Подвиг Марии Цукановой

Мария Никитична Цуканова родилась 14 сентября 1924 года в деревне Смолянки Крутинского района Омской области (ныне – Абатский район Тюменской области) в семье сельского учителя. По другим сведениям, она родилась в селе Новониколка Тюменской области. Еще по одной версии – в одном из сел Иркутской области.

Отца своего она не знала: он умер за несколько месяцев до рождения дочери. Воспитанием девочки занимались мать и отчим Николай Васильевич Крохмалев – простой рабочий, коммунист.

Семья Цукановых долго жила в тайге. Маленькая Маша, когда подросла, с интересом слушала рассказы Николая Васильевича. Будучи участником Гражданской войны, он образно рисовал ей подвиги Чапаева, Лазо и других прославленных героев. Все это влияло на формирование характера девочки.

Затем Мария окончила начальную школу в поселке Таштын в Хакасии, потом – неполную среднюю школу в поселке Орджоникидзевский Саралинского района Красноярского края. Работала там же телефонисткой, с декабря 1941 года – санитаркой в госпитале, эвакуированном из Ростова.

Ее отчим и брат ушли на фронт, брат вскоре погиб. Через какое-то время госпиталь перевели в другое место, и девушка уехала в Иркутск. Там с февраля по июнь 1942 года она работала на Иркутском авиационном заводе: сначала учеником обрубщика, потом – приемщиком и контролером 4-го разряда. Завод выпускал продукцию, нужную фронту. Поначалу она уставала настолько, что после смены едва хватало сил, чтобы добраться до общежития. Но потом привыкла, втянулась…

Без отрыва от производства она прошла курсы санинструкторов и в составе одного из отрядов «флотских двадцатипятитысячниц» (Указ ГКО СССР от мая 1942 года о призыве в ВМФ 25 тысяч девушек-добровольцев) 13 июня 1942 года была призвана в ВМФ и направлена для прохождения службы на Дальний Восток. Там Мария служила телефонисткой в 51-м артиллерийском дивизионе Шкотовского сектора береговой обороны. Но очень скоро поняла: это дело ей не по душе. Конечно, связь очень нужна, но ей хотелось быть на фронте.

В июне 1944 года, после окончания школы младших медицинских специалистов, Цуканову по ее просьбе направили служить в Тихоокеанский военно-морской флот. Там она была назначена санинструктором 3-й роты 355-го отдельного батальона морской пехоты.

Когда начались военные действия против Японии, советские войска повели наступательные операции в Маньчжурии. 335-му батальону морской пехоты было приказано высадиться на вражеский берег и захватить плацдарм для дальнейшего наступления на хорошо укрепленный портовый город Сейсин на корейском побережье (ныне Чхонджин). На высотах, окружавших его, стояли мощные береговые батареи, порт был опоясан дотами. Каждая скала, все каменные здания были приспособлены к обороне.

14 августа 1945 года начался штурм Сейсина. Торпедные катера на предельной скорости ворвались в порт. С боевых кораблей на берег высадились моряки-тихоокеанцы. Это был 355-й отдельный батальон морской пехоты майора К.М. Бараболько, в котором Мария Цуканова служила санинструктором. Батальону было приказано с боями войти в город и продержаться там до подхода основных сил.

Сражение за Сейсин было боевым крещением для моряков батальона, но они выдержали его. Санитарный взвод лейтенанта Болдина, где служила Мария, принял активное участие в схватке. В самой гуще сражавшихся находилась молодая санитарка.

Она впервые оказалась в бою и в первые минуты даже растерялась. Повсюду рвались снаряды и мины, строчили автоматы и пулеметы. Весь берег окутало едким дымом. Где наши, а где японцы? Но она, сжав зубы, перевязывала и выносила раненых, перевязывала и выносила… Всего во время боя она оказывала медицинскую помощь 52 раненым десантникам.

Уже двое суток батальон майора Бараболько вел тяжелый, неравный бой. И двое суток Мария Цуканова самоотверженно выполняла свой долг санинструктора. Пять ожесточенных вражеских атак отбил ее батальон. Моряки завязали бой за большую сопку, где расположился японский штаб. В ходе боя был тяжело ранен один из моряков. Мария Цуканова перевязала раненого и стала с ним ползком через кустарник пробираться в тыл к медицинскому пункту. В пути японская пуля ранила санитарку. Несмотря на острую боль и усталость, она доставила раненого и снова бросилась туда, где гремел бой.

Памятник Марии Цукановой

Памятник Марии Цукановой

Продвигаясь в цепи рядом с моряком Плотниковым, Мария увидела, как упал сраженный пулей сержант Бахно. Санитарка бросилась на помощь, но в этот момент японская пуля ударила ее в ногу.

Превозмогая боль, она подползла к сержанту. С трудом перевязала его, крикнула бойцам, чтобы отнесли Бахно в укрытие. А сама поползла дальше по склону сопки, обращенному к противнику. У большого замшелого камня она заметила еще одного матроса, лежавшего без движения. Что с ним? Убит или ранен? Мария решила во что бы то ни стало добраться до него. Может быть, ему еще потребуется помощь.

Рядом разорвалась мина. Несколько осколков впилось в тело девушки. В этот момент началась новая контратака японцев, и истекающая кровью санитарка попала в их руки. В бессильной злобе самураи подвергли героиню тяжелым пыткам.

