Глав: 24 | Статей: 47
Оглавление
В наше время практически каждый знает все, что происходит в бою между самолетами, танками, истребителями и подводными лодками. Эту технику видели все и знакомы с ее действием или непосредственно, или по фильмам и телепередачам. Однако упоминание о РЭБ обычно вызывает довольно неопределенное понимание этого вида борьбы, которая ведется в эфире и касается радио и радиолокационного излучения. Что же в действительности такое РЭБ? Что это за таинственная деятельность, о которой так много говорится и которая идет не прекращаясь даже в самые спокойные моменты мирного времени?

Опубликовано в США в 1985 году издательством

.

Blandford Press Ltd

Оригинал опубликован в Италии в 1981 году издательством

Mursia as La Guerra Elettronica.

РЭБ над Германией

РЭБ над Германией

После серьезных потерь, понесенных в Битве за Британию, ВВС Германии были переброшены с Западного фронта и развернуты на авиабазах Восточной Германии, чтобы принять участие в русской кампании, которая была обозначена кодовым названием — "Operation Barbarossa" ("Барбаросса"). Поэтому, Королевские ВВС получили возможность беспрепятственного начала массированного возмездия в виде интенсивных воздушных бомбардировок Германии как части стратегии разрушения, которая должна была обеспечить союзникам победу.

Дневные бомбежки Германии оказались неудачными, в значительной степени из-за уязвимости бомбардировщиков от истребителей противника и неспособности истребителей Королевских ВВС обеспечить дальнее сопровождение из-за ограниченной дальности их полета, так что постепенно они перешли на ночные налеты. Теперь, роли противников в "войне лучей" поменялись на противоположные; на сей раз, британцы должны были разработать устойчивые к ошибкам системы для наведения на цели своих бомбардировщиков, а немцы — найти им эффективное противодействие.

Во время Битвы за Британию, британцы заметили насколько трудно было немецким бомбардировщикам поражать цели, несмотря на сложнейшие электронные средства, имевшиеся в их распоряжении. Британцы столкнулись с теми же самыми проблемами, совершая налеты на Германию.

Как британцы надеялись поражать цели в Германии без обладания точными радионавигационными средствами бомбометания? Командование Королевских ВВС чрезвычайно скептически оценивало эффективность первых бомбежек Германии. Маршал авиации Саундби, начальник штаба Бомбардировочного командования Королевских ВВС, как-то заметил своему штабу, что, когда эскадрилья бомбардировщиков сообщала, что бомбы сброшены на определенные цели, то можно было быть уверенным только в том, что они "доставлены" к этой цели.

К счастью, у британцев уже имелась разработанная в 1938 году навигационная система, которую, однако, в то время не начали выпускать серийно, поскольку приоритет был отдан другим проектам. Эта система, названная Gee, состояла из трех радиопередатчиков, размещенных на побережье, на расстоянии 160 км друг от друга. Их работа была синхронизирована для излучения сложной последовательности расположенных в определенном порядке импульсов. У штурманов бомбардировщиков имелся специальный приемник, который мог измерять разницу прихода импульсов от этих станций. Обратившись к специальной карте-сетке Европы, штурман мог определить свое местоположение с предельной ошибкой около 10 км на расстоянии 650 — 1 000 км от передатчиков.

Gee было не так просто подавить, как это было в случае с первыми системами радионаведения, использовавшимися немцами. Однако вскоре, немцы заметили, что британские бомбежки стали значительно точнее, и все свои усилия посвятили выяснению, что же это за новая система наведения. В 1942 году, они преуспели в этом и для противодействия создали мощные передатчики помех, которые назвали Heinrich. Их разместили на наземных станциях в оккупированной Франции, Бельгии и Голландии и с их помощью, немцам удалось почти полностью нейтрализовать излучение Gee, что сделало ее практически бесполезной на европейском континенте.

После нейтрализации Gee, британцы испробовали различные навигационные системы, но ни одна из них не обеспечивала необходимой точности бомбометания. Наконец, они разработали Oboe (" Наблюдение и бомбардировка противника "), которая стала результатом тщательного изучения немецкой системы Knickebein. Система Oboe состояла из запросчика, предназначавшегося для излучения сигнала и устанавливавшегося на бомбардировщиках, и двух разнесенных на некоторое расстояние наземных станций оборудованных ответчиками (для приема сигналов). Их назвали, соответственно, Cat и Mouse. Наземные станции были способны автоматически измерять расстояние до летящего самолета. Система Oboe способствовала значительному успеху союзных бомбардировок заводов Круппа в Эссене в декабре 1942 года.

Через некоторое время система Oboe была обнаружена немцами, и они немедленно разработали соответствующую методику РЭП. Поэтому, для замены Oboe, или по крайней мере избавления от ее недостатков, британцы усовершенствовали систему под названием H2S. Она имела двойные функции: точно показывала маршрут и обеспечивала более точное бомбометание ночью. В отличие от предыдущих систем, H2S не нуждалась в наземных станциях: ее "сердцем" стала недавно разработанная РЛС, которая могла устанавливаться на самолетах. В этой системе была применена специальная, мощная радиолампа, названная магнетроном, которая генерировала мощность 10 кВт на длине волны 10 см. По этой причине новую РЛС стали называть сантиметровой, чтобы отличать ее от предшествующих РЛС работавших на значительно более длинных волнах.

