Кубинский ракетный кризис

После окончания Второй мировой войны произошло несколько крупных международных кризисов — кризисов, в которых РЭБ сыграла решающую роль. Самый потенциально взрывоопасный кризис начался в конце лета 1962 года, когда шпионский корабль ВМС США " Маллер " патрулировавший и прослушивавший Карибское море, перехватил сигналы необычной РЛС приходящие со стороны находящегося поблизости острова Куба. Магнитные пленки с записанными сигналами были немедленно отправлены в Вашингтон для их анализа и попытки идентификации. Американцы перепугались придя к выводу, что ими оказались сигналы советской РЛС обычно использующейся для наведения баллистических ракет с ядерными боеголовками.

Чтобы подтвердить свою находку, в Карибском море, для проведения задачи ELINT, были направлены самолеты патрульной авиации, а через несколько дней, вдоль южного побережья Флориды, с антеннами направленные на Кубу, были установлены особо чувствительные приемники. Перехватывались также и все передаваемые и принимаемые радиопередачи.

Вскоре после этого, 14 октября, для разведки острова был направлен и самолет U-2. Фотографии, сделанные с высоты 30 500 метров, в ту же ночь были обработаны и немедленно изучены специалистами ЦРУ. Их сравнили с другими фотографиями, сделанными над Кубой двумя годами ранее в январе 1960 года другим разведывательным U-2 с помощью ИК-фотокамер. Этот полет был удачен тем, что удалось сфотографировать каждый сантиметр территории Кубы не вызвав даже малейшего подозрения войск ПВО Фиделя Кастро.

Фотографии стали предметом тщательного анализа и, на следующий вечер, в районе Сан Кристобаль были обнаружены признаки наличия базы ОТР. Дальнейшие разведывательные полеты над Кубой подтвердили то, что русские, и действительно, развернули несколько ракет этого типа и готовят стартовые позиций для ракет еще большей дальности. Дальность их полета была бы около 1 600 км, а это означало бы, что кубинцы смогут поражать и уничтожать цели на территории США, включая Вашингтон, Панамский канал и целый ряд баз Стратегического авиационного командования.

Утром 16 октября, Президенту США Джону Ф.Кеннеди доложили об этом, и он немедленно провел совещание со своими ближайшими советниками, попросив их глубоко проанализировать опасность представляемую для США этим развертыванием, и то, какие ответные действия можно было бы предпринять.

Рабочая группа изучала и обсуждала все предложения в течение пяти дней, а тем временем интенсивность разведывательных полетов U-2 была увеличена. Через несколько дней Министр иностранных дел СССР уверил Президента Кеннеди в том, что Россия поставила Фиделю Кастро только "оборонительное оружие".

27 октября, U-2, совершавший разведывательный полет над Кубой, был сбит русским ЗРК С-75, а его летчик, майор Рудольф Андерс, погиб. Немедленно полеты U-2 были прекращены, а их задачи стали выполнять, базирующиеся во Флориде, самолеты McDonnell RF-101 Voodoo Тактического авиационного командования. Они могли летать на скорости вдвое большей скорости звука и на высотах от 15 000 метров до бреющего, касаясь верхушек деревьев. Они были оборудованы фотокамерами с электронным управлением и осветительными пиропатронами для фотографирования ночью.

После короткой, но интенсивной серии ночных и дневных низковысотных полетов RF-101, американцы получили подтверждение, не только сделанных фотографий, но и того, что летчики видели своими собственными глазами: 42 подготовленные пусковые позиции РСД вместе с РЛС для их наведения. Было получено подтверждение и того, что Куба имеет 42 реактивных бомбардировщика Ил-28, 144 позиции ЗРК С-75, 42 истребителя МиГ-21 и нескольких, советского производства, ракетных катеров, а также того, что на Кубе находится 20 000 советских военных советников и специалистов. Наземные станции перехвата подтвердили, что рабочие частоты, ранее перехваченные самолетами и кораблями, действительно принадлежат тем, которые относятся к баллистическим ракетам. Подтверждения наличия ядерных боеголовок не было получено; они, вместе с ракетами, вероятно, еще находились в пути, доставляемые многочисленными торговыми судами из России, плывущими по направлению к Карибскому морю.

На базе этой неопровержимой информации Президент Кеннеди решил предпринять ответные действия и проинформировать американский народ и союзников США о том, что случилось и что может случиться.

Из нескольких решений, имевшихся в его распоряжении для благоприятного разрешения ситуации, Кеннеди решил выбрать морскую блокаду острова. Все корабли, имевшие на борту вооружения, не зависимо от их государственной принадлежности, не допускались бы на Кубу. Чтобы позволить русским сохранить лицо, эти действия были названы "карантином".

В это же время, 18 советских торговых судов, груженых ракетами и оборудованием к ним, плыли по направлению к острову Кастро. Столкновение русских и американцев в Атлантике казалось неминуемым, и весь мир с затаенным дыханием ждал того, что могло означать начало Третьей мировой войны.

Русские суда, под эскортом своих подводных лодок, находились под постоянным наблюдением американцев. Когда первые корабли были остановлены, досмотрены и их попросили немедленно изменить курс, власти СССР отдали им приказ повернуть обратно.

Никогда, начиная с 1945 года, мир не был так близок к ядерной катастрофе, как в том октябре 1962 года. Если бы ВМС США не собрали и не проанализировали электронную информацию о советских РЛС так быстро и, таким образом, дали бы русским время на то, чтобы установить еще больше ракет на Кубе, то после их установки, последствия для мира на земле были бы намного серьезнее и было бы очень трудно повлиять на их вывод.

