Бой в заливе Кьюла

После обстрела Вилы-Стэнмор и стычки с противником в районе якорной стоянки Райс адмирал Эйнсуорт повел свои корабли вниз по «Слоту» к проливу Саво, а потом на восток в пролив Индиспенсейбл. Он должен был встретиться с танкером южнее острова Сан-Кристобаль и принять топливо. Но, не доходя до точки рандеву, он получил новый приказ Хэлси, который заставил Эйнсуорта повернуть обратно. Был обнаружен «Токийский экспресс», идущий на юг от Бугенвилля. Он направлялся в Вила-Стэнмор, чтобы доставить подкрепления. Эйнсуорт должен был вернуться в залив Кьюла, чтобы перехватить там «грузовой состав».

Он немедленно развернул свою эскадру на 180 градусов и пошел обратно в залив Кьюла со скоростью 29 узлов. Так как «Шевалье» помял себе нос, спасая экипаж «Стронга», этот эсминец был отправлен в Тулаги. Эсминцы «Дженкинс» (капитан 2 ранга Г.Ф. Миллер) и «Рэдфорд» (капитан 2 ранга У.К. Ромозер), которые принимали в Тулаги топливо и боеприпасы, получили приказ присоединиться к Эйнсуорту. Оперативная Группа 36.1 помчалась по «Слоту» на север.

Примерно в полночь, подойдя к входу в залив Кьюла, Эйнсуорт снизил скорость до 25 узлов и объявил боевую тревогу.

Ночь была типичной для Соломоновых островов — темная, безлунная и душная. Моросил дождь. Видимость не превышала 2 миль, а когда дождь усиливался, она сокращалась до 1 мили. Это была подходящая ночка для столкновения с любым соединением, идущим вниз по «Слоту».

На этот раз вниз по «Слоту» шли 10 эсминцев контр-адмирала Теруо Акиямы с подкреплениями на борту. Вражеские корабли были разделены на 3 группы. Впереди шла группа поддержки — эсминцы «Ниидзуки», «Судзукадзэ», «Таникадзэ». За ней следовала транспортная группа — эсминцы «Мотидзуки», «Микадзуки», «Хамакадзэ». Замыкала строй вторая транспортная группа — эсминцы «Амагири», «Хацуюки», «Нагацуки», «Сацуки». 6 июля примерно в 00.25, как раз когда корабли адмирала Эйнсуорта проходили мыс Висувису, японские эсминцы повернули в залив.

Адмирал Акияма послал первую транспортную группу к берегу Коломбангры, чтобы спуститься по заливу к Виле. Остальные корабли следовали кильватерной колонной дальше от берега. Американцы не подозревали, что эсминец «Ниидзуки» имел новейший японский радар. Они также не знали, что японские корабли были вооружены огромными 610-мм торпедами и имели специальные устройства для быстрой перезарядки торпедных аппаратов этими 3-тонными чудовищами. Но даже если бы Эйнсуорт об этом знал, он не отказался бы от атаки. Однако японский радар и мощные торпеды уравновешивали более сильную огневую мощь американских крейсеров.

В 01.36 крейсер «Гонолулу» установил радиолокационный контакт с японскими кораблями на расстоянии 22000 ярдов. Эйнсуорт немедленно перестроил корабли в кильватерную колонну. В голове шли эсминцы «Николас» и «О’Беннон». За ними следовали крейсера «Гонолулу», «Хелена» и «Сен-Луи». За ними шел эсминец «Дженкинс», а замыкал строй «Рэдфорд».

В 01.42, когда на экране радара появились многочисленные отметки, Эйнсуорт изменил курс, чтобы занять более выгодную позицию. Через минуту Акияма отделил вторую транспортную группу и послал ее в Вилу, а сам с эсминцами прикрытия повернул на север. Дистанция между американскими и японскими кораблями быстро сокращалась. Анализируя картину на экранах радаров, американцы были сбиты с толку разделением японской колонны на 2 части. Так как идущая в Вилу группа казалась больше, Эйнсуорт приказал концевым эсминцам обстреливать ее артиллерией вместе с крейсерами. Идущие в авангарде «Николас» и «О’Беннон» должны были атаковать более близкую и менее крупную группу, выходящую из залива.