Опытный образец установили на самолете для проведения испытаний и оценки и проверили его для использования на ночных истребителях. Испытательные полеты показали, что новая РЛС была способна дифференцировать застроенные районы от сельской местности и морскую поверхность от земной. Испытательные полеты провели в 1941 году, однако система была принята на вооружение ВВС намного позднее, поскольку британцы опасались, что она может попасть в руки немцев и быть скопирована для использования на их самолетах. Окончательное решение об использовании H2S было вызвано растущими потерями бомбардировщиков Королевских ВВС при ночных налетах на Германию.

Британское Верховное командование также беспокоилось по поводу того, имеют ли немцы РЛС ПВО. По крайней мере в начале войны, многие были убеждены, что у них нет подобной британской, размещенной вдоль побережья Великобритании, гигантской антенны на территории Германии или на оккупированных ею территориях. Однако, немцы, в действительности, с самого начала войны имели РЛС ПВО, но, поскольку они всегда наступали, не посчитали необходимым создавать сеть РЛС ПВО требующей огромных антенн подобных антеннам РЛС британской Chain Home.

И далее растущее количество потерь бомбардировщиков Королевскими ВВС, сделало для британцев императивом получение большей информации относительно немецкой РЛС ПВО с тем, чтобы разработать соответствующее противодействие для нейтрализации этой системы. Поэтому, чтобы достичь этой цели, в течение нескольких месяцев, спецслужбы Союзников пытались собрать о ней как можно больше информации. Над Германией, для поиска антенн РЛС, совершались частые разведывательные полеты, допрашивались пленные, а все немецкие самолеты сбитые над Великобританией, тщательно исследовались фрагмент за фрагментом.

В ноябре 1940 года, с воздуха, вблизи Шербура, в оккупированной Франции, была сделана интересная фотография. На ней был снят неизвестный объект, который мог быть ни чем иным кроме РЛС, но, поскольку фотография была сделана с очень большой высоты, было невозможно ее опознать. Только в феврале 1941 года Королевским ВВС удалось сделать серию фотографий с достаточно низкой высоты, чтобы опознать этот таинственный объект; в действительности, им оказалась антенна одной из первых немецких РЛС под названием Freya (скандинавская богиня любви и красоты), которая была разработана еще в 1939 году. Ее главной функцией, должно было стать обнаружение самолетов противника на как можно большей дальности — то, что мы сейчас называем ранним обнаружением.

Эта РЛС, работающая на длине волны 2,5 метра, имела дальность обнаружения около 160–200 км. До минимального расстояния 36 км она могла обнаруживать и сопровождать самолет с точностью около полутора километров по дальности и 1 градус по пеленгу. Ее передающая антенна состояла из набора диполей.

Первые РЛС Freya установили на стационарных наземных станциях протянувшихся вдоль северного побережья Франции, Бельгии и Германии на маршрутах подлета бомбардировщиков Королевских ВВС. Чтобы компенсировать ее недостаток вторичной задачи управлении стрельбой зенитной артиллерии (ЗА) ПВО, вытекающий из ограниченной 36 километрами минимальной дальности обнаружения, к РЛС были добавлены мощные прожекторы для освещения самолетов. Однако, этот метод был слишком зависим от плохой погоды характерной для этого района, особенно к облакам, поэтому германской промышленности пришлось создавать другую РЛС, обеспечивающую более точной информацией для наведения ЗА и перехватчиков на бомбардировщики противника на малой дальности.

Британцы, узнав рабочую частоту и другие характеристики РЛС Freya, теперь, имели возможность разработать соответствующее РЭП для нейтрализации или, по крайней мере, уменьшения эффективности немецкой РЛС. Первоначально, это было довольно легко сделать, поскольку все РЛС Freya работали на одной и той же частоте (120–130 МГц), которая легко накрывалась уже существовавшим британским передатчиком помех Mandrel. Этот передатчик излучал хаотический шум на рабочей частоте Freya и тем самым ослеплял ее. Передатчики помех Mandrel установили на специальном самолете, который сопровождал боевые порядки бомбардировщиков во время их налетов, и помогал им проникать в воздушное пространство Германии. Немцы пытались уклоняться от подавления методом непрерывного изменения рабочей частоты, поэтому, британцам, чтобы не отстать, пришлось выпускать большое количество передатчиков помех различных типов для постановки помех на их различных частотах.

На некоторое, непродолжительное время, британские потери слегка уменьшилось, но к концу 1942 года, потери снова стали расти. Немцы создали новую, чрезвычайно совершенную РЛС под названием Wurzburg, которая работала на длине волны около 50 см (565 МГц), имела дальность примерно 70 км и была способна измерять не только расстояние и направление до самолета противника, но также и его высоту. Также, она имела очень узкий луч и, обладая всеми этими качествами, была способна обеспечивать большей точностью две чрезвычайно важные функции ПВО: наведение истребителей для перехвата бомбардировщиков противника и управление стрельбой ЗА.

