Бубулина: женщина-адмирал

Если внимательно изучать историю войн XIX века, окажется, что женщины принимали участие чуть ли не в каждой из них. В этом смысле война за независимость Греции не является исключением.

Двадцатые годы XIX века дали нам имя Бубулины (Боболины), одной из видных участниц в войне за независимость Греции.

Ее настоящее имя – Мария Пиноци, а ее отцом был моряк Ставрианос Пиноцис. Он жил на маленьком острове Спеце и возил на своем паруснике грузы с одного греческого острова на другой. А еще он, как и многие другие, зарабатывал себе на жизнь контрабандой и морским разбоем, если в море вдруг встречался незнакомый и к тому же плохо вооруженный корабль. И конечно же, он мечтал освободить Грецию от турецких захватчиков. В 1770 году он присоединился к восставшим, был тяжело ранен в бою и брошен в тюрьму. И как раз в это время, в мае 1771 года, у него родилась дочь. Вскоре Ставрианос умер, а его жена Скево с дочерью вернулась на родной остров и вышла замуж за друга покойного мужа, родив ему восьмерых детей.

В 14 лет Мария сбежала из дома и попыталась наняться матросом на корабль. Море она любила с детства и рано научилась ходить под парусом, но в матросы ее не взяли. Пришлось возвращаться домой, где отчим устроил ей порку.

В 17 лет ее выдали замуж за капитана Димитриоса Яннузаса, который – как все на острове – занимался на своем корабле «Святой Спиридон» то извозом, то разбоем.

Бубулина. Картина XIX в.

Бубулина. Картина XIX в.

Мария родила четверых детей, вела хозяйство, удачливо сбывала награбленное заезжим купцам. А в 1797 году ее муж погиб в одном из пиратских рейдов. И Мария не стала продавать его корабль, а решила сама ходить в море.

В первом же плавании «Святого Спиридона» под командованием Марии (она должна была доставить в Пирей груз шерсти и оливкового масла) на корабль напали две разбойничьи лодки. Мария к такому повороту событий была готова, она вооружила своих матросов мушкетами. По ее команде те дали дружный залп, и пираты ретировались. С тех пор Мария водила свою фелуку в дальние и ближние рейсы, не раз вступая в схватку с любителями легкой наживы. За храбрость ее и прозвали Ласкарина (по-турецки это прозвище означает «воительница»).

Детей «капитанши» воспитывали няньки. Ее дом в Спеце становился все богаче, и вот однажды на пороге ее дома появился первый богач острова Димитриос Бубулис. Он предложил Марии войти вместе с ее «Святым Спиридоном» в состав его флотилии. Мария отказалась, но Бубулис пришел еще раз… Потом еще и еще… В конце концов, он своего добился, и Мария ответила согласием… на его предложение руки и сердца. Но поставила условие: он не запрет ее дома, а позволит по-прежнему выходить в море на ее «Святом Спиридоне».

Димитриос Бубулис слово сдержал. Мария, которая после венчания стала называться по фамилии мужа Бубулиной, ходила в плавание наравне с капитанами-мужчинами.

Бубулине исполнилось пятьдесят, когда ее семейное счастье оборвалось – внезапно и трагично. На остров напали алжирские пираты, и ее муж погиб в бою.

Именно эта потеря перевернула сознание Ласкарины. Она поняла, что виной всему не алжирские пираты, а захватившие Грецию турки, которые не защищают греков, а только грабят их. И она стала помогать тайной организации «Филики Этерия». Ее название можно перевести как «Союз друзей», и она боролась за независимость Греции. Более того, она стала единственной женщиной, принятой в эту организацию и знавшей все ее секреты.

А организация активно занималась подготовкой к восстанию. На верфях острова Бубулина построила для будущих сражений четыре парусника, включая корвет «Агамемнон» – самый мощный военный корабль, имевшийся тогда в Греции.

Кто-то донес турецким властям, что на корвете целых 18 пушек – вдвое больше, чем позволялось грекам по турецким законам. На корабль явились проверяющие, и Бубулине пришлось вручить каждому из них по мешочку с золотом, чтобы они не проявляли излишнего любопытства.

