Главная / Библиотека / Радиоэлектронная война (От Цусимы до Ливана и Фолклендских островов) /
/ Холодная война, Корея и электронное перевооружение

Глав: 24 | Статей: 47
Оглавление
В наше время практически каждый знает все, что происходит в бою между самолетами, танками, истребителями и подводными лодками. Эту технику видели все и знакомы с ее действием или непосредственно, или по фильмам и телепередачам. Однако упоминание о РЭБ обычно вызывает довольно неопределенное понимание этого вида борьбы, которая ведется в эфире и касается радио и радиолокационного излучения. Что же в действительности такое РЭБ? Что это за таинственная деятельность, о которой так много говорится и которая идет не прекращаясь даже в самые спокойные моменты мирного времени?

Опубликовано в США в 1985 году издательством

.

Blandford Press Ltd

Оригинал опубликован в Италии в 1981 году издательством

Mursia as La Guerra Elettronica.

Холодная война, Корея и электронное перевооружение

Холодная война, Корея и электронное перевооружение

Вторая мировая война закончилась. Американцы и британцы быстро демобилизовали свои военные машины и перестали использовать оборудование РЭБ. Часть его вышла из строя по причине недостаточного обслуживания, а некоторое даже было продано дилерам по продаже излишков военного снаряжения. РЭП было предано забвению и большинство людей получивших опыт и знания в этой области в годы войны ушло из армии или перешло на лучше оплачиваемые рабочие места в электронной промышленности. С другой стороны, РЛС непрерывно прогрессировали, поскольку стали для кораблей и самолетов бесценным средством навигации, прежде всего ночью и в условиях плохой видимости.

В отличие от Великобритании и США, Россия — другая Великая держава-победительница, не торопилась быстро демобилизовать свою армию, и Советские вооруженные силы продолжали доминировать и в Европе, и в Азии. Использовав опыт и знания сотен немецких ученых, взятых в плен на оккупированных территориях, русские провели обширные исследования в области военной электроники и начали серийно выпускать ракеты с электронным наведением.

В течение всей Второй мировой войны русские, подобно немцам, использовали свои ВВС почти исключительно для обеспечения тактической поддержки сухопутных войск и, поэтому, не выпускали, подобных британским и американским больших четырех-двигательных бомбардировщиков для ведения стратегических бомбардировок. После завершения войны, русские решили восполнить этот недостаток и произвели сотни бомбардировщиков типа B-29, скопированных с американского стратегического бомбардировщика Boeing B-29 Superfortress, который попал в руки русских после вынужденной посадки в Сибири (Имеется в виду Ту-4. Кроме того, американские В-29, по межправительственному соглашению США-СССР, базировались на Украине, на аэродромах Полтава, Пирятин и Миргород в 1944 году выполняя челночные бомбардировки Германии и Италии. Прим. переводчика).

Тем временем, в результате туманных и спорных вопросов мирных договоров, вскоре между Западными державами и Советским Союзом начались разногласия.

В первый послевоенный период атомная бомба, имевшаяся тогда только у США, предотвратила начало новой войны; угроза атомного возмездия была достаточно сильным средством устрашения и удержала русских от военных действий. В качестве примера, атомное устрашение, как это тогда называлось, предотвратило вспышку войны, когда в 1948 году русские начали блокаду Западного Берлина. Бывшая экс-столица Германии была окружена оккупированной русскими Восточной Германией и разделена на британский, американский, французский и русский сектора. Два миллиона граждан живших в западных секторах были поставлены на колени, когда русские отказались предоставить возможность пользования транспортной артерией проходящей по территории Восточной Германии для осуществления поставок. После организации американцами, британцами и французами знаменитого Берлинского воздушного моста между Западной Германией и Берлином, русские могли бы легко оккупировать западные сектора Берлина. Их решение не делать этого, было вызвано опасением американского атомного возмездия, от которого у них не было защиты.

Блокада Берлина закончилась в мае 1949 года, это была моральная победа Западного мира, но также, она ознаменовала начало того, что потом стало называться Холодной войной между Советами и Западными державами. Холодная война шла долгое время и характеризовалась короткими периодами открытой враждебности и атмосферы взаимного подозрения, что в итоге привело к созданию двух крупных союзов: Организации Северо-Атлантического договора (НАТО) и Варшавского договора.

Постановка помех радиосвязи стала чрезвычайно важным стратегическим компонентом Холодной войны. Первым актом РЭБ, в этом смысле, стало подавление русскими программ передаваемых радиостанциями "Голос Америки" (VOA) и Британской радиовещательной корпорацией (Би-Би-Си), которые вели передачи на русском языке и были нацелены на страны Восточной Европы находящиеся за так называемым "Железным занавесом".

Когда американские и британские дипломаты стали выражать свой протест Москве и ООН на необоснованность таких действий в мирное время, русские ответили, что передачи "Голоса Америки" и Би-Би-Си являются актом психологической войны, против которого Советский Союз имеет право защищаться парализуя радиопередачи радиостанций противника.

Подавление русскими радиопередач Запада продолжалось длительное время, несмотря на огромные расходы, которые влекла за собой такая деятельность. Только "Голос Америки" вещал через восемьдесят пять радиостанций в Европе и Северной Африке и использовал шестнадцать различных частот в средневолновом и коротковолновом диапазонах волнах. По оценкам, сделанным в те годы, русские имели где-то около 1500 передатчиков помех, 800 из которых находились в России и еще 700 в странах-союзниках.