Дальнейший прогресс в области РЛС был сделан, когда немцы создали новую РЛС под названием Liechtenstein ВС для ее установки на ночных истребителях. Хотя она и имела дальность всего 12 км, она сыграла очень важную роль в интегрированной системе ПВО. Эта модульная система состояла из большого количества станций, каждая из которых имела задачу прикрытия определенной зоны-квадрата, на которые была разбита вся территория Рейха. Этим станциям дали название Himmelbett (кровать с пологом на четырех столбиках). Каждая из них имела одну РЛС Freya, две РЛС Wurzburg, пункт управления и пост связи. Начальное обнаружение групп британских самолетов обычно обеспечивала Freya, которая, затем, немедленно сообщала об обнаружении на пост управления. Ночные истребители, оборудованные РЛС Liechtenstein ВС, немедленно направлялись на перехват противника под управлением одной из РЛС Wurzburg. Другая РЛС Wurzburg сопровождала самолет противника и управляла наводкой и стрельбой ЗА ПВО, как только самолет оказывался в пределах дальности поражения. Все данные относительно координат и высот бомбардировщиков противника и ночных истребителей-перехватчиков наносились на специальный планшет, названный "тактическим столом". Оператор, пользуясь его информацией, мог делать необходимые вычисления для выполнения перехвата. Информация относительно маршрута, скорости и высоты передавалась через соответствующий пост связи летчику ночного истребителя, который таким образом наводился в ЗПС цели из любого возможного положения его самолета. Когда немецкий истребитель оказывался в пределах полутора-двух километров от самолета противника, оператор самолета включал свою РЛС Liechtenstein ВС, которая, захватив цель, наводила на нее истребитель. Когда истребитель оказывался в пределах дальности стрельбы, Liechtenstein ВС использовалась для управления стрельбой из пушек. С этого момента, шансы ускользнуть для бомбардировщиков противника, становились весьма призрачным.

Эта система работала чрезвычайно хорошо и может считаться предшественницей современных систем ПВО, несмотря на ее ограниченную способность сопровождения только одной цели. Развернув эти системы вдоль северного побережья, начиная от Франции и далее на восток, была создана сеть ПВО. За пределами Германии, системы размещались на расстоянии 32 км друг от друга, а на территории Германии — на расстоянии 80 км.

К концу 1942 года, когда потери самолетов Союзников от ночных истребителей Люфтваффе и батарей ЗА ПВО стали недопустимо высокими, британцы начали часто посылать самолеты оборудованные передатчиками помех Mandrel к побережью Германии, чтобы ставить помехи и мешать дальнему обнаружению РЛС Freya. Однако, несмотря на все эти меры, когда их потери нисколько не стали уменьшаться, стало очевидно, что успех немецкой ПВО зависит не столько от РЛС Freya, сколько от спаренных РЛС Wurzburg, о которой британцы не имели достаточной информации, что не давало им возможности ее подавить.

Тем временем, немцы решили попытаться найти способы защиты РЛС Wurzburg от возможной постановки помех противником. Они решили непрерывно менять их рабочие частоты, однако эта задача оказалась намного более сложной, чем предполагалось, поскольку для этого требовалось решить значительные технические проблемы. Однако, им удалось разработать систему поочередного изменения трех рабочих частот РЛС Wuirzburg.

А в это время, британская разведка обнаружила около Гавра, в оккупированной Франции, комплекс РЛС, одна РЛС которого была определенно Freya, а две другие, как предполагалось, были теми, с которыми столкнулись британские бомбардировщики — РЛС Wurzburg. Поскольку британцы совсем не знали характеристик этой РЛС (частоты, длительности импульса и т. д) и, поэтому, не могли найти соответствующего РЭП, у них ничего не оставалось кроме как захватить ее.

Так, в ночь с 27 на 28 февраля 1943 года, на РЛС Бруневаль, близ Гавра, была выброшена группа парашютистов; их задача состояла в том, чтобы доставить в Британию основные компоненты РЛС Wurzburg. Парашютистам, одетым в черное, с лицами вымазанными сажей, удалось проникнуть на РЛС и, перебив охрану, демонтировать РЛС Wurzburg. Вскоре операция была закончена и группа двинулась к побережью, где на расстоянии нескольких миль от берега, их поджидала подводная лодка. Она должна была доставить людей и их странный груз в Великобританию. Как только британские специалисты получили в свои руки эти компоненты, они сразу же приступили к разработке противодействия для нейтрализации Wurzburg.

В одну из ночей мая 1943 года, немецкий Junkers Ju88R-1, экипаж которого решил дезертировать, приземлился на одном из британских аэродромов. Это стало неожиданной удачей для британцев, которые немедленно приступили к изучению РЛС Ju88. Они даже организовали проведение летных испытаний — атак в воздухе британского бомбардировщика Handley-Page Halifax. Таким способом было получено много полезной информации, наиболее важной из которой было то, что РЛС имела ограниченный раскрыв антенны — всего 25 градусов. Имитируемый бой с бомбардировщиком Halifax показал, что переход в пологое пикирование срывал бы сопровождение бомбардировщика немецкой РЛС.

