Бой в заливе Императрицы Августы (Арли Берк в бою!)

Когда адмирал Кога, находившийся на Труке, узнал, что американцы осмелились ступить на остров Бугенвилль, он по радио приказал нанести сильный ответный удар. Для этой цели в Рабауле начали собирать авиацию. Вечером 1 ноября из Рабаула вышла эскадра адмирала Сентаро Омори с единственной целью — разгромить американцев на мысе Торокина.

В состав эскадры входили тяжелые крейсера «Мьёко» и «Хагуро», легкие крейсера «Сендай» и «Агано» и 6 эсминцев. Вместе с ними шли 5 войсковых транспортов, которые должны были высадить на мысе Торокина 1000 солдат, чтобы сбросить в море морских пехотинцев. Но эти транспорты опоздали на встречу с крейсерами, а после того как возле пролива Сент-Джордж была замечена американская подводная лодка, Омори охотно повернул их назад. Он желал иметь полную свободу действий.

Она ему очень была нужна. Адмирал Хэлси узнал о выходе японцев и немедленно направил оперативное соединение адмирала Меррила на перехват. Когда Меррил получил этот срочны приказ, его крейсера находились возле острова Велья-Лавелья, наслаждаясь передышкой после утомительных обстрелов побережья. Капитан 2 ранга Б.Л. Остин командовал ДЭМ-46. ДЭМ-45 капитана 1 ранга Арли Берка заправлялся в проливе Хоторн возле входа в залив Кьюла. Этим эсминцам пришлось спешно закончить заправку, и вечером 1 ноября соединение Меррила двинулось навстречу кораблям адмирала Омори.

Омори не ожидал встречи с американскими крейсерами. Он ожидал и даже надеялся на встречу с транспортами. Следуя на юг по заливу Императрицы Августы, он держал свою эскадру в простом строю. В центре шли тяжелые крейсера «Мьёко» (флагман) и «Хагуро»; легкий крейсер «Сендай», эсминцы «Сигурэ», «Самидарэ», «Сирацую» шли слева; легкий крейсер «Агано», эсминцы «Наганами», «Хацукадзэ», «Вакацуки» — справа.

Соединение Меррила было выстроено в несколько колонн. Справа шли авангардные эсминцы Берка: «Чарльз Осборн» (капитан 2 ранга Л.К. Рейнольдс), «Дайсон» (капитан 2 ранга Р.Э. Гано), «Стэнли» (капитан 2 ранга Р.У Кавено), «Клакстон» (капитан 2 ранга Г.Ф. Стаут). В центральной колонне шли крейсера «Монпелье» (флагман), «Кливленд», «Коламбиа», «Денвер». Слева шли арьергардные эсминцы Остина: «Спенс» (капитан 2 ранга Г.Дж. Армстронг), «Тэтчер» (капитан 2 ранга Л.Р. Лэмпмен), «Конверс» (капитан 2 ранга Д.Г.Э. Хамбергер), «Фут» (капитан 2 ранга Олстон Рамсей).

Соединение Омори получило первый удар, когда американский самолет, обнаруживший японцев, попал бомбой в надстройку крейсера «Хагуро». Это произошло в 01.30. Поврежденный взрывом «Хагуро» снизил скорость соединения до 30 узлов. Затем один из его гидросамолетов радировал о появлении эскадры Меррила. Пилот ошибочно сообщил адмиралу Омори, что оно состоит из 1 крейсера и 3 эсминцев. Через несколько минут другой самолет-разведчик передал японскому адмиралу, что в заливе Императрицы Августы разгружается целый транспортный флот. Поэтому Омори повернул свое соединение на юго-восток, готовясь учинить бойню. В действительности обнаруженными «транспортами» были эсминцы-минные заградители «Риз», «Гэмбл» и «Сикард», которые шли вдоль берега в сопровождении эсминца «Реншо».

Ночь была совершенно темной. Несколько кораблей Омори имели радар, однако он больше полагался на бинокль. Но в этом случае американский радар SG оказался лучше японских биноклей.

Крейсера Меррила установили первый радиолокационный контакт с противником в 02.27. Адмирал принял решение занять такую позицию, чтобы блокировать вход в залив Императрицы Августы. После начала боя Меррил намеревался оттеснить японцев к западу, чтобы получить больше пространства для маневра. Это позволило бы ему вести артиллерийский бой на большой дистанции, не подвергая себя опасности торпедной атаки. Однако именно американским эсминцам предстояло открыть бой торпедной атакой. Крейсера не должны были стрелять до тех пор, пока американские торпеды не дойдут до цели.

Все эти планы были давно подготовлены и доведены до командиров соединения. Командир ДЭМ-45 Арли Берк прекрасно их знал, но командир ДЭМ-46 Остин и его командиры не знали всех деталей. Они были новичками в составе Оперативного Соединения 39, поэтому Остин не был досконально знаком с тактикой Меррила.