Передатчики помех специально конструировались и производились для этой цели и управлялись чрезвычайно эффективной сетью перехвата. Как только "Голос Америки" менял частоту вещания, чтобы избавиться от помех, немедленно советские приемники точно определяли новую рабочую частоту и продолжали подавление. Русские имели настолько хорошо организованную систему подавления, что время их постановки помех почти точно совпадало со временем вещания "Голоса Америки" и Би-Би-Си. Хотя американцам часто удавалось избегать подавления Советами, последние продолжали эту деятельность до сентября 1959 года, когда советский лидер, Никита Хрущев, официально посетил Соединенные Штаты.

Применение этого вида РЭБ не ограничивалось только Европой. Китай, под руководством Мао Цзэдуна, вскоре овладел искусством электронного "вмешательства".

Согласно пунктам, оговоренным мирными договорами, американцы имели право доступа к китайским морским портам. Во время знаменитого "Дальнего похода" в восточные и южные районы Китая, во главе с самим Mao, Седьмой Флот США, развернутый в Tихом океане, делал все возможное, чтобы защитить это право. За несколько месяцев до начала похода, в китайском порту Цзинтао было размещено специально оборудованное судно для обеспечения радиосвязи между американскими кораблями и Верховным командованием ВМС на Гуаме и другими островами Тихого океана.

В один из дней, однако, американские средства радиосвязи вдруг перестали работать, а в эфире стали постоянно присутствовать странные помехи. Подозревая, что они подвергаются постановке помех, американцы, при помощи небольшого судна, оборудованного радиопеленгаторами для обнаружения источника помех, провели электронную разведывательную операцию. Это было сделано быстро и мешающий китайский передатчик был быстро выведен из строя морскими пехотинцами США.

Именно в этой сложной военно-политической атмосфере, в 1950 году, вспыхнула война между Северной и Южной Кореей.

Когда Рузвельт, Черчилль и Чан Кайши встретились в Каире в 1943 году, чтобы решить будущее оккупированных японцами территорий на Дальнем Востоке, было решено, что после войны Корейский полуостров станет независимым и свободным государством. Однако, сразу же после поражения Японии, русские оккупировали северную часть полуострова, а американцы южную. Таким образом, возникло два разных Корейских государства. Вскоре теоретическая граница между государствами, прошедшая вдоль 38 параллели, стала основным яблоком раздора во все возрастающей борьбе между русскими и американцами во всем мире.

Отношения между двумя государствами — коммунистической Северной Кореей и не коммунистической Южной Кореей, становились все более и более напряженными и, наконец, 25 июня 1950 года, войска Северной Кореи пересекли 38-ую параллель и вторглись на южнокорейскую территорию. Организация Объединенных Наций потребовала, чтобы агрессор вывел свои войска, и призвала вмешаться все государства-члены ООН. Вскоре был сформирован экспедиционный корпус, состоявший главным образом из американских войск. Тем временем северо-корейцы, при поддержке СССР и Китая, быстро продвигались на юг и оккупировали большую часть Южной Кореи, включая и ее столицу — Сеул.

Через пять дней после начала вторжения, базировавшиеся в Японии, американские самолеты пришли на помощь южнокорейским войскам, обеспечивая их воздушной поддержкой. Вскоре после этого войска США и других не коммунистических стран вступили в войну на стороне южно-корейцев. Это стало началом длинной, тяжелой и кровопролитной Корейской войны, которая продолжалась в течение трех долгих лет, с 1950 по 1953 год.

В первые несколько месяцев войны американские бомбардировщики B-29 Superfortress почти беспрепятственно бомбили и тактические, и стратегической цели, однако ситуация кардинально изменилась, когда на поле боя появились поставленные русскими реактивные истребители МиГ-15. Русские истребители пользовались преимуществом авиабаз и большой дальности РЛС, расположенных на китайской стороне реки Ялуцзян, которая являлась границей между Китаем и Корейским полуостровом. Поэтому, для больших американских бомбардировщиков, стало чрезвычайно опасным совершать дневные полеты над Северной Кореей. Было принято решение действовать только ночью, что на некоторое время значительно улучшило ситуацию, поскольку у северо-корейцев не было соответствующих систем ночного видения.

Единственными средствами, которые были в распоряжении северо-корейцев, были старые РЛС времен Второй мировой войны, переданные им русскими и китайцами, но имевшие очень небольшую дальность. Двумя их основными типами РЛС были разработанные русскими во время Второй мировой войны: Rus 1 (Dumbo) и Rus 2. Обе они работали в низкочастотном диапазоне и размещались на автоприцепах, которые транспортировались тягачами, а порой и лошадьми. Они были способны измерять только дальность до самолета и давать информацию о его приблизительном направлении полета.

Однако, северо-корейцы также, получили от русских и множество стрельбовых РЛС Mark II, которые сами русские получили от британцев во время Второй мировой войны по ленд-лизу. Русские также, поставили им и несколько обзорных РЛС SJ, ранее поставленных им Соединенными Штатами и, которые русские впоследствии скопировали и производили в большом количестве.

