Бой у Командорских островов

«В ходе Алеутской кампании произошел уникальный в истории морской войны на Тихом океане бой у Командорских островов — единственная дневная артиллерийская дуэль между соединениями надводных кораблей противников без участия авиации», — сообщает фундаментальный труд «Кампании войны на Тихом океане».

Как следует из этой цитаты, бой у Командорских островов был сражением в старом стиле, перестрелкой, во время которой противники видят один другого, сражаются на малой дистанции, сближаются и отходят, преследуют и уклоняются. Участвовавшие в нем крейсера шли зигзагом на высокой скорости, чтобы уклониться от вражеских залпов. Эсминцы противников проводили отважные торпедные атаки и ставили дымовые завесы. Ни пикировщиков, ни подводных лодок не было.

Оперативная Группа 16.6 под командованием контр-адмирала Ч.Г. МакМорриса состояла из тяжелого крейсера «Солт Лейк Сити» (капитан 1 ранга Б.Дж. Роджерс) и легкого крейсера «Ричмонд» (капитан 1 ранга Т.М. Уолдшмидт) и 4 эсминцев ЭЭМ-14 капитана 1 ранга Р.С. Риггза: «Бейли» (капитан-лейтенант Дж. К. Аткесон), «Коглан» (капитан 2 ранга Б.Ф. Томпкинс), «Дейл» (капитан 2 ранга А.Л. Роршах), «Монагхэн» (капитан-лейтенант П.Р. Хорн). Адмирал МакМоррис поднял флаг на «Ричмонде», а капитан 1 ранга Риггз — брейд-вымпел на «Бейли».

В течение третьей недели марта эта оперативная группа патрулировала в океане к западу от острова Атту, не слишком далеко от точки, где раньше МакМоррис отправил в небытие «Акаганэ Мару». Для большинства моряков воды, омывающие Атту, казались ледяным преддверием края земли.

Но адмирал МакМоррис и другие ветераны Алеутской кампании прекрасно знали, что эти места могут оказаться много жарче, чем кажутся. Раньше или позже, но японцам придется отправить снабжение гарнизонам Атту и Кыски, иначе оккупационные войска будут просто обречены на гибель от голода. Именно в ожидании такого крупного конвоя с сильным прикрытием ОГ 16.6 адмирала МакМорриса и патрулировала на западных подходах к Алеутским островам.

Один моряк, служивший на эсминце, вспоминал: «Эти алеутские походы были сущим наказанием. Половину времени в густом тумане вы не могли видеть собственную руку, вытянутую вперед. А когда начался шторм, вы ничего не могли видеть из-за летящих брызг и пены. Если вы не промокали насквозь, то промерзали до костей. Там было так холодно, что замерзла бы даже бронзовая обезьянка. Каждый месяц мог считаться январем, и не теплело никогда».

Описывая приключения эсминца «Бейли», корабельный историк писал:

«Северная часть Тихого океана с господствующими здесь сильными ветрами, скорость которых временами достигает 100 узлов, которые поднимают невероятно высокие волны от 50 до 70 футов, с точки зрения климатических условий были самым суровым театром военных действий. Это был хороший испытательный полигон для кораблей и экипажей».

Флагман ЭЭМ-14 нес службу на этом алеутском полигоне с конца сентября 1942 года. 21 марта 1943 года «Бейли» вместе с «Когланом», находясь в охранении «Ричмонда», сделал первый выстрел по японцам. Это был гидросамолет, появившийся над ОГ 16.6, когда та находилась западнее острова Кыска. Зенитным огнем «Бейли» сбил назойливого разведчика, но тот наверняка успел сообщить о присутствии американцев.

Командование японского флота знало о присутствии оперативной группы в этих водах еще с момента уничтожения «Акаганэ Мару». О гибели этого блокадопрорывателя сообщило японское дозорное судно, а несколько японских самолетов-разведчиков позднее видели эскадру МакМорриса. Получив довольное ясное представление о силах противника, командующий 5-м Флотом вице-адмирал Мосиро Хосогая решил прорвать блокаду силой.

Хосогая намеревался провести на Атту большой конвой в составе 3 транспортов. Это были быстроходный вспомогательный крейсер «Асака Мару» (10000 тонн, 15 узлов), войсковой транспорт «Сакито Мару» (10000 тонн) и тихоходный транспорт «Санко Мару» (4000 тонн). На транспорты были погружены снабжение, боеприпасы, войска, техника. На «Асака Мару», кроме того, размещался штаб со всем необходимым оборудованием.