Немцы, в свою очередь, тоже не почивали на лаврах и также нашли пути нейтрализации британских РЛС применением электронных помех. Они создали передатчики помех для каждого типа британских РЛС, включая и их стрельбовые.

Вскоре, союзники придумали новый передатчик помех под названием Carpet, который наконец-то был способен подавлять немецкие РЛС Wurzburg. Впервые, он был установлен на американских бомбардировщиках Boeing B-17 и, благодаря этим новым системам РЭБ, потери бомбардировщиков Союзников стали немедленно и прогрессивно уменьшаться: во время бомбардировки Бремена 8-ой воздушной армией США, потери Союзников уменьшились на 50 %.

Однако, самое худшее для Люфтваффе было еще впереди. Поздним вечером 24 июля 1943 года, немецкая РЛС в Остенде обнаружила группу британских самолетов приближающуюся со стороны Северного моря. РЛС Wurzburg в Гамбурге, также обнаружили группу противника и сообщили об этом в штаб соответствующего командования: " Самолеты противника приближаются на высоте 3 300 метров". Это было их последним наблюдением целей потому, что внезапно количество ответных сигналов целей на экранах всех РЛС Wurzburg непропорционально, к совершенному изумлению операторов, увеличилось, и они не могли понять, действительно ли в налете участвуют тысячи самолетов. В конце концов, они сообщили, что их РЛС работают неверно и запросили инструкций.

Тем временем, группа самолетов Союзников почти достигла предместий Гамбурга, поскольку батареи ЗА и эскадрильи истребителей не смогли отреагировать на угрозу из-за отсутствия команд наведения от РЛС Wurzburg. Частично затененная чем-то, чего немцы не могли понять, огромная группа состоявшая из 718 четырех-моторных и семидесяти трех двух-моторных бомбардировщиков, безо всякого сопротивления, достигла центра города. Командование ПВО Гамбурга, смятенное недостатком информации, которая позволила бы ему направлять огонь своей ПВО и, чтобы не дать подтверждения эффективности его РЭП противнику, отдало приказ вести стрельбу по бомбардировщикам вслепую. Однако, последние, достигнув своих целей, успешно выполнили один из наиболее ужасных в истории воздушных налетов.

Это было простым, но эффективным средством электронного противодействия, которое впервые было применено против РЛС Wurzburg — Window. Это средство противодействия заключалось в выбросе из самолета определенной длины тонких полосок фольги. Чтобы эффективно подавить РЛС противника, длина полоски фольги должна была соответствовать половине рабочей длины волны РЛС. Выбрасываемые пачками, которые затем раскрывались, полоски фольги создавали ответные сигналы целей на экранах РЛС и скрывали ответные сигналы реальных самолетов или имитировали присутствие их огромного количества. Операторы РЛС были совершенно сбиты с толку бесчисленными белыми вспышками, которые появились на экранах их РЛС и не имели возможности определить количество и местонахождение приближающихся самолетов противника.

Британцы додумались до этого средства противодействия годом ранее, вскоре после рейда их коммандос на Гавр, в результате которого были захвачены некоторые компоненты РЛС Wurzburg. Однако, какое-то время они колебались его применять из страха, что оно попадет в руки противника, и может быть использовано против них же самих. Наконец, сам Уинстон Черчилль отдал приказ об их использовании в запланированном на июль 1943 года налете на Гамбург. Приказ Королевским ВВС об использовании этого средства противодействия был отдан понятной условной фразой: "Открыть window (окно)" и, таким образом после этого, полоски фольги стали называться Window; но американцы стали их называть "chaff" (в отечественной терминологии они называются дипольными или противо-радиолокационными отражателями (ПРЛО). Далее ПРЛО. Прим переводчика) — термин, который в настоящее время применяется для обозначения этих средств пассивного РЭП.

Этот метод противодействия обеспечил большой успех налету на Гамбург. Запутанные большим количеством ложных ответных сигналов на экранах своих РЛС, немецкие батареи ЗА ПВО не могли вести огонь, а истребители больше не получали команд с земли. Другими факторами, которые внесли свой вклад в успех Союзников, были превосходные метеоусловия в тот день и четкость изображений на экранах их РЛС H2S вследствие четкого контраста между сигналами от земли и водной поверхности устья реки Эльба.

Разрушения и человеческие жертвы, вызванные воздушным налетом британцев на Гамбург, были огромны. Всего за два с половиной часа на порт и центр города было сброшено 2 300 тонн бомб. Интенсивно начавшиеся пожары превратились в шар огня, который всасывал в себя огромное количество кислорода, и вызвал очень сильные ветры вырывавшие деревья с корнем и сметавший предметы и людей в море.

