Неугомонная Генрика Пустовойтовна

Без сомнения, в числе женщин-воительниц следует также назвать Генрику Пустовойтовну, принимавшую участие в польском восстании 1863 года.

Она родилась 26 июля 1838 года в Верховишках, что близ Люблина. Если быть точным, то звали ее Анна Трофимовна Пустовойтова, ибо была она дочью русского офицера Трофима Павловича Пустовойтова и польской дворянки Марианны Коссаковской. В польских источниках она фигурирует как Анна-Генрика Пустовойтовна или как Генрика Пустовойтовна.

Вначале она училась в соседнем Люблине, затем – в женской школе в Варшаве, после вместе с сестрой окончила Пулавский институт благородных девиц. После окончания школы жила в Люблине, активно участвуя во многих религиозных и патриотических мероприятиях. В 1861 году за участие в одной из демонстраций Генрика была выслана в Житомир под надзор полиции, и с нее была взята подписка о неучастии в «беспорядках».

Однако девушка продолжила участвовать в польских демонстрациях, на этот раз уже в Житомире. Самая крупная демонстрация там была названа «крестовым походом черных женщин»: в ночь с 20 на 21 сентября на площади был водружен черный крест, обвитый свежими цветами, с надписью: «В память пяти поляков, замученных в 1861 году». На рассвете полицейские заметили крест, демонтировали его и отнесли в участок. И тут же заволновалось все польское население города. Около четырех часов огромная толпа, предводимая женщинами, в числе которых находилась и Генрика Пустовойтовна, направилась к костелу, но туда ее не пустили, и она отправилась в кафедральный собор. Там перед женщинами растворились двери храма, и они начали «амазонский митинг», требуя вернуть крест. Губернатор отказался говорить с толпой, а когда призыв со стороны полицмейстера разойтись во имя закона не увенчался успехом, употребили в дело роту из батальона внутренней стражи, которая и разогнала демонстрантов, состоявших большей частью из женщин, ремесленников и бывших гимназистов.

Генрика Пустовойтовна. Гравюра XIX в.

Генрика Пустовойтовна. Гравюра XIX в.

Город был объявлен на военном положении, многие демонстранты были арестованы, а главные подстрекательницы высланы. Генрику Пустовойтовну, в частности, подвергли высылке и заточению в одном из московских монастырей. При каких обстоятельствах она вырвалась оттуда и оказалась в польском повстанческом отряде, так и остается невыясненным. По одной из версий, она с помощью польских друзей бежала в Румынию, где под руководством врача Кульчицкого занималась изучением медицины. По другой версии, она еще в Ковеле притворилась больной. Врачи-поляки эту притворную болезнь удостоверили медицинским свидетельством и донесли в Варшаву наместнику, что Пустовойтову дальше везти нельзя. А тот поверил и приказал вернуть ее в Житомир под надзор полиции. Но в Житомире Пустовойтовна снова повела себя как и прежде. Тогда было приказано арестовать ее и отправить в один из женских монастырей Костромской губернии. Но мать подала прошение императору с просьбой оставить дочь в Житомире, так как она, по ее словам, страдала чахоткой. И что удивительно, в это в очередной раз поверили, и лишь затем Генрика скрылась в неизвестном направлении.

Когда же началось Польское восстание 1863–1864 годов, Генрика, переодевшись мужчиной и взяв себе имя Михал Смок, начала сражаться под началом генерала Мариана Лангевича.

А происходило все так. Император Александр II в годовщину восшествия на престол и в день своего рождения объявил широкую амнистию всем ссыльным и эмигрантам 1831 года, а наместником Царства Польского назначил князя М.Д. Горчакова. Должности губернаторов были замещены людьми мягкими, порой весьма либеральными. Поляки, как водится, эту снисходительность русских властей приписали слабости России. И гражданский генерал-губернатор Александр Велёпольский начал вырывать у пожилого князя Горчакова уступку за уступкой. Дальше – больше: вернувшиеся на родину революционеры вновь принялись за дело, формируя кадры будущих повстанцев.

Начался террор. Повсеместно стали убивать русских солдат и чиновников. Всего за 1859–1863 годы было совершено более 5000 таких убийств. Назначенный после смерти М.Д. Горчакова наместником в Варшаву великий князь Константин Николаевич избегал крутых мер, и положение русских там с каждым месяцем становилось все более тяжелым…

В декабре 1862 года в Варшаве собрался съезд польских революционеров, на котором было решено перейти к решительным действиям. Назначенный на январь 1863 года рекрутский набор должен был послужить сигналом к восстанию. На левом берегу Вислы восстанием должен был руководить Лангевич, на правом – Левандовский и Чапский, в Литве – Сераковский, в Юго-Западном крае – Ружицкий. А главное руководство принял на себя на правах диктатора генерал Людовик Мерославский, направлявший действия из Парижа.

Восстание вспыхнуло повсеместно 10 января. Великий князь Константин Николаевич, имевший в Варшавском округе 90-тысячное войско, не сумел распорядиться им и приказал очистить целый ряд важных населенных пунктов. Но при этом он стянул все свои силы в несколько больших отрядов.

Людовик Мерославский, прибыв в конце января 1863 года из Парижа, был через несколько дней разбит русскими у Троячинцев и вынужден был бежать обратно за границу. После этого восстание возглавил генерал Лангевич, собравший под Сандомиром отряд в 4000 человек.

