Герой Советского Союза Лидия Литвяк

Лидия Владимировна Литвяк родилась 18 августа 1921 года в Москве. С 14 лет она занималась в аэроклубе, а в 15 лет она уже совершила свой первый самостоятельный полет. После окончания Херсонской авиационной школы летчиков-инструкторов она работала в Калининском аэроклубе и к началу войны успела «поставить на крыло» 45 курсантов – будущих воздушных бойцов.

В 1942 году она была зачислена в 586-й женский истребительный авиаполк, освоила истребитель Як-1 и первый боевой вылет совершила в небе над Саратовом. Прикрывая Волгу от налетов вражеской авиации, в августе 1942 года она сбила немецкий бомбардировщик Junkers Ju-88 (в группе). Всего же с 15 апреля по 10 сентября этого года она выполнила 35 боевых вылетов.

Потом она была переведена в 437-й истребительный авиаполк 8-й воздушной армии Юго-Восточного фронта.

Лидия Литвяк. Фото 1940-х гг.

Лидия Литвяк. Фото 1940-х гг.

13 сентября 1942 года Лидия Литвяк уже над Сталинградом сбила еще один Ju-88, а также истребитель Messerschmitt Ме-109. Летчиком истребителя оказался немецкий барон, одержавший три десятка воздушных побед, кавалер Рыцарского креста. А 27 сентября с дистанции 30 м Лидия Литвяк поразила очередной Ju-88. Затем в паре с командиром эскадрильи Раисой Беляевой она сбила еще один «мессер».

В это время на капоте самолета по просьбе Лидии была нарисована белая лилия, и отважная летчица получила прозвище Белая Лилия Сталинграда, а Лилия стала ее радиопозывным.

Вскоре ее перевели в 9-й гвардейский истребительный авиационный полк – своеобразную сборную лучших летчиков, созданную для завоевания превосходства в воздухе. И в конце декабря 1942 года Лилия уничтожила неподалеку от своего аэродрома немецкий многоцелевой бомбардировщик Dornier Do-217.

В конце 1942 года она была переведена в 296-й истребительный авиаполк.

11 февраля 1943 года ею было сбито еще два самолета противника – лично Ju-88 и в группе Focke-Wulf FW-190.

А потом в одном из боев самолет Литвяк был подбит, и она совершила вынужденную посадку на территории, занятой фашистами. Когда вражеские солдаты попытались взять ее в плен, она, выбравшись из кабины, начала отстреливаться. Вариантов спасения не было видно, но тут вдруг над головами фашистов пронесся наш штурмовик. Он обстрелял их и заставил броситься на землю. Затем, выпустив шасси, спланировал рядом с Лидией и остановился. Летчица, не веря своим глазам, втиснулась к пилоту на колени, самолет резко пошел на взлет, и вскоре Лилия уже была у себя в полку…

23 февраля 1943 года Лидия Литвяк получила боевую награду – орден Красной Звезды. А чуть раньше, 22 декабря 1942 года, она была награждена медалью «За оборону Сталинграда».

22 марта 1943 года в районе Ростова-на-Дону она участвовала в перехвате группы немецких бомбардировщиков. В ходе боя ей удалось сбить один самолет. Затем, заметив шестерку мессеров, она вступила с ними в неравный бой, была тяжело ранена, но сумела дотянуть на поврежденном Яке до аэродрома.

После лечения ее отправили долечиваться домой, но уже через неделю Лилия снова была в полку.

5 мая 1943 года она вылетела на сопровождение бомбардировщиков и в ходе завязавшегося воздушного боя сбила вражеский истребитель. Еще один она сбила через два дня.

За отличное выполнение заданий командования Лидия Литвяк была зачислена в группу «свободных охотников» за самолетами противника, и вот в конце мая она осуществила еще одну удачную охоту: сбила вражеский аэростат – корректировщик артиллерийского огня, который долго не могли сбить из-за сильного зенитного прикрытия. Для этого она углубилась в тыл противника, а потом, зайдя против солнца, атаковала аэростат. За этот подвиг она получила орден Красного Знамени.

А 21 мая 1943 года в бою погиб муж Лидии Герой Советского Союза Алексей Фролович Соломатин, командир эскадрильи 296-го истребительного авиаполка. Они служили вместе, и Лидия была ведомой у капитана Соломатина. И погиб он прямо у нее на глазах: его самолет разбился в районе хутора Павловка Красногвардейского района Ростовской области. Всего на боевом счету героя было 17 самолетов противника сбитых лично и 22 – в группе.

