Глав: 24 | Статей: 47
Оглавление
В наше время практически каждый знает все, что происходит в бою между самолетами, танками, истребителями и подводными лодками. Эту технику видели все и знакомы с ее действием или непосредственно, или по фильмам и телепередачам. Однако упоминание о РЭБ обычно вызывает довольно неопределенное понимание этого вида борьбы, которая ведется в эфире и касается радио и радиолокационного излучения. Что же в действительности такое РЭБ? Что это за таинственная деятельность, о которой так много говорится и которая идет не прекращаясь даже в самые спокойные моменты мирного времени?

Опубликовано в США в 1985 году издательством

.

Blandford Press Ltd

Оригинал опубликован в Италии в 1981 году издательством

Mursia as La Guerra Elettronica.

Вьетнам. Бум РЭБ

Вьетнам. Бум РЭБ

24 июля 1965 года, во время налета на Северный Вьетнам, американский истребитель F-4 Phantom был сбит зенитной ракетой советского производства ЗРК С-75. Это была не первая потеря американского самолета над Вьетнамом, и не первый раз американский самолет сбивался ЗУР; пятью годами ранее, U-2, пилотируемый Фрэнсисом Гэри Пауэрсом был сбит над Россией зенитной ракетой. Однако потеря F-4 имела большое значение потому, что это стало первым появлением русских ракет на ТВД Юго-Восточной Азии. Вместе с ракетами, Советы, для помощи Северному Вьетнаму предоставили и своих опытных советников.

Потеря F-4 выявила серьезную угрозу, исходящую от русских ЗРК С-75 для ВВС США, которые до этого времени имели полное превосходство в воздухе над Северным Вьетнамом. Пока, средства ПВО вьетнамцев ограничивались лишь истребителями МиГ-17 и МиГ-21 и ЗА с РЛ-наведением. Теперь, после развертывания ЗУР, ПВО ДРВ значительно усилилась.

До этого момента потери авиации ВВС и ВМС США были приемлемыми, но теперь ситуация совершенно изменилась. Самолеты США оказались без адекватной обороны, и потери начали расти изо дня в день. Стало настоятельной необходимостью найти эффективные способы борьбы с новой системой.

В США, для изучения проблемы были проведены совещания на самом высоком уровне. Единодушно все пришли к общему мнению, что единственным способом борьбы с новой угрозой является разработка бортовых систем РЭБ для нейтрализации РЛС наведения ЗУР. Задача разработки таких систем была возложена на специализирующиеся в этой области, лидирующие компании США. А поскольку потери авиации над Северным Вьетнамом продолжали расти, ей был дан наивысший приоритет.

В то же самое время, огромные усилия были направлены на сбор технической и эксплуатационной информации о ЗРК С-75, на основе которой можно было бы найти приемлемое противоядие.

Базовым компонентом советского С-75 была управляемая ракета Guideline и стрельбовая РЛС Fansong. С начала появления этого ЗРК в 1958 году, он неоднократно модернизировался, особенно его стрельбовая РЛС. В 1965 году, в состав ЗРК С-75 входило шесть ПУ ЗУР и одна РЛС способная одновременно наводить три ракеты. Вся система буксировалась тягачами и могла быть развернута за 6 часов.

Ракета имела дальность поражения 23 км, скорость 3,5М и боеголовку весом около 80 кг. Она имела командное наведение — систему, в которой информация необходимая для наведения ракеты передавалась от внешнего источника, в данном случае от РЛС.

В ЗРК С-75 данные целеуказания обеспечивались стрельбовой РЛС, которая захватывала цель и сопровождала ее, работая на частоте между 2,94 и 3,06 ГГц, передавая на ЗУР с помощью УКВ-передатчика команды наведения. Стрельбовая РЛС также, имела режим сопровождения на проходе, в котором используются два луча ориентированных наподобие веера, и которые движутся вверх-вниз подобно взмаху крыльев птицы. Эти лучи излучаются двумя антеннами, ориентированными под прямым углом друг к другу и просматривают небо от уровня земли до очень больших высот, справо налево по дуге шириной 10 градусов каждый. Эта система позволяла обеспечить одновременное слежение в секторе 3–4 км шириной и 3 км глубиной от цели. У ЗРК также имелась и плоская антенна для передачи сигналов управления на ЗУР.

