Воздушный таран Екатерины Зеленко

Екатерина Ивановна Зеленко родилась 14 сентября 1916 года в селе Корощин ныне Бельского района Ровенской области. Она окончила семь классов неполной средней школы № 10 города Курска. Там, в Курске, Катя слыла сорвиголовой: ни в чем не уступала мальчишкам, никогда не плакала и не ябедничала, а когда ребята с Веселой улицы договорились прыгать с зонтиками с крыш сараев, изображая парашютистов, она прыгнула первой. В семье она была десятым ребенком. «Я буду летчицей!» – говорила она. Ее два брата служили в авиации, и они посоветовали ей поступать в авиационный техникум в Воронеже, где жила их старшая сестра Софья.

Она училась уже на 2-м курсе техникума, когда в Воронеже открылся аэроклуб. И Катя бросилась туда, а в 1933 году в клуб прибыла комиссия ВВС отбирать кандидатов в военные авиаучилища. Катя Зеленко и ее подруга Нина Русакова выдержали самые строгие испытания и вскоре были направлены в Оренбургское военное авиационное училище имени К.Е. Ворошилова. В 1936 году, окончив училище, девушки стали одними из первых военных летчиц страны.

Затем Екатерина Зеленко служила в 19-й легкой бомбардировочной авиационной бригаде, расквартированной в Харькове, занималась испытанием самолетов и авиационного оборудования, в течение четырех лет освоила семь типов самолетов.

Екатерина Зеленко. Фото 1940-х гг.

Екатерина Зеленко. Фото 1940-х гг.

Екатерина Зеленко приняла участие в советско-финской войне 1939–1940 годов, и там она была единственной женщиной среди летчиков. Она совершила 8 боевых вылетов, в ходе которых уничтожила артиллерийскую батарею и склад боеприпасов противника. За это она была награждена орденом Красного Знамени.

В документах о ней сказано так: «На боевые задания летает с большим желанием, в плохих метеоусловиях и сложной обстановке хладнокровна и расчетлива. Обстрелянная зенитной артиллерией, смело продолжает вести бой, задание выполняет отлично. Разведывательные данные, доставляемые Зеленко, всегда отличаются точностью не только в пределах срока и объема задания, но и дополнялись ценными сведениями, добываемыми разумной инициативой».

В одном из писем она писала в Воронеж сестре, заменившей ей умершую в 1937 году мать:

«Я здорова, Сонечка! Какие тут прекрасные места! Словами передать просто невозможно. Если бы я была поэтом, обязательно бы стихи написала. Представь себе: лес да лес без конца и без краю, озера, снег, много снегу. Одним словом, что-то несравненное, удивительное. Если бы не война…

Мне уже много раз доводилось отвозить “ворошиловские килограммы” белофинским бандитам. Приятные гостинцы, как ты думаешь?

Я стала заядлым парашютистом. Как видишь, Соня, недаром я с хлева прыгала с зонтиком! Есть большое желание прыгать больше…»

Затем она вернулась в 19-ю авиабригаду, а с мая 1940 года служила во вновь сформированном 135-м бомбардировочном полку.

– Я прошу зачислить меня в первую эскадрилью, – попросила она.

– Но эта эскадрилья принимает с авиазавода новые самолеты Су-2, осваивает их и учит других летчиков!

– Именно поэтому я и прошусь туда.

И ее взяли летчиком-инструктором.

С октября 1940 по май 1941 года Зеленко принимала участие в переучивании руководящего состава девяти авиационных полков на новый самолет Су-2. Кате было неполных 24 года, и у нее учились летчики, которые были гораздо старше ее, но никто не возмущался: она была лучшей плюс, в отличие от многих других, уже имела боевой опыт.

С первого дня Великой Отечественной войны старший лейтенант Зеленко участвовала в боях, будучи заместителем командира 5-й эскадрильи 135-го бомбардировочного авиационного полка. Всего она успела совершить 40 боевых вылетов, участвовала в 12 воздушных боях с истребителями противника.

В июле 1941 года она командовала группой бомбардировщиков, уничтоживших в районе Пропойска 45 танков и 20 автомобилей с боеприпасами, а также до батальона солдат противника. Выполнив задание, группа без потерь возвратилась на аэродром.

В августе 1941 года группа самолетов, возглавляемая старшим лейтенантом Зеленко, нанесла бомбовый удар по скоплению вражеских войск в районе Быхова. Немецкие позиции прикрывали несколько зенитных батарей, погода была неблагоприятная, но ничто не помешало летчикам выполнить поставленную боевую задачу.

