Глав: 14 | Статей: 114
Оглавление
На протяжении многих веков война была любимым мужским занятием. Однако традиция участия женщин в войнах также имеет очень давнюю историю и отнюдь не является феноменом XX века.

Если реальность существования амазонок еще требует серьезных доказательств, то присутствие женщин в составе вооруженных формирований Древней Спарты – документально установлено, а в Древнем Китае и Индии отряды женщин охраняли императоров. Женщины участвовали в походах Александра Македонского, а римский историк Тацит описывал кельтское войско, противостоящее римлянам, в составе которого было много женщин. Историки установили, что у германцев, сарматов и у других индоевропейских народов женщины не только участвовали в боевых действиях, но и возглавляли воинские отряды.

О самых известных воительницах прошлого и настоящего рассказывает очередная книга серии.
Сергей Нечаевi / Олег Власовi / Литагент Вечеi

Легендарная царица Ипполита

Легендарная царица Ипполита

Под амазонками принято подразумевать племя, отличительная черта которого связана с латинским понятием Ethnos gynecocratumenien, которое можно перевести как «нация, где властвуют женщины».

Понятие «амазонка» теоретически также могло образоваться от иранского ha-mazan («воины»).

Весьма распространена версия и о том, будто слово «амазонки» образовано от греческого a mazos с отрицательной частицей «а», то есть «без груди». Считается, что амазонкам в 8-летнем возрасте отрезали или даже выжигали одну грудь, чтобы удобнее было стрелять из лука. На самом деле это вымысел.

Существует немало других вариантов происхождения слова «амазонки». Например, a masso (от masso – «трогать, касаться») могло бы означать «недотрагивающиеся» (понятное дело, до мужчин).

Толкование происхождения слова «амазонка» до сих пор вызывает множество споров. В русских «Азбуковниках» (толковых словарях), имевших распространение в Московии в XV–XVII веках, упоминалась некая «Амазонистская земля», а населявшие ее женщины назывались «а’мазаниками».

Русский ученый XVIII века В.К. Тредиаковский указывал на связь амазонок со скифами и праславянскими народами. Он считал, что толкование этого слова было искажено греками. Слово «а’мазаники» надо понимать как омужавшие или мужественные женщины. Не исключено, что слово «а’мазаники» означает «помазанники» (о’мазанники), то есть посвященные в священный женский союз, как посвящались, например, во многие религиозные союзы или в монахини. Помазание (в частности, елеем) в древности было делом обыкновенным, а все женщины-воительницы проходили ритуал помазания или посвящения.

Согласно легендам, доступ мужчин к амазонкам был строжайше запрещен. Для того чтобы получить потомство, они раз в год, весной, в специально раскинутых походных лагерях ненадолго сходились с мужчинами из соседних племен. Юная амазонка якобы получала право стать матерью, только истребив не менее трех врагов. Рожденных от такого «союза» мальчиков в лучшем случае возвращали отцам, в худшем – убивали. Девочек оставляли себе; таким образом, появлялись на свет новые представительницы этого воинственного племени.

Где же жили эти необычные женщины? В древнегреческой мифологии амазонки – это племя воительниц, живших в Малой Азии или в районе предгорий Кавказа и Меотиды (Азовского моря).

А вот что пишет археолог и историк А.Д. Чертков:

«Не должно, ни в каком случае, воображать под словом “амазонки” целого народа, состоящего исключительно из одних женщин, как впоследствии греческие рассказчики и ваятели старались передать эту басню потомству. Название “амазонки” есть не что другое, как ряд нескольких царствований, или господств, переходивших преемственно от одной женщины к другой; но само народонаселение состояло, конечно, из людей обоего пола. Это свидетельствует положительно Диодор: “На берегах Термодона жил некогда народ, которым управляли женщины, привыкшие к войне” <…> Они могли выходить и замуж <…> и тогда уже не ездили верхом, и не отправлялись на войну, а вступали в ряды обыкновенных женщин <…> Само число двенадцати амазонок, прибывших на помощь к Трое, доказывает, что они были не народ, не войско, а высшее сословие, управлявшее народом. Следовательно, с настоящей исторической стороны вопроса об амазонках нет ничего противоестественного. Семирамида точно так же управляла самовластно большей частью Средней Азии и известна своими завоеваниями».