Из 791 бомбардировщика участвовавшего в налете, только двенадцати не удалось вернуться; этот показатель потерь составил менее трети среднего количества терявшихся в самых последних ночных налетах на Германию самолетов. Кроме того, хаос, возникший в немецкой системе ПВО, позволил британцам бомбить город с большей точностью, чем когда-либо прежде. Налет на Гамбург, был, несомненно, наиболее успешным налетом когда-либо совершенным бомбардировщиками Королевских ВВС и его успех должен быть в значительной степени отнесен применению этого простого, но эффективного средства электронного противодействия, которое заключалось в применении обычной фольги!

Удивительно, но первыми, подавшими идею применить фольгу для этой цели были сами немцы. Они разработали ее в ходе исследований РЛС за несколько лет до начала войны. Когда Гитлера проинформировали о возможностях использования полосок фольги, которые немцы назвали Duppel, он отдал приказ прервать исследования и уничтожать всю техническую документацию. Так же как и британцы, он боялся, что новое средство противодействия может попасть в руки противника и может быть им скопировано. Поэтому, объектовая система ПВО Гамбурга была захвачена врасплох, когда было применено это средство. Начиная с той ужасной ночи, в которой погибли десятки тысяч людей, ни у кого не было и малейшего понятия, что же случалось на самом деле и даже высокопоставленные офицеры командования ПВО Германии, которым об этом сообщили, отдали распоряжение: "Не трогать эти полоски, они, вероятно, ядовиты".

Прошло достаточно много времени, пока немцы поняли, что странные предметы падающие как дождь с небес, представляют собой простейшее средство введения в заблуждение их РЛС и систем наведения. По крайней мере двадцати пяти полосок было достаточно для того, чтобы создать на экране РЛС ответный сигнал эквивалентный ответному сигналу самолета; случайно, но большинство немецких РЛС работающих на частотах между 550 и 570 МГц были наиболее уязвимы к помехам и, поэтому, для создания им помех требовалось минимальное количество полосок фольги. Во время налета на Гамбург, с каждого из самолетов выделенных для этой роли, было сброшено по две тонны ПРЛО — в общей сложности 2 000 ПРЛО в минуту!

Через две ночи на Гамбург был совершен повторный налет, а затем последовали налеты и на другие, большие немецкие города и во всех них использовалось новое средство электронного противодействия. За первые шесть этих налетов было совершено 4 000 самолето-вылетов и потеряно всего 124 бомбардировщика (3 % от общего количества), что было намного ниже потерь понесенных в предыдущих налетах. Через несколько месяцев генерал Вольфганг Мартини, начальник связи Люфтваффе, признал, что тактический успех противника был абсолютным.

Однако, как всегда случается в РЭБ, этому скоро пришел конец. Вскоре после того как прошел первоначальный шок, немцы нашли пути решения новой проблемы. Через некоторое время, опытные операторы РЛС заметили, что имеется возможность отличать ответные сигналы бомбардировщиков от сигналов Window, поскольку первые летели с постоянной скоростью и в определенном направлении, а последние, казалось, были неподвижны на экранах РЛС. Британцы приняли ответные меры, сбрасывая огромные количества полосок фольги, которые полностью забивали экраны РЛС противника.

В это время, немцы решили сами производить эти бесценные полоски фольги и, через шесть недель после налета на Гамбург, использовали их с чрезвычайно хорошими результатами при налете своих бомбардировщиков на британскую авиабазу.

Также, пытаясь улучшиться эффективность своей системы ПВО, немцы придумали и целый ряд других средств контр-РЭП. В некоторых из них использовался метод дифференциации ответного сигнала самолета от сигнала отраженного другими металлическими объектами. Другое, широко использовавшееся устройство, позволяло РЛС менять рабочую частоту, как только она подвергалась постановке помех противником. А еще в одной системе использовался эффект Доплера: изменения частоты сигнала, которое происходит в результате движения источника сигнала относительного приемника и таким образом позволяет вычислять радиальную скорость цели. В этом случае немцы переключались из режима "видео" в режим "аудио", заменяя экран РЛС на наушники, посредством которых летчик ночного истребителя мог слышать специфичный звук издаваемый РЛС противника. Эта система отображала изменение скорости самолета противника изменением тона звукового сигнала, и операторы имели возможность различать даже, пикирует или набирает высоту самолет противника.

Эти устройства, предназначенные для нейтрализации или уменьшения эффективности РЭП, были названы средствами контр-РЭП. В настоящее время, в каждой РЛС военного назначения имеется несколько конструктивно внесенных методов контр-РЭП; обычно это делается переключением цепей-узлов РЛС или изменением ее параметров (частоты, параметров импульса и т. д). В настоящее время используется множество методов контр-РЭП, и количество их бесконечно, поскольку для каждого противодействия имеется контр-противодействие, а для каждого контр-противодействия имеется контр-контр-противодействие и так далее.

Однако, несмотря на все принятые немцами меры по исправлению ситуации, ночь за ночью их города систематически разрушались Бомбардировочным командованием Королевских ВВС. В течение лета 1943 года, интенсивное применение Window бомбардировщиками Союзников практически полностью парализовало немецкую систему ПВО в ночное время и в условиях плохой видимости, когда она полагалась главным образом на РЛС Wurzburg. Поэтому, лучшие умы Германии в области электроники были привлечены к работам по разработке способов восстановления эффективности их системы ПВО.

