Современный шпионаж

Агенты современные секретных служб несколько отличаются о тех, о которых повествуют книжки про шпионов. В настоящее время, летчик самолета-шпиона всего за один вылет может собрать больше информации чем сотня обычных разведчиков, подобных тем, которые действовали в Первую мировую войну и, которым нужно было собирать ее целый год! Известные истории о красивых женщинах, прячущих на своей пышной груди драгоценные, по минутам расписанные карты, украденные3 из комнаты какого-то сентиментального капитана или распутного генерала, теперь принадлежат прошлому. Однако не следует говорить, что традиционные формы шпионажа больше не нужны. Напротив! Можно привести пример одного из известных случаев классического шпионажа, который произошел после Второй мировой войны, когда русские агенты сумели получить атомные секреты британцев от британского ученого Клауса Фукса, который впоследствии был назван "шпионом века". Однако, вероятно, это был исключительный случай, поскольку британский предатель находился под сильным влиянием коммунистических идей.

Такой тип шпионажа называется "проникновением", поскольку заключается в проникновении в оперативные центры потенциально враждебной страны посредством внедрения агентуры внутрь их или близко к ним, и которая затем может выкрасть важные документы или подслушать разговоры касающиеся безопасности страны. Эта форма шпионажа чрезвычайно трудно выполнима потому, что существующие строгие проверки и меры безопасности нацелены на предотвращение внедрения внешних агентов. Эта трудность в значительной степени преодолевается использованием внутренних агентов — людей, которые уже занимают высокое положение в таких организациях и, которые по идеологическим причинам или за деньги стремятся работать на разведывательные службы враждебных стран.

Однако, кроме очень важных документов и планов, большая часть желаемой информации может быть получена методом перехвата и дешифровки сообщений радиосвязи противника и, прежде всего, проведением электронной и фото разведки. С появлением чрезвычайно совершенного фотографического и электронного оборудования для мониторинга на больших расстояниях ядерных испытаний и пусков ракет, шпионаж стал больше технологической и научной дисциплиной.

Когда в 50-ых годах возможность внезапного, катастрофического ядерного нападения стала реальной угрозой, единственным средством предвидения этого стал шпионаж. Предвидеть такое нападения чрезвычайно трудно, поскольку, в отличие от традиционных видов войны, где наступательным действиям предшествует мобилизация войск, танков, кораблей и т. д., то приготовления к ядерному нападению могут быть сделаны в тайне.

Следовательно, секретные службы атомного века должны иметь современную информацию относительно наступательной мощи других стран, и, прежде всего касающуюся их ядерного оружия и их систем доставки. А она заключается в информированности относительно дислокации баз управляемых ракет и технического прогресса в системах наведения ракет противника. Кроме того, поскольку единственным способом удержания противника от нанесения неожиданного удара является угроза массированного возмездия, то также важно знать и его оборонительные возможности, чтобы найти и спланировать способы проникновения через его оборону и иметь достаточные шансы на успех и выживание своих собственных сил.

Не смотря на имеющиеся возможности укрытия ПУ ракет в подземных шахтах, камуфлирования РЛС их наведения и использования многих других хитрых уловок для обмана противника относительно своих действий и намерений, никто еще не нашел способа скрыть электромагнитное излучение своих РЛС, которые почти всегда связаны с современными системами оружия. Рано или поздно, во время развертывания систем оружия, обучения операторов РЛС или, прежде всего, во время испытательных пусков, РЛС должны включаться; а затем они неизбежно обнаруживаются и их координаты определяются электронной разведкой. Это напоминает оставление РЛС своей "сигнатуры" или "отпечатков пальцев" в атмосфере для любого желающего их получить, как это происходит в классических примерах обнаружения убийцы. Как только РЛС обнаружена, ее местоположение определено, и излучение проанализировано, то может быть разработано соответствующее РЭП для нейтрализации или уменьшения в нужный момент ее эффективности работы.

Похожие книги из библиотеки

Броня русской армии. Бронеавтомобили и бронепоезда в Первой мировой войне

Символом отечественной военной мощи в XX веке принято считать танковые войска. Но так было не всегда. В годы Первой мировой войны, еще до массового появления на фронтах танков, Россия уже состоялась как великая «броневая держава».

Неудачи русской армии принято списывать на «техническую отсталость» и «косность чиновников», однако что касается бронетехники — в этой области мы всегда были на лидирующих позициях.