Тем временем как американская промышленность разрабатывала соответствующие системы РЭП, единственным способом выживания для летчиков истребителей-бомбардировщиков была попытка выполнения энергичного маневра с целью увернуться от ракет выпущенных в их направлении!

Собранная информация SIGINT выявила несколько недостатков С-75, которые можно было использовать. Например, ЗУР требовалось целых 6 секунд после пуска, чтобы ее захватила РЛС сопровождения и затем, могла навести на цель. Другим ограничением ЗРК было то, что она плохо принимала радиокоманды управления с земли и медленно их отрабатывала.

Используя слабые места С-75, американские летчики стали делать энергичный маневр, и это немедленно принесло результаты. Это маневрирование заключалось в пикировании в направлении батареи ЗРК сразу же, как только летчик увидит запущенную ракету. После ее начального, почти вертикального старта, ракета меняла направление полета вниз — на цель. В этот момент американский летчик резко тянул на себя РУС, чтобы как можно круче сделать вертикальный набор высоты, летя внутри траектории ракеты. Поскольку ракета была не способна совершить энергичное маневрирование, необходимое для "захвата" цели, американским самолетам обычно удавалось уйти. Однако эта тактика уклонения не всегда работала, поскольку иногда облака закрывали летчику наблюдение ракеты.

К концу 1965 года, американцы, еще более завязшие во Вьетнаме, потеряли около 160 самолетов, большая часть которых была сбита ЗУР ЗРК С-75.

Война на земле Вьетнама для американцев, была также трудна, поскольку она совершенно не соответствовала общепринятым канонам и являлась партизанской войной, принципы которой ясно растолковал лидер КНР Мао Цзэдун:

· Когда противник наступает, мы будем отступать.

· Когда противник останавливается, мы будем ему досаждать.

· Когда противник уклоняется от боя, мы будем его атаковать.

· Когда противник отступает, мы будем его преследовать.

Вьетнам был идеальным местом для подобного рода боевых действий и американцы, которые, по различным причинам, не могли использовать свое ядерное оружие, оказались в трудном положении. Там не было дивизий и полков, сражающихся в открытом бою как раньше, а присутствовали невидимые армии, способные прятаться среди гражданского населения в домах, на полях и главным образом в бесконечных джунглях.

Не находя стоящих того военных и промышленных целей, американцы стали совершать воздушные налеты на линии снабжения противника — наиболее часто, на знаменитую Тропу Хо Шимина, секретный маршрут в джунглях и горах Восточного Лаоса использующийся для доставки грузов из Северного в Южный Вьетнам.

Вьетконг вырыл, в особенности вокруг городов, многочисленные подземные туннели, создав сеть полностью оборудованных укрытий. Многие из этих туннелей имели железобетонные конструкции, центры оказания первой медицинской помощи, склады, пункты управления и т. д.; они имели даже электро и водоснабжение и вентилировались сквозь естественные, проделанные кротами и кроликами отверстия. Входы и выходы в эти туннели были хорошо замаскированы и, после атак партизан, Вьетконг исчезал в них подобно кроликам.

Туннели имели посты наблюдения и часовых для слежения за тем, что происходит снаружи. Когда американцы совершали маловысотный, воздушный налет, Вьетконг готовил свои силы и, как только один или несколько самолетов после захода разворачивались, выскакивали наверх и открывали стрельбу по уходящим самолетам, часто сбивая их.

На первых этапах войны, для выкуривания Вьетконга из своих нор, американцы использовали слезоточивый и, возможно, другие более опасные газы, но, когда известия об этом дошли до США и других стран мира, поднялась волна протеста и вынудила их свернуть эту практику.

После этого американцы обратились к другим методам обнаружения Вьетконга. В одном их таких методов использовались обычные насекомые, которые "чувствовали" человеческую кровь, т. е. те, которых она привлекала. Для приема и передачи "излучения", которое эти насекомые излучали, чувствуя присутствие человека, использовались электронные приборы; затем, эти сигналы усиливались до такого уровня, чтобы их слышали в своих наушниках операторы. Другим средством, использовавшимся для обнаружения вьетконговцев, был прибор, чувствовавший сердцебиение и другие физиологические звуки, генерируемые внутренними органами человеческого тела; затем, они передавались прямо на борт самолетов.