Как только был установлен радиолокационный контакт с противником, Меррил повернул свое соединение точно на север. После короткого галса головные эсминцы Берка повернули на северо-запад, чтобы провести торпедную атаку, как и планировалось. Меррил приказал крейсерам повернуть «все вдруг» на обратный курс. Эсминцам Остина было приказано покинуть строй и атаковать торпедами южный фланг японцев, как только дистанция позволит это.

Пока крейсера Меррила поворачивали на обратный курс, эсминцы Берка атаковали левую колонну Омори. В 02.46 Берк крикнул по УКВ: «Мои гуппешки поплыли!» Но японцы заметили американские крейсера, и Омори повернул эскадру на юго-запад. Из-за этого неожиданного поворота 25 «гуппешек» проплыли мимо. Стремительная атака Берка завершилась ничем.

Тем временем колонна «Сендая» выпустила торпеды по американским крейсерам. Но Меррил не стал ждать ответного удара. Как только боевой информационный центр сообщил о повороте японцев на юг, он приказал крейсерам открыть огонь. Главной целью стал легкий крейсер «Сендай». Когда он начал поворот вправо, на него обрушился град снарядов. Многочисленные взрывы разворотили корпус крейсера.

Внезапный удар, полученный «Сендаем», привел его колонну в замешательство. В последующей суматохе эсминцы «Самидарэ» и «Сирацую» столкнулись на полном ходу, после чего поспешно начали отходить. В результате «Сигурэ» оказался предоставлен самому себе и повернул на юг, чтобы присоединиться к своим крейсерам. «Мьёко» и «Хагуро» описали широкую дугу, которая привела их прямо в колонну «Агано». Хотя японские осветительные снаряды превратили ночь чуть ли не в день, тяжелые крейсера не сумели заметить корабли Меррила. Они влетели прямо под шквал американских снарядов. Маневрируя в потемках, «Мьёко» врезался в «Хацукадзэ» и отрубил эсминцу часть носа.

Тем временем «Маленькие бобры» Берка, выпустив торпеды, разделились. Сделав это, они вернулись в бой только в 03.19, когда «Осборн» заметил «Сендай» и своими снарядами ускорил гибель крейсера. Затем на экране радара показались столкнувшиеся ранее «Самидарэ» и «Сирацую». Берк на полном ходу погнался за этими противниками.

ДЭМ-46 капитана 2 ранга Остина попал в сложное положение. Эсминец «Фут» неправильно понял приказ Меррила о повороте и потерял место в строю. Пытаясь пристроиться к эсминцам, он получил в корму японскую торпеду, которая предназначалась крейсерам. Крейсер «Кливленд» успел повернуть буквально в последний момент, чтобы пройти на расстоянии 100 ярдов от поврежденного эсминца. Но эсминцу «Спенс», замыкавшему колонну, повезло меньше. Положив руль право на борт, чтобы открыть директрису крейсерам, он скребанул бортом эсминец «Тэтчер». При столкновении на скорости 30 узлов посыпались фонтаны искр, но оба эсминца помчались дальше на высокой скорости. Ободранная на бортах краска этому не мешала. В 03.20 японский снаряд угодил в «Спенс» на уровне ватерлинии. Соленая вода попала в топливную цистерну, смешавшись с нефтью. Этот медленный яд постепенно снижал скорость эсминца. Словно всех этих неудач было мало для одного дивизиона, эсминцы Остина потеряли прекрасную возможность для торпедного удара по крейсерам «Мьёко» и «Хагуро». Когда его флагман прошелся вдоль борта «Тэтчера», капитан 2 ранга Остин выскочил на мостик, чтобы посмотреть, что происходит. На экране радара виднелись несколько ярких отметок. Остин должен был выпустить по ним торпеды с дистанции 4000 ярдов, но офицер из боевого информационного центра сообщил, что это американские корабли. Поэтому соприкосновение с «Тэтчером» обошлось несколько дороже, чем несколько ведер свежей краски.

Через пару секунд «Спенс» заметил крейсер «Сендай». Японский корабль сильно накренился и еле держался на воде, но его орудия все еще стреляли, и он был опасен, как раненный леопард. Остин произвел маневр, чтобы выйти в торпедную атаку, и «Спенс» и «Конверс» выпустили 8 «рыбок» по подранку. Но потопить крейсер им не удалось, это сумели сделать позднее эсминцы Берка. 3 эсминца Остина пошли на северо-запад, надеясь перехватить «Самидарэ» и «Сирацую».

В 03.52 «Спенс», «Тэтчер» и «Конверс» догнали эти 2 японских эсминца и выпустили им вдогонку 19 торпед. Но результат оказался нулевым. Часть промахов можно списать на неверный прицел, но полный провал атаки, скорее всего, был вызван плохим качеством торпед.

