Агнес Хотот, или Женщины в рыцарских турнирах

Герб рода Дадли изображает женщину в боевом шлеме, чьи волосы выбиваются наружу, а грудь выпирает вперед, служа напоминанием об этой женщине-победительнице.

Ее звали Агнес Хотот (Agnes Hotot), и жила она в замке Дадли, что в Нортхемптоншире. Она родилась примерно в 1378 году.

Как-то раз ее отец, сэр Джон Хотот, поссорился с сэром Рингздейлом по поводу прав на кусок земли. Чтобы выяснить отношения, на спорной земле был назначен поединок на копьях, ибо в те времена не было других способов разрешить даже самые пустяковые споры. Но случилось так, что к моменту поединка отец Агнес так серьезно заболел, что не мог подняться с постели. Но уклониться от боя без ущерба для чести было невозможно, и тогда она надела шлем и, скрыв свой пол, села на отцовского коня.

Два рыцаря сошлись в поединке не на жизнь, а на смерть, и вскоре Агнес удалось выбить из седла отцовского противника. Она склонилась над ним, чтобы проверить, жив ли он, и тут ее шлем немного сдвинулся, густые волосы рассыпались по плечам, и поверженный противник увидел, что сражался с женщиной. С тех пор герб рода Дадли и стал изображать женщину в боевом шлеме с выбившимися наружу волосами.

Следует отметить, что и другим женщинам приходилось сражаться в рыцарских турнирах, то есть Агнес Хотот была не единственным примером.

В частности, в XIV веке сэр Ричард Шоу писал о победе некоего фламандского рыцаря, который, когда были сняты доспехи, оказался женщиной, но ее имя осталось неизвестным.

В Средние века женщины из высших классов общества вели жизнь, мало отличавшуюся от жизни мужчин: развлекались соколиной охотой, верховой ездой, и некоторые ничуть не уступали в этом мужчинам. Плюс «слабый пол» всегда притягивало к себе зрелище рыцарских турниров.

В 1348 году один британский хроникер рассказывал о группе женщин, поведение которых потрясало публику:

«В любом месте, где устраивались турниры, появлялась группа женщин числом сорок – пятьдесят человек; они были одеты в мужские наряды. Женщины эти были из числа самых привлекательных и красивых, но не самых лучших в королевстве. Они носили резные туники и маленькие капюшоны, а на поясе у них, в спецальных чехлах, хранились ножи, которые они вульгарно называли кинжалами. Они выходили биться на турнир на великолепных, превосходно украшенных боевых конях. Таким способом они растрачивали свои богатства и увечили себя, проявляя нелепую буйность».

Кстати сказать, билась на турнире и знаменитая Жанна д’Арк, более подробно о которой будет рассказано ниже. В присутствии знати и народа Лотарингии она принимала участие в рыцарском турнире в Нанси, причем она была вооружена боевым топором, которым имели право пользоваться исключительно посвященные рыцари. Этот боевой топор был специально изготовлен для нее, ибо на нем была выгравирована буква «J» (первая буква ее имени), увенчанная короной.

Рыцарский турнир. Рисунок со средневековой миниатюры

Рыцарский турнир. Рисунок со средневековой миниатюры

По этому поводу историк Робер Амбелен восклицает:

«Приходится согласиться, что для дочери землепашца не самая обычная вещь на свете – обладать инициалом, увенчанным короной. И геральдика весьма закономерно наделяет такой короной не “детей Франции” (то есть детей короля), а “принцев крови”».

Известно, что участвовать в рыцарском турнире могли исключительно представители благородного сословия. В связи с этим совершенно невозможно представить, чтобы к участию в таком турнире допустили «простую пастушку». Маловероятно даже, чтобы этой чести удостоилась и дочь разорившихся дворян «среднего пошиба». А ведь Жанна тогда еще не была признана божественной посланницей (признание это произошло гораздо позже, после встречи с королем и заключения комиссии из Пуатье).

Зато принцесса королевской крови вполне могла участвовать в рыцарском турнире без какого-либо специального разрешения. По словам Робера Амбелена, Жанна «воспользовалась феодальной привилегией, в то время совершенно недоступной для дочери крестьянина, и случилось это потому, что при лотарингском дворе было известно, что она – принцесса королевской крови. Иначе какой бы рыцарь или простой оруженосец благородного происхождения потерпел бы необходимость мериться силами с простой пастушкой?»

О том, как выступила Жанна в рыцарском турнире, мы не знаем, но совершенно точно известно, что по его итогам герцог Лотарингский подарил ей великолепного черного коня.

Похожие книги из библиотеки

Heinkel He 111 Фотоархив

Проектирование Не-111 началось в первые месяцы 1934 г.. Ведущую роль в проектировании играли дипломированные инженеры Зигфрид Гюнтер и Карл Швацлср. Не- 111 продолжал линию, начатую Нс-70: аэродинамически чистый, цельнометаллический с потайной клейкой обшивки моноплан с крылом и горизонтальным оперением эллиптической в плане формы, с убираемыми основными опорами шасси и фиксированной хвостовой стойкой. Фюзеляж начинался с прозрачною носа, где размешалась кабина штурмана. После многочисленных продувок моделей в аэродинамических трубах, в 1934 г. был изготовлен деревянный макет самолета. Макет произвел благоприятное впечатление на представителей только что созданною министерства авиации (RLM). Военные предложили Хсйнкслю переделать пассажирский самолет в бомбардировщик.

Автопрактикум. Часть 3. Ходовая часть и механизмы управления большегрузных автомобилей

Учебное пособие содержит теоретические основы конструкции ходовой части большегрузных автомобилей, конструкцию деталей, узлов и агрегатов ходовой части большегрузных автомобилей различных марок.

АвтоНАШЕСТВИЕ на СССР. Трофейные и лендлизовские автомобили

С самого своего рождения отечественный автопром не был изолирован от остального мира – даже в наиболее сложные периоды истории, в разгар «холодной войны» и открытой конфронтации с Западом, иностранные машины составляли заметную часть автопарка СССР, активно использовались и в Советской Армии, и в народном хозяйстве. Речь прежде всего о сотнях тысяч автомобилей, полученных в годы Второй Мировой войны по ленд-лизу, а также о трофейной технике, захваченной у Вермахта и его союзников. Хотя в СССР об этом не принято было упоминать, трофейные и ленд-лизовские машины сыграли важную роль в развитии советской автомобильной промышленности, бурный прогресс которой в послевоенный период стал возможен благодаря тщательному изучению мирового опыта.

Много лет работая над этой темой, буквально по крупицам собрав и обработав колоссальный объем информации, автор впервые воссоздает подлинную историю этого автоНАШЕСТВИЯ на СССР, оставившего заметный след в судьбе отечественного автопрома.