Американцы также разработали и электронный прибор способный обнаруживать сейсмические колебания почвы, вызываемые движущейся техникой и войсками. Эти приборы сбрасывались с самолета, а их антенны, длиной около метра, камуфлировались под окружающую растительность.

Другой тип сейсмических датчиков, названный прибором "контр-проникновения", использовался небольшими подразделениями при пешем патрулировании для предупреждения о подготовленной засаде. Прибор состоял из небольшого размера сейсмометров и приемника, который принимал их сигналы. Подразделения устанавливали и снимали эти приборы самостоятельно. Если бы в зону кто-либо проникнул, то малейшие вибрации почвы, вызванные шагами, обнаружились бы, таким образом, предупреждая американцев о присутствии противника.

С целью выявления присутствия партизан Вьетконга ночью или в густых джунглях, американцы использовали все технические и научные средства имевшиеся в их распоряжении. Одними из них были: приборы способные обнаруживать электромагнитное излучение систем зажигания двигателей, таким образом, показывая присутствие моторизованных колонн; а также магнитные детекторы, обнаруживавшие изменение магнитного поля вызываемого присутствием больших масс металла и способные предупреждать о присутствии вооружений или машин.

Другой искусный метод заключался в проведении химического анализа воздуха с целью определения состава его компонентов на основе того, что человек потребляют кислород, а выдыхают двуокись углерода и азот. Если в каком-то месте присутствовало большое количество вьетконговцев, то в воздухе имелось бы несколько меньшее количество кислорода и большее количество других элементов.

Но, возможно, наиболее диковинными приборами для обнаружения партизан Вьетконга, были приборы излучавшие электромагнитные волны, когда к ним прикасались или, проходя мимо, отодвигали. Их излучение принималось небольшими, соответствующим образом размещенными ответчиками, которые усиливали и переизлучали звуковые волны. Усиленные сигналы принимались компьютером, обрабатывавшим эти данные, и затем передавались командованию.

По причине особенностей рабочих частот этих приборов, почти всегда было необходимо устанавливать релейные станции для ретрансляции их сигналов в центры обработки. Обычно, в качестве радиорелейных станций, использовались специально оборудованные самолеты. Первым самолетом для выполнения этой задачи стал Lockheed EC-121R Super Constellation — огромный транспортный самолет, на борту которого была установлена вся необходимая аппаратура обработки данных этих, разбросанных по всем джунглям, небольших шпионских приборчиков. Самолет, на большой высоте облетал большие районы и, на основе принятых данных, мог направлять на цели истребители.

Однако EC-121R Super Constellation оказался слишком дорогостоящим и, будучи не вооруженным, становился легкой добычей для МиГов противника. Поэтому, они были заменены модифицированными, соответствующим образом оборудованными одно-моторными самолетами авиации общего назначения. По мере затягивания войны начали использоваться и "мини-самолеты" — БПЛА. Кроме того, эти БПЛА выполняли разведывательные и ELINT операции.

Часто, тактическим бомбардировкам ударной авиации США против проникновения Вьетконга сквозь джунгли, предшествовали операции специализированных самолетов, оборудованных резервуарами с химическими дефолиантами, которые распылялись на растительность. Эти действия облегчали задачу летчикам ударной авиации, но почти непоправимо губили растительную и животную жизнь.

Обработка данных полученных от различных типов датчиков играла важную роль и в тактической, и в стратегической войне во Вьетнаме. Следующий эпизод, о котором говорилось в докладе командования США, дает понимание тактического использования такой обработки.

В районе, непосредственно к югу от границы между Южным и Северным Вьетнамом, система датчиков выявила присутствие просочившегося в этот район подразделения противника, которое направлялось к гористой местности названной военными "Высотой 881". Информация о передвижении этого подразделения, вместе со знанием тактики действий партизан, позволила командованию США в этом районе точно определить маршрут его движения. В результате, когда противник занимал исходные позиции для атаки, он был накрыт мощным обстрелом артиллерии американцев, спешно переброшенной на соответствующие позиции.