После этой унизительной уступки в Карибском море, русские приступили к широкомасштабной программе усиления своего флота. Отвечал за эту программу адмирал Сергей Горшков, Главнокомандующий советским ВМФ. Каждый год закладывались новые корабли различных классов, вооруженные ракетами поверхность-поверхность и поверхность-воздух. Советский флот раздувался и стал вторым в мире по величине. Обычно, на новых русских кораблях устанавливался широкий спектр электронного оборудования, о котором говорил густой лес антенн на такелаже, очень впечатляя как по количеству, так и по качеству. С целью уклонения от РЭП противника, русские постепенно увеличивали рабочие частоты и совершенствовали конструкции своих РЛС.

Параллельно с усилением советского ВМФ и распространением стратегического влияния Москвы, также, были начаты работы по увеличению численности торгового флота посредством добавления грузовых и вспомогательных судов, включая океанографические и большие рыболовецкие траулеры. Многие из этих вспомогательных судов, которые находились под непосредственным командованием ВМФ СССР и которые, по словам Горшкова, считались составной частью советской военно-морской мощи, были приспособлены для ведения электронного шпионажа. Называемые НАТО как Вспомогательные, разведывательные и сбора (AGI) корабли, они являлись глазами и ушами русской морской разведки и собирали для ВМФ информацию касающуюся дислокации и методов применения РЛС, радиосвязных и радионавигационных систем и т. д. потенциального противника, начиная со стран НАТО.

Поскольку страны НАТО использовали множество различных типов РЛС и других радиоэлектронных систем, и район наблюдения был обширен, количество AGI выросло с 4 в 1962 году до более чем 160 в 1979 году. Они были распределены между различными флотами СССР: Тихоокеанским, Северным, Балтийским, Черноморским и Средиземноморским и постоянно действовали везде где можно было перехватить электромагнитное излучение. Они почти всегда присутствовали в районе проведения авиационных и морских учений, в окрестностях ракетных полигонов при пусках ракет и вдоль всех берегов где располагались РЛС стран НАТО.

AGI были весьма впечатляющи по тоннажу, дальности и продолжительности плавания и т. д. Например, корабли класса "Приморье" имели водоизмещение 5 000 тонн, большое количество антенн на мачтах и надстройке, а под их палубой находилось два больших отсека, в которых, вероятно, располагалось электронное оборудование для анализа перехваченных сигналов. Они также обладали большим количеством приемников и передатчиков для перехвата всех радиосообщений между кораблями НАТО и их командованием; сами они могли связываться с Главнокомандованием советского ВМФ непосредственно или через спутник. Другими классами, которые были впечатляющи не только по количеству, но также и по качеству их электронного оборудования, были суда классов "Маяк" и "Океан".

Похожие книги из библиотеки

Искусство снайпера

В настоящем пособии обобщен опыт реальной работы снайперов в различных условиях, а также подробно представлены разделы по материальной части отечественного снайперского оружия и устройству оптических прицелов, технике практической стрельбы, пристрелке снайперских винтовок, винтовочной баллистике и маскировке на местности. Разделы по снайперской тактике в боевых условиях составлены с учетом опыта снайперов Великой Отечественной войны, афганской кампании, а также действий снайперов в современных горячих точках на территории СНГ и Европы. Разделы по теории стрелкового снайперского оружия, боеприпасов и ремонту оружия позволяют расширить технический кругозор практического снайпера и объясняют причины промахов, связанных с работой оружия и неправильным уходом за ним.

Книга предназначена для подготовки снайперов непосредственно в частях и подразделениях, в контртеррористических подразделениях, органах правопорядка и для охотников-промысловиков.

Крейсера «Адмирал Макаров», «Паллада», «Баян»

Построенная по принципу самостоятельной работы, но фактически являющаяся второй частью исследования авторов о крейсерах типа «Баян» - самой многочисленной серии броненосных крейсеров Российского Императорского флота - книга повествует об истории создания, конструкции и боевом использовании кораблей, построенных после Русско-японской войны.

Битва под Оршей 8 сентября 1514 года

Работа А.Н. Лобина — первое военно-историческое исследование, посвященное битве под Оршей 8 сентября (по старому стилю) 1514 г. На основании большого количества источников автор реконструирует ход сражения и разбирает основные историографические мифы. Для подсчета численности противоборствующих сторон используется ряд новых методик, которые позволяют ему по-новому осветить малоизвестные аспекты сражения.

Книга предназначена исследователям, преподавателям, студентам, краеведам и всем интересующимся военной историей.

Лобин Алексей Николаевич — кандидат исторических наук, автор более 30 публикаций по военной истории России XVI–XVII веков.

Броненосные фрегаты “Минин” и “Пожарский”

Впрочем, морское ведомство России гораздо больше, чем увеличение прусского флота, волновало усиление флота старой и главной соперницы России на морях — Великобритании. успешное противостояние которому было немыслимо без наличия броненосных кораблей, способных к дальним плаваниям. Однако уже построенные к тому времени броненосные суда русского флота по своим тактико-техническим данным могли быть использованы лишь для обороны балтийского побережья России и в первую очередь Кронштадта.

В числе восьми кораблей, постройка которых предполагалась в соответствии с проектами, значились два батарейных броненосца по проекту “С” длиной 265 ф. шириной 45 ф, с углублением на миделе 18 ф 3 д. водоизмещением 2563 строевых т. с машиной в 450 л. с. и одним подъемным винтом.

Эти броненосцы по своим размерам, мощности машины и величине рангоута должны были явиться кораблями, способными. подобно английским рангоутным броненосцам. к океанским плаваниям и стационарной службе в иностранных морях. Именно они и получили впоследствии названия "Минин" и "Князь Пожарский".