Драма корабля-шпиона "Пуэбло"

В 1963 году, американцы приступили к проведению электронного шпионажа в Азии. Шестнадцать таких операций было выполнено кораблями США вдоль восточных берегов Сибири, Китая и Кореи, но единственным инцидентом, о котором стоит упомянуть, является случай с "Бэннер" — шпионским кораблем действовавшим в Тихом океане совместно с "Виннебаго". При выполнении своего последнего задания, к кораблю подошли русские боевые корабли, и один из них направил на "Бэннер" свои орудия и Международным кодом просигналил: "Остановиться или открываю огонь". Один из русских торпедных катеров подошел очень близко, но ничего не произошло. В другом случае, китайские траулеры окружили "Бэннер" и направили на него свои пушки. Капитан "Бэннера" блестяще справился с ситуацией на полной скорости оторвавшись от траулеров и положил конец их преследованию.

1 декабря 1967 года, корабль ВМС США "Пуэбло" прибыл в японский порт Йокосука, где базировались американские корабли-шпионы. Он прошел в США капитальный ремонт, где на нем была проведена радикальная модернизация направленная на то, чтобы преобразовать его из судна снабжения в судно для проведения "добавочных базовых исследований окружающей среды", как это вытекало из буквенного обозначения AGER 2 на обоих бортах корабля. Таким было официальное обозначение "Пуэбло" и, чтобы придать этому правдоподобность, перед выходом из США, в состав экипажа были включены два гражданских физика и на борту судна было размещено специальное оборудование для проведения океанографических исследований. Однако, истинной целью "Пуэбло" была разведка сигналов (SIGINT), другими словами сбор данных касающихся РЭБ. Восемь антенн, прикрытых обтекателями, возвышались над его надстройкой, а в большой каюте, под мостиком, было установлено два больших приемника перехвата, способных принимать все электромагнитные сигналы радиосвязных средств и РЛС даже на больших расстояниях. Все передачи автоматически и очень точно записывались на специальной магнитной ленте самым современным цифровым оборудованием. Позднее, эти ленты передавались центрам анализа и оценки ЦРУ.

Водоизмещение "Пуэбло" составляло 900 тонн, длина — 53,2 метра, ширина — 9,75 метров, максимальная скорость хода — 9 узлов. Его капитан, 39-летний Ллойд М.Бачер, не заканчивал престижную Военно-морскую академию в Аннаполисе; в действительности, он учился в "Городе мальчиков" — школе-интернате в штате Небраска откуда и поступил в ВМС США и, после окончания Университета штата Небраска, стал военно-морским офицером. Офицером безопасности был 21-летний Тимоти Л. Харрис, отвечавший за перехват излучений и связанную с этой деятельностью секретную документацию. Экипаж состоял из восьмидесяти одного человека и включал: шесть офицеров, двадцать девять операторов ELINT, двух выше упомянутых физиков, и сорока четырех матросов.

В конце декабря 1967 года "Пуэбло" получил приказ Главнокомандующего ВМС США в Японии, выйти в море для выполнения своего первого плавания-электронного шпионажа; это подразумевало радиоперехват связных и радиолокационных излучений Северной Кореи и наблюдение за советскими военно-морскими учениями в Корейском проливе.

5 января, судно вышло из Йокосуки и следуя курсом мимо острова Кушу, 9 января, достигло японского порта Сасебо. Здесь, Бачер получил детальные инструкции об операции, и информацию о русских кораблях, с которыми он мог встретиться.

11 января, перед рассветом, избегая обнаружения, "Пуэбло" оставил порт Сасебо и направлялся к Корейскому проливу и Японскому морю, где он должен был выполнять свою задачу. По инструкции он должен был записывать излучения РЛС северо-корейских систем береговой обороны с тем, чтобы США могли найти способы нейтрализации этих РЛС в случае войны. Капитан планировал сначала собрать электронную информацию о северо-корейских РЛС, а затем, на обратном пути к Сасебо, следить за военно-морскими учениями русских. Ему было дано право приближаться "не ближе чем на 200 метров" к русским военным кораблям для их фотографирования крупным планом. Его зона плавания была ограничена 39-ым и 42-ым градусами северной широты. Ему было приказано поддерживать полное радио и РЛС молчание; и только в критической ситуации разрешалось пользоваться радиосвязью. Причина этого была, конечно, в том, чтобы избежать обнаружения русскими кораблями или патрульными судами других потенциально враждебных стран.

