Главная / Библиотека / Асы США пилоты F4U «Corsair» /
/ Центральная часть Тихого океана

Глав: 13 | Статей: 13
Оглавление
Первый прототип XF4U-I поднялся в воздух 29.мая 1940 г., решение о серийном производстве новых истребителей было принято 29 мая 1940 г. На самолет был установлен самый крупногабаритный и самый мощный на тот момент звездообразный двигатель воздушного охлаждения Пратт-энд-Уитни R-2800. Огромный мотор требовал соответствующего воздушного винта: пропеллер самолета XF4U-1 имел самый большой среди одномоторных самолетов диаметр. Большой диаметр породил проблему клиренса. Чтобы не делать чрезмерно длинные стойки основных опор шасси инженеры фирмы Чэнс-Воут предложили установить опоры в изломах крыла типа «обратная чайка». За счет использования весьма необычного крыла истребитель приобрел неповторимый силуэт.
С. Ивановi

Центральная часть Тихого океана

Центральная часть Тихого океана

«Корсары» эскадрилий берегового базирования в основном действовали в юго-западной части Тихого океана, в то время как самолеты F4U палубных подразделений — в центральной его части. Авианосные «Корсары» широко использовались для нанесения ударов по наземным целям. Впервые и удачно «Корсары» для поражения наземных объектов использовались в период кампании на Соломоновых островах.

Истребители F4U корпуса морской пехоты избежали участия в крупномасштабных воздушных боях во время оккупации Марианских островов, когда палубные истребители (главным образом «Хэллкеты») 58-го оперативного соединения сбили над Сайпаном и Тинианом более 200 японских самолетов. «Корсары» берегового базирования провели серию воздушных боев во время операции по освобождению Филиппин, в частности над заливом Лейте в октябре 1944 г. Пока «Корсары» морской пехоты помогали американским войскам сражаться на Филиппинах, «корсары» авиации флота США вместе с быстроходным авианосным соединением адмирала Нимитца продвигались в центральную часть Тихого океана.

Летчики эскадрильи VF-17 успели продемонстрировать возможность базирования «Корсаров» на авианосцах, прежде чем эскадрилью перевели в разряд подразделений берегового базирования. Окончательно самолет F4U признали годным к эксплуатации с палуб авианосцев ВМС США в апреле 1944 г., но к этому времени на вооружении истребительных эскадрилий палубных авиагрупп уже состояли истребители F6F «Хэллкет».

Первым боевым подразделением палубной авиации ВМС США, получившим 9 января 1944 г. на вооружении «Корсары», стала эскадрилья VF(N)-101 (фактически — половинка эскадрильи VF(N)-75). Подразделение получило на вооружение четыре самолета F4U-2. VF(N)-101 являлась частью 10-й авиационной группы, которой командовал лейтенант-коммендер Ричард И. «Чик» Хармер (бывший старший офицер VF(N)-75). Еще одна четверка «Корсаров», также приписанных к эскадрилье VF(N)-101 базировалась на авианосце «Интрепид». Первый ночной перехват был выполнен с борта авианосца «Энтерпрайз» 19 февраля 1944 г.

Скорее всего, ночные полеты с авианосцев являлись самой трудной работой, которую морским летчикам приходилось выполнять в годы второй мировой войны. Ночные «Корсары» поступили также на вооружение эскадрильи берегового базирования VMF(N)-532 (командир майор Эверетт Вогн) и палубной эскадрильи VF(N)-75 (командир лейтенант-коммендер Уильям Дж. Уидхелм. Пилоты этих подразделений претендуют на 14 достоверно, четыре вероятно сбитых самолета и на три поврежденных японских аэроплана.

«Корсары» авиации корпуса морской пехоты США принимали самое деятельное участие в нейтрализации камикадзе, пытавшихся атаковать корабли американского флота. Первые атаки пилотов-смертников отмечены во время битвы в заливе Лейте в конце октября 1944 г. Эффективность камикадзе оказалась очень высокой. Атаки смертников продолжались сравнительно небольшой период времени. Однако, на долю. Камикадзе пришлась пятая часть атак на корабли ВМС США и почти половина потопленного в годы второй мировой войны тоннажа американских судов и кораблей.

