Кубинский ракетный кризис

После окончания Второй мировой войны произошло несколько крупных международных кризисов — кризисов, в которых РЭБ сыграла решающую роль. Самый потенциально взрывоопасный кризис начался в конце лета 1962 года, когда шпионский корабль ВМС США " Маллер " патрулировавший и прослушивавший Карибское море, перехватил сигналы необычной РЛС приходящие со стороны находящегося поблизости острова Куба. Магнитные пленки с записанными сигналами были немедленно отправлены в Вашингтон для их анализа и попытки идентификации. Американцы перепугались придя к выводу, что ими оказались сигналы советской РЛС обычно использующейся для наведения баллистических ракет с ядерными боеголовками.

Чтобы подтвердить свою находку, в Карибском море, для проведения задачи ELINT, были направлены самолеты патрульной авиации, а через несколько дней, вдоль южного побережья Флориды, с антеннами направленные на Кубу, были установлены особо чувствительные приемники. Перехватывались также и все передаваемые и принимаемые радиопередачи.

Вскоре после этого, 14 октября, для разведки острова был направлен и самолет U-2. Фотографии, сделанные с высоты 30 500 метров, в ту же ночь были обработаны и немедленно изучены специалистами ЦРУ. Их сравнили с другими фотографиями, сделанными над Кубой двумя годами ранее в январе 1960 года другим разведывательным U-2 с помощью ИК-фотокамер. Этот полет был удачен тем, что удалось сфотографировать каждый сантиметр территории Кубы не вызвав даже малейшего подозрения войск ПВО Фиделя Кастро.

Фотографии стали предметом тщательного анализа и, на следующий вечер, в районе Сан Кристобаль были обнаружены признаки наличия базы ОТР. Дальнейшие разведывательные полеты над Кубой подтвердили то, что русские, и действительно, развернули несколько ракет этого типа и готовят стартовые позиций для ракет еще большей дальности. Дальность их полета была бы около 1 600 км, а это означало бы, что кубинцы смогут поражать и уничтожать цели на территории США, включая Вашингтон, Панамский канал и целый ряд баз Стратегического авиационного командования.

Утром 16 октября, Президенту США Джону Ф.Кеннеди доложили об этом, и он немедленно провел совещание со своими ближайшими советниками, попросив их глубоко проанализировать опасность представляемую для США этим развертыванием, и то, какие ответные действия можно было бы предпринять.

Рабочая группа изучала и обсуждала все предложения в течение пяти дней, а тем временем интенсивность разведывательных полетов U-2 была увеличена. Через несколько дней Министр иностранных дел СССР уверил Президента Кеннеди в том, что Россия поставила Фиделю Кастро только "оборонительное оружие".

27 октября, U-2, совершавший разведывательный полет над Кубой, был сбит русским ЗРК С-75, а его летчик, майор Рудольф Андерс, погиб. Немедленно полеты U-2 были прекращены, а их задачи стали выполнять, базирующиеся во Флориде, самолеты McDonnell RF-101 Voodoo Тактического авиационного командования. Они могли летать на скорости вдвое большей скорости звука и на высотах от 15 000 метров до бреющего, касаясь верхушек деревьев. Они были оборудованы фотокамерами с электронным управлением и осветительными пиропатронами для фотографирования ночью.

После короткой, но интенсивной серии ночных и дневных низковысотных полетов RF-101, американцы получили подтверждение, не только сделанных фотографий, но и того, что летчики видели своими собственными глазами: 42 подготовленные пусковые позиции РСД вместе с РЛС для их наведения. Было получено подтверждение и того, что Куба имеет 42 реактивных бомбардировщика Ил-28, 144 позиции ЗРК С-75, 42 истребителя МиГ-21 и нескольких, советского производства, ракетных катеров, а также того, что на Кубе находится 20 000 советских военных советников и специалистов. Наземные станции перехвата подтвердили, что рабочие частоты, ранее перехваченные самолетами и кораблями, действительно принадлежат тем, которые относятся к баллистическим ракетам. Подтверждения наличия ядерных боеголовок не было получено; они, вместе с ракетами, вероятно, еще находились в пути, доставляемые многочисленными торговыми судами из России, плывущими по направлению к Карибскому морю.

