Захват Иводзимы

Для американской публики Иводзима означает гору Сурибати и морскую пехоту. Но драматический захват горы Сурибати и водружение знамени стали лишь эпизодом затяжной, кровавой борьбы. Позади остались жестокие бои, а впереди были не менее жестокие. И морских пехотинцев следовало доставить к острову, высадить там, поддерживать и снабжать.

Отсюда становится ясно, что перед флотом стояла тяжелая задача. Высадка на Иводзиму стала одной из крупнейших десантных операций Тихоокеанской войны. Для захвата острова были собраны 110000 солдат под командованием генерал-лейтенанта Холланда Смита. Флот вторжения, которым командовал адмирал Р.Э. Спрюэнс, насчитывал более 1000 кораблей. Вице-адмирал Тэрнер, ветеран всех десантных операций, командовал 495 кораблями десантного соединения, которое должно было доставить и высадить десант. Соединение поддержки, которым командовал контр-адмирал У.Г.П. Блэнди, состояло из 6 линкоров, 8 эскортных авианосцев, 5 крейсеров, 20 эсминцев, 9 эскортных миноносцев, группы тральщиков и канонерок. Быстроходное авианосное соединение вице-адмирала Митчера возглавляло наступление. Оно насчитывало 118 кораблей: 17 авианосцев, 8 линкоров, 16 крейсеров и 77 эсминцев.

Задолго до высадки небольшой остров (5 на 2,5 мили) стал мишенью налетов американских бомбардировщиков. День за днем в течение многих недель базовые и авианосные самолеты, в том числе В-29, молотили Иводзиму. К 15 февраля на остров были сброшены 7300 тонн бомб. Кроме того, масса взрывчатки и стали обрушилась на остров из корабельных орудий Спрюэнса.

Но маленький вулканический остров состоял из прочной массы лавы и гранита. Берег был покрыт массой черного вулканического пепла, выброшенного из жерла вулкана Сурибати, когда тот еще действовал. В этих грудах пепла бомбы и снаряды тонули без следа.

Когда начинались воздушные налеты, японский гарнизон укрывался в лабиринте пещер и тоннелей. Несмотря на ежедневные бомбежки, оборонительные сооружения почти не пострадали, оба аэродрома действовали, и продолжалось строительство третьего. Когда началась высадка, гарнизон Иводзимы состоял из 20000 солдат, и эти японцы были полны решимости сражаться до последнего.

Разумеется, судьба Иводзимы была предрешена. Так как американский 5-й Флот полностью господствовал на море, спастись с острова после начала вторжения было невозможно. И перед японским генералом Курибаяси встала неразрешимая проблема снабжения гарнизона. Блокада, установленная американскими подводными лодками, привела к тому, что гарнизон был вынужден перейти на сокращенные пайки. Поэтому американцы могли просто дождаться, пока хранилища Иводзимы опустеют.

Однако Спрюэнс не имел столько времени. Высадка на Окинаву должна была начаться 1 апреля, а высадку на Иводзиму назначили на 19 февраля, то есть в его распоряжении имелись всего 5 недель. Поэтому к маленькому острову направилась армада из 1000 кораблей, на которых находились 110000 человек десанта.

Во время предварительных бомбардировок и обстрелов американские эсминцы работали круглыми сутками. Они должны были спасать сбитых летчиков, которые садились на воду. Вместе с тяжелыми кораблями они обстреливали Иводзиму и соседние острова. Они поддерживали блокаду, установленную подводными лодками, проводя поиск японских кораблей. Эсминцы появились в районе Иводзимы уже в начале января, чтобы готовить большую десантную операцию.

5 января эсминцы «Данлоп», «Фаннинг», «Каммингс», «Эллет», «Роу», «Дэвид У. Тэйлор» находились у островов Волкано, чтобы обстрелять побережья. Эсминцы под командованием капитана 1 ранга Г.П. Смита, командира ЭЭМ-4, возглавляли оперативную группу, в которую также входили крейсера «Честер», «Пенсакола» и «Солт Лейк Сити». Соединение, которым командовал контр-адмирал А.Э. Смит, посетило Титидзиму, Хахадзиму и Иводзиму, обстреливая японские корабли и береговые сооружения.