Необходимо было разработать новую РЛС, рабочая частота которой значительно бы отличалась от рабочих частот РЛС Wurzburg и Liechtensrein ВС находившихся в соседних частотных полосах, чтобы избежать подавления средствами РЭП Союзников, как активными (передатчиками помех Carpet), так и пассивными (Window). Исследования велись в страшном темпе, поскольку каждые упущенные день и ночь означали разрушение еще одного немецкого города.

В октябре 1943 года опытный образец нового аппарата был готов и в первые дни 1944 года новая РЛС, названная Liechtenstein SN2, была установлена почти на всех немецких ночных истребителях. Она работала на длине волны 3,3 м, что соответствовало частоте примерно 90 МГц и было значительно ниже рабочей частоты и РЛС Liechtenstein ВС, и РЛС Wurzburg. И хотя ее антенна имела намного большие размеры, и была громоздкой, она имела явное преимущество — зону обзора 120 градусов по курсу; такой ширины луч обеспечивался увеличением мощности РЛС, что делало ненужным направленное излучение. Теперь, британским бомбардировщикам было почти невозможно ускользнуть после их обнаружения этой РЛС, но самое большое преимущество широкого луча РЛС заключалось в том, что немецкие истребители теперь были способны выслеживать бомбардировщики противника без наведения, сразу же после получения информации о составе группы и ее приблизительном маршруте. Обнаружение бомбардировщиков противника облегчалось и двумя другими факторами: исключительной дальностью новой РЛС, которая составляла 64 км и тем фактом, что британские бомбардировщики недавно перешли на новую тактику подхода к цели, которая, и действительно, делала значительно проще их обнаружение новой немецкой системой. Зная, что немецкая система ПВО могла одновременно сопровождать только один самолет, они решили летать друг за другом вместо использования эшелонированного строя с уступом, как они это делали раньше. Но эти огромные группы могли обнаруживаться с земли даже и без помощи РЛС.

Благодаря новой РЛС, немецкая тактика ПВО была полностью пересмотрена и обновлена, поскольку от зональной обороны, строго зависящей от наземного радиолокационного наведения, можно теперь было обойтись. Теперь, наземные станции управления должны были просто направлять истребители на группу, а истребители затем, могли действовать автономно. Они сзади подходили к группе бомбардировщиков противника и начинали "резню" неудачливых бомбардировщиков Союзников. Раньше, после преодоления бомбардировщиками стены РЛС ПВО, им приходилось соперничать только с ЗА ПВО прикрывающей район цели; но теперь, они находились под постоянной угрозой атаки на протяжении всего полета к цели начиная от Бельгии и Голландии и обратного — до Северного моря, после выполнения задачи.

Прогресс немцев в области электроники этим не закончился. Истребители, которые уже были оборудованы РЛС Liechtenstein SN2, были оснащены и новой СПО. СПО — это устройство, задача которого заключается в обнаружении излучения РЛС; она принимает сигналы РЛС, но сама не излучает. Работу этих бортовых СПО можно сравнить с работой СПО Metox, которые в начале войны были установлены на немецких кораблях и подводных лодках. Как уже говорилось выше, они имеют два важных преимущества перед РЛС: первое, это полностью пассивные системы, которые не излучают электромагнитную энергию и не могут выдать противнику свое присутствие и, второе, они имеют большую чем РЛС дальность, поскольку принимают излучение РЛС противника раньше, чем противник будет способен принять ответный сигнал отраженный от носителя, на котором установлена СПО. На практике это означает, что немецкие истребители были способны принимать излучение РЛС бомбардировщиков Союзников почти на вдвое большем расстоянии, чем РЛС бомбардировщиков могли обнаружить немецкие истребители. Следовательно, истребители имели больший резерв времени, чтобы спланировать свою атаку. СПО, также, могли наводить истребители на группу противника поскольку, хотя и были не способны измерять расстояние до РЛС противника, давали довольно точное направление, с которого принималось излучение. Кроме того, будучи полностью пассивным, СПО были нечувствительны к помехам создаваемым полосками фольги, которые причиняли так много неприятностей в других случаях!

К началу 1944 года немцы имели два типа СПО на своих самолетах-истребителях. Первый, Naxos, был способен принимать излучение британских РЛС H2S. Поскольку, РЛС H2S, на тот момент устанавливались только на специализированных самолетах Pathfinder Force (PFF) (Сил нахождения подходов к целям) Королевских ВВС, задачей которых было обозначение целей для бомбардировок подсветкой осветительными, фосфорными бомбами, Naxos наводил немецкие истребители прямо на эти самолеты, которые играли такую важную роль в британской стратегии.