Однако наиболее важным вкладом центров обработки данных было стратегическое противоборство, главным образом методом проведения операций изоляции с тем, чтобы остановить перетекание людей и снаряжения по Тропе Хо Шимина — жизненно важной артерии Вьетконга. В противоположность значению слова "тропа", это была не одна дорога, а их сеть, которая пересекала границу Вьетнама с Лаосом в полосе 100 км. Существовало две основные тропы длиной почти 500 км каждая, идущие с севера на юг и пересекающиеся под углом 90 градусов боковыми дорогами, что позволяло их очень гибко использовать.

Чтобы избежать большой концентрации техники, которая привлекла бы внимание самолетов США, уже уничтоживших много мостов, узловых пунктов дорог и складов МТО, северо-вьетнамцы решили разделить тропу на сектора, за каждый из которые несло ответственность свое командование. Каждое командование имело свои собственные автомашины и водителей, знавшие каждый сантиметр своего участка и которые могли, поэтому, очень быстро уходить с маршрута при малейшем знаке опасности. Однако недостатком этой системы было то, что автомашины приходилось перегружать в конце каждого сектора, а грузы хорошо укрывать до момента их повторной загрузки на машины другого командования. Естественно, что эти операции, всегда проводились ночью. Для такой транспортировки была создана соответствующая инфраструктура, включая, места отдыха и пункты перевалки, а каждая транзитная станция прикрывалась ЗРК и ЗАК.

Первые попытки перерезать эту пуповину, соединяющую Северный Вьетнам, методом "ковровых бомбежек " всей тропы были не очень эффективны. Поэтому, американцы, перешли к тактике "выборочного бомбометания", для которого сначала необходимо было точно определить координаты цели и ее опознать. Это стало делаться как раз на том этапе войны, когда американцы начали интенсивно использовать различные, описанные выше, приборы детектирования. После обнаружения движущейся по тропе колонны автомашин и определения ее местоположения, колонна находилась под пристальным наблюдением, и вычислялось время ее прибытия к месту назначенной атаки. Вдоль маршрута создавался целый ряд контрольных точек из различного типа датчиков: электрических, магнитных, ИК и т. д. Где это было возможно, датчики устанавливались специалистами; в других случаях они сбрасывались с самолетов прикрепленными к вонзавшимися в землю металлическим прутам.

Информация, собранная системой Igloo White ("Иглу Уайт"), передавалась в центр наблюдения для обработки компьютерами со специальным программным обеспечением и коррелировалась с данными других источников — дезертиров и агентуры. Таким способом, стало возможным прогнозировать продвижение колонны, оценить ее примерную скорость, количество и типы автомашин входящих в ее состав. Если, в определенной точке, вычисленная скорость слишком отличалась от средней, то можно было прийти к заключению, что в этом месте находится перевалочная база и база отдыха. Для более точного определения ее координат, могли сбрасываться дополнительные датчики, обычно, акустического или ИК-типа, которые могли обнаруживать ИК-энергию, излучаемую машинами и человеческими телами противника (см. также Главу 18).

Как только местоположение устанавливалось, центр наблюдения передавал обработанную информацию или непосредственно, или через самолет-ретранслятор на ударные самолеты. Эта информация вводилась в их БЦВМ для навигации и вычисления курса летчиками, которым им следовало лететь для атаки колонны.

В 1966 году, Вьетнамская войны стала разрастаться и, кроме целей вдоль "Тропы Хо Шимина", американцы начали наносить удары по другим целям. Часто, новые цели находились значительно севернее, а иногда всего в 10 км от столицы ДРВ — Ханоя. Поскольку расстояние, которое американским самолетам приходилось пролетать увеличилось, и полезную нагрузку, которую они были способны нести, приходилось уменьшать, стали применяться стратегические бомбардировщики В-52 имевшие огромную бомбовую нагрузку. Они были оборудованы очень совершенным, электронным оборудованием и летали настолько высоко, что Вьетконг даже и не слышал звука их полета. В результате, бомбежки заставали Вьетконг врасплох и вызывали значительные разрушения их линий коммуникаций.