Существовало только одно средство сократить потери от действий фанатиков-самоубийц: усилить истребительное прикрытие флота. Решение простое, но для его реализации не хватало подготовленных летчиков. Тренировочную программу в Штатах значительно урезали после вступления США в глобальный вооруженный конфликт. Летчики морской пехоты начали обучаться полетам с палуб летом 1944 г. Планом предусматривалось начать базирование «Корсаров» на эскортных авианосцах, но первые палубные подразделения «Корсаров» морской пехоты развернули на больших ударных авианосцах ВМС США: за 1945 г. для базирования на кораблях были квалифицированы десять эскадрилий авиации корпуса морской пехоты. Потребность флота в дополнительном количества «Корсаров» привела к заказу дополнительных истребителей, но одновременно привела к снижению уровня подготовки летчиков, что на первых порах привело к излишним потерям.

В конце 1944 г. по 36 истребителей F4U-1D получили эскадрильи VMF-124 и VMF-213, эскадрильи базировались на авианосце «Эссекс» из 38-го оперативного соединения. Первый боевой вылет летчики обоих подразделений выполнили на «Корсарах» 3 января 1945 г. — пилоты сопровождали «Эвенджеры» в налете на тайваньский аэродром Каги. Затем они сражались над Окинавой, 6–7 января действовали над Лусоном. Пройдя Лусонским проливом, оперативное соединение вышло к берегам Индокитая. Здесь палубная авиация нанесла массированный удар по Сайгону, 16-го января самолеты атаковали Гонг-Конг, потом Амой, Суатоу и опять Формозу. Затем последовал второй удар по Окинаве, после чего соединение 26 января вернулось в Улити. Соединение адмирала Хэлси вошло в состав «Тэск форс 58», которым командовал адмирал Спрюенс. 58-е оперативное соединение включало четыре ударных авианосца: «Беннингтон», «Уосп», «Эссекс» и «Банкер Хилл».

В состав авиагруппы каждого авианосца входило по две истребительных эскадрильи корпуса морской пехоты, а на «Банкер Хилле» базировалась первая дневная флотская эскадрилья, оснащенная «Корсарами». Этим подразделением стала эскадрилья VF-84, которой командовал бывший старший офицер эскадрильи VF-17 Роджер Хедрайк. Флот впервые готовился нанести удар непосредственно по Японии. 16-17-го февраля налетам палубной авиации подверглись аэродромы. Требовалось уничтожить на земле и в воздушных боях как можно больше японских самолетов, чтобы противник не смог их задействовать при отражении намеченного десанта на Иводзиму. Затем авианосцы ушли в южном направлении, чтобы принять участие в кампании против гарнизона Иводзимы. Удары по Иводзиме силами палубной авиации наносились до 22 февраля., после чего самолеты «Тэск форс 58» переключились на Чичидзиму, 25 февраля последовал налет на Японию, 1 марта — на Окинаву, после чего корабли оперативного соединения ушли в Улити.



49. Истребитель F4U-1D «белый 184» лейтенанта Уиллиса Г. Лэни, эскадрилья VF-84, авианосец «Банкер Хилл», февраль 1945 г.

В воздушном бою 25 февраля над аэродромом Катори, Япония, Лэни сбил два «Зеро» достоверно и один вероятно. Тогда же Хедрайк одержал свои последние победы. Боевой счет лейтенанта Уиллиса Г. Лэни составил пять достоверно сбитых самолетов противника, два — вероятно и один поврежденный.



50. Истребитель F4U-1D «белый 66» энсина Альфреда Лерча, эскадрилья VF-10, авианосец «Интрепид», апрель 1945 г.

В воздушном бою 16 апреля 1945 г. па истребителе F4U-JD с бортовым номером «66» белого цвета Лерч сбил шесть «Нэтов» и один «Вэл». Эскадрилья VF-10 трижды направлялась на театр боевых действий, 27летчиков подразделения стали асами. На вооружении эскадрильи вразнос время состояли истребители F4F, F6F и F4U.



51. Истребитель F4U-1D «желтый FF-59» командира эскадрильи VMF-351 Дональда К. Ёста, авианосец «Кэйа Глочестер», июль 1945 г.

В составе эскадрильи VMF-121 Ест одержал на «Уайлдкетах» шесть побед в воздушных боях. 23 июля и 5 августа 1945 г. он довел свой победный счет до восьми побед. Под началом Ёста находилось одно из первых подразделений «Корсаров», базировавшееся на борту эскортного авианосца.



52. Истребитель F4U-1D «белый 6» лейтенанта Джо Д. Роббинса, эскадрилья VF-85, авианосец «Шангри-Ла», декабрь 1945 г.

