Мари-Анжелика Дюшмэн (Брюлон)

Мари-Анжелика-Жозефа Дюшмэн родилась 20 января 1772 года в Динане в семье солдата 42-го Лимузенского пехотного полка. Ее два брата также стали военными и были убиты в ходе Итальянской кампании. Мари-Анжелика же вышла замуж за солдата 42-го полка Брюлона и сопровождала его на Корсику.

После того как в 1791 году ее муж погиб в Аяччо, Мари-Анжелика взяла его одежду, отпоров нашивки, а на удивленный вопрос капитана ответила:

– Позвольте мне остаться с друзьями моего мужа, так мне будет легче отомстить его убийцам.

Капитан с улыбкой ответил:

– Оставайтесь, солдат Брюлон, и будьте одним из наших.

Далее она участвовала во всех боевых действиях на Корсике до 1798 года, заслужив последовательно звание капрала, капрала-фурьера и старшего сержанта.

В реляции о защите форта Жеско от 24 мая 1794 года было сказано:

«Мы, нижеподписавшиеся, капрал и солдаты 42-го пехотного полка гарнизона Кальви удостоверяем и свидетельствуем, что 5 прериаля II года гражданка Мари-Анжелика-Жозефа Дюшмен, вдова Брюлон, сержант, участвовала в деле у форта Жеско. Она сражалась с мужеством героини. Во время атаки корсиканских мятежников и англичан все мы вынуждены были сражаться холодным оружием; она получила сабельный удар в правую руку и удар стилета в левую руку. Когда окончились боеприпасы, она, раненная, отправилась в Кальви и привела шестьдесят женщин, нагруженных патронами, – это позволило нам отразить врага и сохранить форт».

Вскоре после этого она спасла жизнь капитану Веделю, будущему дивизионному генералу, атакованному разъяренной толпой (она обезоружила человека, готового поразить капитана кинжалом).

Отличилась она и при обороне Кальви. Она участвовала в вылазках стрелков, была тяжело ранена в левую ногу осколком снаряда. Эта рана не позволила ей оставаться на военной службе.

24 фримера VII года (14 декабря 1798 года) Мари-Анжелика стала первой женщиной, допущенной в парижский Дом инвалидов, где она провела 61 год жизни, окруженная всеобщим уважением.

Мари-Анжелика Дюшмэн (Брюлон). Рисунок XIX в.

Мари-Анжелика Дюшмэн (Брюлон). Рисунок XIX в.

В 1804 году маршал Серюрье безрезультатно представлял ее к награде орденом Почетного легиона, а в 1822 году король Людовик XVIII предоставил ей офицерские эполеты почетного младшего лейтенанта.

Декретом принца-президента Луи-Наполеона Бонапарта от 15 августа 1851 года Мари-Анжелика была награждена орденом Почетного легиона со следующей формулировкой:

«Брюлон, младший лейтенант-инвалид; 7 лет службы; 7 кампаний; 3 раны; отличилась много раз на Корсике, защищая форт против англичан 5 прериаля II года».

На двери ее комнаты в Доме инвалидов значилась надпись: «Мадам вдова Брюлон, офицер». Она умерла 13 июля 1859 года в Париже в возрасте 87 лет.

Похожие книги из библиотеки

Grumman Avenger. Часть 1

В 1939 году флот Соединенных Штатов (US Navy) начал амбициозную программу, по модернизации старых и постройке целого ряда новых авианосцев. На новых авианосцах должны были базироваться истребительные (VF — «fighter») и разведывательно-бомбардировочные (VSB — «scout-bomber») эскадрильи, которые вооружались уже находящимися в производстве самолетами F4F Уайлдкет и SBD Донтлесс соответственно. Кроме того, предусматривалось, что вскоре эти самолеты будут заменены более совершенными машинами, прототипы которых уже проходили на тот момент испытания (F4U Корсар, F6F Хеллкет и SB2C Хеллдайвер). Однако торпедные эскадрильи (VT- «torpedo-bomber») по своему оснащению существенно отставали от истребительных и разведывательно-бомбардировочных, до сих пор имея на своем вооружении самолеты Douglas TBD-1 Девастайтор, которые были приняты на вооружение еще в 1937 году. Флот США сознавал, что устаревший Девастайтор не может быть модернизирован таким образом, чтобы устранить два его основных недостатка, недостаточную скорость и малый радиус действия. Был необходим совершенно новый самолет. Начало немецкой агрессии в Европе и японской в Китае еще раз подчеркнуло безотлагательность замены Девастайторов новым торпедоносцем-бомбардировщиком с лучшими боевыми характеристиками.

Образцовые броненосцы Франции. Часть I. “Жорегибери”. 1891-1934 гг.

«Жорегибери» безупречно прослужил 37 лет, первые 20 лет которых приходятся на постоянные учебные плавания и боевые походы. Механизмы ни разу не подводили. Несмотря на неудачи во время испытаний и призывы поменять котлы, за всю службу они ни разу не менялись и не давали повода к нареканиям. Артиллерия, скорость хода также удовлетворяли моряков, хотя и отмечались недостаточность 14-см калибра в качестве среднего и избыточность вертикального бронирования при отсутствии за" щиты лёгкого борта. Корабль не проходил ни одной модернизации. - это наилучший показатель перспективности самой концепции многобашенного броненосца. Постепенно французская школа кораблестроения в большей или меньшей степени получит признание и в остальных странах; Австро-Венгрии, Германии, Италии, России, СШСА.

Очевидно, что "Жорегибери" строился против броненосцев Англии, поскольку у Франции не было интереса рисковать броненосцами у мелководных берегов Германии.

Оружие будущего:Тайны новейших военных разработок

«Железный занавес» между Востоком и Западом рухнул, но темпы развития военной техники в результате этого не только не заменились, но даже ускорились. Каким будет оружие завтрашнего дня? Ответ на этот вопрос читатель найдет в предлагаемой книге, где собраны сведения о самых интересных образцах экспериментальной военной техники и о проектах, реализация которых предстоит в следующем столетии. Со многими фактами российский читатель сможет познакомиться впервые!

Солдаты и конвенции. Как воевать по правилам

Во время Второй мировой войны миллионы советских военнопленных погибли в немецких концлагерях из-за того, что фашистская Германия проводила по отношению к ним, как и ко всему русскому народу, политику геноцида. После войны гитлеровские палачи оправдывали зверское отношение к советским людям тем, что СССР не подписал Женевскую конвенцию о военнопленных. Хотя никто не мешал немцам соблюдать в отношении советских пленных ее принципы. Более того, и сейчас находятся историки, в том числе и в России, которые цинично провозглашают, что в гибели наших соотечественников в немецких лагерях виноват вовсе не Гитлер и его последователи, уморившие голодом, расстрелявшие, лишившие медицинской помощи попавших в плен, то есть, фактически денонсировавший Женевскую конвенцию, а Сталин, отказавшийся ее подписать. По сути, эти историки повторяют геббельсовскую пропаганду. Целью этой книги является разоблачение этой старой но живучей лжи и восстановление исторической истины.