагу от Мамоново на север. Гитлеровцы перешли в контратаку. 920-й полк развернулся на 180 градусов и отбил контратаку. Понеся большие потери, фашисты отошли в направлении Тягаево. В 13 часов 12 августа 920-й полк был в лесу севернее Мамоново. В 16 часов противник до полка пехоты с 20 танками и 20 самолетами Ю-88 перешел в контратаку на Мамоново – Дальнее Натарово. Танки противника ворвались на южную окраину д. Дальнее Натарово, но были отброшены. В отражении этой атаки проявил героизм командир пулеметного взвода лейтенант Пыстогов Иван Ефимович, отбивший несколько атак противника. Он был смертельно ранен и позже скончался от ран.

Деревня Мамоново почти два года была под фашистской оккупацией. Колхоз «Красное Мамоново» фашисты разграбили, угнали лошадей, коров. Когда наш батальон подходил к селу, фашисты провели перепись и медицинский осмотр мальчиков и девочек от 15 до 17 лет с целью отправки их на невольничий рабский рынок в Германию. Но этого им не удалось – мощным броском воины нашего батальона освободили деревню Мамоново и спасли их от рабства. Когда наш батальон уже ворвался в Мамоново, фашисты зажгли деревню. Из одного только этого села, где было 400 душ населения, фашисты угнали в рабство 245 человек. В фашистских блиндажах наши воины находили в вещевых мешках гитлеровцев женские платья, туфли и другое имущество, награбленное у советских людей.

К 5 часам 13 августа 920-й сп вышел в район леса 500 м юго-восточнее Никольский, затем получил задание разгромить немецкий гарнизон в д. Синьгово и освободить ее. Недалеко от Синьгова стояла батарея фашистских орудий, по деревне, прикрытые снопами, ездили фашистские танки. Узнав об этом, мы передали данные командиру дивизиона гвардейских минометов, «Катюши» накрыли фашистскую батарею, уничтожили несколько танков.

В 14 часов 20 минут 920-й полк освободил Синьгово, в 16 часов – Пупово, Ясную Поляну. В упорных боях при освобождении Синьгова пали смертью храбрых: командир стрелковой роты 920-го полка старший лейтенант Шаров Алексей Ермолаевич, командир стрелкового взвода лейтенант Савельев Анатолий Алексеевич, командир пулеметного взвода лейтенант Чернушкин Егор Иванович.

В деревне Пупово фашисты сожгли 12 домов, забрали у крестьян 13 коров, 32 овцы, всех кур, свиней, много обуви и одежды. 5 юношей и девушек гитлеровцы угнали на каторгу в Германию. Фашистские изверги расстреляли ни в чем не повинных жителей деревни – тридцатилетнего Жукова, девятнадцатилетнюю В. Кухаенкову, Е. Федотова – 51 год, А. Кайманову – 45 лет, Н. Никулина. Фашисты расстреляли также двоих пленных красноармейцев. Акт об этих зверствах гитлеровцев подписали жители д. Пупово С. Иванов, Н. Головачев, В. Муралев.

Вся эта узкая околоречная полоса от деревни Дальнее Натарово до Синьгова обильно полита кровью советских воинов. За период с 9 по 12 августа в упорных боях в этих местах погибло смертью храбрых 230 и ранено 1072 воинов 247-й сд.

В 17 часов 35 минут 9 августа первый стрелковый батальон 920-го сп под командованием капитана Пронина Александра Алексеевича начал прорыв обороны, но встретил сильное сопротивление и поставленную задачу не выполнил, потеряв 19 человек убитыми и 55 ранеными.

Лишь 10 августа после мощной артиллерийской подготовки в 5 часов 20 минут 920-й сп овладел первой траншеей и продвигался к деревне Дальнее Натарово. Весь день 10 августа наш полк вел уличные бои на восточной окраине д. Дальнее Натарово, окружив ее. Немецко-фашистские войска упорно обороняли глубокоэшелонированные позиции. Командир отделения сержант Чирков и ручной пулеметчик туркмен Чарыев при прорыве вражеской обороны первыми ворвались в траншею противника и огнем пулемета обеспечили продвижение нашего полка. Старшина роты старший сержант Шестаков, заменив убитого командира взвода, поднял в атаку бойцов и захватил траншеи. Будучи раненным в д. Дальнее Натарово, старший сержант Шестаков продолжал бой, захватил в плен двух гитлеровцев, доставил их на командный пункт полка и вновь вернулся в боевые порядки.

В 23 часа 20 минут 10 августа наш полк совместно с 909-м сп полностью овладел д. Дальнее Натарово и продолжал наступать в направлении на Мамоново.

916-й сп в 18 часов 10 августа штурмом взял д. Черная.

С Оболовкой связана еще одна фронтовая реликвия, которую передал приехавший ко мне бывший начальник полевой хлебопекарни 247-й дивизии капитан Осипов Дементий Кириллович. Он вручил мне свои фронтовые записки на шести листах, в которых есть записи строительства печей хлебопекарни в разных местах за 1943–1945 годы. На странице пятой записано, что 24 августа 1943 года хлебопекарня переехала изпод Кирова в лес возле д. Оболовка, где за полтора дня было выстроено 4 напольных печи с производительностью 800 кг в оборот. 26 августа все печи стали работать нормально и снабжать хлебом наступающие войска. В этом же фронтовом дневнике есть запись о том, что 7 августа перед началом нашего наступления полевая хлебопекарня переехала на западную окраину г. Кирова, в Жилино. Здесь было выстроено шесть печей, с выпечкой пяти тонн хлеба. Но передний край проходил слишком близко, что привело к человеческим жертвам и к разрушению части печей. В силу этого полевая хлебопекарня переехала на северную окраину г. Кирова, где за 12 часов было выстроено шесть печей. Вот какой героизм проявляли наши тыловые подразделения, но всегда обеспечивали всем необходимым наступающие передовые части.