1966 год стал годом начала интенсивных боев над Северным Вьетнамом между МиГами и F-4, подобных тому, который произошел 23 апреля между 16 МиГами (14 МиГ-17 и 2 МиГ-21) и 14 F-4. Истребители F-4, вооруженные ракетами AIM-7 Sparrow с пассивной РЛ ГСН, AIM-9 Sidewinder с ИК ГСН и подвесными контейнерными с 20-мм пушками, были быстрее и, что более важно, имели лучшую маневренность, чем МиГ-21, не говоря уж об устаревших МиГ-17. Но наиболее страшным врагом F-4 не был ни один из них. Реальную опасность представлял ЗРК С-75.

В начале 1966 год электронная промышленность США выпустила бортовое оборудование РЭБ способное обнаруживать импульсное излучение стрельбовой РЛС и своевременно предупреждать летчика о том, что его самолет сопровождается и, в пределах 4 секунд, по нему может быть выпущена ЗУР. Оборудование СПО строилось на "детекторном методе" обнаружения сигнала и настраивалось на частотную полосу РЛС противника. Как только СПО обнаруживала излучение РЛС С-75, летчик получал немедленное предупреждение.

Сначала, СПО были оборудованы модифицированные бомбардировщики В-66. Во время налетов, оснащенные СПО В-66, шли впереди ударной группы, предупреждая ее при обнаружении излучения РЛС с тем, чтобы обеспечить ей время на выполнение соответствующего противозенитного маневра. Дальнейший прогресс в электронике привел к созданию меньшей по размерам СПО, которая могла устанавливаться непосредственно на ударных самолетах, хотя ее установка все еще была затруднительна ввиду ограниченного внутреннего пространства таких самолетов.

Когда антенна СПО принимала электромагнитное излучение РЛС, приемник системы немедленно посылал сигнал в компьютер, который сравнивал его основные характеристики с хранящимися параметрами, полученными во время шпионских полетов. Если характеристики принятого сигнала соответствовали сигналу С-75, то приемник настраивался на него и на приборной панели летчика загоралась красная, предупредительная лампочка и летчик слышал в наушниках своего шлемофона звуковой сигнал, соответствующий частоте следования зондирующих импульсов РЛС. Когда же стрельбовая РЛС переходила из режима "поиск" в режим "захват", тон сигнала внезапно менялся и усиливался вследствие увеличения частоты следования импульсов. В то же самое время, СПО индицировала сектор-квадрант направления прихода сигнала, а следовательно, и ракеты.


Американские летчики, звук, который они слышали в своих шлемофонах, назвали "SAM song" ("песня ЗРК"). Заслышав ее, они знали, что ракета уже летит к самолету и нужно немедленно делать противозенитный маневр.

На некоторое время, после принятия на вооружения новых СПО, потери авиации США во Вьетнаме снизились. Однако как только из России поступили модернизированные С-75, ситуация вновь стала неблагоприятной для американцев. Американских летчиков, больше не удовлетворяло наличие на борту их самолетов СПО, позволявшей им в самое последнее мгновение прибегнуть к противозенитному маневру — маневру, который становился все более и более опасным, поскольку Вьетконг проанализировав тактику, часто заводил американцев в зону действия другой батареи ЗРК, незамедлительно запускавшей свои ракеты (ракетная ловушка).

Через несколько месяцев, из США, стали поступать ракеты способные уничтожать всю батарею ЗРК С-75, не подвергая при этом большому риску летчиков. Это была противо-РЛ ракета AGM-45 Shrike, которая с помощью электроники, размещенной в ее носовой части, была способна наводиться по излучаемому лучу на РЛС противника, которую затем и поражала.

Новая американская тактика уничтожения ракетных батарей С-75 с помощью Shrike, заключалась в вылете от двух до четырех двухместных самолетов, обычно F-105 Thunderchief или F-4 Phantom. На борту каждого самолета находился оператор РЭБ, задача которого заключалась в обнаружении и определении местоположения батарей С-75 с помощью СПО, устанавливающей направление прихода излучения РЛС, и в наведении на нее летчика до момента входа в зону пуска Shrike. В этот момент у С-75 не оставалось шансов, поскольку излучение ее РЛС неминуемо привлекало ракету, которая затем ее и уничтожала.

