Глав: 24 | Статей: 47
Оглавление
В наше время практически каждый знает все, что происходит в бою между самолетами, танками, истребителями и подводными лодками. Эту технику видели все и знакомы с ее действием или непосредственно, или по фильмам и телепередачам. Однако упоминание о РЭБ обычно вызывает довольно неопределенное понимание этого вида борьбы, которая ведется в эфире и касается радио и радиолокационного излучения. Что же в действительности такое РЭБ? Что это за таинственная деятельность, о которой так много говорится и которая идет не прекращаясь даже в самые спокойные моменты мирного времени?

Опубликовано в США в 1985 году издательством

.

Blandford Press Ltd

Оригинал опубликован в Италии в 1981 году издательством

Mursia as La Guerra Elettronica.

Расцвет РЭБ

Расцвет РЭБ

Австрийцы были первыми кто понял, что перехват радиопередач противника, является превосходным средством получения политической и военной разведывательной информации, приобретение которой, ранее достигалось только посредством дорогостоящего и опасного шпионажа. Действительно, в 1908 году, когда возник политический кризис с Италией, в результате аннексии Австро-венгерской Империей Боснии и Герцеговины, австрийцы перехватывали и дешифровали итальянские радиопередачи, и быстро использовали добытую с помощью электроники разведывательную информацию для формирования своей внешней политики.

В 1911 году, во время Итало-турецкой войны, австрийцы еще раз продемонстрировали возможности своих разведслужб. Все так же сильно интересуясь итальянскими политическими и военными делами, австрийцы перехватывали все радиопередачи между Римом и Триполи о том, где высадились итальянцы, которые и обеспечивали их информацией о ежедневном передвижении итальянских войск и ходе боев.

Несомненно, впервые в истории, использование технических средств (радио) вместо традиционной агентуры и конных разведывательных разъездов позволило пристально следить за ходом кампании ведущейся за сотни километров.

Другой страной, которая подобно Австрии всегда культивировала в войне искусство шпионажа, была Франция. В годы предшествовавшие Первой мировой войне французская разведка овладела искусством перехвата и записи всех радиопередач, которые передавались иностранными посольствами в Париже своим правительствам и все дипломатические сообщения приходящие из-за границы.

Выдающимся примером французского электронного шпионажа стал перехват длинного сообщения переданного немецкому послу в Париже из Министерства иностранных дел Германии, в котором содержалось нота об объявлении войны, предназначенная для передачи правительству Франции. Французы, уже взломавшие код, которым было зашифровано сообщение, не только перехватили отправленное сообщение, но и исказили ее содержание до такой степени, что посол Германии сначала не смог ничего в нем понять, а французы тем временем получили драгоценное время для приготовления к мобилизации.

Во время Первой мировой войны перехват дипломатических радиограмм достиг невероятных размеров. Британские разведслужбы взломали сверхсекретные немецкие коды и в течение трех лет имели возможность перехватывать и дешифровать все сообщения, которые Министерство иностранных дел Германии посылало своим зарубежным посольствам. Британцам удалось держать это в тайне и лишь слегка намекнуть об этом своим американским союзникам, когда немцы, которые совсем не подозревали об утечке информации из своих разведслужб, пытались подтолкнуть Мексику вступить в войну обещанием содействия в аннексии американских штатов Техас, Аризона и Нью-Мексико.

Однако с электронной точки зрения, Первая мировая война запомнилась главным образом несколькими важными событиями, которые могут рассматриваться как истинное начало РЭБ.