В 01.54 Эйнсуорт по УКВ отдал приказ: «Эсминцам открыть огонь!»

Командовавший эсминцами капитан 1 ранга МакИнерни не понял: адмирал приказывает стрелять из орудий или выпустить торпеды?

Эйнсуорт подразумевал артогонь. Но ситуация стремительно изменилась, и это потребовало иных действий. Более крупная группа стремительно увеличивала дистанцию, а мелкая подходила все ближе. Эйнсуорт отменил первый приказ и приказал всем кораблям сосредоточиться на приближающемся противнике. Для этого американская эскадра совершила поворот «все вдруг», а чтобы догнать остальных, следовало лечь на обратный курс.

В 01.57, когда дистанция сократилась до 7050 ярдов, Эйнсуорт приказал открыть огонь. Японские корабли шли со скоростью 30 узлов и в этот момент находились по левому траверзу у американцев. Однако они не были застигнуты врасплох. Наблюдатели «Ниидзуки» заметили американскую колонну и сообщили о ней. Адмирал Акияма немедленно объявил боевую тревогу.

Американские артиллеристы показали класс. Первый же залп крейсеров накрыл «Ниидзуки». Флагман адмирала Акиямы получил несколько пробоин, лишился управления и загорелся. Эсминец выкатился из строя и начал тонуть.

Эсминцам «Судзукадзэ» и «Таникадзэ» повезло больше. Шквал тяжелых снарядов не остановил их, и они сумели выпустить торпеды по американской колонне. Эти новейшие торпеды имели вдвое больше взрывчатки в боеголовках. Пока торпеды шли к цели, «Судзукадзэ» получил пару мелких повреждений, а в «Таникадзэ» попал неразорвавшийся снаряд. Поставив дымовую завесу, эти эсминцы выскочили из залива, чтобы перезарядить торпедные аппараты для повторной атаки.

Как раз в тот момент, когда американцы решили, что первая японская группа уничтожена, крейсер «Хелена» получил попадание торпеды. Затем второй! А потом и третьей! Когда стих грохот и дым рассеялся, оказалось, что крейсер находится в критическом положении. Его нос был оторван, корпус в средней части прогнулся, а корма и развороченный полубак задрались вверх.

Тем временем адмирал приказал повернуть, чтобы заняться второй группой. Он не подозревал, что «Хелена» получила попадания, так как остальные корабли не видели следов торпед. Первые подозрения зародились, когда крейсер не ответил на вызов. Но к этому времени американские корабли уже вели огонь по второй японской группе, и экипажу «Хелены» оставалось только ждать.

Хотя Эйнсуорт сумел сделать противнику «crossing-Т», японцы уклонились от американских залпов и избежали гибели. Эсминец «Хацуюки» получил попадания 3 снарядов, которые не разорвались. Эсминец «Амагири» пострадал, но укрылся дымовой завесой. Там же скрылись и 2 остальных эсминца этой группы. Повернув на обратный курс, они пошли к якорной стоянке Вилы, где легко поврежденный «Нагацуки» сел на мель.

В 02.27 Эйнсуорт повернул свою эскадру на запад. Не обнаружив ничего, он вернулся в залив. Примерно через час после столь же безуспешных поисков в этом направлении он оставил эсминцы «Николас» и «Рэдфорд» подбирать экипаж «Хелены», а сам с остальными кораблями пошел к «Слоту». Первый раунд боя в заливе Кьюла завершился.