Хотя сами американцы были плохо подготовлены к РЭБ, к счастью для них, на борту их самолетов уже стояли СПО. Во время воздушных налетов на Северную Корею, американские летчики заметили, что, непосредственно перед тем как они попадали под огонь ЗА, сигнальные индикаторы их систем инструментальной посадки начинали мигать, таким образом предупреждая о неизбежной опасности. Причина этого была в том, что применявшиеся северо-корейцами обзорные РЛС Rus 2 работали на частоте 72 МГц, что было очень близко к рабочей частоте американской системы инструментальной посадки — 75 МГц. По этому счастливому совпадению, сигнальные индикаторы на приборных досках американских самолетов, помимо их основного назначения — сообщения летчику о том, что пришло время начинать снижение при заходе на посадку, также, предупреждали его в небе над Северной Кореей, что он обнаружен РЛС противника. Это предупреждение давало летчику достаточное время на выполнение соответствующего, противозенитного маневра.

Однако это продлилось недолго, поскольку вскоре северо-корейцы получили от китайцев новые РЛС, работавшие на намного более высокой частоте в X-диапазоне, т. е. между 8 и 12 ГГц. Как только их импровизированные СПО перестали работать, потери американцев значительно увеличились, поскольку теперь у них не было никакой возможности знать, что они находятся в пределах зоны поражения корейской ЗА ПВО, которая к тому времени была значительно усилена.

Американцы также заметили, что огонь ПВО противника стал намного точнее даже в условиях плохой видимости. Они пришли к выводу, что северо-корейцы, наверняка, получили нового типа РЛС. Поэтому, они спешно восстановили оборудование, которое у них имелось к концу Второй мировой войны. Им даже пришлось обратно выкупить это оборудование у армейских дилеров! Как только это оборудование было восстановлено и приведено в рабочее состояние, его немедленно отправили на Дальний Восток и установили на самолетах летающих над Северной Кореей. Старые приемники были не способны обнаруживать излучение новой РЛС противника и, таким образом, подтверждали подозрения американцев о том, что новая РЛС работает на намного более высокой частоте.

Как только американцы установили новые приемники и получили детальную информацию о характеристиках новой РЛС (частоте, длительности импульса, частоте повторение импульсов и т. д.), они модернизировали передатчики помех времен Второй мировой войны и установили их на бомбардировщиках North American B-25 Mitchell, которым затем была поставлена задача защиты бомбардировщиков В-29 во время их воздушных налетов на Корею. Была возрождена также и старая система постановки помех РЛС противника с помощью полосок фольги, которые американцы называли дипольными отражателями или ПРЛО.

Столкнувшись с этими средствами, корейские РЛС больше не могли обнаруживать бомбардировщики американцев и наводить на них прожекторы и ЗА ПВО: американские потери снова начали уменьшаться.

А тем временем, на земле, чаша весов войны колебалась, сначала в пользу одной стороны, а затем другой. В 1950 году, через несколько месяцев после начала войны, благодаря высадке в Инчхоне — на западном побережье Корейского полуострова, в тылу противника, войска ООН сумели вернуть себе всю территорию Республики Южная Корея. В десантной операции принимали участие истребители-бомбардировщики с четырех авианосцев и 5-ой Воздушной армии, 250 кораблей и 70 000 солдат, включая дивизию американских морских пехотинцев. Операция была трудна по причине географических особенностей этого района: крутые утесы, по которым приходилось взбираться, очень мощные приливы и отливы, и частые тайфуны.

С самого начала было ясно, что успех операции зависит от выбора даты высадки и координации действий между десантирующимися войсками и поддерживающими их силами авиации и флота. Дата высадки была назначена на 15 сентября. А за несколько дней до нее была проведена массированная воздушная фото и электронная разведка с целью обнаружения РЛС, которые необходимо было вывести из строя. Однако, за тридцать шесть часов до назначенного часа высадки, по Японии и Корее прошел сильный тайфун, что создало серьезные трудности для небольших судов и десантных средств, а также для проведения воздушных операций. Тем не менее, высадка, после массированной воздушной и морской бомбардировки прошла согласно плану. Благодаря прекрасному планированию и поддержке сотен штурмовиков F-4U Corsair и AD-1 Skyraider, штурм десанта имел полный успех и, после семи часов боя, все цели операции были достигнуты.

Когда войска ООН, перейдя знаменитую 38-ую параллель, подошли к границе Красного Китая, последний, начал посылать на помощь северо-корейцам еще большее количество добровольцев. Американцы и их Союзники были вынуждены отступить к югу. Шли кровопролитные бои, их результаты были разочаровывающими. Несмотря на применение тысяч палубных самолетов ВМС США, самолетов Корпуса морской пехоты США и Королевских ВМС, воздушная поддержка не принесла ощутимых результатов вследствие отсутствия важных военных целей на корейской территории.

Потери ООН достигли более чем 1 300 самолетов и, согласно более поздним подсчетам американских экспертов, это число утроилось бы, если бы войска ООН не вели электронные операции, о которых говорилось выше. Война, закончившаяся 22 июля 1953 года, оставила после себя обстановку примерно такую же какой она была до войны. 38-ая параллель снова стала теоретической границей между двумя Корейскими республиками, власть в которых не изменилась, но которые, теперь стали даже еще беднее. Опустошение, прокатившееся по полуострову, принесло почти два миллиона убитых, раненых и пропавших без вести, среди которых были корейцы, китайцы, американцы и солдаты ООН.