В 1914 году, сразу же после того, как Великобритания объявила войну Германии, в Средиземном море произошло примечательное событие. Британский крейсер "Глочестер" скрытно следовал по пятам за немецкими крейсерами "Гоэбен" и "Бреслау", которому был отдан приказ, сообщать по радио обо всех передвижениях немецких кораблей в Адмиралтейство в Лондоне. Затем, Адмиралтейство могло бы отдать приказ своему Средиземноморскому флоту перехватить и уничтожить два немецких крейсера: однако к сожалению, британцы понятия не имели, каким маршрутом пойдут крейсеры, поскольку они могли проследовать в Италию, в то время нейтральную, или пойти в дружественные турецкие порты. Радиопередачи между "Глочестером" и Адмиралтейством были перехвачены немецкими крейсерами, которые улучшив момент решили оторваться от своих преследователей, расстроив их радиосвязь. Они сделали это, передавая хаотический шум на рабочей частоте британцев. Британцы меняли частоты радиопередач несколько раз, но безрезультатно. Немецкие корабли внезапно изменили курс и полным ходом направились в дружественные территориальные воды турецкого пролива Дарданеллы.

Этот случай постановки помех радиосвязным средствам может рассматриваться как первое реальное применение РЭБ, поскольку впервые в истории электромагнитные волны использовались не для связи, а для создания помех радиосвязи противника.

РЭБ использовалась также, хотя и менее явно, на фронтах Европы. За несколько лет до начала Первой мировой войны, Австрия и Франция создали специальные подразделения, которые перехватывали армейские радиосообщения. Германия не организовывала такой службы в течение первых нескольких месяцев войны, что довольно странно, поэтому Австрия снабжала немецкую разведку драгоценной информацией выуживаемой из перехваченных радиосвязных сообщений противника. Справедливости ради следует отметить, что и множество других стран также как и Германия, не спешили понять важности перехвата радиопередач противника.

Русские, несмотря на свой опыт 1904 года, были особенно несведущи и наивны в использовании радио. В начале войны, они, казалось, даже не понимали, что радиопередачи могут приниматься любым, кто может слушать на той же самой частоте. Перехват немцами радиограмм, которые передавались обычным русским языком, без кода, внес большой вклад в победу генерала Гинденбурга над русскими в сражении при Танненберге. Позже, русские поняли, что свои сообщения необходимо передавать кодом, однако опытным австрийца удавалось быстро взломать их коды и дешифровать радиограммы. Поэтому, немцы ежедневно получали информацию о передвижении русских войск на Восточном фронте вплоть до большевистской революции 1917 года и Перемирия.

Французы, также были хорошо организованны в этой области и с самого начала Первой мировой войны перехватывали и дешифровали радиопередачи немцев, которые подобно русским на Восточном фронте, необъяснимо совершали разнообразные серьезные ошибки в использовании радио.

К этому времени командования различных стран и их штабы начали понимать и должным образом оценивать оперативные преимущества, которые могут быть получены от перехвата радиопередач противника и требовали большей поддержки этой новой области. Таким образом, родился электронный шпионаж — деятельность, которая должна была играть все более и более важную роль в современной войне.

И хотя прошло всего лишь пятнадцать лет с того момента, как Гильермо Маркони изобрел радио, оно уже эволюционировало до такой степени, что могло эффективно использоваться на кораблях, самолетах, стационарных и мобильных наземных станциях. Это и было сделано перед самым началом Первой мировой войны, но скоро стало понятно, что электронный шпионаж требует оборудования, которое должно быть более чувствительным, чем приемники обычного пользования.

Цель состояла в том, чтобы перехватывать, записывать и анализировать все сообщения передаваемые противником обычным и зашифрованным текстом, включая и те, которые были едва обнаруживаемы (принимаемы). Для дешифровки кодированных сообщений использовались дешифровщики. Им, для этой работы, необходимо было перехватить как можно больше кодированных сообщений противника. Статистические методы, типа подсчета количества характерных фраз таких как "в ответе на" или "ничего нового", обеспечивали информацией, которая была чрезвычайно полезна для взлома кода противника. Однако для сбора необходимых сведений, не всегда было обязательно расшифровывать все кодированное сообщения противника. Жизненно важная информация о расположении противника и его намерениях почти всегда могла быть получена при начальном анализе радиосообщений. Для улучшения приема радиопередач противника, приемные устройства были оборудованы усилителями, в которых было применено совсем недавно сделанное изобретение — электронная или усилительная лампа.