Вторая немецкая СПО — Flensburg, настраивалась для приема излучения другого типа британской БРЛС — Monica, устанавливавшейся в хвосте бомбардировщиков Королевских ВВС и обеспечивала предупреждение о заходе истребителей противника в ЗПС, что давало им время на выполнения соответствующего оборонительного маневра. Немцы нашли одну из таких РЛС среди обломков сбитого ими бомбардировщика, и пришли к блестящей идее использования ее излучения для наведения ни много, ни мало а прямо в хвост британских бомбардировщиков!

СПО Flensburg представляла собой подлинно систему самонаведения, которая наводила истребитель прямо в хвост противника, где устанавливалась их РЛС. СПО Flensburg состояла из приемника-компаратора и двух идентичных антенн установленных в носовой части истребителя под углом 60 градусов относительно друг друга. Когда левая антенна принимала сигнал и СПО отображала его на своем индикаторе, то это просто говорило, что бомбардировщик находится левее от истребителя, если же сигнал принимала правая антенна, это означало, что бомбардировщик находится правее. Когда же обе антенна принимали сигнал равной интенсивности, это означало, что бомбардировщик противника находится прямо впереди. Имея такой исключительный радиоэлектронный прибор, Люфтваффе, в первое время, добились потрясающих результатов.

В 1944 году, полное разрушение Берлина было предотвращено в значительной степени благодаря прогрессу, достигнутому немцами в области электроники. Эффективность немецких ночных истребителей поддерживаемых хорошо организованной ЗА, не позволила Королевским ВВС причинять разрушения той же степени как это было с ужасающими по масштабам разрушениями Гамбурга.

За этот период потери Королевских ВВС значительно увеличились, а боевой дух сильно упал. Многие лучшие британские летчики были сильно измотаны и часто, при самой незначительной опасности или столкнувшись с трудностями, сбрасывали свои бомбы в море или в чистом поле. Заслышав шум неумолимо приближающихся истребителей, перепуганные бортстрелки бомбардировщиков начинали палить по всему что им померещилось и иногда, по ошибке, сбивали свои же собственные самолеты.

Такое состояние хаоса достигло своей кульминации в ночь с 30 на 31 марта 1944 года когда немецкие истребители, наводимые своими СПО, атаковали группу бомбардировщиков Королевских ВВС над Брюсселем и навязали им воздушный бой, который длился всю дорогу до Нюрембурга — цели налета, и весь обратный путь. Союзники потеряли девяносто пять из 795 бомбардировщиков участвовавших в этом налете, а еще семьдесят один вернулись на свои аэродромы очень сильно поврежденными, а еще двенадцать разбились при посадке. Окончательный итог был — 115 потерянных бомбардировщиков и 800 опытных членов экипажей. Это была великая победа немцев; один из летчиков сбил семь самолетов, а многие другие — от двух до трех. Эту победу в значительной степени можно объяснить превосходством Германии на этой стадии войны в области РЭБ.

Обстановка для Королевских ВВС все ухудшалась и ухудшалась до тех пор, пока неожиданно им не привалила удача и они не получили возможность исправить ситуацию соответствующим электронным возмездием. На рассвете 13 июля 1944 года, один из наиболее современных немецких ночных истребителей — Junkers Ju 88G-1, в результате ошибок навигационной системы заблудился и приземлился в Великобритании. Он был оборудован самым последним электронным оборудованием (РЛС SN2, СПО Flensburg и несколькими очень эффективными связными радиостанциями) кроме СПО Naxos, которая, к счастью для немцев, еще не была установлена именно на этом самолете. Британские эксперты немедленно начали тщательную экспертизу всего бортового оборудования и сильно встревожились, когда поняли назначение Flensburg. Вместо обороны бомбардировщиков от истребителей противника, установленная в хвосте РЛС привлекала их подобно мух на кусок мяса и значительно облегчала им атаку.

Чтобы убедить недоверчивое командование Королевских ВВС, были организованы летные испытания, в которых семьдесят одному бомбардировщику Lancaster, каждый из которых был оборудован хвостовой РЛС, было приказано имитировать налет на Германию аналогично реальной боевой задаче. Когда истребитель Ju88, пилотируемый британским экипажем, взлетел, всем бомбардировщикам был отдан приказ включить свое электронное оборудование. СПО Flensburg удалось обнаружить излучение британской РЛС на расстоянии почти 80 км и, не включая свою собственную РЛС, Ju88 имел возможность зайти в хвост бомбардировщикам Lancaster и занять самое выгодное положение для стрельбы. Сомнения относительно эффективности Flensburg рассеялись и все радиолокационное оборудование с бомбардировщиков Королевских ВВС было быстро снято.

Тем временем, было произведено огромное количество полосок фольги, нарезанных так, чтобы соответствовать длине волны РЛС Liechtenstein SN2 и с конца июля 1944 года они начали применяться. В результате использования новой Window и демонтажа хвостовых РЛС с самолетов, потери британцев в ночных налетах на Германию начали существенно уменьшаться.

Тогда, немцы попытались найти другие технические решения, чтобы уменьшить помехи создаваемые Window, такие как модификация антенн своих РЛС. Когда британцы узнали об этом, они начали использовать очень длинные, прикрепленные к небольшим парашютам, металлические полоски (длиной до 120 метров), каждая из которых была способна имитировать ответный сигнал большого самолета. Немцы были вынуждены снова модифицировать свои РЛС, пытаясь уйти от воздействия нового британского средства РЭП.