12 сентября 1941 года Екатерина Зеленко совершила два разведывательных боевых вылета на самолете Су-2. Несмотря на то что во время второго вылета ее самолет был поврежден, она в тот же день вылетела на задание в третий раз.

Тот роковой день выдался пасмурным. Командир 135-го авиаполка полковник Б.В. Янсен вернулся из разведывательного полета с новостью: к Лохвице с двух сторон движутся танковые соединения фашистов. В полку после тяжелых боев осталась едва ли половина самолетов, многие из которых были повреждены. Истребителей вообще не хватало, и бомбардировщики прикрывать было некому. Но не сидеть же поэтому без дела? И бомбардировщики нередко летали одни. К тому же Су-2, легкие, одномоторные, достаточно маневренные для этого класса машин, стали в руках опытных пилотов 135-го полка и штурмовиками, и разведчиками, а в критической ситуации – и истребителями.

– Товарищ командир, разрешите мне лететь? – подошла к Янсену старший лейтенант Зеленко.

– Хорошо, – решил командир. – Полет твой был бы очень важен. Но на чем ты полетишь?

– Можно на вашем самолете? – спросила Катя, обратившись к А.И. Пушкину, помощнику командира 135-го полка.

– Можно. Летите в паре с капитаном Лебедевым.

Уже из кабины Су-2 Катя крикнула:

– Товарищ командир! Тут ваши планшет и краги.

– Ладно, пусть там будут! – махнул рукой Анатолий Иванович.

Экипажи ждали минут через 45–50, но они не вернулись. Позднее из штаба Воздушной армии позвонил Лебедев и доложил, что они со штурманом капитаном Гавричевым находятся на аэродроме в Лебедине. На них напали семь «мессеров», бомбардировщики приняли бой, но в облачности потеряли друг друга. О судьбе экипажа Зеленко он ничего не знает. Вслед за звонком Лебедева в полку появился усталый, раненный в руку штурман Кати, лейтенант Николай Павлык. Все бросились к нему:

– Что с Катей? Где она?

– После выполнения задания по разведке мы возвращались на аэродром. Самолеты атаковали семь «мессеров». Экипаж Лебедева потеряли в ходе боя. Я вел заградительный огонь. Боеприпасы кончались. Один из мессеров загорелся и круто пошел к земле. Но и нас зацепило. Я был ранен. Катя приказала: «Прыгай!» Я открыл люк, оглянулся и увидел: голова Кати клонится к приборной доске. Видно, она была ранена или…

– Не говорите Павлу, – быстро сказал кто-то.

Но капитан Павел Игнатенко, командир 4-й эскадрильи, стоял за спиной Павлыка и, бледный, сжав зубы, слушал рассказ.

– Но ты же не видел ее убитой?! Ведь не видел же! – закричал он. – Значит, еще ничего не известно!

Он был мужем Екатерины Зеленко и не хотел верить, что она погибла. Через день ей должно было исполниться 25 лет.

Незадолго до смерти она писала сестре в Воронеж:

«Эх, Соня, как все изменилось! Какие планы были! Как хорошо было жить! А теперь война <…> Пишу письмо под крылом самолета. Вот-вот полечу на задание. Не беспокойся за меня. Привет от Павлика. Ваша Катя».

Павел Игнатенко потом писал запросы в госпитали Харькова и Москвы: разнесся слух, что кто-то видел тяжело раненную девушку-летчицу в санитарном поезде, уходящем в Харьков. Однополчане, сочувствуя товарищу, тоже везде расспрашивали о Кате, и кто-то сказал, что женщину-летчицу эвакуировали на Урал вместе с госпиталем. Павел написал на Урал и ждал ответа. Шли бои, и Павел не просто сражался – он мстил за любимую жену. Погиб он по трагической нелепости – попал под винт самолета. Это произошло в 1943 году, в командировке на Урал, где он получал новые самолеты для полка и где рухнула его последняя надежда после известия: «Зеленко Е.И. в уральские госпитали не поступала…»

Что же случилось 12 сентября 1941 года?