Для сопровождения конвоя адмирал Хосогая собрал все корабли 5-го Флота. В состав охранения вошли тяжелые крейсера «Нати» (флагман) и «Майя», легкие крейсера «Тама» и «Абукума», эсминцы «Вакаба», «Хацусио», «Икадзути», «Инадзума», «Усугумо». Как видно из перечня, по количеству крейсеров японская эскадра превышала силы МакМорриса вдвое. Японские корабли не имели радара, но этот недостаток компенсировался 3 гидросамолетами-разведчиками, находящимися на «Нати», и несомненным превосходством 5-го Флота в огневой мощи.

Стратегический план Хосогая был задуман совсем неплохо. Транспорты и корабли сопровождения должны были 25 марта встретиться в море к югу от Командорских островов — как раз за пределами 600-мильного радиуса действия «Каталин» с острова Адак. Из точки встречи конвой должен был следовать прямо к острову Атту. Если задача по доставке снабжения будет решена успешно, 5-му Флоту предстояло перейти к следующей операции. Хосогая хотел навязать бой американцам и уничтожить их. Уверенный в том, что его флот превосходит американские блокадные силы, японский адмирал не сомневался, что обе задачи будут решены.

Однако погода ухудшилась (а этого следовало ожидать), и вся операция с самого начала оказалась под угрозой срыва. Сильное волнение задержало транспорт «Санко Мару» и сопровождающий его эсминец «Усугумо», и они не прибыли в точку встречи в назначенное время.

К утру 26 марта море немного успокоилось, и погода обещала дальнейшее улучшение. Видимость была необычайно хорошей. Капитан 2 ранга Миура на мостике флагманского крейсера «Нати» начал осматривать горизонт, надеясь увидеть пропавшие «Санко Мару» и «Усугумо».

Японские корабли шли в кильватерной колонне на север. Первым шел «Нати», а за ним следовали «Майя», «Тама», «Абукума», «Вакаба», «Хацусимо», «Икадзути», «Асака Мару», «Сакито Мару», «Инадзума». Солнце еще не взошло, когда капитан 2 ранга Миура повернул свой бинокль на юг и увидел появившуюся на горизонте мачту.

В холодном воздухе громко раздался крик наблюдателя: «Корабль по правому борту!» Матрос также сообщил пеленг. Корпус корабля не был еще виден, но Миура решил, что он опознал «Усугумо». Повернувшись к матросу, он приказал: «Доложите адмиралу, что «Усугумо» и «Санко Мару» подходят к нам».

Миура поспешил и ошибся. Адмирал Хосогая приказал колонне повернуть вправо почти на 180 градусов. Когда поворот был закончен, на юге были были замечены еще 4 или 5 мачт. Американские корабли! Мачта, замеченная Миурой, принадлежала эсминцу «Коглан».

Корабли МакМорриса в это время шли строем фронта с интервалом между кораблями около 6 миль. Самым крайним на севере был эсминец «Коглан». Следующим в шеренге шел крейсер «Ричмонд». Далее располагались эсминцы «Бейли», «Дейл», тяжелый крейсер «Солт Лейк Сити» и эсминец «Монагхэн».

Историк «Бейли» описывает этот момент так:

«Утром 26 марта в 07.30 на «Бейли» только сыграли сбор, чтобы начать утренние учения, как «Коглан», шедший на крайней северной позиции в разведывательной завесе, сообщил, что обнаружил радаром по крайней мере 2 корабля на расстоянии около 7 миль. Контр-адмирал МакМоррис немедленно приказал всем кораблям подтянуться к флагману, перестроиться в боевой порядок и держать скорость 25 узлов. Предстояла битва, а у экипажа «Бейли» еще не было боевого опыта. Люди встревоженно вглядывались в горизонт. Эскадра взяла курс на север, чтобы отрезать противника, так как предполагалось, что это еще один конвой, направляющийся на Атту. Японские корабли один за другим стали появляться на горизонте, и стало очевидно, что американцы значительно уступают противнику в численности».

Численное превосходство противника стало неприятным сюрпризом для адмирала МакМорриса. Когда корабли сосредоточились вокруг «Ричмонда», он полным ходом повел свою эскадру к вражескому конвою. Сначала он полагал, что встретился с 2 транспортами, имеющими слабое сопровождение. Японские транспорты повернули на север и пустились наутек.