Что же касается названия «амазонка», то, по мнению А.Д. Черткова, в последнем его слоге скрывается персидское zanа, или наше «жена».

В «Истории Бессарабии», изданной в 1873 году, говорится:

«Хотя предание об амазонках кажется многим новейшим писателям чистым вымыслом, но Страбон говорит, что, несмотря на кажущуюся баснословность этой истории, амазонки действительно существовали на Кавказе; там некоторые кавказские племена, производившие набеги на Малую Азию, совершенно истребляются, исключая женщин, успевших спастись и усвоивших себе воинственные привычки вследствие крайней необходимости, из чувства самосохранения. По свидетельству Геродота, родиной амазонок была Малая Азия, где они жили при реке Фермодонт, в Каппадокийском городе Фемискире[1]. Другой писатель, Юстин, рассказывает, каким образом они туда попали; по его словам, амазонки произошли от двух молодых скифов царской крови Илина и Сколoпита, которые, будучи изгнаны из своей страны возмущением вельмож, увлекли с собою много молодых людей и поселились на границах Каппадокии, при реке Фермодонт, где занимали поля Фемискиры. Впоследствии потомки этих выходцев были, вероятно, перебиты в какой-нибудь международной распре, и остались только одни женщины этого племени, которые стали известны эллинам под именем амазонок <…> Предание повествует, что эллины, одержав над амазонками победу при реке Фермодонт, отплыли в свою землю, взяв с собою столько пленниц, сколько могли поместить на свои карабли, но что в открытом море амазонки напали на греков и перебили их всех; затем, не умея управлять рулем, парусами и веслами, отдались на произвол волнам и ветру, выбросившему их на берег Азовского моря вблизи города Кремны.

По выходе из кораблей амазонки пустились внутрь страны искать жилые места, и прежде всего встретили табун лошадей, который они тотчас же расхватали, и, севши на лошадей, будучи хорошими наездницами, пустились грабить скифскую землю. Скифы долго не знали, кто их новые неприятели, из какого племени, и удивлялись их нашествию; считая их за мужчин, они вступили с ними в сражение, и не прежде узнали, что они имели дело с женщинами, пока не раздели убитых. С этих пор они решили не убивать амазонок, а посылать против них самых молодых людей в таком числе, в каком примерно были и амазонки. Этим молодым людям было сказано, чтобы они не вступали с амазонками в битву, а старались ставить свой лагерь, как можно ближе к их лагерю; когда же амазонки стали бы на них нападать, то чтобы они отступали, когда же они перестанут за ними гнаться, то снова подходили бы к ним и становились бы лагерем. Скифы приняли это решение из желания иметь от них детей. Поступая во всем согласно данному им наставлению, они убедили амазонок в своей безвредности, почему, не нападая более на них, с каждым днем стали ближе и ближе сходиться лагерями. Обе стороны сохраняли таким образом полное бездействие в отношении друг к другу, занимаясь звериной ловлей и грабежом для добывания себе продовольствия, так как у них кроме лошадей и оружия ничего не имелось. В продолжение этого перемирия скифы зорко наблюдали за тем, что делалось в лагере их странных неприятелей, и когда заметили, что амазонки, обыкновенно в полдень, по одной или по две расходились для некоторой естественной надобности, то стали из подражания им делать то же самое. Один из них, увидев амазонку, удалившуюся от прочих, подошел к ней поближе, и она не оттолкнула его, а позволила владеть собою. Не умея понимать друг друга, амазонка знаком дала ему знать, чтобы он на другой день приходил в то же место вместе с товарищем, а она, со своей стороны, приведет еще подругу. Возвратившись к своим, скифский юноша рассказал о своем приключении и на другой день пошел на прежнее место с товарищем и нашел там вчерашнюю амазонку и с нею еще другую. Остальные затем скифы, узнав об этом, последовали их примеру и укротили всех амазонок; после всего амазонки и скифы соединили свои лагеря и стали жить вместе.