Во время Великой войны русские бронеавтомобили не уступали по качеству лучшим английским образцам, а бронепоезда вообще не имели себе равных. Технические решения, применявшиеся при их изготовлении, надолго обогнали свое время.

Бронечасти русской армии комплектовались самыми грамотными солдатами. Многие из них были добровольцами. Именно поэтому команды бронепоездов и бронеавтомобилей практически не поддавались разложению и революционной агитации и до самого конца войны оставались наиболее боеспособными подразделениями русской армии.

Новая книга ведущего специалиста по истории бронетехники Максима Коломийца посвящена истории, вооружению, организации и боевому применению отечественных бронечастей в годы Первой мировой войны.

Самоходки Сталина. История советской САУ 1919 – 1945

Уже в годы Первой мировой практически во всем мире начали понимать, что полевая артиллерия на конной тяге не соответствует резко возросшим требованиям ведения боевых действий. Артиллерийские орудия того времени были очень уязвимы на марше от огня противника, не обладали достаточной подвижностью и требовали затрат времени на подготовку к стрельбе. А армии всех стран в то время особо нуждались в новых образцах артиллерийского вооружения, способных быстро менять свое местоположение, свободно передвигаться по бездорожью вместе с пехотой и надежно защищать свой расчет от неприятельского огня. Глядя на первые неказистые образцы самоходной артиллерии, больше похожей на куски бронепоездов на колесном или тракторном шасси, вряд ли кто-то мог предположить, что они трансформируются со временем в целую когорту различных по внешнему виду и применению боевых машин. В новой книге Михаила Свирина вы узнаете об основных ключевых моментах истории советской САУ, о том, каким задумывали этот вид артиллерии советские военные теоретики, познакомитесь со штатами частей и соединений советской самоходной артиллерии, начиная с самых первых, пока еще робких опытов и до "заката эры ствольной артиллерии" в 1955-1960 гг. Особое внимание по праву уделено развитию САУ в годы Великой Отечественной войны, так как именно ее многие исследователи по праву считают "венцом самоходной артиллерии".

Круглые суда адмирала Попова

Контр-адмирал (с 1873 г. вице-адмирал) Андрей Александрович Попов, пользуясь доверием генерал-адмирала, неофициально осуществлял функции генерального конструктора военно-морского флота страны. Этот талантливый и энергичный человек, грамотный моряк и судостроитель, сумел, опираясь на им же подобранных помощников, реализовать большинство своих идей, заложенных в проекты различных по назначению кораблей, в том числе: океанского броненосного крейсера «Генерал-Адмирал», мореходного броненосца «Петр Великий» и, наконец, круглых судов: броненосцев «Новгород» и «Вице-адмирал Попов», царской яхты «Ливадия». Споры вокруг достоинств этих круглых судов, не имевших аналогов в иностранных флотах, продолжаются и доныне. Тем интереснее будет читателю ознакомиться с фактической стороной истории создания этих кораблей, изложенной по материалам Российского государственного архива военно-морского флота (РГА ВМФ).

Танкетка Т-27 и другие

На полях сражений Первой мировой войны сначала появились тяжелые танки, а вслед за ними — средние и легкие. Именно легкие французские танки FT17 оказались наиболее приспособленными для сопровождения пехоты и кавалерии в глубине расположения противника, после прорыва полосы его обороны. Благодаря дешевизне и относительной простоте конструкции, легкие танки выпускались в значительно больших количествах, чем остальные. Так, например, к моменту заключения перемирия 11 ноября 1918 года было изготовлено 3177 легких танков FT17. По-видимому, последнее обстоятельство, а также то, что легкие машины с экипажем всего из двух человек оказались на поле боя чуть ли не эффективнее тяжелых, подтолкнуло военных к мысли «одеть» броней каждого пехотинца. Французский полковник Ж.Этьенн и британский майор Дж.Мартель мечтали о «роях бронированных застрельщиков» — легких и дешевых бронированных машинах с экипажем из одного-двух человек. Такие сверхмалые машины получили название «танкетка» — французское уменьшительное от английского слова «танк». Уже после окончания войны идея их создания и боевого применения была развита английским военным теоретиком Дж.Фуллером. В середине 1920-х годов начался своего рода танкетный бум.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»