Во время обстрела Титидзимы «Дэвид У. Тэйлор» (капитан 2 ранга У.Г. Йонсен) подорвался на японской мине. Взрывом затопило носовые отсеки, 4 человека утонули, корабль был вынужден выйти из боя. «Фаннинг» (капитан 2 ранга Дж. Ч. Бентли) получил попадание снаряда. Оба эсминца были отправлены на Сайпан. Оттуда «Тэйлор» ушел домой на ремонт.

Эсминец «Хейвуд Л. Эдвардс» (капитан 2 ранга Э.Л. Шеферд) в феврале после обстрела острова вернулся с интересным рассказом. Вот выдержка из боевого донесения:

«Во время одного короткого обстрела японский корректировщик начал работать на частоте, которая почти совпадала с частотой наших корректировщиков. Он кричал: «Немного правее! Чуть дальше!» К счастью, он говорил с совершенно ужасным акцентом, да и частота немного отличалась от нашей».

Сопротивление становилось все жестче по мере приближения даты высадки. 17 января эсминец «Лейтце» обеспечивал работу тральщиков, прочесывающих подходы к восточному берегу. Затем он сам подошел к берегу, чтобы высадить команду боевых пловцов-подрывников. Прикрывая их, эсминец открыл огонь по берегу, но сам получил попадание с батареи, замаскированной на склоне Сурибати.

Вражеский снаряд калибром около 100 мм ударил в первую трубу с правого борта и распорол ее. Осколки снаряда хлестнули по мостику, серьезно ранив командира «Лейтце» капитана 2 ранга Б.Э. Роббинса. В носовом перегрузочном отделении 40-мм снарядов вспыхнул серьезный пожар.

Приняв командование, старший помощник лейтенант Л. Грабовский приказал продолжать стрельбу и подошел еще ближе к берегу, чтобы подавить эту батарею. Тем временем артиллеристы 3 класса Юджин Балинский и Уоррен Г. Гурвелл протащили по палубе пожарные шланги, открыли люк горящего погреба и погасили огонь, который мог вызвать роковой взрыв. Когда пламя погасло, они выкинули несколько раскаленных патронов за борт. Корабль продолжал действовать у берегов Иводзимы до вечера 18 января, когда вместе с линкором «Нью Йорк» ушел на Улити.

Ночью 17/18 февраля 3 эсминца провели рейд в сторону Японии с целью поиска вражеских транспортов. В операции участвовали «Ингрэхэм» (капитан 2 ранга Дж. Ф. Харпер) под брейд-вымпелом командира ДЭМ-120 капитана 2 ранга Дж. К. Цама, «Бартон» (капитан 2 ранга Э.Б. Декстер) и «Моэл» (капитан 2 ранга У.М. Фостер).

Вечером 16 февраля с двумя эсминцами случилась неприятность, когда они шли в составе Оперативной Группы 38. Группа маневрировала слишком быстро, когда на «Ингрэхэме» вышла из строя УКВ-радиостанция. Эсминец не получил приказа перейти на зигзаг, в результате его протаранил эсминец «Бартон». Столкновение привело к небольшим повреждениям, вызвало мелкие пожары, но все это было быстро отремонтировано. Жертв, к счастью, не было.

На следующий вечер 3 эсминца отделились от ОС 38 и отправились к Сайпану. Развернувшись строем фронта, они сначала пошли к Иводзиме. Примерно в 21.15 эсминцы установили радиолокационный контакт с 2 японскими кораблями. Через несколько минут американские артиллеристы открыли огонь. Японцы бросились наутек, эсминцы погнались за ними. Сократив дистанцию до 1300 ярдов, эсминцы открыли беглый огонь по одному из транспортов, который быстро взорвался и затонул с оглушительным грохотом. Затем была потоплена вторая цель, оказавшаяся патрульным катером. Рано утром 18 февраля эсминцы поймали еще один транспорт, который также взорвался и затонул. В 04.00 «Ингрэхэм», «Бартон» и «Моэл» полным ходом двинулись на юг, чтобы уйти от ответного удара японских самолетов. 2 торговых судна и патрульный катер наверняка сообщили по радио о нападении.