Чтобы перехватывать радиопередачи противника, первое, что необходимо сделать, это, очевидно, найти частоту, на которой ведет радиопередачи противник. Поэтому, в военное время она часто меняется для сохранения тайны и высококвалифицированным операторам, проводящим часы, настраивая свои приемники, требуется большое терпение, чтобы ее найти. Как только частота будет обнаружена, все радиопередачи принимаются и записываются до тех пор, пока противник не изменит частоту.

В первые годы Первой мировой войны частоты, которые обычно использовались для радиосвязи, лежали между 150 и 750 кГц. Было известно, что частота определяет многие аспекты радиопередачи, главным образом относящиеся к дальности, но также и то, что чем выше частота, тем меньшего размера может быть радиопередатчик. Другими словами, параметры и размеры радиопередатчиков зависели от используемой частоты. Таким образом, во многих случаях высокие частоты использовались для того, чтобы можно было создать небольшие по размерам радиопередатчики для их установки, например, на самолетах. К концу Первой мировой войны использовались частоты между 750 кГц и 1 МГц и эта тенденция прогрессировала, поскольку каждая сторона старалась усложнить противнику перехват своих радиопередач.

В течение Первой мировой войны обе стороны также экспериментировали и с электронным обманом в его самых простых формах, типа ведения ложных передач, фиктивных обменов радиограммами и других подобных уловок для введения в заблуждение противника.

Сообщения, передаваемые по проводным линиям связи были также уязвимы к перехвату противником. На фронте, между подразделениями, телефон был обычным средством связи и поэтому были изобретены хитроумнейшие способы подслушивания связи противника. Во время окопной войны, войска главным образом использовали однопроводные, с заземлением телефонные системы. Поскольку единственный провод находился на своей территории, то военное командование было убеждено, что противник мог подслушать их разговоры, только непосредственно подключившись к линии. Их нисколько не волновало подслушивание и, поэтому, они не предпринимали никаких мер предосторожности. Это убеждение, как оказалось, было полностью необоснованным и первым кто узнал об этом был Британский экспедиционный корпус во Франции, который уже в 1915 году начал понимать, что немцам удается предвидеть и препятствовать их операциям с раздражающей регулярностью. Все выглядело так, как будто немцы получали копии приказов о запланированных наступлениях британских войск!

На самом же деле, немцы создали аппарат, который посредством сети медных проводов или металлических прутов, вкопанных как можно ближе к линиям противника, мог принимать даже самые слабые токи, создаваемые заземлением британской телефонной системы. Блуждающие токи заземления и утечки принимались и усиливались с помощью недавно изобретенной, очень чувствительной усилительной лампы. Таким образом, немцы имели возможность воспользоваться бессистемным применением противником телефонов, перехватывая их сообщения через заземление.

Как только эта оригинальная система была обнаружена, британцы немедленно придумали противоядие — аппарат, способный блокировать распространение звука через землю в пределах некоторого радиуса от источника излучения. Это устройство не только положило конец перехвату противником телефонных разговоров, но также и привело к разработке новой системы перехвата телефонных разговоров через землю. Новая система, которая стала применяться в следующем году и имела большое количество электронных ламп и других сложнейших технических устройств, была способна перехватывать телефонные разговоры на расстоянии 4 — 5 000 метров.

В течение последних двух лет войны такие системы телефонного подслушивания стали настолько эффективными, что на Западном фронте, военные командования различных стран понимая недостатки телефона, значительно ограничили его использование.

С самого начала войны военные инженеры и специалисты посвятили свои усилия созданию более сложного оборудования предназначенного не только для улучшения связи между своими подразделениями, но также и для обнаружения и определения местоположения радиостанций противника. Это стало возможным после изобретения радиогониометрической системы итальянским ученым профессором Артомом, который обнаружил свойство "ориентации" рамочной антенны; то есть способности такой антенны самоориентироваться на направление прихода электромагнитного излучения.