На базе этой неопровержимой информации Президент Кеннеди решил предпринять ответные действия и проинформировать американский народ и союзников США о том, что случилось и что может случиться.

Из нескольких решений, имевшихся в его распоряжении для благоприятного разрешения ситуации, Кеннеди решил выбрать морскую блокаду острова. Все корабли, имевшие на борту вооружения, не зависимо от их государственной принадлежности, не допускались бы на Кубу. Чтобы позволить русским сохранить лицо, эти действия были названы "карантином".

В это же время, 18 советских торговых судов, груженых ракетами и оборудованием к ним, плыли по направлению к острову Кастро. Столкновение русских и американцев в Атлантике казалось неминуемым, и весь мир с затаенным дыханием ждал того, что могло означать начало Третьей мировой войны.

Русские суда, под эскортом своих подводных лодок, находились под постоянным наблюдением американцев. Когда первые корабли были остановлены, досмотрены и их попросили немедленно изменить курс, власти СССР отдали им приказ повернуть обратно.

Никогда, начиная с 1945 года, мир не был так близок к ядерной катастрофе, как в том октябре 1962 года. Если бы ВМС США не собрали и не проанализировали электронную информацию о советских РЛС так быстро и, таким образом, дали бы русским время на то, чтобы установить еще больше ракет на Кубе, то после их установки, последствия для мира на земле были бы намного серьезнее и было бы очень трудно повлиять на их вывод.

После этой унизительной уступки в Карибском море, русские приступили к широкомасштабной программе усиления своего флота. Отвечал за эту программу адмирал Сергей Горшков, Главнокомандующий советским ВМФ. Каждый год закладывались новые корабли различных классов, вооруженные ракетами поверхность-поверхность и поверхность-воздух. Советский флот раздувался и стал вторым в мире по величине. Обычно, на новых русских кораблях устанавливался широкий спектр электронного оборудования, о котором говорил густой лес антенн на такелаже, очень впечатляя как по количеству, так и по качеству. С целью уклонения от РЭП противника, русские постепенно увеличивали рабочие частоты и совершенствовали конструкции своих РЛС.

Параллельно с усилением советского ВМФ и распространением стратегического влияния Москвы, также, были начаты работы по увеличению численности торгового флота посредством добавления грузовых и вспомогательных судов, включая океанографические и большие рыболовецкие траулеры. Многие из этих вспомогательных судов, которые находились под непосредственным командованием ВМФ СССР и которые, по словам Горшкова, считались составной частью советской военно-морской мощи, были приспособлены для ведения электронного шпионажа. Называемые НАТО как Вспомогательные, разведывательные и сбора (AGI) корабли, они являлись глазами и ушами русской морской разведки и собирали для ВМФ информацию касающуюся дислокации и методов применения РЛС, радиосвязных и радионавигационных систем и т. д. потенциального противника, начиная со стран НАТО.

Поскольку страны НАТО использовали множество различных типов РЛС и других радиоэлектронных систем, и район наблюдения был обширен, количество AGI выросло с 4 в 1962 году до более чем 160 в 1979 году. Они были распределены между различными флотами СССР: Тихоокеанским, Северным, Балтийским, Черноморским и Средиземноморским и постоянно действовали везде где можно было перехватить электромагнитное излучение. Они почти всегда присутствовали в районе проведения авиационных и морских учений, в окрестностях ракетных полигонов при пусках ракет и вдоль всех берегов где располагались РЛС стран НАТО.

AGI были весьма впечатляющи по тоннажу, дальности и продолжительности плавания и т. д. Например, корабли класса "Приморье" имели водоизмещение 5 000 тонн, большое количество антенн на мачтах и надстройке, а под их палубой находилось два больших отсека, в которых, вероятно, располагалось электронное оборудование для анализа перехваченных сигналов. Они также обладали большим количеством приемников и передатчиков для перехвата всех радиосообщений между кораблями НАТО и их командованием; сами они могли связываться с Главнокомандованием советского ВМФ непосредственно или через спутник. Другими классами, которые были впечатляющи не только по количеству, но также и по качеству их электронного оборудования, были суда классов "Маяк" и "Океан".