Пробивать бреши в линии дозоров вдоль берегов Японии всегда было рискованным занятием. 18 февраля и другие эсминцы Оперативного Соединения 38 столкнулись с японскими сторожевиками. Примерно в 05.30 эсминцы «Портерфилд» (капитан-лейтенант Д.У. Вульцен) под брейд-вымпелом командира ЭЭМ-55 капитана 1 ранга Э.Э. Джаррела и «Каллахэн» (капитан 2 ранга Ч.М. Бертхолф) совместными усилиями уничтожили сторожевик водоизмещением около 100 тонн. Под огнем 40-мм автоматов японский корабль превратился в обломки раньше, чем успел сделать хоть один ответный выстрел. Из воды были выужены 8 японских моряков.

Некоторые японские сторожевики оказывали более упорное сопротивление, чем те, об уничтожении которых мы рассказали. Рано утром 26 февраля возле острова Торисима 2 эсминца из состава ОС 38 столкнулись с таким упрямцем. Это были «Портерфилд» и «Стокхэм» (капитан 2 ранга М.Г. Джонсон), которые сопровождали крейсер «Пасадена». Артиллеристам сильно мешали дождь и качка. Так как вражеский корабль возник прямо в центре охранения оперативной группы, 3 корабля, которые пошли на сближение с японцем, не могли использовать главный калибр. Им пришлось ограничиться стрельбой из 40-мм автоматов. Попавшийся противник яростно отстреливался. На «Пасадене» оказались ранены 12 человек, а на «Портерфилде» был убит молодой энсайн. Снаряды крейсера и эсминцев разнесли японский корабль на куски, и «Стокхэм» остановился, чтобы расстрелять обломки. Как видите, даже мелкая стычка может дорого обойтись. «Портерфилд» получил повреждения, которые вынудили его уйти на Улити для ремонта.

К рассвету 19 февраля транспорты Тэрнера подошли к побережью Иводзимы. Корабли развернулись в линию вдоль юго-западного побережья острова напротив участков высадки. На рассвете корабли огневой поддержки открыли огонь. Орудийный огонь, минометный огонь, ракетный огонь обрушились на побережье огненной лавиной, которая была более горячей, чем когда-то лава вулкана Сурибати. Свой вклад внесли прилетевшие бомбардировщики. В 09.00 обстрел закончился, и десантные суда двинулись к берегу. Первая волна десанта почти не встретила сопротивления, но самое худшее было еще впереди.

Оно началось, когда десантные баржи прошли полосу прибоя и коснулись берега, покрытого мягким вулканическим пеплом. Солдаты спрыгивали на берег и тут же по колено тонули в этот пепле. Колеса амфибий беспомощно прокручивались, гусеничные транспортеры также буксовали на месте. На побережье началась толкучка. Но, чтобы не ломать график операции, десантные баржи вынуждены были сразу отойти от берега, чтобы уступить место второй волне, оставив десант барахтаться в пепле.

К счастью для морских пехотинцев, предварительный обстрел берега подавил японские батареи и деморализовал артиллеристов на участках высадки. Пока десантники барахтались на засыпанном пеплом берегу, эсминцы и другие корабли Соединения поддержки адмирала Блэнди поставили огневую завесу, передвигая ее с шагом 200 ярдов вглубь острова. Подвижная огневая завеса на время помешала вражеским артиллеристам, пока бульдозеры расчищали дорогу сквозь груды пепла. В конце концов, кризис на кромке воды удалось преодолеть.

К наступлению ночи на берегу были уже 40000 морских пехотинцев. Они начали наступать в направлении южного аэродрома, но обнаружили, что Иводзима превращена в настоящее скопище бункеров, дотов и ловушек. Продвижение на 50 ярдов потребовало от морской пехоты таких жертв, что Тарава по сравнению с этим была пикником.

Флот у берега в это время тоже не сидел без дела. Корабли огневой поддержки обстреливали цели по заказу десанта, авианосные самолеты бомбили японские орудийные позиции. Японская авиация попыталась оказать помощь генералу Курибаяси, но это получилось скорее эффектно, чем эффективно. 21 февраля группа из 50 японских самолетов «отчаянно» атаковала силы вторжения. 5 камикадзэ врезались в авианосец «Саратога», разворотив ему полетную палубу. В ангаре вспыхнул пожар, 110 человек были убиты, 1890 ранены. Страшно изуродованная «Сара» покинула поле боя и отправилась через весь Тихий океан в Штаты на ремонт. Во время той же атаки эскортный авианосец «Бисмарк Си» был поражен пилотом-самоубийцей. На корабле начался пожар, который привел к взрыву запаса торпед. Выдержать это было невозможно, авианосец перевернулся и затонул. Во время этой катастрофы погибли 347 офицеров и матросов. Получили попадания авианосец «Лунга Пойнт» и транспорт «Кеокук». 21 февраля стало самым тяжелым днем для флота во время боев за Иводзиму.