Эта задача была названа Wild Weasel ("Уайлд Уизл") и принесла значительные успехи. В результате эффективного применения Shrike и СПО, отношение потерь американских самолетов к запущенным вьетконговцами ЗУР, значительно уменьшилось. В 1966 году, С-75 сбили только 40 американских самолетов, против очень большого количества разрушенных батарей С-75, не смотря на тот факт, что батареи С-75 были значительно усилены. В соответствии с американской статистикой, в 1965 году один самолет сбивался 10 ракетами, тогда как в 1966 году это количество возросло до 70 (см. диаграмму на стр.163).

В 1967 и 1968 годах, на истребителях-бомбардировщиках США стали устанавливаться более компактные оборонительные устройства. Основной проблемой оснащения самолетов был недостаток места внутри их фюзеляжей. Проблема была решена их установкой на внешней подвеске, в металлических контейнерах, подвешиваемых под крылом или фюзеляжем.

Первым типом такого устройства, установленного таким способом, был обычный передатчик шумовых помех. В дальнейшем самолеты стали оснащаться более совершенными передатчиками; они были способны оценивать степень угрозы представляемую различными РЛС, устанавливать приоритеты и, в соответствии с ними, вести постановку помех. Также, в контейнерах, с подобными возможностями оценки, были установлены и автоматические диспенсеры ПРЛО.

Возможностями новых средств РЭП воспользовались и огромные бомбардировщики В-52, хотя и не прямо, поскольку они всегда, во время своих налетов на Северный Вьетнам, эскортировались самолетами Wild Weasel.

Однако, господство американцев в воздухе, не трансформировалось в господство на земле. Вьетконг, контролировал все больше и больше территории Южного Вьетнама и попытки ослабить поддержку Вьетконга методами информационной войны, оказались безуспешными. Эта "психологическая война" заключались в сбрасывании тысяч пропагандистских листовок; приходе в деревни для бесед с ее жителями; использовании специальных приборов, излучавший ужасающий шум в надежде, что Вьетконг подумает, что это злые духи лесов; установке громкоговорителей на самолетах низко летающих над деревнями; подстрекательстве к сдаче в плен; использовании вьетнамских дезертиров в попытке убедить своих товарищей дезертировать и вернуться к своим семьям.

Однако эти формы психологической войны не имели большого успеха. Вьетконг, с большим успехом, регулярно обстреливал из своих минометов американские авиабазы и уничтожал множество самолетов и вертолетов.

В 1967 году, пытаясь выдавить Вьетконг из Южного Вьетнама, где он стал приобретать большее влияние, американцы решили начать бомбежки Ханоя — столицы Северного Вьетнама, и Хайпонга — самого крупного порта ДРВ. Авиабазы, где базировались МиГ-17 и МиГ-21, также стали целями воздушных налетов, однако вскоре, правительство ДРВ, перебросило эти самолеты в аэропорты Китая, откуда они могли свободно действовать, не опасаясь атак. Вскоре после этого, Северный Вьетнам усилил свою систему ПВО вооружением и оборудованием, поставленным Россией и Китаем. Эта система ПВО состояла из ЗРК С-75, ЗА и самолетов-истребителей, действия которых координировались с единого пункта управления.

Видя успех американских ударов Wild Weasel по ЗРК С-75, северо-вьетнамцы увеличили численность ЗА оснащенных стрельбовыми РЛС, пока их не стало 10 000 единиц. Причина большей части потерь авиации в 1967 году, действительно, объяснялась огнем ЗА во время бомбежек мостов, военных баз и предприятий с малых высот.

Позиции ЗРК С-75, главным образом, концентрировались вокруг Ханоя для его защиты от высотных В-52: к тому времени осталось боеспособными лишь 30 батарей С-75. В целом, система ПВО Северного Вьетнама была комплексной и хорошо организованной, прикрывала почти всю территорию страны и действовала с беспрецедентной эффективностью.

Ожесточенная борьба между американскими самолетами и системой ПВО приостанавливалось снова и снова, когда американцы прекращали воздушные налеты в надежде разрешить конфликт политическими методами, что позволило бы им выйти из этой грязной войны, становившейся в США все более и более не популярной.