В ответ «Самидарэ» и «Сирацую» выпустили торпеды и открыли артогонь. Если японские торпеды и прошли мимо, это имеет резонное объяснение. Корабли были вынуждены отчаянно маневрировать, чтобы уклониться от града американских снарядов, вдобавок оба эсминца были серьезно повреждены при столкновении.

Запасы топлива на «Спенсе» подходили к концу, к тому же остатки были загрязнены соленой водой, поэтому Остин передал командование дивизионом командиру «Тэтчера» капитану 2 ранга Лэмпмену, а сам повернул «Спенс», чтобы выйти из боя. Но этот маневр привел эсминец прямо под снаряды эсминцев Берка. В 04.25 море вокруг «Спенса» вскипело от разрывов.

По УКВ капитан 2 ранга Остин крикнул Берку: «Вокруг нас только что легли несколько снарядов. Надеюсь, вы не стреляете по нам».

Ответ Берка стал еще одним примером флотского юмора: «Мне очень жаль, но прошу нас извинить. Еще 4 залпа уже в воздухе».

Остин поспешил увести «Спенс» подальше. Но уворачиваясь от огня Берка, «Спенс» обнаружил японский эсминец «Хацукадзэ».

Это был как раз тот эсминец, который протаранил «Мьёко». Японский корабль не мог уклониться от огня американцев. «Спенс» подошел на расстояние 4000 ярдов, и его артиллеристы начали всаживать снаряд за снарядом в поврежденный японский эсминец. «Хацукадзэ» вскоре загорелся и начал погружаться, его машины встали. Остин хотел прикончить этого противника, но снаряды на «Спенсе» подошли к концу, поэтому он вызвал на помощь эсминцы Берка. Град снарядов ДЭМ-45 похоронил «Хацукадзэ». Примерно в 05.39 корабль перевернулся и скрылся под водой.

«Спенс» присоединился к ДЭМ-45, так как Берк приказал отходить. Эсминцы «Тэтчер» и «Конверс» не сумели перехватить «Самидарэ» и «Сирацую» и также начали отход. Так как занимался день, адмирал Меррил повернул колонну своих крейсеров на восток.

Пока эсминцы пытались догнать удирающих японцев, крейсера Меррила маневрировали, ведя бой с японскими тяжелыми крейсерами. В течение часа обе стороны крутились на пятачке, но никто не сумел нанести противнику роковой удар. Омори был убежден, что столкнулся не меньше чем с 7 тяжелыми крейсерами, поэтому в 03.37 он вышел из боя и начал отходить на северо-запад вдоль берега Бугенвилля. Американские крейсера преследовали его до рассвета, а потом Меррил повернул обратно, ожидая появления авиации из Рабаула.

Примерно в 05.00 по УКВ прорезался радостный голос Берка. Его эсминцы все еще находились западнее крйесеров, и он просил разрешения начать преследование японцев. Как вспоминает капитан 1 ранга Бриско, адмирал Меррил ответил: «Арли, ради бога, оставь эту затею. Двинули домой, а то нам скучно».

В итоге Берк повернул свои 7 эсминцев на юг, чтобы соединиться с крейсерами.

Другой моряк с одного из крейсеров вспоминал: «Мы были рады, когда эти эсминцы снова появились. Когда мы выходили из залива Императрицы Августы, на экране радара появилось множество воздушных целей. Похоже, из Рабаула прилетела целая стая».

Эсминец «Фут», у которого была оторвана корма, оказался в тяжелом положении. «Клакстон» получил приказ взять поврежденный корабль на буксир, «Осборн» и «Тэтчер» должны были их сопровождать. Группа наведения истребителей вызвала на перехват 15 американских самолетов, пока японцы еще не приблизились. Но примерно 100 авианосных самолетов было слишком много для 15 истребителей, и отбиваться пришлось измученным артиллеристам Меррила.

Около 08.00 японские самолеты атаковали отходящую эскадру. Они пролетели прямо над поврежденным «Футом», который тащился в 10 милях за кормой крейсеров. «Фут» был укрыт плотным зонтиком зенитного огня. На него не была сброшена ни одна бомба, но моряки видели, как один самолет рухнул в море.

Через 5 минут японские самолеты оказались над кораблями Меррила. Он построил свое оперативное соединение в круговой ордер ПВО. Когда прилетели бомбардировщики, Меррил начал маневрировать так, чтобы пустить в ход главный калибр. Эсминцы открыли зенитный огонь с дистанции 14000 ярдов.