Антенна Артома использовалась в радиопеленгаторе Беллини-Този, который состоял из двух перекрещивающихся рамок и был идеален для обнаружения направления прихода радиоизлучения на средних и длинных волнах. Гильермо Маркони, за несколько лет до этого переехавший в Англию, усовершенствовал метод изобретенный его соотечественником Артомом, использовав новый, чрезвычайно чувствительный ламповый усилитель, способный принимать даже самые слабые сигналы, которые обычные детекторные радиоприемники не были способны обнаружить. Уже в 1914 году новое оборудование позволило начать перехват электромагнитного излучения противника и определять направление его прихода и, таким образом, определить местоположение радиопередатчика. Радиопеленгатор, таким образом, стал неоценимым инструментом электронного шпионажа и получения информации о противнике. В те дни использование радио вооруженными силами было не столь широко распространено, поэтому определение местоположения радиостанции противника почти всегда указывало на присутствие в этом районе большого воинского подразделения; кроме того, дислокация радиостанций давала очень ясное представление об организации фронта противника, а изменение координат радиостанций — довольно точную картину передвижения войск. У французов и британцев эта область деятельности была особенно хорошо организована и, начиная с 1915 года, они начали использовать эффективные радиогониометрические системы перехвата, которые позволяли им определять местоположение крупных подразделений противника, передвижение войск и планы наступлений. Все это очень способствовало успеху Союзников в изматывании противника и принуждении его действовать в статическом положении, что сильно его истощало.

Радиопеленгатор принес наибольшие успехи в морских операциях Первой мировой войны. Британцы в особенности достигли выдающихся успехов в определении перемещения немецких подводных лодок, которым было необходимо всплывать и передавать информацию своему командованию. Большое количество потопленных в те дни подводных лодок можно следует отнести к применению британцами радиопеленгаторной системы, которая снабжала противолодочные корабли информацией о передвижении подводных лодок противника. Фактически, британцам было не трудно получить такую информацию, поскольку немецкие подводные лодки, пользуясь радиосвязью, не предпринимали никаких мер предосторожности. Оборудованные мощными передатчиками, работающими на частоте 750 кГц, немецкие подводные лодки всплывали в установленное время для передачи длинных сообщений своему командованию. Эти радиограммы были довольно стереотипны, что очень облегчало работу не только дешифровщиков, но также и британских операторов радиопеленгаторов, которые определяли направление излучения радиопередач и точное местоположение подводных лодок.

Технический прогресс в области радио и в смежных с ним областей, сделал возможным создание небольших по размерам и более легких радиопеленгаторов, которые могли переноситься секретными агентами. Аппарат такой разработки использовался немцами при налетах их дирижаблей на Англию.

Когда немцы начали ночные бомбежки Лондона, они поняли, что им придется решить проблему достижения цели в темноте. Сначала, на немецких дирижаблях использовали астронавигационные системы, но их применение оказалось неудовлетворительным вследствие непригодности самих дирижаблей для этой цели и метеоусловий: тумана и облаков. Так что немцы отказались от этих систем и перешли вместо них на большой дальности систему радионаведения, в которой использовалась сеть передатчиков, установленных в Германии. Однако и эта система оказалась неэффективной, поскольку бортовые приемники не имели достаточной точности, расстояние было большим, и возникали ошибки вызванные многолучевым приемом ночью.

В конце концов, немцы забросили в Англию секретных агентов, которые прямо в домах на окраинах Лондона устанавливали портативные радиомаяки. Оттуда они имели возможность наводить дирижабли на цели с достаточной точностью, несмотря на темноту и туман. Однако присутствие в эфире странных электромагнитных сигналов незадолго перед бомбежками скоро вызвало подозрения у британской секретной службы, которая используя радиопеленгаторы, установленные на автомашинах, начала систематический поиск источников такого излучения.