Эскадрилья VF-85 базировалась на авианосце «Шангри-Ла» шесть недель, начиная 11 ноября 1944 г. В Сан-Диего подразделение получило на вооружение 36 новых самолетов F4U-1C, вооруженных 20-м автоматическими пушками. Роббинс опробовал в бою как пулеметные, так и пушечные «Корсары». Он стал единственным асом эскадрильи, но три свои первые победы Роббинс одержал на «Хэллкетах».



53. Истребитель F4U-1C «белый 11» лейтенанта Джо Д. Роббинса, эскадрилья VF-85, авианосец «Шангри-Ла», май 1945 г.

11 мая 1945 г. на истребителе F4U-1C с бортовым номером «11» белого цвета Роббинс в воздушном бою сбил три «Зеро» и повредил четвертый. Свои предыдущие победы летчик одержал в период службы в эскадрилье VF-6, которая базировалась на авианосце «Интрепид». Опознавательный знак в виде молнии появился на килях самолетов авианосца «Шангри-Ла» в январе 1945 г.



54. Истребитель F4U-1D «белый 51» 1-го лейтенанта Роберта Уэйда, эскадрилья VMF-323, Окинава, май 1945 г.

Уэйд сбил семь самолетов противника — два «Тони» 15 апреля 1945 г.; два «Вэла», два «Нэта» и три «Нэта» повредил 4 мая; 12 мая он записал на свой счет «половинку» «Дины», 3 июня — половинку «Вэла».



Тройка «Корсаров» села на палубу авианосца, самолеты вручную оттаскивают с полетного участка палубы. Судя по бортовым кодам, истребители принадлежат одному из тренировочных подразделений, получившим «Корсары» в начале 1944 г.


Единственным асом Fleet Air Arm, летавшим на «Корсарах», являлся майор (позже подполковник) Ронни Хэй. Хэй до «Корсаров» успел повоевать на палубных самолетах «Фалмэр» и «Скуа». О «Корсаре» летчик отзывался следующим образом: «…впервые за четыре года войны мы получили самолет, дававший абсолютное превосходство над противником в воздушном бою».

Первую победу одержал 3 января 1945 г. подполковник Уильям А. Миллингтоун, который командовал VMF-124, и VMF-213. Капитан Говард Финн, сбивший шесть японских самолетов, в периодах кампании на Соломонах служил в VMF-124:

Я не помню, чтобы у нас случались инциденты при взлете или посадке на авианосец, хотя посадка на корабль ночью — чертовски сложная работа. Заход на посадку контролировался радиолокатором авианосца, глиссаду мы выдерживали, пользуясь светотехнической системой. Требовалось очень аккуратно пилотировать самолет.

Нам рассказывали о камикадзе — в «Эссекс» еще до нашего прибытия на корабль однажды попал самолет смертника. От нас требовалось не допустить прорыва самолетов камикадзе к основному ядру соединения. Обнаружением японских самолетов занимались выделенные в радарные пикеты эсминцы, мы же патрулировали в воздухе над кораблями соединения. В период боев над Сайпаном и Окинавой японцы даже не пытались пробовать завоевать господство в воздухе, полностью сосредоточившись на атаках камикадзе.

Мы нанесли удар по докам в порту Формозы, а на обратном пути обстреляли с бреющего полета японский эсминец. Эсминец в надежде спастись шел курсом на север. После атаки я набрал высоту, чтобы сделать серию снимков: на моем самолете был установлен аэрофотоаппарат. Я снял японский корабль за две минуты до того как его потопили 1000-фунтовыми бомбами наши ударные самолетами. Несколько раз мы принимали участие в налетах по территории Индокитая, тогда мы понесли потери от огня зенитной артиллерии. В частности был сбит Джо Линч (5,5 побед), ему пришлось прилично побродить по джунглям. После налетов на Окинаву и Тайвань мы вернулись в Улити.

Затем мы обеспечивали с воздуха высадку десанта морской пехоты на Иводзиму, после чего ушли на север, где в течении четырех или пяти дней летали на Японию. Перед нами стояла задача блокирования аэродромов. В одном из полетов в разрывах облачности я обнаружил самолеты противника. Я выбрал момент и сбил один из них. Второй самолет мы преследовали всем звеном до тех пор, пока он не врезался в гору.

