Танкист Александра Самусенко

Во многих источниках говорится, что Александра Григорьевна Самусенко родилась в 1922 году в деревне Святое Жлобинского района Гомельской области, то есть в Белоруссии. Однако «Книги памяти» Читинской и Челябинской областей утверждают, что родилась она в Чите. Возможно, дело тут в том, что она родилась под Гомелем, а потом, в младенческом возрасте, с родителями переехала в Читу. А может быть – наоборот…

Александра Самусенко. Фото 1940-х гг.

Александра Самусенко. Фото 1940-х гг.

Из банка документов «Подвиг народа», где собраны наградные документы на участников Великой Отечественной войны, мы узнаем, что в армию Александра Самусенко ушла именно из Читы. Кстати, там же в наградных листах указана национальность Самусенко – татарка, что весьма неожиданно. И Самусенко, и Давиденко (фамилия ее матери – Евдокии Ивановны) не являются характерными татарскими фамилиями, равно как и имя ее отца – Григорий.

Она была воспитанницей в частях РККА с 12 лет (согласно наградному листу – с 1934 года). А в 1938 году, то есть с 16 лет, она стала состоять в кадрах Красной армии. При этом местом жительства матери указана Москва. То есть, очевидно, имел место переезд из Читы. К сожалению, при каких обстоятельствах при живой матери Александра стала «дочерью полка», не сообщается. Вполне вероятно, что мать была репрессирована, но тогда вряд ли бы ее дочь стала воспитанницей в частях РККА.

А вот в Финляндии, как следует из наградного листа, Александра действительно воевала. Тогда ей было 17 лет (если она попала на войну в конце 1939 года).

Великую Отечественную войну она начала рядовым-пехотинцем (была призвана Читинским райвоенкоматом). Потом она написала письмо председателю Президиума Верховного Совета СССР М.И. Калинину с просьбой посодействовать ей в поступлении в танковое училище.

Его она успешно окончила.

С октября 1941 года она воевала на Брянском, Западном и Воронежском фронтах. Трижды была ранена, в том числе один раз – тяжело. Была участником битвы на Курской дуге: по одной версии, там она была командиром танка Т-34, по другой – офицером связи 97-й танковой бригады.

За проявленную смелость и решительность в период с 19 по 28 июля 1943 года Александра Самусенко была награждена орденом Красной Звезды.

Фотограф Анатолий Морозов, сделавший самый известный снимок Александры Самусенко, потом рассказывал:

«Под Орлом мне удалось познакомиться с отважной девушкой, командиром танкового взвода гвардии старшим лейтенантом Сашей Самусенко. Танковая бригада, в которой она служила, как раз вышла из боя. Глядя на ее жизнерадостное лицо, трудно себе представить, что в свои 23 года она успела столько пережить: много раз водила свой взвод в атаку, лично уничтожила несколько противотанковых орудий и много гитлеровцев, дважды горела, была ранена. За боевые заслуги Александру наградили орденом Отечественной войны I степени, а вскоре орденом Красной Звезды».

Как видим, по утверждению фотографа, ей было 23 года. Но это не соответствует действительности – тогда ей был 21 год.

По утверждению Морозова, во время битвы на Курской дуге Александра Самусенко была командиром танкового взвода. Однако В.С. Мурманцева в своей книге «Советские женщины в Великой Отечественной войне» уверяет, что Александра Самусенко была «просто» командиром танка. В книге приводится следующая заметка из фронтовой газеты 1-й гвардейской танковой бригады:

«Геройски сражалась на Курской дуге и танкистка, командир Т-34 лейтенант Александра Самусенко. Однажды подразделение, где служила Самусенко, получило задание контратаковать колонну танков противника. Механик-водитель Т-34, командиром которого была Самусенко, встретив на своем пути три “тигра”, растерялся. Лейтенант Самусенко спокойно, но решительно заявила: “Назад нам дороги нет”. И водитель танка овладел собой. Первым же выстрелом вражеский танк был подбит. Остальные продолжали идти на сближение. Ожесточенный бой продолжался несколько часов, но победу одержал экипаж танка Александры Самусенко. За отвагу, проявленную в этом сражении, она была награждена орденом Красной Звезды».