Характеризуя Лидию как воздушного бойца, командир 273-го истребительного авиаполка Борис Ерёмин позднее вспоминал: «Это была прирожденная летчица. Она обладала особым талантом истребителя, была смела и решительна, изобретательна и осторожна. Она умела видеть воздух».

16 июля 1943 года Лидия Литвяк на своем Як-1 сбила очередной Ju-88, а затем, отбиваясь от шестерки немецких мессеров, подожгла один из них. В этом бою она получила осколочные ранения в ногу и плечо, но ехать лечиться категорически отказалась.

А 19 июля в схватке с немецкими истребителями Литвяк и ее лучшая подруга гвардии старший лейтенант Катя Буданова были сбиты. Лидии удалось выпрыгнуть с парашютом и остаться невредимой, а вот Буданова погибла. Командование полка представило ее к званию Героя Советского Союза, но это звание ей присвоено не было, поскольку официально она считалась пропавшей без вести.

В конце июля – начале августа 1943 года шли тяжелые бои по прорыву немецкой обороны на рубеже реки Миус, закрывавшей дорогу на Донбасс. Бои на земле сопровождались упорными схватками за превосходство в воздухе.

1 августа 1943 года гвардии младший лейтенант Лидия Литвяк совершила четыре боевых вылета, в ходе которых сбила лично два самолета противника и еще один – в группе. Из четвертого вылета она не вернулась.

Как она погибла, никто не видел, и это породило надежду, что любимица полка осталась жива. Были срочно организованы ее поиски. Однако ни летчицы, ни ее самолета так найти и не удалось.

А потом с вражеской территории вернулся один из сбитых ранее летчиков. И он рассказал, что, по словам местных жителей, на дорогу возле села Мариновка сел наш истребитель. Летчиком якобы была девушка – белокурая, небольшого роста. К самолету подъехала машина с немецкими офицерами, и девушка уехала с ними…

Вот что написал потом летчик-истребитель Дмитрий Пантелеевич Панов:

«Женщины-авиаторы были настоящим варварством. Мало того что на аэродромах, как известно – открытых пространствах, женщине не так-то легко сходить по малой или большой нужде, что летчики-мужчины решают относительно просто. Тем более не предусмотрено никаких удобств в самолетах. Для пилотесс даже сшили комбинезоны специального покроя с отстегивающейся нижней частью <…> Не лучше было и на войне. Хлебнули мы горя, в частности, с Лилей Литвяк, которую нужно было обязательно сделать героиней и, не дай бог, не позволить мессерам ее слопать. Не просто было этого добиться, если Лиля, судя по ее маневрам в воздухе, частенько плохо представляла, куда и зачем летит. Кончилось тем, что Лилю сбили в районе Донецка и она выпрыгнула с парашютом. Наши летчики, оказавшиеся в плену вместе с Лилей, рассказывали, что видели ее разъезжающей по городу в автомобиле с немецкими офицерами…»

Можно ли верить подобным словам? С одной стороны, Д.П. Панов сам сбил 13 самолетов противника. С другой стороны, в 1942 году он был военным комиссаром 3-й эскадрильи 43-го истребительного авиаполка. А потом – замполитом 2-го истребительного авиаполка… И войну закончил подполковником, в должности заместителя командира полка по политической части… Наверное, он искренне заблуждался. А может быть, банально мстил симпатичной девушке за то, что она дала комиссару от ворот поворот. В любом случае информация о Лидии Литвяк, разъезжающей с немецкими офицерами, – это, как известно сейчас, была деза, заброшенная немцами с двумя агентами, один из которых был летчиком, попавшим в плен и завербованным в Донецке. Позже он был переправлен через фронт (якобы бежал из плена), а потом его разоблачил Смерш, и он был расстрелян.

Конечно же, большинство летчиков слуху не поверили и продолжали попытки выяснить судьбу Лидии. Но тень подозрений уже вышла за пределы полка и достигла вышестоящего начальства. А то проявило «осторожность» и не утвердило представление Литвяк к званию Героя Советского Союза, ограничившись орденом Отечественной войны I степени.

В послевоенные годы однополчане продолжали вести поиски пропавшей летчицы. И им повезло: останки удалось найти в братской могиле в селе Дмитриевка Шахтерского района Донецкой области. Точнее, их обнаружили местные мальчишки в роще возле хутора Кожевня, а потом (29 июля 1969 года) их захоронили в братскую могилу села Дмитровка с надписью «Неизвестный летчик». А в 1971 году в ходе поисковых работ, проводимых поисковым отрядом школы города Красный Луч, было установлено имя «неизвестного», и оно было увековеченное на месте захоронения в июле 1988 года.