В.С. Мурманцева в своей книге «Советские женщины в Великой Отечественной войне» пишет:

«Когда старший лейтенант Зеленко после выполнения задания возвращалась из воздушной разведки, над селом Глинское Сумской области ее бомбардировщик был атакован семью вражескими “мессершмиттами”. Завязался неравный воздушный бой. В первой схватке был сбит вражеский самолет. Остальные, набрав высоту, вновь пошли в атаку. Когда был убит штурман, кончились боеприпасы, а самолет загорелся, отважная летчица решает идти на таран. Она резко рванула на себя штурвал и бросила машину на вражеский истребитель. Удар винтов пришелся по хвостовому оперению вражеского самолета. Осколки “мессера” полетели в разные стороны. В этой неравной схватке погибла и старший лейтенант Екатерина Зеленко. Под обломками советского бомбардировщика колхозники села Глинское нашли тела погибших летчиков. В нагрудном кармане летчицы был найден ее комсомольский билет».

Уточним: на обратном пути два советских самолета были атакованы семью немецкими истребителями Messerschmitt Ме-109. Второй советский самолет был подбит и вынужден выйти из боя. Старший лейтенант Зеленко смогла сбить один «мессер», а когда у нее закончился боезапас, таранила второй немецкий самолет. Тем самым она уничтожила его, и это стало единственным в истории авиации случаем воздушного тарана, успешно совершенного женщиной. Сама героиня также была сбита, но уже когда пыталась посадить свой поврежденный самолет.

Погибшая летчица была похоронена местными жителями в центре села Анастасьевка Сумской области, неподалеку от того места, где упал ее самолет. После войны ее останки были перевезены в Курск. Посмертно еще в 1941 году Екатерина Ивановна Зеленко представлялась к званию Героя Советского Союза, однако тогда она была награждена только орденом Ленина. А 5 мая 1990 года указом президента СССР М.С. Горбачёва ей посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. В Курске в 1988 году героине был установлен памятник.

Похожие книги из библиотеки

Сильнее «божественного ветра». Эсминцы США: война на Тихом океане

Книга посвящена боевым действиям эскадренных миноносцев США во время Второй мировой войны. Масса фактических данных и живой, красочный язык выделяют ее среди множества трудов, описывающих военные операции на море и читается намного интереснее иных "казенных" изданий. Будет интересна всем любителям военной истории и флота.

Подводные лодки советского флота 1945-1991 гг. Том 1. Первое поколение АПЛ

В монографии собраны и систематизированы опубликованные в открытой печати работы специалистов, связанных с проектированием, постройкой и эксплуатацией отечественных лодок после завершения Второй мировой войны и вплоть до распада Советского Союза. В ней описаны все проекты, в том числе и нереализованные, рассказано об истории их создания, технических особенностях и всех модернизациях, а также о зарубежных аналогах. Кроме того, дана краткая оценка тактических свойств. Представлены схемы внешнего вида, продольные разрезы проектов и каждой их модификации. В монографии также содержатся сведения обо всех построенных в этот период отечественных лодках. Приведены данные об их названиях, заводских номерах, датах постройки, вывода из боевого состава и исключения из списков флота, а также о важнейших этапах эксплуатации. Описаны наиболее характерные аварии и катастрофы.

Легкие крейсера Японии. 1917-1945 гг.

Легкие крейсера Японии в первой, победный для страны Восходящего Солнца фазе войны, во главе флотилий эсминцев поддерживали высадку десантов на многочисленные острова южной и юго-западной части океана. Они участвовали в снабжении гарнизонов этих островов необходимым снаряжением и боеприпасами, входя в состав знаменитых “токийских экспрессов” действовали на коммуникациях союзников подчас в таких отдаленных от Японии районах, как Индийский океан, вели разведку и т.д.

В последний год войны японские легкие крейсера, как и другие корабли Императорского флота, очень страдали от нехватки топлива и стали выходить в море значительно реже.

Броненосцы типов “Виттельсбах”, “Брауншвейг” и “Дойчланд”. 1899-1945 гг.

Быстрое развитие военного судостроения в этой стране представляет собой разительный пример того, что может сделать государство, когда оно постоянно возбуждается к деятельности волею и мудростью своего государя. В 1870 году Германия имела только одну судостроительную верфь – в Данциге, где можно было строить сколько-нибудь более значительных размеров суда. Но, вслед за тем, в скором времени, стали и с неимоверной быстротой сооружаться верфи и в других местах империи, причем также прорыт был и Кильский канал, и та самая Германия, которая 25 или 30 лет тому назад не имела достаточных средств, чтобы завести у себя хотя бы небольшой флот и которая не далее еще как за 10 лет пред сим покупала половину своих военных судов в Англии, в настоящее время уже не только строит у себя дома все свои собственные военные суда, но с успехом наделяет таковыми еще и большинство иностранных государств.