Теперь «Коглан» сообщил, что видит на экране радара уже 5 кораблей. «Ричмонд» обнаружил 3 корабля. Когда лучи солнца осветили море, противник стал виден более ясно. В 07.40 БИЦ выдал расстояние до противника, пеленг, его курс и скорость. Дистанция в этот момент составляла 21000 ярдов.

Адмирал МакМоррис повернул на курс, параллельный курсу противника. Он решил поддерживать контакт, но не спешил сближаться, пока его корабли не закончат сосредоточение и ситуация не прояснится.

В 08.20 людям на мостике «Ричмонда» стало ясно, что японский конвой состоит из 10 кораблей, но силуэты крейсеров еще не были опознаны. Как потом сказал МакМоррис: «Мы все еще думали, что предстоит небольшое развлечение». А через пару минут были опознаны 2 тяжелых и 2 легких крейсера. Адмирал МакМоррис в своем рапорте констатировал: «Ситуация прояснилась, но при этом она кардинально и неприятно изменилась».

Перспективы на развлечение сохранились, но теперь возник вопрос: а кто, собственно, будет веселиться? Едва эти сомнения возникли на мостике «Ричмонда», как стало ясно, что японские корабли идут на восток, по-видимому, намереваясь оказаться между американцами и их базами. Судя по всему, японцы намеревались сблизиться и навязать бой.

Адмирал МакМоррис решил принять бой, каким бы ни было соотношение сил. Он лег на курс преследования японских транспортов. Оставалась вероятность, что японцы разделят свои силы, пытаясь прикрыть отходящий конвой. Американская оперативная группа сомкнулась. «Ричмонд» и «Солт Лейк Сити» шли в строе кильватера, эсминцы авангарда «Бейли» и «Коглан» держались на левом крамболе легкого крейсера, а «Дейл» и «Монагхэн» — на правой раковине тяжелого. Американцы начали преследовать уходящие транспорты, но японский адмирал разгадал замысел МакМорриса. Вместо того чтобы разделить силы, он, наоборот, сомкнул строй и двинулся в атаку.

«Нати» открыл огонь в 08.40 с дистанции примерно 10 миль. Японские артиллеристы быстро пристрелялись, их залпы начали накрывать «Ричмонд». Но ударная волна первого же залпа повредила 2 гидросамолета, стоящие на правой катапульте крейсера. В результате их пришлось сбросить в воду и поднять удалось только разведчик, стоявший на левой катапульте. В течение всего боя этот гидросамолет служил корректировщиком. На допросе после войны капитан 2 ранга Миура показал, что это был единственный японский самолет в районе боя. У американцев в воздухе не было вообще ни одной машины.

Вскоре после первого залпа «Нати» и «Майя» выпустили торпеды, но те прошли далеко от цели. На таком большом расстоянии и не следовало ожидать попаданий, однако неисправности орудий главного калибра создали серьезные проблемы экипажу «Нати». После первого залпа пропала электроэнергия, и его главный калибр замолчал. В течение 30 минут орудия оставались на максимальном угле возвышения, что не позволяло их заряжать, так как генераторы не работали из-за малого давления пара.

«Ричмонд» и остальные американские корабли открыли огонь через несколько секунд после первого залпа «Нати». Американцы также быстро пристрелялись, и завязалась жаркая дуэль, которая продолжалась первые 15 минут. «Майя» несколько раз накрывал «Ричмонд», а потом перенес огонь на «Солт Лейк Сити», единственный американский корабль, способный ответить японцам из тяжелых орудий. Залпы 203-мм орудий «Солт Лейк Сити» ложились все ближе к цели по мере того, как сокращалась дистанция. Японские корабли начали постепенно отжимать американцев на запад. Артиллеристы «Солт Лейк Сити» не имели большого опыта, но сумели добиться нескольких попаданий.

Начальник штаба адмирала Хосогая капитан 2 ранга Сигефусо Хасимото позднее рассказывал: «Через 5 или 10 минут после начала боя «Нати» получил попадание в заднюю часть мостика снарядом с синим красителем, который убил 5 или 6 связистов и ранил еще около дюжины. Начался маленький пожар, который был быстро потушен».