Однако война продолжалась и в бои над Северным Вьетнамом были брошены самолеты F-4 Phantom и A-4 Skyhawk с авианосцев ВМС США "Китти Хок" и "Тикондерога". Обычно, эти самолеты эскортировались самолетами РЭП: EA-1A (AD-5Q) "Queer Spad" (Skyrader) и EA-3A (A3D-1Q) Skywarrior, оборудованных самыми совершенными средствами РЭБ, которые значительно облегчали прорыв ПВО противника.

Поскольку разрушения, вызванные ночными минометными обстрелами Вьетконга, американских аэродромов в Южном Вьетнаме увеличились, самолеты ВМС США стали отвечать тем же. В Тонкинском проливе находилось 25 кораблей 7-ого флота США, четыре из которых были авианосцами и имели на борту в общей сложности 600 самых современных ударных/штурмовых самолетов.

Однако вскоре стало очевидно, что эффект эскортирования самолетами РЭБ, которые обычно были медленнее ударных самолетов, был незначителен и далее не снижал потерь. Для этого было необходимо улучшить бортовое электронное оборудование самих ударных самолетов.

Поэтому, были усовершенствованы СПО, поскольку летчики ударных самолетов нуждались в системе предупреждения способной точно оценивать и немедленно определять природу угрозы лежащей за перехваченным излучением РЛС. Где бы летчик не прорывал воздушное пространство, он знал, что рано или поздно он будет "подсвечен" стрельбовой РЛС; в стрессовой ситуации налетов палубной авиации задача интерпретации предупреждающей индикации и незнакомых звуковых сигналов оборудования РЭБ, должна была быть столь же быстрой, как и простой. Оборудование также, должно было быть максимально надежным, поскольку его отказ в боевой обстановке означал бы потерю самолета.

Поэтому, американцы, приступили к производству нового поколения средств РЭБ, которое значительно превосходило предшествовавшее поколение. В частности, был создан целый ряд более мощных бортовых передатчиков помех, способных полностью подавить все типы РЛС, а также были усовершенствованы и приемники перехвата сигналов. Супергетеродинные анализаторные приемники, использовавшиеся совместно с автоматическими системами корреляции времени/визуализации угрозы, на практике, оказались очень эффективными.

В течение следующих нескольких лет, менялось и командование, и стратегия США, но частота и интенсивность ночных нападений и засад Вьетконга возрастала. Налеты бомбардировщиков В-52 на Ханой и Хайпонг стали более частыми и более интенсивными, но снова часто приостанавливались.

Русские поставили северо-вьетнамцам новые батареи С-75, особенностью которых была новая РЛС Fansong (по меньшей мере было 7 модификаций этого ЗРК). Основным отличием второй модификации от первоначального варианта было то, что она работала на более высокой частоте — 4,91-4,99 ГГц и 5,01-5,09 ГГц, вместо 2,965-2,99 и 3,025-3,06 ГГц.

Русские также, внедрили и новый тип контр-РЭП, в котором использовалась очень оригинальная и эффективная новая техника сканирования, в которой "не-сканирующий" луч использовался для подсветки цели, а отраженный сигнал принимался сканирующей антенной, не излучавшей энергии. Эта остроумная методика, названная "Лепесток только на прием" (LORO), оказалась очень эффективной и показала, каких успехов русские добились в области РЭБ. И снова, жизнь американских летчиков усложнилась. А тем временем воздушные налеты бомбардировщиков В-52 на Ханой и Хайпонг стали более интенсивными.

Кроме того, северо-вьетнамцы внедрили и свое собственное изобретение — очень простую, но эффективную электронную "ловушку" для бомбардировщиков В-52. Эти американские самолеты, базирующиеся на острове Гуам, посередине Тихого океана, имели мало шансов менять маршрут полета, чтобы достичь Ханоя или Хайпонга и, поэтому, зная их маршрут, северо-вьетнамцы расположили вдоль него простые передатчики для имитации присутствия РЛС Fansong. Они включались при подлете американских самолетов, вынуждая их запускать противо-РЛ ракеты. Этот обман работал прекрасно, и часто, американцы расходовали против ложных целей весь свой запас противо-РЛ ракет, что делало их уязвимыми над целью и на обратном маршруте от атак С-75.