Генерал этот сначала служил в прусской армии, участвовал в экспедиции Гарибальди против Неаполя, был преподавателем военного училища в Италии. Во время Польского восстания 1863 года он, собрав сильный отряд, принял общее начальство над повстанцами и провозгласил себя диктатором. Однако 12 (24) февраля 1863 года он был разгромлен под Малгощей: 300 человек было убито, 800 ранено и около 1500 разбежались (русские потеряли в этой схватке лишь 6 человек ранеными). Остатки отряда были ликвидированы в конце февраля, и сам Лангевич бежал в Австрию, где его схватили и заточили в крепость. В 1875 году его выпустили на свободу, и он поселился в Швейцарии.

В этих событиях активное участие принимала и Генрика Пустовойтовна, которая была адъютантом полковника Дионизия Чаховского, командира одного из повстанческих отрядов, находившихся под общим командованием генерала Лангевича. После разгрома, во второй половине марта 1863 года, неугомонная Генрика в числе других повстанцев была интернирована австрийскими властями. Что же касается Чаховского, то он держался еще три месяца, и остатки его разбитого отряда перешли в Австрию лишь в конце мая.

Генрика Пустовойтовна провела остаток жизни в эмиграции в Швейцарии, а затем во Франции.

Принимала активное участие в Парижской коммуне – как военная медсестра, в том числе сражаясь на баррикадах.

Она была одним из организаторов медицинского обеспечения восставших, привлекала к работе в госпиталях парижанок. А в мае 1871 года она лично оказывала медицинскую помощь сражавшимся коммунарам на Вандомской площади.

В числе организаторов летучих госпиталей Парижской коммуны, выезжавших в районы боев, был польский врач-революционер Станислав Левенгард. Он-то и стал мужем Генрики Пустовойтовны.

В конечном итоге она была схвачена версальцами, и ее освободили лишь благодаря вмешательству Международного Красного Креста. Эта организация наградила отважную революционерку почетным дипломом и бронзовым крестом.

После этого она жила в Париже и умерла 2 мая 1881 года во сне от сердечного приступа. Ей было неполных 43 года.

После нее осталось двое детей: дочь Елена, родившаяся в 1875 году, и сын Генрик, родившийся в 1877 году. А похоронили ее в Париже, на кладбище Монпарнас.

Похожие книги из библиотеки

Истребитель И-16

Его силуэт легко угадывался на плакатах, изображающих вождей могучего государства. Стаи этих маленьких самолетиков наполняли детские книги, в кинофильмах предвоенной норы И-16 крутили немыслимые фигуры высшего пилотажа. По своему внешнему виду и летным качествам И -16 резко выделялся среди советских и иностранных истребителей начала 30-х годов. По сути он явился первым скоростным истребителем — монопланом новой генерации. Непривычно обрубленный спереди фюзеляж, плавно сопряженный мощными зализами с широкими крыльями, массивное оперение, убирающееся шасси, придавали И-16 неповторимый облик фантастического лобастого насекомого. Задняя центровка (более 30 %) делала самолет неустойчивым в полете, что считалось тогда вполне нормальным и даже желаемым для увеличения маневренности. Хотя достигнутый результат и доставлял впоследствии много хлопот при подготовке летчиков, он же сыграл и свою положительную роль. Пилоты, хорошо освоившие И-16. обладали, как правило, утонченной техникой пилотирования и без труда осваивали другие машины. Летчики называли его «ишачком», любили его и ругали, как любят и ругают привычный предмет, приносящий не только радость, но и огорчения. Когда пришла Большая война, встал И-16 как стойкий бульдог на защиту своего дома. Он и погиб в той войне...

Шелест гранаты (издание второе)

Эта книга об оружии, но не только — она открывает причудливую мозаику явлений физического мира: химические и ядерные взрывы, разделение изотопов и магнитная гидродинамика, кинетика ионов в плотных газах и ударные волны в твердых телах, физика нейтронов и электроника больших токов, магнитная кумуляция и электродинамика. Обо всем этом автор рассказывает, не прибегая к сложному аппарату высшей математики. Для тех, кто пожелает ознакомиться с этими явлениями подробно, им же написано рассчитанное на подготовленного читателя учебное пособие для университетов и военных академий «Взрывы и волны».

В книге, которую держит в руках читатель, он найдет также исторические экскурсы, пронизанные иронией рассуждения о политике и политиках, а также — о персонажах замкнутого мира военной науки.

Во втором (электронном) издании переработан текст, существенно расширен иллюстративный ряд.

Бог войны 1812 года. Артиллерия в Отечественной войне

В войнах первой половины XIX в. артиллерия играла важную роль, недаром современники называли ее «богом войны». Впервые читателю предлагается детальный рассказ о действиях артиллерии в Отечественной войне 1812 г. На примере известных сражений автор показывает особенности использования орудий в русской и французской армиях, рассматривает состав и оснащение артиллерийских частей, а также артиллерийские трофеи, захваченные русскими войсками. Книга иллюстрирована уникальными фотографиями.

Тяжёлый танк «Тигр». Смертельное оружие Рейха

«Тигр» — самый грозный немецкий танк Второй мировой войны, своего рода символ гитлеровских «Панцерваффе». И если два других самых знаменитых танка тех лет — Т-34 и «Шерман» — во многом обязаны своей известностью гигантскими объёмами производства, то «Тигр» заслужил свою славу исключительно благодаря выдающимся боевым качествам. И можно только сожалеть, что эти качества использовались в борьбе за неправое дело…