Корейская война еще раз продемонстрировала то, как РЭБ может помочь сократить потери, особенно в воздухе. Поэтому, немедленно после этой войны, началось великое "электронное перевооружение". Все крупнейшие мировые державы обратили свои усилия на создание новых типов оборудования, которое позволило бы их бомбардировщикам прорываться в воздушное пространство противника, оставаясь необнаруженными для их РЛС, и применять боеприпасы с электронным наведением.

Вскоре после окончания Корейской войны, Россия взорвала свою первую атомную бомбу и две крупнейших мировых державы — Соединенные Штаты и Россия, начали понимать, какие бедственные последствия могут произойти, если одна из них предпримет атомную атаку против другой. Обладание средствами, которые могут причинить такие огромные разрушения, заставило обе страны чрезвычайно подозрительно относиться друг к другу.

Появление атомной бомбы, а впоследствии и водородной, придало войне новый аспект и новой, провозглашенной НАТО стратегией стала теория "массированного возмездия" — разрушительного ядерного ответа против любого агрессора.

Соединенные Штаты начали строительство больших, так называемых "стратегических" бомбардировщиков, которые всего за один вылет, сбросив свои атомные бомбы, могли причинить невообразимые разрушения. Первые атомные бомбы, разрушившие Хиросиму и Нагасаки в конце Второй мировой войны, были применены с бомбардировщиков Boeing В-29 Superfortress и, в первые годы Холодной войны, именно В-29 Командования стратегической авиации США считались носителями этого смертоносного оружия.

В 1950 году, B-29 заменили новыми бомбардировщиками — В-50, а еще позднее, гигантскими бомбардировщиками Convair В-36. В дополнение к шести поршневым двигателям, они имели и четыре реактивных двигателя, что давало им потолок почти 15 000 метров, дальность — 16 000 км и скорость — приблизительно 688 км/час. В конце 50-ых годов на вооружение США поступил первый реактивный бомбардировщик Boeing B-47. В свою очередь, его заменил знаменитый Boeing B-52 Stratofortress, который мог нести огромную бомбовую нагрузку, летать на высоте почти 16 500 метров со скоростью более 1 000 км/час и имел дальность 20 000 км. Русские, в свою очередь, в конце 50-ых годов, задачи стратегической бомбардировки возложили на бомбардировщики КБ Туполева ѕ Tу-16 и Ту-20.

Тем временем, Великобритания и Франция также, создали атомные бомбы и начали строить самолеты, способные доставлять это новое оружие. Поскольку дальность их полета была ограничена рамками Европы, эти самолеты не были столь внушительными как американские бомбардировщики. Британцы построили серию среднего радиуса действия бомбардировщиков Vickers Valiant, Vulcan Avro и Handley-Page Victor, а французские ВВС, в 1964 году, приняли на вооружение самолеты Dassault Mirage IV-A.

В то же самое время началось и строительство огромных, комплексных сетей РЛС ПВО. Их задачей было обеспечение раннего обнаружения в случае воздушного нападения противника. Для защиты своей территории Соединенные Штаты создали три таких сети РЛС. Одна из них протянулась вдоль северной границы Соединенных Штатов, другая — поперек центральной части Канады и третья — наиболее совершенная, прошла от штата Аляска до острова Гренландия. Все эти разнообразные РЛС были связаны сложной кабельной системой и системой радиосвязи, которая действовала двадцать четыре часа в сутки.

Также как и для охраны Арктики, Соединенные Штаты разместили и сеть РЛС вдоль побережий Тихого и Атлантического океанов. Некоторое количество таких РЛС, на специальных платформах, было установлено в океане на расстоянии нескольких километров от берега. И наконец, чтобы обеспечить обнаружение самолетов противника, летящих с востока или запада, была введена в строй очень совершенная служба воздушного наблюдения, в которой были использованы четырех-двигательные самолеты Lockheed C-121 Constellation, оснащенные большой дальности обнаружения РЛС и другими специальными средствами дальнего обнаружения.

В Европе, страны НАТО также начали строительство гигантской цепи РЛС, которая должна была протянуться от Норвегии до Турции.

Перед Корейской войной, в 1947 — 1949 годах, русские также занимались строительством цепи РЛС ПВО, управляемых ракет и тяжелых бомбардировщиков. Но все это делалось в строжайшей тайне и очень немного информации об этом просочилось даже по обычным каналам.

Естественно, чтобы пролететь сквозь эту цепь РЛС необнаруженными, бомбардировщикам было необходимо иметь на борту электронное оборудование способное нейтрализовать РЛС. Западные державы, которые по своему опыту знали насколько важно знать характеристики радиолокационных систем противника, поняли, что они, фактически, совсем ничего не знают о русских РЛС и, поэтому, не имеют возможности создать им соответствующие средства электронного противодействия. Чрезвычайно хрупкая международная обстановка и постоянно существовавшая напряженность между Востоком и Западом, которая и привела к Берлинскому кризису, могла превратить Холодную в Горячую войну!

Зная такую возможность, страны Запада, особенно Соединенные Штаты, приступили к приобретению информации о русских РЛС, проводя интенсивные полеты на выполнение задач электронной разведки (ELINT); русские, естественно, предприняли ответные меры и ответили тем же.