Но за исключением отражения воздушных атак и обстрелов берега других занятий для эсминцев у Иводзимы не нашлось. Действуя в качестве спасательных кораблей, они вытащили из воды нескольких сбитых пилотов. Действия эсминца «Грегори» (капитан 2 ранга Б. МакКандлесс) являются совершенно типичными. В 09.00 эсминец получил приказ полным ходом идти на помощь 3 летчикам с «Энтерпрайза», которые болтались в море в резиновой лодке. Море было подернуто туманом, и хотя к поискам присоединились 4 самолета, лодка была обнаружена лишь во второй половине дня. К этому времени погода улучшилась, и японские батареи на Титидзиме заметили «Грегори». Когда залп лег в 100 метрах от эсминца, тот поставил дымовую завесу и ушел прочь. Дрейфующие летчики были замечены самолетом в 14.02, а «Грегори» подобрал их через 40 минут. «Мы имели привычку недооценивать японскую артиллерию. Мы заметили только одну «живую» батарею на Титидзиме, но там могли быть и другие», — писал капитан 2 ранга МакКандлесс.

Эсминцы «Колхаун» и «Терри» тоже столкнулись с «живыми» батареями. «Колхаун» под командованием капитана 2 ранга Г.Р. Уилсона был одним из эсминцев, сопровождавших транспортный флот Тэрнера. После 19 февраля он действовал как корабль радиолокационного дозора, занимался огневой поддержкой, развлекался стрельбой по самолетам. Во второй половине дня 27 февраля эсминец закончил стрельбы по заказам морских пехотинцев и попытался сняться с якоря и дать ход. Но якорь застрял, и это привело к тому, что эсминец столкнулся одновременно с войсковым транспортом и сухогрузом. После столкновений в борту «Колхауна» осталась большая пробоина. Экипаж временно заделал ее, пока корабль стоял у мыса Татива. Но утром 1 марта, когда корабль находился там, японские береговые батареи проснулись и обстреляли его. Прежде чем «Колхаун» успел дать ход, снаряд попал во вторую трубу. Его осколки ударили по торпедному аппарату и взорвали воздушный баллон одной из торпед. Этот взрыв вызвал серьезные повреждения. 16 человек были ранены, причем один из них смертельно. Ни один корабль не должен был пренебрежительно относиться к японским батареям, тем более такой хрупкий, как эсминец.

Эсминец «Терри» (капитан 2 ранга У.Б. Мур) также серьезно пострадал от огня береговой артиллерии у Иводзимы. Во время высадки десанта он входил в состав Оперативного Соединения 54 контр-адмирала Б.Дж. Роджерса, которое вело обстрел берега. Рано утром 1 марта «Терри» едва увернулся от атаки японского торпедоносца. Противник, невидимый в темноте, сбросил «рыбку», которая прошла всего в 50 ярдах от корабля. На восходе «Терри» направился на свою дозорную позицию у северного побережья Иводзимы. Примерно в 07.20 его внезапно обстреляла хорошо замаскированная 152-мм батарея, которая добилась накрытия первым же залпом. «Терри» дал ход 27 узлов и постарался поскорее выйти из-под огня. Его артиллеристы сразу начали стрелять по вспышкам. В 07.28 эсминец получил попадание в правый борт над машинным отделением. Взрыв разбил правую турбину и повредил рулевое управление. 11 человек были убиты и 19 ранены этим снарядом.

К вечеру 3 марта раны «Терри» были «перевязаны», и он смог присоединиться к конвою, уходящему на Сайпан. Касаясь перевязки раненых, командир эсминца писал в своем рапорте:

«Особого упоминания заслуживает квалифицированная первая помощь, оказанная раненым другими членами экипажа. Это отметил и наш врач, и другие медики, посетившие эсминец. Когда раненого приносили к врачу, выяснялось, что кровотечение остановлено, морфин введен, и повязки наложены очень умело. Эта высокая эффективность была достигнута многочасовыми тренировками по оказанию первой помощи, которые проводились экипажем. В результате они спасли жизнь людям».