Итак, первый удар нанесли все-таки американцы. Но превосходство противника в силах вынудило их отходить. Группа адмирала МакМорриса зашла слишком далеко на северо-запад в направлении Командорских островов, и теперь возникла опасность, что она будет отрезана от своих баз. Поэтому американская эскадра должна была прорываться на восток к Алеутским островам. Требовалось срочно что-то предпринять.

Но прежде чем американцы начали маневрировать, «Солт Лейк Сити» получил попадание и был поврежден. В 09.10 снаряд пробил его корпус ниже ватерлинии, прошел через коридор гребного вала и взорвался в топливной цистерне. Некоторые трубопроводы были разорваны, вода и нефть хлынули в кормовое машинное отделение. Аварийная партия крейсера сумела остановить затопление, вал не был заклинен. Но крейсер получил крен, и это стало лишь началом серии поломок, которые серьезно помешали ему в дальнейшем.

Но в ответ последовали попадания в «Нати» и легкий крейсер «Тама». Однако повреждения были поверхностными, и корабли присоединились к тяжелому крейсеру «Майя» и легкому крейсеру «Абукума», которые пытались нанести решающий удар «Солт Лейк Сити». Японские залпы неоднократно накрывали тяжелый крейсер, хотя МакМоррис несколько раз резко менял курс, пытаясь оторваться от противника. Американские артиллеристы добились нескольких попаданий во флагманский корабль Хосогая, и к 09.50 на крейсере «Нати» стали заметны следы серьезных повреждений. После войны японцы отметили стрельбу американских эсминцев. Капитан 2 ранга Миура признал: «Их снаряды сыпались градом».

В 10.10 МакМоррис по УКВ приказал повернуть еще раз, чтобы оставить противника за кормой.

Именно в этот момент «Солт Лейк Сити» получил еще один удар снарядом, который пробил главную палубу. Хотя он не взорвался, несколько отсеков были затоплены. После этого эсминцы попытались прикрыть поврежденный крейсер. «Бейли» и «Коглан» открыли огонь по японскому легкому крейсеру с дистанции 15000 ярдов. Одновременно эсминцы вели интенсивный огонь по находящемуся в воздухе японскому самолету-корректировщику.

В 10.18 «Солт Лейк Сити», «Бейли» и «Коглан» начали ставить дымовую завесу. Через 10 минут командир оперативной группы приказал повернуть влево на 60 градусов, чтобы лучше укрыться за дымовой завесой. Вскоре после этого он приказал капитану 1 ранга Риггзу принять тактическое командование эсминцами «Дэйл» и «Монагхэн», которые в это время находились впереди «Ричмонда». После этого до конца боя «Дэйл» и «Монагхэн», «Бейли» и «Коглан» периодически прикрывали крейсера дымовыми завесами. Японским легким крейсерам приходилось либо обходить завесы, либо стрелять сквозь разрывы в стене дыма. Но никакая завеса, разумеется, не могла помешать самолету-корректировщику. Поэтому противник продолжал обстреливать американские корабли. Но дымовая завеса все-таки помогла избежать многих попаданий, которые могли стать роковыми. Поэтому эсминцы ЭЭМ-14 продолжали отважно прикрывать оказавшиеся в опасном положении крейсера.

В 10.35 эсминцы находились на расстоянии 800 ярдов один от другого и примерно в 2500 ярдов от «Солт Лейк Сити», находясь между ним и противником. «Ричмонд» стал во главе эскадры и постарался увести ее от нового шквала 203-мм снарядов.

Японцы удвоили свои усилия, пытаясь покончить с «Солт Лейк Сити». Они подвергли крейсер интенсивному и безжалостному обстрелу. Перелеты и недолеты так и сыпались вокруг эсминцев, их моряки не раз слышали неприятный вой тяжелых снарядов, словно воздухе проносились невидимые тяжелые поезда.

Вдобавок ко всем остальным проблемам на «Солт Лейк Сити» начались неполадки с рулевым управлением. В 09.52 сотрясения от собственных залпов временно вывели из строя рулевую машину. Ее быстро исправили, но ненадолго. В 10.02 рулевое управление отказало окончательно, и крейсер больше не слушался руля. Срочно перешли на запасную систему, однако она могла перекладывать перо руля лишь в пределах 10°, поэтому повороты выполнялись крайне медленно. «Солт Лейк Сити» оказался в очень опасном положении, но продолжал яростно отбиваться, вынуждая японцев держаться поодаль.