Начиная с 1949 года и далее, в деятельность, связанную со сбором электронных параметров средств потенциального противника, которая стала высшим приоритетом, были вовлечены специально оборудованные самолеты, боевые корабли и замаскированные наземные приемные станции. Вдоль границ, территориальных вод и воздушного пространства потенциально враждебных стран начал вестись настоящий электронный шпионаж.

Средствами, которые использовались для этих задач ELINT главным образом были следующие:

· приемники и приемники перехвата различных типов — для обнаружения электромагнитного излучения РЛС потенциально враждебных стран;

· анализаторы для исследования перехваченного излучения и определения его основных параметров;

· радиопеленгаторы для определения направления прихода излучения и точного определения местоположения излучающей станции;

· ряд различного типа регистраторов для хранения информации, и ее дальнейшего, более детального анализа.

Цель этой деятельности состояла в том, чтобы выяснить "радиоэлектронные, боевые порядки" противника (в русской терминологии этому понятию соответствует термин "радиоэлектронное поле". Прим. переводчика) или, другими словами, расположение его РЛС во всех районах наблюдения с тем, чтобы разработать соответствующее противодействие, и использовать его, если или когда оно потребуется.

Знание электромагнитной обстановки потенциального противника и ее изменение имеет и очень много второстепенных значений. Одно из них позволяет следить за испытательными пусками новых МБР потенциального противника. Дело в том, что летные испытания МБР влекут за собой проверку их радиолокационных систем наведения, РЛС сопровождения (РЛС, способных постоянно измерять дальность, пеленг и угол места цели для определения последующих ее координат с тем, чтобы обеспечить успешный пуск ракет или стрельбу ЗА в упрежденную точку) оборудования радиосвязи и телеметрических систем самих ракет. Перехват и анализ этого электромагнитного излучения может раскрыть, действительно ли ведутся испытательные пуски новой ракеты, а собранная электронная информация — были ли эти ракеты развернуты в определенных районах и какие технические усовершенствования противник внес в назначение и конструкции электронных систем. Также, эта электронная разведка позволяет довольно точно воссоздать картину обороны противника, а иногда даже и направления ее военного-политического строительства. Короче говоря, можно понять то, что обычно называют "угрозой", которая является общей суммой возможностей и намерений противника в радиусе 360 градусов вокруг границ его страны. С точки зрения электроники, угроза заключается в реальных и потенциальных методах использования противником электромагнитной энергии для управления оружием, командования и управления войсками и наблюдения за ТВД.

Часто, такие задачи электронной разведки, называемые задачами "вынюхивания" (ferret), были весьма опасны, поскольку самолету или кораблю для эффективного выполнения задачи приходилось проникать в воздушное пространство потенциального противника или его территориальные воды. Фактически, это была задача не просто сбора данных об РЛС и средствах радиосвязи, но часто даже "вызовом", заключавшемся в проверке реакции противника в смысле времени и эффективности.

В типичной задаче "вынюхивания", самолет электронной разведки имитировал бомбардировщик, прорывающийся в воздушное пространство противника. Он летел прямо к границе "вражеской" страны и часто даже пересекал ее. В этом случае, он обычно обнаруживался и сопровождался большой дальности радиолокационной системой страны. Ни под каким видом самолет не пытался избежать обнаружения из-за того, что специалисты РЭБ должны были зарегистрировать рабочие частоты и частот повторения импульсов большой дальности обзорных РЛС противника и нанести их местоположение на карту. Немедленно после обнаружения цели обзорными или автосопровождения РЛС, в воздух, на перехват вторгшегося самолета поднимались самолеты-перехватчики противника. В этот момент, экипаж самолета-шпиона должен был измерить параметры излучения обзорных РЛС, и определить какое время прошло между захватом цели и взлетом перехватчиков. Если в дело включались батареи ЗА ПВО, то операторы ELINT самолета-шпиона должны были также измерить и параметры излучения их стрельбовых РЛС. Иногда, им даже приходилось принимать во внимание время, которое потребовалось батареям, чтобы сделать первый залп и, если возможно, оценить точность их стрельбы.

Члены узкоспециализированных экипажей, которые принимали участие в таких полетах, были людьми большого опыта и способностей и, прежде всего, огромного мужества; в каждом своем полете, они рисковали и своими собственными жизнями, и рисковали спровоцировать чрезвычайно серьезные дипломатические трения.

Но, несмотря на это, такие задачи были ежедневной практикой и ни одно правительство даже и не пыталось протестовать. Руководящим принципом того времени были аналогичные ответные действия; око за око, как это часто бывает в международных отношениях в мирное время. Единственным правилом, независимо от того что Вы делаете, было делать это хорошо и не попадаться.

Самолеты, применявшиеся для таких операций, должны были иметь очень большую дальность полета, быть способными летать на очень больших высотах вне зоны поражения ЗА противника и иметь скорость, которая затрудняла бы их перехват самолетами-перехватчиками.