Ожесточенные бои 247-й сд 14 августа у д. Суборь имели огромное тактическое и стратегическое значение. Собрав большие силы танков, авиации, пехоты, фашистское командование стремилось приостановить наступление советских войск, разгромить части 247-й сд, отбросить их назад и восстановить утраченные оборонительные рубежи, которые 10 августа прорвала наша 247-я дивизия. Другой задачей фашистское командование ставило не допустить возможности полного окружения гитлеровских войск в Спас-Деменской излучине. Ни танки, ни авиация, ни пьяные автоматчики не помогли фашистам. Все их ожесточенные атаки были отбиты воинами нашей дивизии.

Наступление продолжалось.

16 августа 920-й сп преследовал отступавшего противника, прошел мимо Малаховки, которую освободил в 17 часов 30 минут 15 августа 3-й батальон (комбат капитан Леонович) 909-го полка. Противник отошел на заранее подготовленные укрепленные рубежи по западному берегу р. Десёнка по линии Новые Ближевичи, Рыльский, Красный Хутор.

920-й полк вел наступление в направлении Рыболовщина.

17 августа противник несколько раз контратаковал наши части, но был отброшен. После артподготовки в 15 часов 17 августа наша пехота пошла в атаку. Воины нашего батальона ворвались в первую траншею противника. Выбили его из нее и вели упорный бой. Особый героизм проявили воины стрелкового взвода под командованием лейтенанта Щепакина Юрия Александровича. Дальнейшее наше продвижение было приостановлено. Так, с ходу нашей дивизии не удалось прорвать оборону фашистов. 247-я дивизия окопалась и перешла к временной обороне.

За 10 дней с 9 по 18 августа 247-я дивизия освободила от немецко-фашистской оккупации 16 населенных пунктов, продвинулась на 22 км, уничтожила 2697, взяла в плен 102 гитлеровца и захватила много трофеев.

С 17 августа 920-й полк занимал оборону, начиная от южной окраины д. Новые Ближевичи – сарай 500 м западнее Рыльский. Здесь на границе Спас-Деменского и Куйбышевского районов наш батальон простоял в обороне до 31 августа. Понеся большие потери, гитлеровцы начали отступать, сжигая населенные пункты Рыболовский, Рыболовщина, Лазы, Жёлны, взрывая мосты, минируя дороги.

1 сентября началось преследование отступавшего на юго-запад противника. В первой половине дня 1 сентября 920 полк овладел Рыболовщиной, Рыболовский, Лазы, Новоселки, Жёлны и к 13 часам вышел на западную опушку леса, что 500 м юго-западнее Жёлны. Здесь, на западном берегу реки Любуша, противник построил оборону, стремясь остановить наступление советских воинов. Бойцы нашего батальона (как и весь 920-й полк) с ходу прорвали оборону противника и 2 сентября овладели высотой 210,7, Блиновской, совхозом «Жерелёво».

Когда мы по ложбинке подошли к восточной окраине Жерелёва, нас встретил огнем гитлеровский заслон, который был отброшен с ходу. Затем наш батальон прошел Жерелёво. На западной стороне села возле реки, недалеко от полуразрушенной церквушки стояла коробка какого-то здания. При подходе к ней фашисты обстреляли нас из-за реки. Одна из наших стрелковых рот форсировала реку и ворвалась в западную часть Жерелёва, но через некоторое время отошла за речку. Вскоре весь наш батальон форсировал реку Снопоть, освободил западную часть Жерелёва.

Нам был дан боевой приказ: преследовать фашистов без передышки и освободить д. Страмиловку. К 18 часам 2 сентября мы освободили этот населенный пункт. Здесь, на западной окраине Страмиловки, фашисты дважды контратаковали наш батальон, но, получив отпор, отошли на западный берег реки Снопоть на заранее подготовленные оборонительные рубежи, удерживая при этом небольшой плацдарм восточнее реки в д. Казинка. Мы перешли к обороне по рубежу реки Снопоть, в ходе которой почти ежедневно отбивали по 3–4 контратаки фашистов и сами продвигались вперед.

6 сентября наш батальон, незаметно пройдя ложбинку, в результате ночной атаки ворвался в д. Казинка и в 4 часа 30 минут полностью овладел Казинкой, закрепился на ее западной окраине. Первой в деревню ворвалась рота под командой ст. лейтенанта Пивторака Павла Кондратьевича. Противник двумя ротами дважды контратаковал, но, оставив на поле боя до 200 трупов, отступил. Всего же за 6 сентября было уничтожено до 350 гитлеровцев.

На рубеже р. Снопоть 247-я дивизия «простояла» в подвижной обороне до 11 сентября. Понеся большие потери и не отбросив наши части, фашисты 12 сентября начали отступление в юго-западном направлении на более выгодные рубежи. 247-я дивизия, сбивая заслоны противника, в 5 часов 30 минут 12 сентября начала преследование. 920-й полк в 2 часа ночи 12 сентября, обойдя с юга по лесным склонам балки возле реки Шуица, освободил Сергеевку, в 7 часов утра – Усохи, в 10 часов – Тужиловку, в 13 часов Тростень, в 16 часов – Горбунову Пустошь. Всего за день 12 сентября наш батальон продвинулся с боями на 12 км, причем деревни Сергеевка, Усохи и другие почти не были разрушены. Так 13 сентября мы вышли к границе Рославльского района Смоленской области.

Оглавление книги


Генерация: 0.124. Запросов К БД/Cache: 0 / 1