А тем временем, война продолжалась, и немцы начали испытывать различные проблемы: увеличения потерь своих смелых и опытных летчиков, трудностью обучения новых для восполнения потерянных и все увеличивающимся дефицитом топлива.

В то же самое время, британцы все больше и больше убеждались, что необходимо предпринимать все возможные усилия для нейтрализации электронного компонента немецкой ПВО. Для этого они создали специальную эскадрилью, укомплектованную главным образом самолетами Short Stirling с передатчиками помех Mandrel на борту, способными ставить помехи РЛС раннего обнаружения Freya. Самолеты Short Stirling также, несли огромные количество ПРЛО Window, которые позволяли им, одиночно или парами, создавать на экранах РЛС противника ложные ответные сигналы присутствия больших групп бомбардировщиков. Это отвлекало бы внимание немецкой ПВО от реальных бомбардировщиков, которые совершали налет на другой объект.

Однако, до окончания войны германской промышленности удалось догнать британцев, создав две новые РЛС, против которых эти средства РЭП Союзников были неэффективны. Первая называлась Neptun и могла перестраиваться для работы на одной из шести частот в полосе от 158 до 187 МГц — на длинах волн от 1,9 до 1,6 м соответственно, которым было невозможно поставить помехи с помощью ПРЛО Window. Вторая РЛС, под названием Berlin, для своего времени была революционным изобретением и работала в сантиметровом диапазоне длин волн. Ее антенна больше не была сложной системой диполей установленных на некотором расстоянии от обшивки самолета, а была параболической антенной и устанавливалась в носовой части самолета. Правда, до конца войны было выпущено всего несколько образцов этой РЛС.

Немецкие самолеты Junkers 88G-7b были оборудованы РЛС Neptun, а также устройством способным отличать самолеты противника от своих; оно было предшественником систем опознавания государственной принадлежности, которые в настоящее время устанавливаются на всех современных боевых самолетах, и могут дифференцировать самолеты противника от своих. Они также, были оборудованы радиовысотомером, радиокомпасом, защищенным навигационным приемником, который отпечатывал простым кодом Морзе координаты самолета передаваемые наземной станцией, аппаратурой инструментальной посадки и двумя новыми КВ и УКВ радиостанциями. Поскольку РЛС Neptun строилась на основе направленного и мощного излучения, а сигналы навигационного приемника-телепринтера хорошо "проходили" благодаря использованию кода Морзе, эти системы были очень устойчивы к подавлению. Самолеты модели Junkers Ju88G-7b также, были оборудованы СПО Naxos, а их СПО Flensburg были заменены на теплопеленгаторы Kiel, которые реагировали на ИК-излучение "горячих точек" — выхлопы двигателей самолетов противника.

В последние месяцы войны обе стороны начали использовать ухищрения в виде ложных целей. РЛС не способны определять форму и характер обнаруженного объекта, и, поэтому, можно было просто использовать различные металлические объекты для создания ложных сигналов, которые в определенных ситуациях принимались бы за реальные самолеты, корабли и т. д.

Немцы интенсивно использовали ложные цели в районе Берлина для предотвращения полного разрушения своей столицы. В близлежащих озерах они расположили большое количество металлических целей, надеясь обмануть бомбардировщики Союзников, которые пользовались РЛС H2S для слепого бомбометания.

Эти и другие, более сложные средства использовались обеими сторонами на заключительной стадии войны. В небесах Германии шла непрерывная борьба между РЛС, РЭП и контр-РЭП. Несомненно, это была одна из наиболее сложных задач всей Второй мировой войны и с научной точки зрения, когда оба противника не отставали друг от друга в техническом совершенстве и с точки зрения боевого применения, где обе стороны сражались с отчаянной решимостью, большим опытом и храбростью.

После вступления во Вторую мировую войну Соединенных Штатов количество самолетов участвующих в каждой боевой операции значительно возросло. В заключительные месяцы войны Германию ежедневно бомбили силами не менее 1 000 бомбардировщиков, которых сопровождали от 600 до 700 истребителей, а ночью — почти такое же количество бомбардировщиков Королевских ВВС.

Противоборство между самими истребителями, ночная и дневная тактика, организация и эффективность ПВО, непрерывные усовершенствования в области обнаружения, наведения и наземного управления были очень важными факторами, которые повлияли на результат войны, исход которой не был ясен до самого ее заключительного дня. Потери самолетов Союзников над Германией были чрезвычайно высокими; считается, что было потеряно примерно от двенадцати до пятнадцати тысяч самолетов.

Так же как и в Битве за Британию, борьба между РЛС и РЭП сыграла чрезвычайно важную роль в воздушных операциях над Германией, сначала в пользу одной стороны, а затем другой, если судить по эффективности внедрения новых электронных устройств и использования элемента неожиданности, чтобы застать противника безоружным.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.115. Запросов К БД/Cache: 0 / 0