Легкий крейсер «Абукума» вместе с эсминцами «Вакаба», «Хацусимо», «Икадзути», «Инадзума» приблизились к нему с правой раковины. С 11.05 до полудня японские крейсера и 2 эсминца дали несколько торпедных залпов. Но дистанция была предельной, и потому ни одна торпеда не попала в цель. Всего в течение часа «Майя», «Нати» и «Абукума» выпустили 16 торпед, эсминцы «Вакаба» и «Хацусимо» — 12.

Американские эсминцы тоже были заняты по горло. В 10.59 «Солт Лейк Сити» получил еще одно попадание. Взорвавшийся снаряд засыпал палубу осколками, разбил правую катапульту, ранил 4 человек, убил 1 матроса и 1 офицера. В это время американская эскадра двигалась на запад. Адмирал МакМоррис решил, что наступил подходящий момент для быстрого прорыва на юг. Приказ изменить курс был отдан по УКВ. Эсминцы прикрыли поворот дымовой завесой, но в 11.03 «Солт Лейк Сити» получил очередное попадание. От удара крейсер содрогнулся, но скорость его упала из-за повреждений, полученных при взрыве самого первого снаряда. В 11.25 остановилась кормовая машина. Аварийная партия запустила все помпы, но вода в машинных отделениях продолжала прибывать. Над охромевшим крейсером нависла угроза гибели.

Повернув на юг вслед за отходящими американцами, японцы сосредоточили огонь на «Солт Лейк Сити». Всплески падений окружили крейсер, и адмирал МакМоррис приказал эсминцам «Бейли», «Монагхэн» и «Коглан» отогнать противника торпедной атакой. Эти 3 эсминца получили приказ в 11.30 и повернули навстречу приближающемуся врагу. Дистанция быстро сокращалась. Торжествующие японские артиллеристы перенесли огонь на «Дейл», единственный эсминец, оставшийся с «Солт Лейк Сити». Его командир капитан 2 ранга Роршах отметил в своем лаконичном рапорте:

«Залпы падали недолетами и постепенно приближались. Они уже ложились в 50 ярдах, когда тяжелые крейсера перенесли огонь на другие эсминцы».

Но в 11.18, прежде чем эсминцы успели выпустить торпеды, адмирал МакМоррис отменил свой приказ. Механики «Солт Лейк Сити» сумели кое-как отремонтировать крейсер, и он начал набирать ход. Эсминцы вернулись, продолжая прикрывать его.

Если капитан 1 ранга Риггз и его моряки собирались перевести дух, японцы не дали им такой возможности. В 11.46 они возобновили обстрел «Солт Лейк Сити». Одновременно их зенитные орудия начали беспорядочную стрельбу, и небо над японской эскадрой стало напоминать хлопковое поле. Американские самолеты с Адака? Но радар рассеял эту надежду, офицеры ОГ 16.6 поняли, что японцы стреляют по призракам. Тем временем 203-мм снаряды продолжали лететь над дымовой завесой, прикрывающей «Солт Лейк Сити», и в 11.54 машины крейсера опять встали. Соленая вода попала в систему питания котлов, и те отказали. После этого начало казаться, что для «Солт Лейк Сити» все кончено.

И снова ЭЭМ-14 пришлось спасать положение. Адмирал МакМоррис приказал капитану 1 ранга Риггзу немедленно провести торпедную атаку. Один эсминец пришлось оставить прикрывать «Солт Лейк Сити». Риггз снова оставил с крейсером «Дейл», а остальные 3 эсминца повел в атаку. Он сформулировал свой приказ кратко и резко: «Задайте большим парням!»

3 эсминца развернулись навстречу японскому 5-му Флоту и пошли на вражеские крейсера. Соотношение сил было просто ужасным. Моряки «Бейли», «Коглана» и «Монагхэна» знали, с кем им предстоит схватиться. Приведем отрывок из корабельной летописи «Бейли».

«Когда был получен приказ атаковать торпедами японские тяжелые крейсера, на лицах моряков «Бейли» появилось мрачное выражение. Выполняя приказ, эсминец сократил дистанцию до 9500 ярдов, ведя в это время огонь из 127-мм орудий. Он подходил все ближе и ближе, прямо в клыки Восходящего Солнца. Моряки эсминца потом клялись, что видели желтые лица над бортами японских кораблей. На этих лицах не было написано и тени жалости по отношению к мыши, которая вдруг осмелилась угрожать голодному коту. Но «Бейли» сделал это. Он мчался вперед, надеясь нанести удар, который станет для противника роковым».