Но вот в наградном листе Александры Самусенко (там, где указано, за что именно она получила орден Красной Звезды) говорится, что она «своевременно обеспечивала связь и информацию о положении частей и бригады, действующих в бою. Под непосредственным огнем противника и бомбежкой с воздуха вражескими самолетами поставляла частям указания дальнейшего развития успеха в бою». И там ничего не сказано о том, что она была механиком-водителем и подбивала танки противника, не говоря уже о том, что она была командиром танкового взвода.

В любом случае летом 1943 года Александра Самусенко была в звании лейтенанта. А вот летом 1944 года Александра – уже капитан и офицер связи штаба бригады.

В 1945 году гвардии капитана А.Г. Самусенко перевели офицером связи в штаб 1-й гвардейской танковой бригады, в составе которой она приняла участие в Львовско-Сандомирской операции.

По некоторым сведениям, она была назначена заместителем командира 1-го танкового батальона 1-й гвардейской танковой бригады. Но, скорее всего, эта информация, кочующая по Интернету, не соответствует действительности.

А вот еще один случай. В феврале 1945 года в расположение советской части вышел американец, сержант Джозеф Байерли, бежавший из немецкого лагеря для военнопленных Альт-Древиц в Польше. И он якобы уговорил гвардии капитана А.Г. Самусенко не отправлять его в тыл. Интересно, что Джозеф Байерли считается единственным солдатом, воевавшим как в американской, так и в советской армиях. Он – отец Джона Байерли, бывшего в 2008–2011 годах послом США в России. В ряде источников рассказывается, что американцу повезло: политрук танкового батальона немного понимал по-английски. И он якобы помог ему объясниться с командиром – женщиной в майорских погонах. Но имени ее Джозеф Байерли не запомнил.

Американец тогда сказал:

– Я – не освобожденный из плена. Я – бежавший из плена. Я бежал, чтобы выйти к вам и бить с вами гитлеровцев. Мы союзники, да? Значит, должны вместе воевать.

В батальоне стояли на вооружении полученные по ленд-лизу американские танки «шерман». И его оставили, и он потом ходил на «шермане» в лагерь Альт-Древиц освобождать своих товарищей по плену.

Очень трогательная история. Но имеет ли она отношение к Александре Самусенко? Ведь если верить воспоминаниям Джозефа Байерли, то получается, что в феврале 1945 года она была майором. А это не так. С другой стороны, женщин-танкистов в то время было очень немного, многие до 1945 года не дожили, и из всех известных больше всего на роль «майора» подходит именно Александра Самусенко.

Она погибла 3 марта 1945 года под Берлином, выполняя ответственное задание в качестве офицера разведки. Вот слова Музы Николаевны Огай, председателя Белорусской комиссии по увековечению памяти погибших в годы Великой Отечественной воинов и партизан:

«3 марта 1945 года, в 70 километрах от Берлина, погибла Александра Самусенко, Шурочка, танкист <…> Войну она начинала рядовым пехотного взвода, потом окончила училище танкистов. Под Берлином, уже выполняя ответственное задание как офицер разведки, погибала от прямого попадания в танк, но успела выбраться из горящей машины и бросить в огонь планшет с документами».

А вот свидетельство Агнессы Бауман, принимавшей участие в захоронении героини:

– В деревню въехал броневик. Кто там сидел – я не знаю. Немцы уже ушли, остался почему-то один танк, может, он был неисправный, – тоже не знаю. Но только из танка выстрелили, броневик загорелся. Я увидела, как выскочил парень, бросил в огонь свою сумку (планшетку. – Авт.) и выхватил револьвер… И тут же упал. Когда танк ушел, я подошла к парню и по лицу узнала, что это девушка. Она была в штанах. В гимнастерке я нашла фотографию и прочитала на обороте ее имя и фамилию… Могила неглубокая, моим детям трудно было рыть землю…

Это – каноническая версия подвига. Офицер связи Самусенко погибла, успев перед смертью сжечь пакет с секретными документами.