В полетах на блокирование аэродромов наши самолеты не несли подвесного вооружения, мы полагались только на мощь бортового стрелкового оружия. Каждому звену для удара отводился отдельный сектор аэродрома. Позже мы стали летать на поражение наземных целей неуправляемыми ракетами и бомбами, которые подвешивались под плоскости крыльев. К этому времени на истребители стали монтировать вместо пулеметов калибра 12,7 мм автоматические 20-мм пушки. Пушки обладали большим разрушительным действием, однако пулеметы были надежнее. Пушки часто отказывали, нередко из четырех работала всего одна. На больших высотах механизмы пушек замерзали.

Самолеты «Тэск Форс 58» вновь появились на Японией 18 марта 1945 г. К этому времени количество «Корсаров» на авианосцах увеличилось. На борту авианосцев «Эссекс» и «Уосп» вместо эскадрилий корпуса морской пехоты стали базироваться «Корсары» эскадрилий VBF из 83-й и 86-й авиагрупп. В состав оперативного соединения вошли авианосцы «Франклин», «Интрепид» (пять эскадрилий «Корсаров» на двух кораблях) и «Хэнкок» (одна эскадрилья «Корсаров»). В составе 58-го оперативного соединения общее количество оснащенных истребителями F4U эскадрилий достигло 13. Однако 19 марта авианосцы «Франклин» и «Уосп» получили повреждения в результата налета японцев. Корабли вышли из состава «Тэск Форс 58», количество эскадрилий «Корсаров» уменьшилось до девяти. Соединение принимало участие в операции «Айсберг» — вторжении на Окинаву. С момента начала операции резко возросло количество атак камикадзе. 11 мая смертники вывели из строя авианосец «Банкер Хилл» — еще три эскадрильи «Корсаров» вышло из боя. В то время на «Банкер Хилле» служил Роджер Хедрайк.

Годом раньше, 7 марта 1944 г., Хедрайк со своей эскадрильей VF-17 прибыл на Соломоны. Налетав в боевой обстановки более 250 часов, летчики VF-17 сбили девять самолетов противника. Очередной «тур» на войну Хедрайк совершил на борту авианосца «Банкер Хилл» в должности командира эскадрильи VF-84. Его первой победой в составе VF-84 стал сбитый над заводом фирмы Накаямо в Мусасини, Япония, истребитель «Тони». 25 февраля Хедрайк одержал свои последние за войну победы — сбил два «Франка» и «Зеро» над аэродромом Катори. Официальный победный счет аса составил 12 подтвержденных сбитых и четыре поврежденных самолета противника. Хедрайк рассказал следующую историю:



«Корсары» на палубе авианосца «Викториес», снимок сделан на переходе из вод Метрополии в Индийский океан. На корабле базировались вооруженные «Корсарами» 1834- я и 1836-я эскадрильи Fleet Air Arm. На створках ниш основных опор шасси истребителей из 1834-й эскадрильи наносились цифры «7», на створки ниш шасси самолетов 1836- й эскадрильи наносили буквенно-цифровой коды от «8А» до «8Т».


В полете — «Корсары» 1834-й и 1836-й эскадрилий Fleet Air Arm. Обычно истребители сопровождали ударные самолеты «Эвенджер» и «Фалмэр»; одна эскадрилья «Корсаров» находилась в непосредственной близости от самолетов ударной группы, вторая — выше. Данный снимок сделан в мае 1944 г. над Цейлоном.

На вооружении 84-й авиагруппы находились истребители F4U-1D. Вместе с самолетами эскадрилий VMF-451 и VMF-221 у нас насчитывалось 72 «Корсара». В составе эскадрилий корпуса морской пехоты числилось по 18 истребителей, в нашей VF-84 — 36 «Корсаров». Нашей главной задачей являлось пресечение атак камикадзе. Основное ядро оперативной группы окружало кольцо эсминцев-радарных пикетов, эсминцы находились на удалении 100 миль от авианосцев. Флот понес потери, несмотря на все наши усилия. Одной из причин стала не всегда эффективная работа радарных пикетов.

В одном из первых полетов на блокирование японских аэродромов мой «Корсар» получил повреждения от огня зенитной артиллерии. Я мог пилотировать самолет только двумя руками — усилия на ручке управления стали очень большими. Позже выяснилось, что оказалась зажата тросовая проводка системы управления. В том воздушном бою я сбил два «Фрэнка» и «Зеро». Один из самолетов взорвался так близко от меня, что мой «Корсар» буквально пронесся через огненный шар. Моей последней добычей стал «Зеро» — я расстрелял его с небольшой дистанции. Затем подошел к нему на дистанцию всего 20 футов. Я не мог понять почему самолет противника не горит. У нас уже оставалось мало топлива, а мой истребитель к тому же плохо управлялся. Я смог дотянуть на своем истребители до авианосца, после посадки в машине насчитали девять пробоин.