Однако в этот момент американские командиры не подозревали, что японцы уже решили прекратить бой. За 3 минуты до того, как капитан 1 ранга Риггз получил приказ атаковать, адмирал Хосогая пришел к выводу, что отступление — тоже составная часть доблести. Судя по всему, он не знал о тяжелейших повреждениях, полученных «Солт Лейк Сити», и всерьез опасался атаки американских базовых бомбардировщиков.

В любом случае, японцы приготовились отступать, и атака американских эсминцев оказалась для них совершенно неожиданной. Когда «Бейли», «Монагхэн» и «Коглан» ринулись прямо на ведущие интенсивный огонь японские крейсера, битва приняла неожиданный оборот. Японцы обрушили на приближающиеся эсминцы град 203-мм снарядов. Отчаянно маневрируя, эсминцы мчались вперед сквозь огненный шторм. Люди на мостике «Нати» уставились на американские «жестянки», не веря собственным глазам. На допросе после войны капитан 2 ранга Миура выразил восхищение атакой эсминцев и даже заявил: «Я не знаю, как корабль мог уцелеть под таким плотным огнем, какой мы обрушили на головной эсминец».

3 эсминца были буквально засыпаны снарядами, однако они продолжали сближаться, готовясь выпустить торпеды. Головной «Коглан» вел бешеный огонь по «Майе». Маленькие «Бейли» и «Монагхэн» обстреливали из 127-мм орудий «Нати», и крейсер получил несколько попаданий.

Но и дерзость американцев не осталась безнаказанной, эсминцы ОГ 16.6 также получили повреждения. Хотя эсминец «Бейли» шел зигзагом среди смертоносного леса всплесков, он получил 4 попадания подряд. Первый 203-мм снаряд пробил борт эсминца, словно тот был бумажным, и взорвался рядом с камбузом, уничтожив провизионный склад. 1 офицер и 3 матроса были убиты, еще 1 матрос получил смертельное ранение и скончался позднее.

Сразу после этого еще один тяжелый снаряд с «Нати» попал в «Бейли». Он пробил борт в районе носового котельного отделения на уровне ватерлинии. Авиарийная партия быстро заделала пробоину и с помощью помпы откачала воду.

Третий снаряд попал в носовое машинное отделение. Вода хлынула потоком, и этот отсек пришлось задраить и покинуть. Котлы № 1 и № 2 в носовом отделении также пришлось отключить. Когда механики переключались с главного паропровода на запасной, подача пара от котлов № 3 и № 4 временно прекратилась, и «Бейли» на 4 минуты остался без хода. Затем он двинулся вперед со скоростью 15 узлов, а когда примерно через 10 минут главный паропровод был исправлен, скорость увеличилась до 18 узлов. Эсминец уходил от ураганного огня противника на одной турбине.

Последний снаряд, который попал в основание орудийного щита, не взорвался. Установка повреждений не получила, но снаряд все-таки пропорол щит.

Японцы пристрелялись, и все на борту «Бейли» решили, что минуты эсминца сочтены. Половина машинной установки была выведена из строя, а ему требовался буквально каждый узел скорости. Но поврежденный эсминец еще сумел огрызнуться. Находившийся на мостике капитан 1 ранга Риггз приказал выпустить торпеды. Капитан-лейтенант Аткесон крикнул: «Торпеды — пли!», и 5 «рыбок» вылетели из аппаратов, направившись в сторону крейсера «Майя».

Их пенистые следы были хорошо видны, и японский крейсер начал маневрировать, чтобы уклониться от них. Наблюдатели на мостике «Бейли» сообщили об одном попадании, но офицеры «Майи» позднее заявили, что корабль уклонился от всех торпед. Зато «Нати» не сумел увернуться от 127-мм снарядов «Бейли». Старший артиллерист сообщил о накрытии и последовавших многочисленных попаданиях.

«Бейли» отстреливался, как мог, но доставалось и ему. Еще один японский снаряд разорвался рядом с эсминцем, разбив моторный катер на правом борту. Экипаж «Бейли» уже потерял 5 человек убитыми, еще несколько получили серьезные ранения. Поэтому все вздохнули с облегчением, когда эсминец вышел из-под огня.