А потом, 25 марта 1821 года, греки подняли в городке Калаврига знамя независимости (позже этот день стал национальным праздником Греции). Повсюду крестьяне, торговцы и даже монахи доставали припрятанное в тайниках оружие, с гор спускались отряды клефтов (повстанцев). Очень скоро огонь восстания охватил половину Греции.

Примкнула к нему и Бубулина. Она снарядила свою маленькую эскадру и, сама встав за штурвал «Агамемнона», отправилась на помощь.

Когда повстанцы начали осаду сильной турецкой крепости Нафплион, корвет обстреливал крепость с моря, а часть команды во главе с тремя сыновьями Бубулины высадилась на берег. Отряд храбро сражался, но не смог одолеть превосходящие силы крепостного гарнизона. Старший из братьев, Яннис Яннузас, был убит, и над трупом сына Бубулина дала клятву, что не сложит оружия, пока турки остаются в Греции.

Вернувшись на Спецу, она сумела убедить других капитанов примкнуть к восстанию. Во главе с «Агамемноном» их корабли топили турецкие суда по всему Эгейскому морю и освобождали один остров за другим. На мачте «Агамемнона» развевался красно-синий флаг Бубулины с восставшим из пламени фениксом.

Флоту повстанцев нужен был лес, поэтому одной из целей отважной Бубулины стал остров Тасос, где росли корабельные сосны. Турецкий гарнизон сопротивлялся отчаянно. Дважды Бубулина водила своих людей в штыковые атаки, каждый второй из них был убит или ранен, но в итоге гарнизон пал. К тому времени под началом Ласкарины было восемь кораблей и 500 человек матросов, которыми командовали ее сыновья и братья.

Вернувшись летом на Пелопоннес, неукротимая Бубулина снова начала осаду Нафплиона, желая отомстить за сына. Атака следовала за атакой, но крепость не сдавалась. Историограф повстанцев Анаргирос Хаци писал:

«В истории народов весьма редко случается, чтобы женщина брала в руки оружие – тем более богатая женщина, решившая принести на алтарь служения своей стране свои корабли, деньги и сыновей. Такой женщиной была Ласкарина Бубулина, которой все нации мира салютуют как героине. У нее было поистине львиное сердце. Помню, как 4 декабря 1821 года, стоя на палубе своего судна, она посылала корабли в бой, не обращая внимания на пролетающие у нее над головой ядра и пули. Как гневная амазонка, глядя на битву с моря, она кричала: “Разве вы бабы, а не мужчины? Вперед!” Ее люди покорялись, отступая и вновь бросаясь вперед, они храбро сражались, но гибли напрасно, поскольку Нафплион с моря был неприступен».

В январе 1822 года народное собрание объявило Грецию независимой и избрало временное правительство во главе с Александром Маврокордатосом.

Война с турками между тем затягивалась. Греки надеялись на помощь европейских держав, но те выжидали, как повернутся события, чтобы извлечь из них как можно больше выгод. Только немногие свободолюбивые европейцы отправились на помощь восставшим. Среди них был и лорд Байрон, вскоре умерший в крепости Миссолунги от лихорадки. Он не успел осуществить свое намерение и встретиться со знаменитой Бубулиной, которую в письмах называл «леди адмирал».

А она тем временем на своем «Агамемноне» взяла крепость Монемвасия и вернулась к острову Нафплион, который вскоре тоже был захвачен. Верная себе, «леди адмирал» посадила пленных женщин и детей на корабли и отправила в Турцию. К мужчинам она была не так милостива: их всех с камнем на шее бросили в воды залива Арголикос.

Казалось, час победы близок, греки освободили Афины, но тут вожди революции перессорились друг с другом. Вспыхнула недолгая, но яростная гражданская война между сторонниками промонархической группировки и сторонниками конфедерации свободных общин, в которой приняла участие и Бубулина. В одном из сражений погиб ее зять, а потом ее арестовали, но уважение к ней было так велико, что, когда она потребовала вывести ее из тюремной камеры, никто не посмел ее удержать.

Бубулина вернулась на Спецу, бросив напоследок своим оппонентам: «Ваши бабьи свары снова отдадут Грецию на милость турок».

Так и случилось: в феврале 1825 года к берегам Пелопоннеса приблизился флот турецкого наместника Египта Ибрахима-паши. Собранная им 100-тысячная армия стала быстро теснить повстанцев.