Но есть и еще одна версия гибели героини. В газете «Красная звезда» от 27 апреля 1995 года были приведены слова полковника в отставке А.И. Жутикова:

– За два месяца до конца войны, 3 марта 1945 года, гвардии капитан Самусенко, выполняя боевое задание как офицер связи, вблизи польского города Лобез наскочила на прорывающихся из окружения эсэсовцев. Пришлось принять бой. Водитель броневика Виктор Кузьменко был сразу убит. Бросив полевую сумку с документами в горящую машину, Александра продолжала отбиваться от наседавших врагов из ППШ. И только когда гусеницей пущенной против нее самоходки ей раздавило ноги, немцам удалось взять отважную девушку-офицера в плен. Александру допрашивали, пытали и, ничего не добившись, расстреляли.

Как бы то ни было, тела погибших были преданы земле на месте боя, а потом их перезахоронили на центральной площади городка Лабес. В некоторых источниках этот городок назван по-другому – Лобез.

Лабес – это Померания (Германия), а Лобез – это Польша. Но на самом деле это один и тот же город, ибо после войны Советский Союз передал Польше часть немецких территорий в качестве «компенсации» за включенные в состав СССР области Западной Украины и Западной Белоруссии.

Похожие книги из библиотеки

Большие морские охотники проекта 122

“Большой охотник", как разновидность малого противолодочного корабля (концепцию сформулировали еще в 20-х гг. — “искатель подводных лодок”), в нашей стране создали буквально накануне Великой Отечественной войны. В те годы, учитывая возрастающую роль подводных сил в вооруженной борьбе на море и необходимость усиления и совершенствования сил и средств противолодочной обороны, руководством Военно-Морского флота СССР было принято решение о создании нового подкласса боевых кораблей — больших охотников за подводными лодками.

Физическая подготовка разведчика

Военное Издательство Народного Комиссариата Обороны 1945 «ФИЗИЧЕСКАЯ ПОДГОТОВКА РАЗВЕДЧИКА»

Книга написана капитаном К. Т. БУЛОЧКО

Разносторонне используя опыт Великой отечественной войны, автор излагает приемы, способы и виды боевой и спортивной физической подготовки разведчика. В работе раскрыты пути организации, методики обучения и физической тренировки разведчика в различных условиях.

Книга рассчитана на офицерский, сержантский и рядовой состав Красной Армии.

empty-line

2

Линейные корабли типа “Иоанн Златоуст”. 1906-1919 гг.

В книге на основе документов из фондов РГА ВМФ рассказывается об истории проектирования, строительства и службе последних линкоров-додредноутов “Иоанн Златоуст” и “Евстафий”. Именно на эти корабли легла вся тяжесть кампаний 1914–1915 гг. на Черном море по пресечению операций германо-турецкого крейсера “Гебен”, которую они с честью выдержали.

Броня русской армии. Бронеавтомобили и бронепоезда в Первой мировой войне

Символом отечественной военной мощи в XX веке принято считать танковые войска. Но так было не всегда. В годы Первой мировой войны, еще до массового появления на фронтах танков, Россия уже состоялась как великая «броневая держава».

Неудачи русской армии принято списывать на «техническую отсталость» и «косность чиновников», однако что касается бронетехники — в этой области мы всегда были на лидирующих позициях.

Во время Великой войны русские бронеавтомобили не уступали по качеству лучшим английским образцам, а бронепоезда вообще не имели себе равных. Технические решения, применявшиеся при их изготовлении, надолго обогнали свое время.

Бронечасти русской армии комплектовались самыми грамотными солдатами. Многие из них были добровольцами. Именно поэтому команды бронепоездов и бронеавтомобилей практически не поддавались разложению и революционной агитации и до самого конца войны оставались наиболее боеспособными подразделениями русской армии.

Новая книга ведущего специалиста по истории бронетехники Максима Коломийца посвящена истории, вооружению, организации и боевому применению отечественных бронечастей в годы Первой мировой войны.