В короткое время жены переняли язык мужей, и когда стали понимать друг друга, то скифы предложили амазонкам оставить эту кочевую жизнь и следовать за ними к их семействам. Амазонки однако же не согласились на это, представляя, что так как они не знакомы с женскими работами, а привыкли к военной жизни и умеют владеть луком, стрелами и лошадью, тогда как скифские женщины сидят в повозках и не ходят на звериную охоту, то они опасаются, что не сойдутся с ними. Затем амазонки предложили своим мужьям самим отправиться к родителям, выпросить у них часть их имущества и поселиться особо.

Скифы послушались своих жен, и когда возвратились обратно, то амазонки предложили им перейти за реку Дон, с чем скифы тоже согасились. Дошедши наконец до того места, где их застала история, т. е. в нынешней земле Войска Донского, они остановились, заняли страну и с тех пор стали известны древним под именем савроматов или сарматов[2] <…> Жены сарматов сохранили древний образ жизни: ездили верхом, ходили на охоту и на войну и носили одинаковое со своими мужьями платье. По существовавшему у них обычаю, ни одна девица не выходила замуж до тех пор, пока не убивала хоть одного неприятеля; многие из них так и умирали, не вступив в брак, потому что не имели случая или не могли исполнить это требование <…>

В позднейшую эпоху сарматский народ разделился на племена, между которыми сильнейшими явились на театре истории роксоланы и языги; последние долгое время обитали по Дунаю в нынешней Бессарабии, Молдавии и Валахии. Некоторые новейшие ученые хотят видеть в Донских казаках исконных туземцев занимаемого ими края, т. е. прямых потомков древних сарматов».

Таким образом, получается, что амазонки после сражения с греками при реке Фермодонт (Термодон) в Малой Азии переправились через нынешнее Черное море в Южную Россию. Они добрались до древнегреческого поселения Кремны, что на берегу Азовского моря (ныне это район Таганрога). А это была земля вольных скифов.

Тем не менее в некоторых источниках утверждается, что амазонки жили на побережье Понта Эвксинского (нынешнего Черного моря) в собственном государстве под управлением царицы Ипполиты. Последняя, кстати, вошла в легенды, благодаря Гераклу: именно у нее он должен был украсть волшебный пояс, совершая свой девятый по счету подвиг.

По одной версии, Ипполита – это дочь бога войны Ареса (Арея) и Отреры. Некоторые историки и поэты называют ее сестрой Пенфесилии, Антиопы и Меланиппы.

Его девятый подвиг заключался в том, чтобы добыть для Адметы, дочери Микенского царя Эврисфея, золотой пояс бога войны Ареса (Арея), который носила царица амазонок Ипполита.

Прибыв к устью реки Фермодонт (Термодон), Геракл бросил якорь в бухте Фемискиры. Ипполита нанесла ему визит и, восхищенная его мускулистым телом, предложила ему пояс (знак ее царского достоинства) в дар – как знак своей любви.

Однако богиня Гера была уже тут как тут и, нарядившись амазонкой, стала распространять слух, что чужеземцы задумали похитить Ипполиту.

Заслышав такие слова, возбужденные амазонки вскочили на коней и поспешили к греческому кораблю. Геракл, заподозрив предательство, убил Ипполиту, снял с нее пояс, схватил ее топор и приготовился к бою. Затем он по очереди перебил всех предводительниц амазонок и после большого побоища обратил их войско в бегство.

Отметим, что пояс у ираноязычных племен всегда был символом высоких качеств воина. А богато украшенный пояс («златокованый») указывал не только на опытность воина, но и на его знатность. Именно таковой должна была быть амазонка, дочь бога войны Ареса (Арея).

Вернувшись в Микены, Геракл передал пояс Эврисфею, который, в свою очередь, подарил его Адмете.