Как обычно, японские торпеды нанесли большой урон, в отличие от американских. В начале боя головные эсминцы «Николас» и «О’Беннон» не торопились стрелять, надеясь начать с торпедного залпа. Такого случая им не представилось. Точно так же концевые эсминцы «Дженкинс» и «Рэдфорд» не стреляли, выжидая благоприятного момента для торпедной атаки. В 02.01 «Дженкинс» произвел торпедный залп. «Рэдфорд» сумел сделать это позднее. Наконец «Николас», «О’Беннон» и «Рэдфорд» сумели выпустить торпеды, хотя и с опозданием. «О’Беннон» дал 5-торпедный залп по второй японской группе, которая уже отходила, и ничего не добился. Торпеды «Рэдфорда» тоже прошли мимо. «Дженкинс» вообще стрелял по какому-то призраку.

На выходе из залива эсминцы всадили несколько снарядов в тонущий «Ниидзуки». Это был единственный японский корабль, потопленный во время боя, что было плохой компенсацией за потерю «Хелены». Но второй раунд продолжался, и теперь отличились американские эсминцы.

«Николас» и «Рэдфорд» направились подбирать экипаж «Хелены». Когда в 03.41 эсминцы прибыли в указанную точку, крейсер уже затонул. Они спустили вельботы, чтобы подбирать уцелевших моряков. Шлюпки ориентировались на крики, разыскивая людей среди мусора и нефти. Море было усеяно плотиками и обломками, его покрывал толстый слой вонючей нефти. Спасательные работы были в самом разгаре, когда в 04.00 радар «Николаса» обнаружил на западе цель на расстоянии 16000 ярдов.

В следующий момент эту же цель нащупал радар «Рэдфорда». Оба эсминца прекратили работы и приготовились к бою. Находившийся на «Николасе» МакИнерни повел эсминцы навстречу противнику. Но противник внезапно повернул назад, и вскоре отметки на экранах радаров пропали.

Вероятно, этот поворот спас «Рэдфорд» и «Николас», находившиеся в сложном положении, и наверняка был счастливым для моряков «Хелены». Обнаруженными кораблями были эсминцы «Судзукадзэ» и «Таникадзэ». Закончив перезарядку торпедных аппаратов, они вернулись в залив в поисках целей. К счастью, они не заметили американские эсминцы. Те возобновили спасательные работы, случайно избежав сокрушительных залпов торпед «Модель 93».

В 05.15 американские эсминцы снова были встревожены радиолокационным контактом с целью, которая теперь появилась на расстоянии 13000 ярдов. К этому времени они уже подобрали большое число моряков «Хелены» и были готовы к бою. На этот раз был замечен японский эсминец «Амагири», который вышел в залив из Вилы, чтобы спасти экипаж «Ниидзуки». Японцы только начали спасательные работы, как их наблюдатели заметили американцев. «Амагири» сразу дал ход и развернулся для торпедной атаки как раз в тот момент, когда это же сделали «Николас» и «Рэдфорд».

В 05.22 «Николас» дал торпедный залп с дистанции 8000 ярдов, «Амагири» выпустил торпеды через 8 минут. Оба залпа прошли мимо. Американцы выпустили осветительные снаряды и в 05.34 открыли огонь по японскому эсминцу. Они всадили в «Амагири» снаряд, который уничтожил радиорубку и вывел из строя систему управления огнем. Поставив дымовую завесу, поврежденный корабль удрал. Американцы подумали, что уничтожили его. В действительности же они уничтожили 300 человек экипажа «Ниидзуки». Эти несчастные, в том числе и адмирал Акияма, погибли.

2 других эсминца, стоявшие на рейде Вила, видели стрельбу на севере. Выгрузив солдат, они покинули залив Кьюла через южные ворота — пролив Блэкетт. Третий эсминец, «Мотидзуки», задержался с разгрузкой. В 06.00 командир эскадры, находившийся на борту, решил отходить через залив Кьюла. Поэтому «Мотидзуки» пошел на север, держась как можно ближе к берегу Коломбангры. Но это не помешало радару «Николаса» обнаружить его на фоне берега.

В очередной раз «Николас» и «Рэдфорд» прервали спасательные работы и погнались за противником. Докладывая об этом бое, капитан 1 ранга МакИнерни писал: «Нельзя лучше описать происходившее, кроме как привести слова командира «Николаса», когда он вел корабль полным ходом навстречу противнику: «Если эти сукины дети хотят сражаться, я им задам!»