В первые дни, американцы использовали специально модифицированные и переоборудованные для ведения электронного шпионажа бомбардировщики времен Второй мировой войны. Среди них были B-24 Liberator и его морской вариант — PB4Y2 Privateer. Бомбардировщики B-29 Superfortress и B-50, переименованные, соответственно, в RB-29 и RB-50 (R — означает разведывательный), также иногда использовались. Помимо штатного экипажа, на их борту находилось несколько операторов-электронщиков, каждый из которых наблюдал за определенным участком электромагнитного спектра. Позднее, для задач "вынюхивания" стал использоваться двух-моторный самолет патрульной авиации ВМС США Lockheed P2V Neptune. В свое время Neptune был хорошо известен по своему рекордному по продолжительности полету. Продолжительность полета была основополагающей характеристикой, которая должна была учитываться при выборе самолета для такого рода задач. Часто самолету-шпиону приходилось патрулировать в районе наблюдения очень длительное время, чтобы обнаружить и зарегистрировать импульсы излучения РЛС. По этой же причине, для этих задач использовались и транспортные самолеты С-47 и C-18. Преемником американского Neptune стал Lockheed P-3C Orion — военный вариант турбовинтового транспортного самолета Electra.

Когда риск атаки со стороны истребителей противника стал неизбежностью, ВМС США стали использовать самолет Martin P4M1Q Mercator, специально разрабатывавшийся для этой специфичной деятельности. Он обладал прекрасной дальность полета и четырьмя двигателями, два из которых были реактивными, что позволяло ему быстро увеличивать скорость и ускользать от атаки при внезапном появлении истребителей противника.

Русские, со своей стороны, задачи "вынюхивания" возложили на Tу-16 (по классификации НАТО Badger), которые впервые были замечены в 1953 году, и являлись большой дальности бомбардировщиками, каждый из которых нес по две ракеты воздух-поверхность по классификации НАТО Kennel или AS-1, а позднее замененные на подобного класса Kelt (AS-5) и Kipper (AS-2). Модификация Tу-16Д использовалась исключительно для ELINT и легко узнавалась по обтекателям на фюзеляже. Сначала эти самолеты использовались на Тихом океане для ведения электронной разведки за Седьмым флотом США и его базами в Тихом океане. Их основным аэродромом базирования был Петропавловск-Камчатский на полуострове Камчатка. На борту каждого Tу-16Д, кроме штатного экипажа, находилось по семь операторов и офицер РЛС, все специально обученные для ведения электронной разведки. Позднее, район их полетов был расширен и включал Средиземное и Северное моря.

Советские задачи "вынюхивания" были, естественно, аналогичны тем, которые вели американцы. У каждого оператора имелся приемник для перехвата электромагнитных сигналов в определенном диапазоне спектра, анализатор импульсов, радиопеленгатор для определения направление прихода излучения и, наконец, множество специализированных регистраторов для их записи. Каждый оператор должен был внимательно наблюдать за частью закрепленного за ним спектра, отмечая в своем вахтенном журнале все перехваченные сигналы и отмечать те, которые показались особенно интересными. В то время, наиболее часто используемыми были L (1 — 2 ГГц) и X (8 — 12 ГГц) частотные диапазоны.

В ходе типичной советской задачи "вынюхивания" в Tихом океане, самолет взлетал из Петропавловска и направлялся в назначенную зону. Затем, оператор, отвечающий за L-диапазон частот, начинал обнаруживать первые слабые сигналы американских обзорных РЛС на Алеутских островах, задача которых заключалась в обнаружении самолетов потенциального противника на большой дальности. Звуковые сигналы, излучаемые в L-диапазоне частот, отчетливо различались в наушниках оператора по характерному тону периода следования импульсов.

По мере дальнейшего полета назначенным курсом, оператор самолета, отвечающий за наблюдение в X-диапазоне частот, начинал слышать в своих наушниках частые звуковые сигналы стрельбовых РЛС, которые обычно работали в этой частотной полосе. Это означало, что советский самолет обнаружен американской РЛС и сопровождается как потенциально опасная цель. Если бы в этот момент самолет не изменял курс и не отворачивал подальше от ракетной базы, то он, вероятно, стал бы легкой целью для ракет Hawk ЗРК Nike-Hercules, которые в то время были основным средством ПВО стран НАТО. Поэтому, Tу-16Д разворачивался и направлялся назад, неся на борту драгоценные катушки магнитной ленты с записанными сигналами американских РЛС и радиотелеграфными сообщениями между американскими постами командования, центрами управления и авиабазами на Дальнем Востоке и на Tихом океане. Сразу же после посадки самолета, эти материалы отсылались в русский Центр разведки сигналов, находящийся в бетонном бункере скрытом в лесах близ Москвы. Здесь, специалисты РЭБ тщательно анализировали собранные сигналы, пытаясь определить характеристики американских РЛС в том районе и обнаружить любые внесенные в них новшества.

Советские самолеты также, выполняли задачи такого рода и над водами штата Аляска, где возможности перехвата сигналов американских РЛС были намного выше, вследствие нахождения в этом районе цепи обзорных РЛС большой дальности обнаружения, многочисленных военных баз и значительных сил авиации, флота и сухопутных войск. Иногда, в этом районе, русские самолеты вторгались в воздушное пространство США на глубину до 80 км. Несколько лет назад, во время одного из таких полетов, два русских самолета летящие на высоте 11 000 метров со скоростью более 1 040 км/час находились в воздушном пространстве штата Аляска в течение примерно получаса, но шли вне дальности поражения ЗРК Nike. На перехват вторгшихся, американцы подняли в воздух четыре перехватчика F-102, но только завидев F-102, русские повернули назад.