Описывая зверства японских самураев, газета «Красная звезда» 1 сентября 1945 года написала:

«В то время батальон пехоты вел тяжелый бой с превосходящими силами противника, Цуканова перевязывала раненых краснофлотцев, выносила их в укрытие. Затем она сама была ранена и от потери крови лишилась чувств. Контратакующие японцы схватили ее и унесли. Когда краснофлотцы завершили бой полным разгромом самураев, они обнаружили труп Цукановой. Японцы выкололи ей глаза, тело изрезали ножами».

Похоронена она была в братской могиле советских воинов в Сейсине (Чхонджине). На памятнике из белого мрамора, увенчанном красной звездой, была сделана надпись: «Здесь похоронены 25 русских героев, павших смертью храбрых за освобождение Кореи от японских захватчиков».

Марии Цукановой шел двадцать первый год, когда оборвалась ее жизнь, но она честно и до конца выполнила свой долг воина. И родина высоко оценила ее подвиг. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 сентября 1945 года «за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях с японскими милитаристами» старшему матросу Цукановой Марии Никитичне было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

В декабре 1972 года село Нижняя Янчихе Хасанского района Приморского края было переименовано в село Цуканово. Именем героини названы улицы в Омске, Иркутске, Барнауле, Красноярске и ряде других городов. Во Владивостоке, где она окончила курсы санинструкторов, ей сооружен красивый памятник.

Похожие книги из библиотеки

Противотанковая артиллерия Вермахта во Второй Мировой войне. От «дверных колотушек» до «убийц танков»

Если верить статистике, во всех сражениях Великой Отечественной, включая знаменитую Прохоровку, наши танкисты несли самые тяжелые потери отнюдь не от немецких панцеров — наиболее опасным противником были не знаменитые «Тигры», «Пантеры» и «Фердинанды», не легендарные «Штуки», не саперы и фаустники, не грозные зенитки «Ахт-Ахт», a Panzerabwehrkanonen — немецкая противотанковая артиллерия. И если в начале войны сами гитлеровцы окрестили свое 37-мм противотанковое орудие Раk 35/36 «дверной колотушкой» (фактически бесполезное против новейших КВ и «тридцатьчетверок», оно тем не менее жгло как спички БТ и Т-26), то ни 50-мм Раk 38, ни 75-мм Раk 40, ни 88-мм Раk 43, ни сверхмощное 128-мм Раk 80 пренебрежительных кличек никак не заслуживали, став настоящими «убийцами танков». Непревзойденная бронепробиваемость, лучшая в мире оптика, низкий малозаметный силуэт, великолепно подготовленные расчеты, грамотные командиры, превосходная связь и артразведка — несколько лет германская ПТО не знала себе равных, а наши противотанкисты превзошли немецких лишь в самом конце войны.

В этой книге вы найдете исчерпывающую информацию обо всех противотанковых артсистемах, состоявших на вооружении Вермахта, в том числе и трофейных, — об их достоинствах и недостатках, организации и боевом применении, поражениях и победах, а также совсекретные отчеты об их испытаниях на советских полигонах. Издание иллюстрировано эксклюзивными чертежами и фотографиями.

Первые Т-34

Танк Т-34 заслуженно считается легендарной машиной, одним из самых ярких символов победы СССР в Великой Отечественной войне. Однако начало биографии этих танков оказалось далеко не безоблачным и сопровождалось многочисленными проблемами. Испытания первых машин, развертывание серийного производства, непростая история освоения новых танков в армейских частях и драматическое «огненное крещение» летом 1941 г., на основе документальных материалов российских архивов — в книге А. Уланова и Д. Шеина.

Артиллерийский тягач «Коминтерн»

После Первой мировой войны во всех развитых странах начались работы по переводу артиллерии на механическую тягу, поскольку конная уже не отвечала новым требованиям транспортировки противотанковых, зенитных и полевых орудий большей массы и усиленной мощности.

Для обеспечения Красной Армии артиллерийскими тягачами Харьковскому паровозостроительному заводу (ХПЗ) поручили на основе и с использованием элементов ходовой части танка Т-24 спроектировать тяжелый трактор. Получившуюся машину назвали «Коминтерн». За периоде 1934 по 1940 год было выпущено 1798 машин, применявшихся во всех войнах и вооруженных конфликтах, которые вела наша страна до середины 1940-х гг.

Первая книга о советском артиллерийском тракторе «Коминтерн», который по праву считался одним из лучших средних тягачей своего времени. И хотя прототипом «Коминтерна» послужил немецкий трактор «Hanomag WD-50» советским конструкторам удалось добиться создания оригинальной машины — скоростной, проходимой и маневренной, уверенно буксирующей практически все орудия калибром до 152-мм, а иногда и 203-мм гаубиц Б-4.

История создания, усовершенствования и боевого применения гусеничных тягачей от зарождения до обязательного участия в парадах на Красной площади.

Книга снабжена редкими фотографиями и иллюстрациями, значительная часть которых публикуется впервые.

Авиация Японии во Второй Мировой войне. Часть вторая: Каваниси - Мицубиси

Сборник состоит из трех частей, издаваемых последовательно и отражает развитие авиационной науки и техники Японии с середины тридцатых годов до ее капитуляции 1 сентября 1945 г. Часть вторая: Каваниси - Мицубиси.