Драма корабля-шпиона "Пуэбло"

После нескольких часов плавания, "Пуэбло" взял курс дальше к северу — к острову Уллындо, (обозначен 1 на карте), но попал в жестокий шторм и был вынужден уменьшить скорость и изменить курс, чтобы уклониться от обнаружения. Когда шторм закончился, капитан Бачер взял курс на свою первую цель — воды близ северо-корейского порта Чхонджин (отмечен 2 на карте). Он прибыл туда 16 января и оставался в этом районе в течение двух дней, курсируя или почти дрейфуя против ветра на минимальной скорости, тем временем перехватывая и записывая электромагнитные излучения. Днем, "Пуэбло" обычно находился на расстоянии 22 — 28 км от берега, но ночью отходил на 32 — 40 км из-за трудности определения своего точного положения в темноте. Через равные промежутки времени, двигатели судна останавливались с тем, чтобы два ученых могли вести океанографические исследования, измерять температуру морской воды и брать ее пробы. Данные этих исследований были очень важны для противолодочной борьбы потому, что они могли быть использованы для определения того, как температура, соленость и другие физические характеристики морской воды в конкретном районе влияют на работу сонаров, используемых для подводного обнаружения.

Оставив воды Чхонджина, "Пуэбло" взял курс на юг и, 18 января, прибыл к Ким-Чхэк (3), где оставался приблизительно два дня, но при этом ничего особенно важного не обнаружил.

Затем, судно взяло курс на Хонвон (отмечен 4 на карте), где оставалось до 21 января; в тот вечер, как только солнце начало заходить, Бачер заметил идущий на скорости 25 узлов северо-корейский противолодочный корабль. Считая, что корабль, вероятно, не заметил "Пуэбло", он решил не сообщать об этом своему командованию в Японии, поскольку передача радиограммы могла бы выдать северо-корейцам факт присутствия "Пуэбло". Наверное, Бачер немедленно отдал приказ оставить этот район и взять курс на важный северо-корейский порт Вонсан (отмечен 5 на карте). Погодные условия были очень плохи, непрерывно дул сильный ветер и шел снег; но тем не менее, задача, в тот момент, шла согласно плану. "Пуэбло" подошел к Вонсану утром 22 января и, как обычно, приступал к перехвату и регистрации излучений РЛС береговой обороны, остерегаясь входить в 12-мильную зону территориальных вод Северной Кореи, по крайней мере так сказал офицер-штурман судна.

Примерно в l3:30 впередсмотрящий просигналил, что из порта вышли два траулера и направились к "Пуэбло". Сблизившись с кораблем-шпионом на расстояние около 50 метров, они начали медленно ходить вокруг него. На их борту не было вооружения, но неприятный визит был очевидным следствием столкновения предыдущим днем с северо-корейским противолодочным кораблем.

Бачер приказал всем свободным выйти на палубу и показать северо-корейцам количество людей на борту, которое, конечно, было необычным, если судить по его намерениям м целям. Предполагалось, сто оно должно было перевозить груз! В то же самое время, он приказал передать радиограмму станции ВМС США в Камосейа в Японии, что "Пуэбло" обнаружен северо-корейцами.

В течении нескольких часов операторы пытались передать радиограмму с передатчика WL-7 "Пуэбло", но, по какой-то непонятной причине им этого сделать не удавалось. Тем временем, следуя за двумя траулерами, судно продолжало медленно двигаться в 24 км от входа в порт Вонсан. В 9:00, 23 января, после приблизительно шестнадцати часов, радиограмма c "Пуэбло" наконец-то была передана!

Около полудня, к ним, на полной скорости подошел северо-корейский морской охотник SO-1, артиллерийские расчеты которого уже находились у орудий и были готовы открыть стрельбу по "Пуэбло". Северо-корейцы еще раз обошли вокруг судна, чтобы попристальнее рассмотреть его и затем попросили его сообщить свою национальную принадлежность. Тем временем, из Вонсана вышли четыре северо-корейских торпедных катера и приближались на полной скорости. Когда, в ответ на просьбу о своей национальной принадлежности "Пуэбло" поднял американский флаг, морской охотник просигналил Международным кодом: "Остановиться или открываю огонь".

Американцы, продолжая медленно двигаться в открытое море, ответили на сигнал, что "Пуэбло" — океанографическое судно. Однако, северо-корейский охотник, к которому теперь присоединились торпедные катера, приказал "Пуэбло" следовать за ним. Капитан Бачер сообщил, что он находится в международных водах и попытался уйти в море. На это, северо-корейцы сделали залп по "Пуэбло", ранив, хотя и не очень серьезно, двух моряков и самого капитана Бачера.