Немецкие дирижабли совершали серьезные ошибки, пользуясь радиосвязью. Они, так же как и подводные лодки, всегда передавали на одной и той же частоте и всегда использовали один и тот же код для связи с наземными станциями. И, кроме того, они летали на довольно малой скорости. В целом, британцам не составляло особого труда узнавать, когда будет совершен налет на Лондон. Британцам также достаточно легко удавалось узнать в каких зданиях расположились немецкие агенты и арестовать их. Вместо демонтажа таких конспиративных радиопередатчиков, британцы однако использовали их на следующую ночь для наведения дирижаблей на безлюдные районы на побережье Северного моря, где их поджидали британские самолеты-истребители. Результатом стало полное уничтожение немецких дирижаблей.

После этого дирижабли больше не использовались в качестве бомбардировщиков, поскольку немцам стало более чем очевидно, что они чрезвычайно уязвимы от истребителей противника. Вместо них для бомбардировок Лондона стали использоваться самолеты-бомбардировщики Gotha, а дирижабли перевели на выполнение вспомогательных задач.

Наиболее интересной и успешной операцией, когда-либо проведенной британской сетью радиопеленгаторов, была операция, проведенная как раз перед началом величайшего Ютландского морского сражения. В 1916 году британское общественное мнение выражало серьезное недовольство по поводу пассивного поведения Великого флота, который не сумел воспрепятствовать вторжениям немецкого флота в различные прибрежные районы Великобритании. Горькая память о сражении у Доггер банки, в котором адмирал немецкого флота Хиппер успешно уклонился от британского флота под командованием адмирала Битти, причиняла боль душам именно тех, кто чувствовал, что они владеют морями и они требовали мести! Однако географическое положение, расстояния между базами и другие важные факторы были в пользу немецкого флота, которому всегда удавалось "нанести удар и скрыться" до появления британцев. Это была проблема необходимого времени, которую трудно было решить.

На конец мая того же года немцы запланировали проведение крупнейшего нападения с моря на британское побережье, в котором планировалось использовать подводные лодки и дирижабли. Для того, чтобы предотвратить обнаружение выхода их флота из порта британской сетью радиопеленгаторов, немцы планировали обмануть британское Адмиралтейство посредством применения электронной хитрости.

За несколько дней до подъема якоря, немцы поменяли радиопозывные своего флагманского корабля "Фридрих де Гроссе" на позывные радиостанции Вильгельмсхафена, где базировался немецкий флот. Таким образом, британцы, которые регулярно перехватывали радиопередачи флагманского корабля, подумали бы, что немецкий флот все так же находится в Вильгельмсхафене.

Однако, ближе к концу мая, британские радиооператоры зарегистрировали внезапное увеличение интенсивности радиопередач передаваемых неизвестным кораблем в порту Вильгельмсхафена, который требовал тральщиков для прохождения канала, топлива и т. д. Эти сообщения были явным признаком того, что германский флот готовится к важной морской операции, поэтому, все радиостанции вдоль британского побережья были приведены в состояние повышенной боевой готовности, чтобы следить за тем, что происходит в Вильгельмсхафене.

30 мая, подтверждение правильности решения о ведении британскими ВМС перехвата радиограмм и радиопеленгации, принесло пользу, когда было обнаружено изменение направления прихода радиоизлучения неизвестного судна. Эти изменения убедили Адмиралтейство в том, что немецкое судно, а вероятно и весь флот, оставили свою базу и снова планируют обстрелять цели в Великобритании. Адмиралтейство немедленно отдало приказ лорду Джеллику, главнокомандующему Великим флотом, поднять якорь и спешно идти к заливу Холлиголанд.

Тем временем как оба флота на максимальной скорости шли навстречу друг другу, немцы послали дирижабли Zeppelin для исследования района моря к западу от полуострова Дания. Для немцев разведка оказалась безрезультатной, но не для британского флота, чьи радиопеленгаторные станции расположенные на французском побережье приняли радиосигналы дирижаблей и, таким образом подтвердили, что немецкий флот действительно вышел в море.

Результатом этого стало Ютландское сражение — одно из самых величайших сражений в военно-морской истории. О нем уже многое написано, но, возможно, еще никто не подчеркнул, что такого успеха, вероятно, никогда бы не было достигнуто, не имей британцы службы перехвата и радиопеленгации!

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.232. Запросов К БД/Cache: 3 / 1