Американцы сразу же поняли недостатки оборудования РЭП своих бомбардировщиков В-52, и особенно их передатчиков помех, которые оказались неприспособленными для полетов на таких больших высотах. Они приступили к модификации существующего оборудования и установке диспенсеров ПРЛО. Однако северо-вьетнамцы ответили на это противодействие наделением своих РЛС способностью менять рабочую частоту при малейшем признаке постановки помех; этот метод контр-РЭП называется frequency agility (быстрой перестройкой частоты или БПЧ).

Тем не менее, потери В-52 в ходе операции Linebacker 2 ("Лайнбекер 2") — бомбежке Ханоя и Хайпонга, значительно уменьшились. В течение 700 их вылетов, сильная и совершенная ПВО Северного Вьетнама, выпустила по самолетам около 1 000 ракет, но сбила всего 15 бомбардировщиков, что составило потери 1,5 %. Командование ВВС подсчитало, что, если бы В-52 не были оборудованы всем современным оборудованием РЭП, то число сбитых самолетов, в ходе этой операции, составило бы не менее 75. А колебания верхнего и нижнего пределов потерь истребителей-бомбардировщиков точно коррелируются с появлением новых систем оружия и средств РЭП.

На этом этапе войны, авиация США была единственным средством оказания давления и принуждения правительства ДРВ начать переговоры и положить конец войне. На земле, американцы оборонялись, и война, с политической точки зрения, уже была проиграна.

Однако 1968 и 1969 годы были успешными для Северного Вьетнама не только на земле, но и в воздухе, главным образом вследствие широкомасштабного усиления ПВО. Только за один месяц, американцы потеряли около 90 самолетов, большая часть которых была сбита во время налетов на ДРВ. 1 мая 1968 года, потери в таких налетах достигли пика — 400 самолетов.

С 1970 года и далее, до самого конца войны, потери самолетов прогрессивно снижались, главным образом, вследствие мер предпринятых для облегчения прорыва ПВО противника. Технический прогресс привел к совершенствованию бортового оборудования РЭБ, особенно СПО, в которых стали применяться цифровые и гибридные микросхемы, специализированные СВЧ-элементы. В этот период промышленностью была выпущена первая, управляемая компьютером СПО, способная одновременно и мгновенно анализировать параметры перехваченных электромагнитных сигналов.

В 1971 году, на вооружение поступил новый самолет Grumman EA-6 Prowler, специально предназначенный для РЭБ. Кроме СПО, он был оборудован мощными передатчиками помех для подавления обзорных РЛС в момент атаки истребителями-бомбардировщиками батарей ПВО. Во время этих операций, самолет-постановщик помех оставался в зоне барражирования, вне дальности поражения ЗУР противника и, по этой причине, этот способ постановки помех был назван Stand-Off-Jamming (постановкой помех из зон барражирования).

И, наконец, американцы оборудовали свои самолеты оборудованием принадлежащим новому поколению: "умными" или передатчиками имитационных помех. Эти средства были способны вводить в заблуждение противника, создавая на экранах его РЛС метки несуществующих целей, дающих ложные данные о дальности, курсе и скорости реальной цели. Это привело к тому, что ЗУР стали наводиться на не существующие цели.

Однако, не смотря на такое большое количество новых, совершеннейших изобретений в военных технологиях, американцам, после того как они прямо или косвенно втянулись в эту "полу-войну" с Вьетнамом почти на десять лет, пришлось быстро и окончательно вывести свои войска из этой горячей точки Юго-Восточной Азии.

Несомненно, что применение РЭП в течение всей войны вело к уменьшению потерь. В начале войны уровень потерь был 14 %, а в ее конце упал до 1,4 %. Однако, это уменьшение не происходило прогрессивно. Когда северо-вьетнамцы переходили на оружие управляемое новыми типами РЛС, потери США росли, но когда американцы, в ответ, устанавливали новое оборудование РЭБ, они снова начинали падать.

Таким образом, противоборство между РЛС и РЭП и между РЭП и контр-РЭП ясно демонстрирует динамичный характер РЭБ.

Оглавление книги


Генерация: 0.491. Запросов К БД/Cache: 3 / 1