Было 14:20. В этот момент Бачер приказал рулевому взять курс на порт Вонсан, а офицеру безопасности уничтожить электронное оборудование и секретные документы. Он провел совещание с несколькими своими офицерами по поводу того, что можно было бы предпринять в сложившейся ситуации, и попросил сообщить точные координаты своего судна. В тот момент он находился в 25 км от острова Унгдо, который располагался около входа в порт Вонсан. Бачер просигналил северо-корейцам, что они препятствуют его праву мореплавания в международных водах, но охотник не дал никакого ответа и шел теперь параллельно "Пуэбло", а четыре торпедных катера окружили его со всех сторон, два с кормы и два с носа. Офицер, отвечавший за вооружение "Пуэбло", которое состояло из двух 40-мм пушек, доложил Бачеру, что они покрыты коркой льда и все еще зачехлены брезентом, что делало стрельбу из них чрезвычайно затруднительной. И правда, температура была очень низкой, и Бачер понял, что, если он затопит судно открыв кингстоны, то экипаж не выдержит и пяти минут в такой ледяной воде.

Единственным шансом "Пуэбло" была надежда получить помощь от ВВС или ВМС США базирующихся в Юго-Восточной Азии. Поэтому, он передал радиограмму с просьбой о помощи. А тем временем, судно шло настолько медленно насколько возможно, чтобы дать экипажу время уничтожить электронное оборудование и секретные документы; однако, эта операция шла не слишком хорошо, поскольку на борту было огромное количество таких материалов и незначительное количество устройств для их уничтожения. Наконец, пришел ответ от ВМС США в Японии, в котором говорилось: "Ваша радиограмма получена. Попытайтесь продержаться как можно дольше. Мы отдали приказ командованию в Южной Корее выслать истребители-бомбардировщики F-105 Thunderchief. Удачи!" Через несколько минут, как будто в насмешку над судьбой, два северо-корейских МиГ-21 прошли над "Пуэбло" и исчезли за горизонтом.

Бачер решил сделать поворот, чтобы дать экипажу побольше времени на уничтожение секретных материалов, которые ни при каких обстоятельствах не должны были попасть в руки противника. Северо-корейцы, с борта морского охотника отреагировали стрельбой из 57-мм автоматических пушек, ранив еще нескольких членов экипажа, а торпедные катера направили свои торпедные аппараты на "Пуэбло". Через некоторое время, один из торпедных катеров подошел к "Пуэбло", и около десяти солдат, вооруженных автоматами и штыками, высадились на его палубу. Командовавший ими офицер, с пистолетом в руке, начал отдавать приказы изумленным американским морякам.

Вот так сдался без боя корабль ВМС США "Пуэбло". Помимо позора, эта сдача причинила США невообразимый вред потому, что вместе с судном, в руки коммунистических северо-корейцев попало на то время самое технологически совершенное оборудование РЭБ и большая часть сверх-секретных документов.

Как только новость о захвате "Пуэбло" достигла Вашингтона, Президент Соединенных Штатов, Линдон Б.Джонсон, спавший в то время, был разбужен и ему доложили о случившемся в Японском море. По своей привычке, Джонсон ответил: "Спасибо", и снова лег спать.

Командующему 5-ой воздушной армией доложили об инциденте по телефону и в 15:55, он немедленно приказал своему командованию на Окинаве подготовить все пригодные для полета к Вонсан самолеты; но, поскольку они могли нести только ядерное оружие, то не могли быть подняты в воздух.

Главнокомандующий Тихоокеанским районом приказал командованию Флота выслать эсминец для освобождения "Пуэбло", но он добрался туда только к 12:00 следующего утра.

Как только Командующий ВМС США в Японии, вице-адмирал Франк Л.Джонсон, непосредственный начальник Бачера, получил эту новость, он помчался в штаб в Токио и по своей собственной инициативе приказал ядерному авианосцу "Энтерпрайз", находившемуся в тот момент в 1 536 км от Кореи, направиться к Вонсан. Боевые самолеты, базирующиеся в Японии, нельзя было посылать из-за договора заключенного с ее правительством, запрещавшим американским военным самолетам выполнять боевые вылеты с японской территории. Вице-адмирал Джонсон полагал, что бесполезно посылать и поисково-спасательный самолет потому, что не было свидетельств того, что "Пуэбло" угрожает опасность потопления.

23 января, в Вонсане солнце заходило в 17:41, а сумерки длились до 17:53, после которых было уже слишком поздно посылать и самолеты, и корабли на помощь "Пуэбло".

Также, не поступило никакой конкретной помощи и из Вашингтона. Несмотря на давление общественного мнения, против Северной Кореи не было предпринято никаких военных действий. Северной Корее был выражен только формальный протест и сделано обращение в Совет безопасности ООН с требованием немедленного освобождения судна и экипажа, захват которого Правительство США расценило как акт откровенного пиратства, поскольку "Пуэбло" находился в международных водах.