Меррил так описывает этот бой в своем рапорте:

«Поле боя превратилось в настоящий ад, где невозможно было говорить, слышать и даже думать. Когда корабли в идеальном строю выполнили первый поворот на 90 градусов, воздух наполнился разрывами шрапнели и, к нашей огромной радости, тяжело поврежденными вражескими самолетами. Самолеты вспыхивали, когда пролетали над флагманским кораблем, и взрывались за пределами кольца охранения эсминцев. Мы насчитали 10 самолетов, одновременно упавших в воду, еще 7 разбились далеко от нашего строя».

В разгар боя Меррил приказал кораблям двигаться по кругу по часовой стрелке. Казалось, что каждое зенитное орудие нашло свою жертву. Трое японцев выбросились с парашютами и приводнились почти в центре американского строя. «Бетти» взрывались в небе и взрывались на воде. Из 70 или 80 самолетов, атаковавших эскадру, были сбиты не меньше двух дюжин. Японские данные о потерях отсутствуют. Японцы сумели добиться только 2 попаданий в крейсер «Монпелье», повредив катапульту и ранив одного человека. В 08.12 они завершили атаку и полетели на север, преследуемые американскими истребителями.

Бой в заливе Императрицы Августы и его воздушный эпилог закончились. И на море, и в воздухе противник потерпел сокрушительное поражение. Легкий крейсер и эсминец были потоплены, еще 2 эсминца серьезно повреждены, тяжелый крейсер «Мьёко» пострадал при столкновении, тяжелый крейсер «Хагуро» был поврежден. Эскадра Омори возвращалась домой без славы. Из кораблей Меррила серьезно пострадал только эсминец «Фут», но даже он был позднее отремонтирован и вернулся в строй. Крейсер «Денвер» и эсминец «Спенс» получили небольшие повреждения и вскоре снова были готовы к бою.

Комментируя эту потрясающую победу, адмирал У.С. Пай, преподававший в военно-морском колледже, писал:

«Эсминцы не были прочно привязаны к главным силам, их не держали в пределах дальнобойности орудий. Они действовали независимо на большом удалении от крейсеров, совершенно свободно. Их использовали для наступательных действий, а не для оборонительных».

Наступать — это как раз то, что любили капитан 1 ранга Берк и его «Маленькие бобры».

Похожие книги из библиотеки

Авианосцы, том 2

18 января 1911 года Эли Чемберс посадил свой самолет на палубу броненосного крейсера «Пенсильвания». Мало кто мог тогда предположить, что этот казавшийся бесполезным эксперимент ознаменовал рождение морской авиации и нового класса кораблей, радикально изменивших стратегию и тактику морской войны.

Перед вами история авианосцев с момента их появления и до наших дней. Автор подробно рассматривает основные конструктивные особенности всех типов этих кораблей и наиболее значительные сражения и военные конфликты, в которых принимали участие авианосцы.

В приложениях приведены тактико-технические данные всех типов авианесущих кораблей.

Эта книга, несомненно, будет интересна специалистам и всем любителям военной истории.

Боевые действия подводных лодок США во второй мировой войне

Аннотация издательства:

В книге дается описание боевых действий американских подводных лодок во второй мировой войне, главным образом на Тихом океане. Подробно говорится об одиночных и групповых действиях лодок против торгового флота Японии, а также действиях против ее боевых кораблей. Рассматриваются тактические приемы подводных лодок по использованию торпедного оружия, постановка мин, выполнение специальных заданий и другие вопросы. Русское издание книги рассчитано на офицеров и адмиралов военно-морского флота.

Авианосцы, том 1

18 января 1911 года Эли Чемберс посадил свой самолет на палубу броненосного крейсера «Пенсильвания». Мало кто мог тогда предположить, что этот казавшийся бесполезным эксперимент ознаменовал рождение морской авиации и нового класса кораблей, радикально изменивших стратегию и тактику морской войны.

Перед вами история авианосцев с момента их появления и до наших дней. Автор подробно рассматривает основные конструктивные особенности всех типов этих кораблей и наиболее значительные сражения и военные конфликты, в которых принимали участие авианосцы.

В приложениях приведены тактико-технические данные всех типов авианесущих кораблей.

Эта книга, несомненно, будет интересна специалистам и всем любителям военной истории.

Авианосцы, том 1

18 января 1911 года Эли Чемберс посадил свой самолет на палубу броненосного крейсера «Пенсильвания». Мало кто мог тогда предположить, что этот казавшийся бесполезным эксперимент ознаменовал рождение морской авиации и нового класса кораблей, радикально изменивших стратегию и тактику морской войны.

Перед вами история авианосцев с момента их появления и до наших дней. Автор подробно рассматривает основные конструктивные особенности всех типов этих кораблей и наиболее значительные сражения и военные конфликты, в которых принимали участие авианосцы.

В приложениях приведены тактико-технические данные всех типов авианесущих кораблей.

Эта книга, несомненно, будет интересна специалистам и всем любителям военной истории.