Пожилых благовоспитанных леди такие выражения могут шокировать, но пожилые леди не стоят на мостике прокопченных пороховым дымом кораблей, разрезающих волны, на которых качаются трупы и умирающие люди.

Хотя «Мотидзуки» не желал сражаться, ему пришлось это делать. В 06.15 он выпустил торпеду по американским кораблям, а те открыли огонь из 127-мм орудий. Получив несколько попаданий, японец поставил дымовую завесу и удрал. Когда начало рассветать, появилась угроза воздушных атак. Поэтому МакИнерни приказал поставить дымовую завесу, чтобы прикрыть отход из залива «Николаса» и «Рэдфорда».

Ему доложили: «Мы спасли более 700 человек с «Хелены», но еще несколько сот остались в воде».

«Мы оставим им 4 шлюпки! Вызовите добровольцев».

Недостатка в добровольцах не было. 4 шлюпки кружили по заливу все утро, пока эсминцы уходили прочь. Всего эти эсминцы подобрали 745 человек. Как мы увидим, шлюпки подобрали многих из оставшихся моряков «Хелены», а эсминцы вернулись, чтобы забрать большую группу людей, которых несло к вражескому берегу. Это был еще один великолепный пример спасательных работ эсминцев.

Если не считать эффективного спасения экипажа потопленного крейсера, в бою в заливе Кьюла американцы не совершили ничего потрясающего. Они не сумели помешать доставке подкреплений в Вила-Стэнмор, хотя потопили один эсминец и повредили еще несколько ценой потери легкого крейсера. Поврежденный «Нагацуки» остался торчать на мели недалеко от Вилы. Днем его там обнаружили и уничтожили американские самолеты. Этот успех является косвенной заслугой эскадры Эйнсуорта, как и гибель всего экипажа «Ниидзуки» вместе с адмиралом Акиямой.

Но оперативной группе Эйнсуорта еще предстояло вернуться к Виле-Стэнмор.

Похожие книги из библиотеки

Авианосцы, том 1

18 января 1911 года Эли Чемберс посадил свой самолет на палубу броненосного крейсера «Пенсильвания». Мало кто мог тогда предположить, что этот казавшийся бесполезным эксперимент ознаменовал рождение морской авиации и нового класса кораблей, радикально изменивших стратегию и тактику морской войны.

Перед вами история авианосцев с момента их появления и до наших дней. Автор подробно рассматривает основные конструктивные особенности всех типов этих кораблей и наиболее значительные сражения и военные конфликты, в которых принимали участие авианосцы.

В приложениях приведены тактико-технические данные всех типов авианесущих кораблей.

Эта книга, несомненно, будет интересна специалистам и всем любителям военной истории.

Боевой путь Императорского японского флота

Аннотация издательства: Книга посвящена наиболее интересному и трагичному периоду в истории Императорского Японского флота — его участию во Второй Мировой войне. Являясь одной из лучших работ обзорного характера, она может быть рекомендована самому широкому кругу читателей.

Карты и схемы приведены из различных источников

Боевые действия подводных лодок США во второй мировой войне

Аннотация издательства:

В книге дается описание боевых действий американских подводных лодок во второй мировой войне, главным образом на Тихом океане. Подробно говорится об одиночных и групповых действиях лодок против торгового флота Японии, а также действиях против ее боевых кораблей. Рассматриваются тактические приемы подводных лодок по использованию торпедного оружия, постановка мин, выполнение специальных заданий и другие вопросы. Русское издание книги рассчитано на офицеров и адмиралов военно-морского флота.

В схватке с «волчьими стаями». Эсминцы США: война в Атлантике

Первая книга масштабной дилогии Теодора Роско, посвященная боевым действиям американских эсминцев в Атлантике в годы Второй Мировой войны. Несмотря на заметный "звездно-полосатый уклон" книга написана живым красочным языком и читается намного интереснее иных "казенных" изданий. Будет интересна всем любителям военной истории и флота.