В этот тяжелый час Бубулина не могла не прийти на помощь родине. Она продала все свои корабли, кроме «Агамемнона», заложила ростовщикам золотые украшения и закупила оружие и порох, чтобы отправиться на помощь осажденной турками Наваринской гавани.

Приготовления к походу прервал нелепый инцидент: один из ее сыновей, Георгиос, влюбился в дочь соседа Христодулоса Куциса. Возможно, их страсть была взаимной, но юношу обвинили в изнасиловании. Нравы в греческой глубинке были суровыми – позор смывался только кровью. Георгиос укрылся в доме матери, и вооруженная толпа явилась туда разбираться. Бубулина вышла на балкон, и в разгар довольно бурных объяснений кто-то из толпы выстрелил в нее. Пуля попала точно в грудь, и смерть была мгновенной. Убийцу, естественно, так и не нашли.

Траура по Бубулине не объявляли – Греции, из последних сил сражавшейся за выживание, было не до того. Но память о Ласкарине сохранилась: в гавани острова Спеца ныне стоит памятник этой отважной женщине, ее именем названы улицы в Афинах и многих других городах, а ее портрет вплоть до введения евро украшал греческие купюры.

В доме Бубулины открыт музей, где хранятся ее личные вещи и оружие. Увы, указа Александра I о присвоении Марии Бубулине посмертно звания контр-адмирала русского флота в музее нет. Но в том, что он существовал, никто в Греции не сомневается.

Похожие книги из библиотеки

Сильнее «божественного ветра». Эсминцы США: война на Тихом океане

Книга посвящена боевым действиям эскадренных миноносцев США во время Второй мировой войны. Масса фактических данных и живой, красочный язык выделяют ее среди множества трудов, описывающих военные операции на море и читается намного интереснее иных "казенных" изданий. Будет интересна всем любителям военной истории и флота.

Подводные лодки советского флота 1945-1991 гг. Том 1. Первое поколение АПЛ

В монографии собраны и систематизированы опубликованные в открытой печати работы специалистов, связанных с проектированием, постройкой и эксплуатацией отечественных лодок после завершения Второй мировой войны и вплоть до распада Советского Союза. В ней описаны все проекты, в том числе и нереализованные, рассказано об истории их создания, технических особенностях и всех модернизациях, а также о зарубежных аналогах. Кроме того, дана краткая оценка тактических свойств. Представлены схемы внешнего вида, продольные разрезы проектов и каждой их модификации. В монографии также содержатся сведения обо всех построенных в этот период отечественных лодках. Приведены данные об их названиях, заводских номерах, датах постройки, вывода из боевого состава и исключения из списков флота, а также о важнейших этапах эксплуатации. Описаны наиболее характерные аварии и катастрофы.

Легкие крейсера Японии. 1917-1945 гг.

Легкие крейсера Японии в первой, победный для страны Восходящего Солнца фазе войны, во главе флотилий эсминцев поддерживали высадку десантов на многочисленные острова южной и юго-западной части океана. Они участвовали в снабжении гарнизонов этих островов необходимым снаряжением и боеприпасами, входя в состав знаменитых “токийских экспрессов” действовали на коммуникациях союзников подчас в таких отдаленных от Японии районах, как Индийский океан, вели разведку и т.д.

В последний год войны японские легкие крейсера, как и другие корабли Императорского флота, очень страдали от нехватки топлива и стали выходить в море значительно реже.

Броненосцы типов “Виттельсбах”, “Брауншвейг” и “Дойчланд”. 1899-1945 гг.

Быстрое развитие военного судостроения в этой стране представляет собой разительный пример того, что может сделать государство, когда оно постоянно возбуждается к деятельности волею и мудростью своего государя. В 1870 году Германия имела только одну судостроительную верфь – в Данциге, где можно было строить сколько-нибудь более значительных размеров суда. Но, вслед за тем, в скором времени, стали и с неимоверной быстротой сооружаться верфи и в других местах империи, причем также прорыт был и Кильский канал, и та самая Германия, которая 25 или 30 лет тому назад не имела достаточных средств, чтобы завести у себя хотя бы небольшой флот и которая не далее еще как за 10 лет пред сим покупала половину своих военных судов в Англии, в настоящее время уже не только строит у себя дома все свои собственные военные суда, но с успехом наделяет таковыми еще и большинство иностранных государств.