В результате в ноябре 1988 года приказом заместителя министра обороны было внесено изменение в пункт 22 приказа Главного управления кадров от 16 сентября 1943 года. Там в отношении судьбы Лидии Литвяк теперь написано:

«Пропала без вести 1 августа 1943 года. Следует читать: погибла при выполнении боевого задания 1 августа 1943 года».

Так все белые (точнее, черные) пятна в судьбе Лилии были ликвидированы. Вслед за этим в Верховный Совет СССР ушло представление к присвоению Л.В. Литвяк звания Героя Советского Союза и о повышении в звании посмертно. И 5 мая 1990 года президент СССР М.С. Горбачёв подписал указ о присвоении Лидии Владимировне Литвяк звания Героя Советского Союза посмертно.

Орден Ленина и медаль «Золотая Звезда» были переданы на хранение родственникам погибшей героини (кстати сказать, Екатерине Васильевне Будановой звание Героя России посмертно было присвоено 1 октября 1993 года).

Сейчас в Москве на доме № 14 по улице Новослободской, в котором жила отважная летчица, установлена мемориальная доска. Мемориальная плита установлена и на месте ее захоронения в селе Дмитриевка под Донецком.

Лидия Владимировна Литвяк занесена в Книгу рекордов Гиннесса как самая результативная женщина-истребитель Второй мировой войны, одержавшая наибольшее число побед в воздушных боях с немецкими асами.

Похожие книги из библиотеки

КВ. «Клим Ворошилов» — танк прорыва

Тяжелый танк КВ («Клим Ворошилов») к началу Великой Отечественной войны был, безусловно, самым передовым по конструкции и самым мощным танком в мире. Он создавался специально для прорыва укрепленных линий обороны, имел очень сильное для своего времени вооружение, а его броню не могла пробить ни одна из противотанковых пушек Вермахта. Немецкие танки в поединке с КВ вообще не имели никаких шансов выйти победителем, что и заставило конструкторов рейха срочно приступить к проектированию «Тигра» и «Пантеры».

В Красной Армии танки семейства КВ (КВ-1, КВ-1С, КВ-2, КВ-8 и КВ-85) сражались на всех фронтах с первых дней войны и до 1944 года, когда им на смену пришли знаменитые ИС-2. Последние, кстати, представляли собой глубокую модернизацию все того же КВ. Впрочем, все тяжелые танки, появившиеся в разных странах в годы Второй мировой войны, так или иначе создавались с оглядкой на «Клима Ворошилова» — одного из самых удачных проектов в истории отечественного танкостроения.

Самоходные установки на базе танка Т-34

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Состоявшийся 15 апреля того же года пленум Артиллерийского комитета ГАУ с участием представителей от промышленности и войск, а также Народного комиссариата вооружения признал желательным создание как самоходно-артиллерийских установок поддержки пехоты с 76-мм пушкой ЗИС-З и 122-мм гаубицей М-30, так и самоходных истребителей дотов со 152-мм пушкой-гаубицей МЛ-20. Для борьбы с воздушными целями предлагалось сконструировать 37-мм зенитную автоматическую самоходную пушку. В основном решение пленума сводилось к созданию такой системы артиллерийского вооружения, которая обеспечила бы поддержку и сопровождение наступающей пехоты и танков огнем орудий, способных в любых условиях боя и на всех его этапах следовать в боевых порядках войск и непрерывно вести эффективный огонь. Решение пленума было одобрено Государственным Комитетом Обороны.

«Леклерк» и другие французские основные боевые танки

В соответствие с программой единого танка НАТО  ней предполагались постройка прототипов французской и западногерманской конструкции, проведение их сравнительных испытаний и принятие на вооружение лучшей машины. В конечном итоге и этот план потерпел фиаско: на вооружение армий двух стран поступили разные танки: в Западной Германии — «Леопард-1», во Франции — АМХ-30.

Характеристики обеих машин близки, они даже похожи внешне. Однако, если «Леопард-1» рассматривался как танк обороны, то АМХ-30 планировалось использовать прежде всего как танк наступления. К концу 1960-х годов сухопутные войска Франции должны были иметь в своем составе только механизированные подразделения, оснащенные исключительно бронетехникой — боевыми машинами пехоты, пушечными бронеавтомобилями и основными боевыми танками. Командование вооруженных сил исповедовало сугубо наступательную военную доктрину.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»