Каким-то чудом шедший вместе с ним «Монагхэн» не получил ни царапины. Фортуна хранила и «Коглан». Атаковав крейсер «Майя», эсминец капитана 2 ранга Томпкинса попал под шквал 203-мм снарядов, которые чуть ли не царапали краску на его бортах. Один снаряд взорвался совсем рядом, засыпав надстройку эсминца осколками. Они пробили насквозь КДП и вывели из строя оба радара. Один осколок попал в голову старпому над левым глазом, и офицер рухнул без сознания, обливаясь кровью. Были также ранены 2 матроса. Один из офицеров «Коглана», потрясенный взрывом, впал в столбняк, временно ослепнув и оглохнув от психического шока.

Хотя на «Коглане» пострадали 4 человека, он прорвался сквозь огневую завесу. Сильнее остальных пострадал эсминец «Бейли», команда которого уже приготовилась к последней схватке.

Но японский 5-й флот выпустил находящуюся в руках легкую победу. На борту «Нати» царили неуверенность и мрачные предчувствия. Крейсер снова попал под ответный огонь «Солт Лейк Сити». Поврежденный американский крейсер снова сумел дать ход и, кое-как выжав из своих машин 15 узлов, обрушился на японский флагман. Между тем на японских крейсерах начали подходить к концу бронебойные снаряды. На японских эсминцах начала ощущаться нехватка топлива. Команды японских кораблей нервничали, постоянно ожидая воздушной атаки. Адмирал Хосогая, убежденный, что такая атака просто неизбежна, приказал отходить.

Приказ об отходе был передан прожектором буквально через несколько секунд после того, как «Бейли» выпустил торпеды. Следовавшие за кормой «Бейли» эсминцы «Монагхэн» и «Коглан» так и не получили возможности использовать торпеды. Прежде чем они вышли в точку пуска, японские тяжелые крейсера отвернули прочь. В 12.05 «Солт Лейк Сити» прекратил стрельбу. В 12.06 «Нати» и «Майя» повернули на север, увеличивая дистанцию. В 12.07 они повернули на запад, и остальные японские корабли последовали за ними. На кораблях ОГ 16.6 люди не верили собственным глазам.

«Черт побери, они ведь уходят!»

«Наверное, приближаются наши самолеты!»

Но японцы бежали от призраков. В этот день в воздухе не было ни одного американского самолета.

В 12.15 наблюдатели Оперативной Группы 16.6 проследили, как последний из японских кораблей скрылся за горизонтом на западе. Путь был открыт, и ОГ 16.6 полным ходом направилась домой. Американские корабли, если привести цитаты из боевого донесения «Солт Лейк Сити», «поспешили отправиться к чертовой матери». Японские корабли сделали то же самое, но в противоположном направлении.

В 12.30 всем стало ясно, что бой завершился. И для ветеранов, и для зеленых новичков он стал нелегким испытанием. 3,5 часа крейсер «Солт Лейк Сити» и его сопровождение находились под обстрелом, особенно тяжело пришлось эсминцу «Бейли». После того как был объявлен отбой, его команде пришлось продолжать сражение, теперь люди боролись с повреждениями. В 13.35 командир приказал сбросить за борт глубинные бомбы, чтобы выровнять опасный крен. Поврежденный эсминец, с трудом управляясь, тащился вслед за эскадрой на Адак. Он прошел временный ремонт в Датч-Харборе, а 12 апреля отправился в Соединенные Штаты вместе с потрепанным «Солт Лейк Сити». Их сопровождал эсминец «Эллиот».

Японский 5-й Флот получил примерно такие же повреждения в этом неравном бою. Флагман адмирала Хосогая прибыл на Парамушир, имея 15 убитых и 27 раненых. Поврежденный несколькими попаданиями тяжелый крейсер ушел сначала в Оминато для временного ремонта, а потом в Сасебо для капитального. На легком крейсере «Тама» имелся только один раненый, но кораблю пришлось заняться ремонтом надстроек.

Хотя японцы превосходили американцев в численности и огневой мощи, они упустили необычайно удобный случай выкинуть американский флот с Западных Алеутских островов.

Эти драматические события прокомментировал адмирал Кинг: «Не имеет значения, насколько тяжелым выглядит ваше положение. Всегда существует возможность, что положение противника еще хуже».

Главнокомандующий также отметил героические действия ЭЭМ-14 капитана 1 ранга Риггза, сказав: «Эсминцы, благодаря смелому и безошибочному руководству, внесли основной вклад в спасение «Солт Лейк Сити». Не приходится сомневаться, что именно их дымовые завесы и отважная попытка торпедной атаки спасли от гибели потерявший ход тяжелый крейсер».