Так, по той или иной причине, "Пуэбло" был брошен на произвол судьбы! Члены его экипажа находились в заключении в течении почти года. 22 декабря 1968 года они были освобождены и им позволили вернуться домой, за исключением одного члена экипажа, который умер от ран, полученных во время захвата судна.

Через два дня после возвращения экипажа в США, Главнокомандующий Tихоокеанским флотом отдал приказ о создании Следственной комиссии для изучения обстоятельств касающихся захвата "Пуэбло". Комиссии, составленной из высокопоставленных офицеров трех родов войск вооруженных сил США, была поставлена задача, сделать предварительное заключение о влиянии на национальную безопасность факта потери секретных материалов, которые находились на борту судна.

Похожие книги из библиотеки

F4U Corsair

Периодическое научно-популярное издание для членов военно-исторических клубов. В феврале 1938 года американский Флот объявил конкурс на создание скоростного высотного истребителя. Команда разработчиков фирмы Воут под руководством главного конструктора Рекеа Бейселя создала один из лучших на тот момент истребитель для флота – XF4U-1.

Прим. OCR: по сути данное издание представляет собой фотоальбом (свыше 250 фото) с кратким описанием наиболее известных модификаций самолета.

Советские танковые армии в бою

Новая книга от автора бестселлеров «Штрафбаты и заградотряды Красной Армии» и «Бронетанковые войска Красной Армии». ПЕРВОЕ исследование истории создания и боевого применения советских танковых армий в ходе Великой Отечественной.

Они прошли долгий и трудный путь от первых неудач и поражений 1942 года до триумфа 1945-го. Они отличились во всех крупных сражениях второй половины войны – на Курской дуге и в битве за Днепр, в Белорусской, Яссо-Кишиневской, Висло-Одерской, Берлинской и других стратегических наступательных операциях. Обладая сокрушительной мощью и феноменальной подвижностью, гвардейские танковые армии стали элитой РККА и главной ударной силой «блицкригов по-русски», сломавших хребет прежде непобедимому Вермахту.

Советское военное чудо 1941-1943. Возрождение Красной Армии

В конце 1941 года свершилось одно из тех чудес, которым не перестает удивляться мир. Разгромленная, обескровленная, почти полностью уничтоженная Красная Армия словно восстала из мертвых, сначала отбросив Вермахт от Москвы, затем разгромив армию Паулюса под Сталинградом и окончательно перехватив стратегическую инициативу в Курской битве, что предопределило исход войны.

Новая книга авторитетного военного историка, посвященная этим событиям, — не обычная хроника боевых действий, больше, чем заурядное описание сражений 1941 — 1943 гг. В своем выдающемся исследовании ведущий американский специалист совершил то, на что прежде не осмеливался ни один из его коллег, — провел комплексный анализ советской военной машины и ее работы в первые годы войны, раскрыв механику «русского военного чуда».

Энциклопедический по охвату материала, беспрецедентный по точности и глубине анализа, этот труд уже признан классическим.

Изучив огромный объем архивных документов, оценив боевые возможности и тактические приемы обеих сторон, соотношение сил на советско-германском фронте и стиль ведения войны, Дэвид Гланц подробно исследует процесс накопления Красной Армией боевого опыта, позволившего ей сначала сравняться с противником, а затем и превзойти считавшийся непобедимым Вермахт.

Эта фундаментальная работа развенчивает многие мифы, бытующие как в немецкой, так и в американской историографии. Гланц неопровержимо доказывает, что решающая победа над Германией была одержана именно на Восточном фронте и стала отнюдь не случайной, что исход войны решили не «генералы Грязь и Мороз», не глупость и некомпетентность Гитлера (который на самом деле был выдающимся стратегом), а возросшее мастерство советского командования и мужество, самоотверженность и стойкость русского солдата.

Примечание 1 : В связи с низким качеством исходного скана таблицы оставлены картинками.

Броненосцы типов “Виттельсбах”, “Брауншвейг” и “Дойчланд”. 1899-1945 гг.

Быстрое развитие военного судостроения в этой стране представляет собой разительный пример того, что может сделать государство, когда оно постоянно возбуждается к деятельности волею и мудростью своего государя. В 1870 году Германия имела только одну судостроительную верфь – в Данциге, где можно было строить сколько-нибудь более значительных размеров суда. Но, вслед за тем, в скором времени, стали и с неимоверной быстротой сооружаться верфи и в других местах империи, причем также прорыт был и Кильский канал, и та самая Германия, которая 25 или 30 лет тому назад не имела достаточных средств, чтобы завести у себя хотя бы небольшой флот и которая не далее еще как за 10 лет пред сим покупала половину своих военных судов в Англии, в настоящее время уже не только строит у себя дома все свои собственные военные суда, но с успехом наделяет таковыми еще и большинство иностранных государств.