Единственным способом пресечь атаки камикадзе оставалось постоянное патрулирование истребителями воздушного пространства над оперативным соединением. Ночами я испытывал состояние, близкое к клаустрофобии. У нас на корабле базировались истребители F6F-3N из эскадрильи VF(N)-76 — единственные самолеты, способные отражать ночные атаки японской авиации. Мы, дневные летчики, обычно проводили вечера на ангарной палубе за игрой в карты или чтением. Когда пятидюймовая артиллерия корабля открывала огонь, мы знали — ОНИ приближаются. Помещение для отдыха быстро начинало заполняться клубами дыма, поскольку каждый хватался за сигареты. Затем в дело вступали 40-мм пушки — враг подходил совсем близко. Стрекот 20-мм автоматов и крупнокалиберных пулеметов означал атаку нашего авианосца, следовало подумать о возможном покидании корабля. Атаки камикадзе отличались высокой эффективностью, насколько мне известно смертники поразили 38 кораблей, причем некоторые авианосцы получали повреждения от камикадзе дважды.

11 мая я привел на борт авианосца «Банкер Хилл» свою группу после налета на японский аэродром на Окинаве. На борту авианосца находился командующий соединением адмирал Митчер, я докладывал ему лично после каждого боевого вылета. Над Окинавой мы летали на строго определенных высотах и по заранее оговоренным маршрутам, чтобы избежать обстрела со стороны собственных войск. Однако, такая тактика мало чего давала — морская пехота каждый раз открывала огонь по «Корсарам». Так было и в тот раз: как только мы вышли на цель, наши же зенитчики открыли огонь — строй самолетов был нарушен. Мне пришлось отказаться от атаки и описывать круги, восстанавливая боевой порядок.

Мы вернулись на корабль примерно в 9 часов утра. К 10 часам я находился в отведенном для меня помещении, расположенном уровнем ниже комнаты предполетного инструктажа. Я занимался планирование очередного полета на сопровождение торпедоносцев, когда на корабль обрушился первый камикадзе. В это время на палубе готовились к взлету «Корсары». Бомбы были разложены совсем рядом с самолетом командира эскадрильи VF-84 Тедом Хиллом. Хилл немедленно распорядился убрать все самолеты с верхней палубы.

Менее чем через три минуты к кораблю приблизился второй камикадзе. Смертник врезался в авианосец между надстройкой-островом и полетной частью палубы. Большинство людей, находившихся в помещении для предполетного инструктажа погибло. Тед мне потом рассказывал как прямо на его глазах от взрыва изогнулась полетная палуба авианосца. Я вместе с другими офицерами выскочил из своего штаба в коридор, уже забитый прибывшими вчера на замену летчиками. Кругом был дым, сильно пахло бензином. Мы стали пытаться погасить пожар. Рядом со мной оказался англичанин, приданный нам в качестве наблюдателя. Джентльмен грязно ругался, призывая окружающих как можно быстрее покончить с пожаром.

Поставить пожар под контроль удалось лишь к шести часам вечера. Корабль мог развивать ход не более 10 узлов. Авианосец все еще дымился, поэтому мы опасались повторных ударов. Быстро уйти из опасного района корабль не имел возможность, а обнаружить авианосец визуально по столбу дыма не составляло труда. Главный инженер корабля пребывал в состоянии шока. Окончательно пожар потушили только утром следующего дня. Только тогда я смог попасть на ангарную палубу. Здесь все было затянуто пеленой дыма, ужасная картина увиденного преследует меня всю жизнь — кругом лежали тела погибших. Убитых и сгоревших мы предали волнам. Удар камикадзе поставил точку в нашей «командировке» на войну.



Истребитель «Корсар II» JT422. Окраска самолета типична для всех 36 «Корсаров» из 47-го истребительного авиакрыла, которое базировалось в 1944-45 г.г. на борту авианосца «Викториес». Хорошо виден буквенно-цифровой код 1836-й эскадрильи. В кабине истребителя — лейтенант Кнайт.


Снимок сделан Ронни Хэем со своего оборудованного двумя аэрофотоаппаратами «Корсара». На фотографии — японский аэродром на острове Мияко. Аэродром атакуют британские «Эвенджеры» и «Корсары», март 1945 г. В результате налета значительные повреждения получила основная взлетно-посадочная полоса.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.175. Запросов К БД/Cache: 3 / 1