Они также внесли вклад и в срыв стратегических планов японцев. Главной задачей 5-го Флота была проводка конвоя на Алеутские острова, но транспорты с подкреплением и снабжением для гарнизонов Кыски и Атту туда не прибыли.

«Бейли» получил благодарность главнокомандующего флотом за свои действия в бою у Командорских островов. Адмирал Нимиц также воздал должное капитану 1 ранга Риггзу и кораблям ЭЭМ-14:

«Отважная атака наших эсминцев в бою у Командорских островов, несмотря на сосредоточенный огонь 8 вражеских кораблей, заслуживает самой высокой похвалы».

Похожие книги из библиотеки

Дарданеллы 1915

Первая книга о Дарданелльской катастрофе 1915 года, основанная не только на британских, французских, немецких, русских, но и на турецких источниках. Всё о самом кровавом и позорном поражении Черчилля и провале первого стратегического десанта в истории.

С юности склонный к опасным авантюрам и напрочь лишенный военного таланта, сэр Уинстон в марте 1915-го вознамерился одним ударом выбить Турцию из войны, с боем прорвавшись через Дарданеллы к Константинополю и заставив «османов» капитулировать. Но отвратительно спланированная и бездарно проведенная операция завершилась трагедией — всего за день англо-французский флот потерял на минах и под огнем береговых батарей три броненосца, еще несколько кораблей получили серьезные повреждения и спаслись лишь чудом. Еще худшей бойней обернулся десант на полуостров Галлиполи, где наступление также захлебнулось, и союзники положили в позиционной мясорубке 150 тысяч человек с нулевым результатом. Этот провал был тем более унизительным, что в зоне высадки турки не имели даже пулеметов, а косили наступающих из многоствольных картечниц, в других армиях давно снятых с вооружения. Последней каплей стала гибель еще трех броненосцев, потопленных немецкой подлодкой и турецким миноносцем, и провал второго десанта в бухте Сувла, после чего было решено эвакуировать галлиполийские плацдармы.

Эта книга восстанавливает все обстоятельства крупнейшей военной катастрофы в британской истории и самого постыдного фиаско в карьере Черчилля, после которого он вынужден был уйти в отставку с поста Первого Лорда Адмиралтейства (военно-морского министра). Коллекционное издание на мелованной бумаге высшего качества иллюстрировано сотнями редких карт, схем и фотографий.

Авианосцы, том 1

18 января 1911 года Эли Чемберс посадил свой самолет на палубу броненосного крейсера «Пенсильвания». Мало кто мог тогда предположить, что этот казавшийся бесполезным эксперимент ознаменовал рождение морской авиации и нового класса кораблей, радикально изменивших стратегию и тактику морской войны.

Перед вами история авианосцев с момента их появления и до наших дней. Автор подробно рассматривает основные конструктивные особенности всех типов этих кораблей и наиболее значительные сражения и военные конфликты, в которых принимали участие авианосцы.

В приложениях приведены тактико-технические данные всех типов авианесущих кораблей.

Эта книга, несомненно, будет интересна специалистам и всем любителям военной истории.

Боевые действия подводных лодок США во второй мировой войне

Аннотация издательства:

В книге дается описание боевых действий американских подводных лодок во второй мировой войне, главным образом на Тихом океане. Подробно говорится об одиночных и групповых действиях лодок против торгового флота Японии, а также действиях против ее боевых кораблей. Рассматриваются тактические приемы подводных лодок по использованию торпедного оружия, постановка мин, выполнение специальных заданий и другие вопросы. Русское издание книги рассчитано на офицеров и адмиралов военно-морского флота.

Авианосцы, том 1

18 января 1911 года Эли Чемберс посадил свой самолет на палубу броненосного крейсера «Пенсильвания». Мало кто мог тогда предположить, что этот казавшийся бесполезным эксперимент ознаменовал рождение морской авиации и нового класса кораблей, радикально изменивших стратегию и тактику морской войны.

Перед вами история авианосцев с момента их появления и до наших дней. Автор подробно рассматривает основные конструктивные особенности всех типов этих кораблей и наиболее значительные сражения и военные конфликты, в которых принимали участие авианосцы.

В приложениях приведены тактико-технические данные всех типов авианесущих кораблей.

Эта книга, несомненно, будет интересна специалистам и всем любителям военной истории.