Но потери эсминцев были ничтожными по сравнению с жертвами морской пехоты. К 26 марта корпус морской пехоты потерял 21000 человек, в том числе 4900 убитыми. К этому времени остров был захвачен, но Иводзима обошлась «кожаным воротникам» исключительно дорого. Для сравнения напомним, что на Тараве потери составили 8,6 %, тогда как на Иводзиме они достигли 32,6 %. Японские потери на Иводзиме были близки к 100 процентам. Когда завершилась зачистка острова, весь гарнизон был уничтожен. Пленных было взято только 200 человек, все остальные погибли.

Теперь американские «Сверхкрепости» начали полеты с острова. Вскоре Токио стал мишенью для налетов с использованием зажигательных бомб, которые превратили японскую столицу в огромное пепелище. С одной стороны, союзники получили важную базу, с другой — устранили фланговую угрозу Окинаве. Можно было спокойно начинать операцию «Айсберг».

В конце марта 1945 года 5-й Флот двинулся к архипелагу Нансей Сёто.

Похожие книги из библиотеки

Боевые действия подводных лодок США во второй мировой войне

Аннотация издательства:

В книге дается описание боевых действий американских подводных лодок во второй мировой войне, главным образом на Тихом океане. Подробно говорится об одиночных и групповых действиях лодок против торгового флота Японии, а также действиях против ее боевых кораблей. Рассматриваются тактические приемы подводных лодок по использованию торпедного оружия, постановка мин, выполнение специальных заданий и другие вопросы. Русское издание книги рассчитано на офицеров и адмиралов военно-морского флота.

Боевой путь Императорского японского флота

Аннотация издательства: Книга посвящена наиболее интересному и трагичному периоду в истории Императорского Японского флота — его участию во Второй Мировой войне. Являясь одной из лучших работ обзорного характера, она может быть рекомендована самому широкому кругу читателей.

Карты и схемы приведены из различных источников

Дарданеллы 1915

Первая книга о Дарданелльской катастрофе 1915 года, основанная не только на британских, французских, немецких, русских, но и на турецких источниках. Всё о самом кровавом и позорном поражении Черчилля и провале первого стратегического десанта в истории.

С юности склонный к опасным авантюрам и напрочь лишенный военного таланта, сэр Уинстон в марте 1915-го вознамерился одним ударом выбить Турцию из войны, с боем прорвавшись через Дарданеллы к Константинополю и заставив «османов» капитулировать. Но отвратительно спланированная и бездарно проведенная операция завершилась трагедией — всего за день англо-французский флот потерял на минах и под огнем береговых батарей три броненосца, еще несколько кораблей получили серьезные повреждения и спаслись лишь чудом. Еще худшей бойней обернулся десант на полуостров Галлиполи, где наступление также захлебнулось, и союзники положили в позиционной мясорубке 150 тысяч человек с нулевым результатом. Этот провал был тем более унизительным, что в зоне высадки турки не имели даже пулеметов, а косили наступающих из многоствольных картечниц, в других армиях давно снятых с вооружения. Последней каплей стала гибель еще трех броненосцев, потопленных немецкой подлодкой и турецким миноносцем, и провал второго десанта в бухте Сувла, после чего было решено эвакуировать галлиполийские плацдармы.

Эта книга восстанавливает все обстоятельства крупнейшей военной катастрофы в британской истории и самого постыдного фиаско в карьере Черчилля, после которого он вынужден был уйти в отставку с поста Первого Лорда Адмиралтейства (военно-морского министра). Коллекционное издание на мелованной бумаге высшего качества иллюстрировано сотнями редких карт, схем и фотографий.

В схватке с «волчьими стаями». Эсминцы США: война в Атлантике

Первая книга масштабной дилогии Теодора Роско, посвященная боевым действиям американских эсминцев в Атлантике в годы Второй Мировой войны. Несмотря на заметный "звездно-полосатый уклон" книга написана живым красочным языком и читается намного интереснее иных "казенных" изданий. Будет интересна всем любителям военной истории и флота.