Электронный шпионаж, в котором русские превосходили всех, включал и "пиявкоподобное" присутствие специально оборудованных судов и самолетов во всех районах, где военно-морские соединения НАТО периодически проводили военно-морские учения, чтобы отслеживать их электронную деятельность. Часто, русские самолеты летали прямо над военно-морскими эскадрами НАТО, особенно авианосцами, и силам НАТО ничего не оставалось как отгонять их с помощью истребителей.

Русские также, пользовались для ведения электронной разведки и несколькими большими рыболовными судами. Обычно они располагались вдоль побережья США. Помимо наличия рыболовных сетей, эти корабли, имели также и большое количество приемников и специальных антенн, чьи функции не оставляли никакого сомнения. Часто, эти суда располагались около ракетных баз НАТО, ожидая пуска любого нового типа ракет. Что это была их главная цель можно было легко понять по большому количеству спиральных антенн — наиболее подходящих для перехвата электромагнитного излучения систем наведения ракет и стрельбовых РЛС.

В апреле 1960 года, русский шпионский траулер "Вега" долго вел электронную разведку в водах Лонг-Айленда, где американцы проводили летные испытания ракет Polaris первой ядерной подводной лодки "Джордж Вашингтон".

Для ведения электронной разведки, русские, также, использовали и большие, специально модифицированные океанографические суда. Помимо сбора океанографических данных во время длительных походов, они собирали и информацию, касающуюся РЭБ. Русскими и американцами использовались для этой цели и подводные лодки, хотя они совершенно не годились для этой задачи, особенно по причине необходимости всплытия для сбора сигналов РЛС и, таким образом, они рисковали быть обнаруженными теми же самыми РЛС. Однако, электронный шпионаж русских и американских подводных лодок, должно быть, велся довольно интенсивно, потому, что в 1961 году обе стороны выражали друг другу дипломатические протесты по поводу такой деятельности.

Однако, никогда, ни один русский самолет не был сбит во время выполнения задач ELINT, также как и не было серьезных инцидентов с другими видами носителей, которыми пользовались русские для ведения таких задач. С другой стороны, было сбито или вынуждено было приземлиться примерно двадцать шесть американских самолетов на территории СССР или в других районах за Железным занавесом.

Существует две основные причины такого диспаритета. Во-первых, русские самолеты редко достаточно глубоко проникали в воздушное пространство противника, чтобы не попасть в пределы зоны поражения ЗРК ПВО НАТО, в то время как американские самолеты, с другой стороны, часто проникали в воздушное пространство стран Коммунистического блока и даже пролетали его насквозь. Во-вторых, страны НАТО отказывались от боевого применения своих ЗРК по неопознанным самолетам, особенно потому, что в то время многие летчики восточно-европейских коммунистических стран на своих самолетах перелетали на Запад и, следовательно, трудно было понять, выполняет ли летчик из коммунистической страны шпионский полет или это невозвращенец, ищущий политического убежища.

Кроме того, русские, в отличие от американцев строго соблюдали радио/РЛС молчание. В то время как американские РЛС, фактически, работали постоянно, русские, почти всегда выключали свои РЛС при обнаружении американского самолета-шпиона, что, таким образом, не давало американцам возможность перехвата излучения и последующего определения расположения их РЛС. И лишь когда подозрительный иностранный самолет проникал в воздушное пространство коммунистической страны так, что возникала опасность атаки, русские включали свои РЛС. Именно по этой причине, американским летчикам, выполнявшим ELINT, которая заключались в проникновении в коммунистическое, воздушное пространство, приказывали имитировать реальную атаку и таким образом вынуждать операторов РЛС по настоящему включать свои средства. Только используя такую уловку, американские самолеты могли перехватывать и записать характеристики коммунистических РЛС и их средств радиосвязи. К сожалению, использование такой тактики было рискованным и вызывало боевое применение систем ПВО.

Одним из первых инцидентов, который можно отнести к такой рискованной деятельности, было исчезновение, в апреле 1950 года, самолета ВМС США PB4Y2 Privateer. Этот большой самолет, шесть из десяти членов экипажа которого были специалистами по электронике, 8 апреля 1950 года взлетел из Висбадена в Западной Германии. Официальный его маршрут полета пролегал в Копенгаген, однако, наиболее вероятно, что основной его задачей было выполнение ELINT в районе Балтийского моря. Последний раз он вышел на связь в 14:40, находясь над Бремерхафеном в Западной Германии.

Согласно сообщениям русских, самолет, который они классифицировали как бомбардировщик B-29, был обнаружен на расстоянии примерно 560 км от Копенгагена, над Лейея (Латвия), находился в воздушном пространстве России, на глубине 11 км, и был перехвачен дежурными советскими истребителями, которые отдали ему приказ приземлиться на советском аэродроме. Русские утверждали, что американский самолет открыл огонь по истребителям, после чего и был сбит.

Однако свидетельства, кажется, подчеркивают тот факт, что "бомбардировщик B-29", в действительности, был Privateer, потому, что экипаж, который пожертвовал своими жизнями во имя исполнения долга, был награжден Правительством США боевыми наградами.

Такого рода инциденты происходили по всему миру, от Балтийского моря до Восточной Германии, от России до Чехословакии, от Черного моря до Китайского моря, от Кореи до Сибири, но о многих из них никогда не говорилось.