Похожие книги из библиотеки

Средний танк «Центурион»

В 1943 году британский генеральный штаб разработал тактико-технические требования к крейсерскому танку, способному бороться с новейшими представителями немецкого бронированного «зверинца». Толщина лобовой брони перспективной машины задавалась не менее 5 дюймов (125 мм) и определялась пробивной способностью снаряда 88-мм немецкой пушки. Толщина бортов должна была составлять 60% от лобовой брони. Предполагалось, что форма днища корпуса уменьшит поражающее действие противотанковых мин. Ходовую часть планировалось прикрыть фальшбортами для защиты от фаустпатронов. Кроме того, конструкторам предписывалось установить бензиновый двигатель «Метеор» — танковый вариант знаменитого авиационного мотора «Мерлин», которым оснащались легендарные «спитфайры». Танковая пушка в обязательном порядке должна была поражать «тигры», а в боекомплект— входить бронебойные подкалиберные снаряды. Подвижности машины на пересеченной местности придавалось большее значение, чем достижению высокой скорости движения по шоссе.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Свастика в небе. Борьба и поражение германских военно-воздушных сил. 1939—1945 гг.

Карл Барц рассматривает историю люфтваффе с их основания до полного поражения, подробно описывая все значительные операции с участием германских авиационных подразделений. Люфтваффе нанесли огромный урон противнику. В Германии была разработана автоматизированная система наведения ночных истребителей, превосходящий по техническим параметрам все зарубежные аналоги истребитель Ме-262, а в декабре 1944 года состоялся первый запуск «Кобр» – пилотируемых ракет, предназначенных для использования против соединений бомбардировщиков врага. Однако никакие научные достижения уже не могли спасти Германию, погубленную противоречивыми действиями диктатора.

Все укрепрайоны и оборонительные линии Второй Мировой

НОВАЯ книга от автора бестселлера «Линия Сталина» в бою». Подлинная история всех укрепрайонов и оборонительных полос Второй Мировой войны и боевых действий при их прорыве.

Линия Маннергейма и линия Мажино, линия Молотова и Восточный вал, линия Сталина и линия Зигфрида, советские и японские укрепрайоны на Дальнем Востоке и т. д. и т. п. — в этой книге вы найдете исчерпывающую информацию обо всех «китайских стенах XX века» и профессиональный анализ их эффективности.

Почему в 1939–1945 гг. не повторился «позиционный тупик» Первой Мировой? Возможно ли в принципе создать «непреодолимую» линию обороны? Оправданны ли колоссальные затраты на строительство укрепрайонов? И как именно штурмовым группам удавалось прорывать мощнейшие оборонительные системы?

Автомобили Советской Армии 1946-1991

Новая книга от автора бестселлеров «Автомобили Красной Армии» и «Военные автомобили Вермахта». Уникальная энциклопедия автотехники, стоявшей на вооружении Советской Армии в 1945–1991 гг. Полная информация о всех типах серийных армейских автомобилей, специальных кузовов, надстроек и вооружения, а также бронетранспортеров первого поколения, выпускавшихся на шасси армейских грузовиков.

Если в годы Второй Мировой войны СССР катастрофически отставал от Запада в качестве и количестве автотранспорта, что стало одной из главных причин поражений 1941–1942 гг., то после Победы наш военный автопром совершил колоссальный рывок, не только догнав, но кое в чем (например, в производстве подвижных колесных систем ракетного вооружения и переправочных средств) даже обогнав «вероятного противника». Лучшие советские армейские автомобили – легендарные ГАЗ-69, УАЗ-469, ГАЗ-66, ЗИЛ-157, ЗИЛ-131 и «Урал-375» – по праву занимали в мировых рейтингах высокие позиции, отличаясь простотой, надежностью и великолепной проходимостью. Эпоха 1950–1960-х гг. стала поистине «звездным часом» для всего отечественного ВПК, в том числе и для автомобильной отрасли, способной самостоятельно разрабатывать уникальную военную технику, не имевшую аналогов за рубежом, и выпускать лучшие за всю отечественную историю полноприводные армейские автомобили со специальным оборудованием и вооружением. Об этой ожесточенной «войне моторов», в которой был достигнут паритет с НАТО и обеспечена реальная безопасность страны, рассказывает новая книга ведущего специалиста по истории автомобилестроения, иллюстрированная сотнями редких фотографий.