Геракл побеждает царицу амазонок Ипполиту. Рельеф римского саркофага

Всевозможных версий тут множество. Например, согласно Аполлонию Родосскому, Ипполита – это сестра Меланиппы, которую похитил Геракл, и Ипполита сама отдала ему пояс. А вот по версии Диодора Сицилийского, Геракл взял царицу Меланиппу в плен, но отпустил на свободу, отняв пояс. По версии Симонида, Ипполитой звали жену Тесея, и плодом их союза был Ипполит. Еще по одной версии, Ипполита была сестрой Антиопы, которая якобы была убита Гераклом. Есть также версия, что убил Антиопу сам Тесей.

В любом случае Ипполита – это отважная царица воинственного народа амазонок. И она либо погибла в бою с Гераклом, либо тот взял ее в плен и отдал Тесею. А еще по одному из вариантов, Тесей, сын афинского царя Эгея, предпринял самостоятельный поход против амазонок и захватил в плен их царицу. Чтобы спасти Ипполиту (по другой версии – Антиопу), амазонки вторглись в Аттику. Их огромным войском командовала Оритрия. Они осадили Афины и стали требовать возвращения своей царицы. Афиняне укрылись за городскими стенами, но не смогли удержать амазонок.

Ипполита (или Антиопа), полюбившая Тесея, храбро сражалась на стороне греков против тех самых амазонок, которыми еще недавно повелевала. В этом сражении ее ждала гибель: она пала от удара копья, брошенного амазонкой Мольпадией. И тогда ужас охватил оба войска, и кровавый бой был прерван. Полные скорби, похоронили афиняне и амазонки молодую царицу. После этого отважные воительницы покинули Аттику и вернулись домой.

Кстати, до сих пор на северной стороне Парфенона сохранились барельефы, изображающие греческих воинов, отбивающихся от натиска амазонок.

Что же касается Фемискиры, в которую прибыл Геракл, то она была главным городом амазонок. Фемискира была расположена у реки Фермодонт (ныне это территория между реками Трабзон и Синоп в Турции)[3].

Название города Фемискиры, вероятно, надо считать составным и переводить как «женская крепость» («фемина» по-латыни – это «женщина», а «кираса» – это металлические латы, применявшиеся амазонками).

Если верить преданиям, амазонки построили также известные города-крепости Эфес и Смирну (ныне это турецкий город Измир). В Эфесе, например, амазонкам приписывается постройка известного храма в честь богини Артемиды, которой они поклонялись.

Постепенно могущество амазонок росло: они покорили Армению, Сирию и ряд областей Малой Азии. Затем их царство разделилось на несколько частей. Одни расположились вокруг Фемискиры, другие обосновались в Эфесе, третье царство амазонок заняло Сарматию.

Еще одно амазонское царство расположилось на территории от юго-западного побережья Каспия до озера Урмия (Иран) и вокруг нее. Главный город этого царства находился в районе нынешнего города Мераге (Ирак). Там же находились и их основные погребения.

Имелись захоронения амазонских цариц и к северо-востоку от города Измир (Турция). Это царство принимало участие в борьбе против этрусков.

А еще часть амазонок ушла на юг Аравийского полуострова, в район дельты Нила, Ливию и даже далее.

Как бы то ни было, примем историю об амазонках, хотя рассказы об этих женщинах-воительницах появились в сказочную эпоху, которая искусно вуалирует в наших глазах происхождение и развитие первых человеческих сообществ. Примем, несмотря на то что зернышки реальных событий и обстоятельств, послуживших поводом для той или иной легенды, не без труда извлекаются теперь из причудливой мифологической скорлупы.

При этом сохранилось достаточно памятников античного искусства (скульптуры, рельефы, вазы) с изображением амазонок.

Авторы XVIII века, которые занимались специальными исследованиями, посвященными амазонкам, не сомневались в существовании этих женщин-воительниц. Согласимся с этим мнением, а также признаем, что «История великих воительниц» в любом случае не могла бы обойтись без них, будь они реально существовавшими или даже вымышленными. Что бы там ни происходило, амазонки занимают слишком много места в человеческой истории, чтобы мы могли себе позволить не уделить им несколько страниц в книге, претендующей на исследование истории участия женщин в военных действиях.

Оглавление книги


Генерация: 0.188. Запросов К БД/Cache: 3 / 1