Чтобы иметь представление о строгости русского радио и РЛС молчания, достаточно вспомнить случай с визитом Хрушёва в Великобританию в апреле 1956 года. Секретарь ЦК КПСС Хрушёв и Премьер-министр СССР Булганин, 16 апреля 1956 года, на борту крейсера "Орджоникидзе", в сопровождении двух эсминцев: "Смотрящий" и "Совершенный", вышли из одного из портов на Балтике и направились в английский Портсмут. Вдоль маршрута похода русских кораблей, несколько разведок НАТО, с помощью частей флота, самолетов ELINT и наземных станций перехвата, организовали сеть приемников. Однако, в течение всего похода, который продолжался три дня, русские корабли ни разу не включили свои радиоэлектронные средства.

В то время как "Орджоникидзе" и его эскорт стояли на якоре в Портсмуте, лейтенант-командор "Бастер" Крэбб, бывший капитан британского сторожевика и известный аквалангист, исчез в водах порта; его обезглавленное, без рук тело, было найдено только через несколько дней. По слухам, он встретил свою смерть, пытаясь собрать информацию о сонарах и рабочих частотах подводных систем русских кораблей: эти слухи и до настоящего времени не были опровергнуты.

Важным инструментом сбора информации РЭБ являются сети наземных станций, которые, соответствующим образом расположенные, могут перехватывать большое количество радиопередач и сигналов РЛС и, с помощью триангуляции, определять местоположение различных источников излучения. Таким образом, все державы мира, большие и маленькие, начали создавать или расширять эти специализированные сети приемных станций.

Естественно, что эта деятельность была наивысшей тайной. Тем не менее, общеизвестно, что вдоль границы между Восточной и Западной Германией были созданы чрезвычайно эффективные системы перехвата сигналов РЛС, одна со стороны НАТО, а другая странами Варшавского договора. Также, вне всякого сомнения, превосходный образец работы по перехвату был дан в Персидском заливе, в период между 1948 и 1950 годами, когда группа британских операторов была замаскирована под археологов!

Однако, наиболее важный центр SIGINT (разведки сигналов) был создан в Иране. Страны Запада особенно сильно интересовала эта зона Ближнего Востока, поскольку русские, между Каспийским и Аральским морями, построили ракетный полигон Тюратам. Чтобы отслеживать прогресс русских в области управляемого оружия и, в то же самое время, получать информацию о характеристиках и режимах работы соответствующих систем радиолокационного наведения, американцы решили создать в Иране, близ ракетного полигона русских, специальные приемные станции.

Эти станции, оснащенные самыми чувствительными и точными инструментальными средствами, которые только могла произвести их электронная промышленность, были построены в Кабкане, что около Мешхеда, в горах на севере возле границы с СССР и в Бехшехр на Каспийском море. Они работали непрерывно и всякий раз, когда русские начинали испытания новых ракет, американские операторы имели возможность вычислить методом триангуляции траекторию полета их ракет и измерять все параметры их новых РЛС. Пользуясь такими методами, американцы могли создать соответствующие средства и методы РЭП для подавления или введения в заблуждение этих РЛС в случае войны.

В течение Холодной войны, американская деятельность не ограничивались только перехватом данных о МБР. Их также, интересовала стратегия и тактика Советских ВВС. Для получения информации касающейся этой области, были созданы новые и сверхсложные посты прослушивания в Великобритании (Чиксэндз), Германии (Дармштадт и Берлинхоф), Италии (Бриндизи), Турции (Карамушель и Трабзон), на острове Крит и во множестве на Tихом океане. Главная задача этих станций состояла в том, чтобы перехватывать и записывать все радиопередачи ведущиеся между самолетами и между самолетами и пунктами их управления. Цель состояла в том, чтобы получать информацию касающуюся действий их самолетов, ракет и РЛС, а также о тактике их применения. Некоторые из этих станций имели гигантские антенны-блюдца, просматривавшие пространство на 360 градусов и, которые были способны принимать радиосигналы самолетов находящихся за тысячи километров от них.

В течение самого напряженного периода Холодной войны, самолеты также становились целью электронного введения в заблуждение, которое иногда приводило к очень серьезным последствиям, хотя о таких инцидентах не так много известно. На самолеты, не существующими навигационными станциями, передавались ложные радионавигационные сигналы. Излучались ложные сигналы системы ADF (автоматической радиопеленгации), радиомаяков, системы TACAN (Тактическая аэронавигационная система — военная радионавигационная система, в которой наземный передатчик УКВ излучает сигналы запрашивающие оборудование установленное на самолете, которое отвечает сигналом содержащим данные о курсе и дальности до станции) и других навигационных систем. В Турции и Западной Германии, например, произошло несколько случаев, когда военные самолеты НАТО вводились в заблуждение ориентируясь на неверные маяки с целью их посадки за Железным занавесом. Работая, на той же самой частоте, советские радиомаяки использовали кодовые посылки западных радиостанций в приграничных округах или просто излучали ложную информацию о траектории, которой самолет должен заходить на посадку. Сообщалось, что однажды, боевой корабль русских, стоявший в египетском порту Александрия, в Средиземном море, имитировал кодовые сигналы системы TACAN американского авианосца, что чуть не привело к катастрофе самолета F-4 Phantom.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.180. Запросов К БД/Cache: 3 / 1