Глав: 15 | Статей: 60
Оглавление
«Признаться, война на Халхин-Голе началась для нас неудачно, – вспоминал советский летчик Георгий Приймук. – Мы, по существу, были к ней не готовы. Первый бой, состоявшийся 27 мая, наша эскадрилья проиграла вчистую. Мы еще не умели вести атаку, да и материальная часть оказалась неисправной». Для германских истребителей первая кампания против Польши тоже не оказалась легкой прогулкой.

Этот труд является логическим продолжением ранее вышедшей книги «Ишак» против мессера», повествовавшей о создании и начале боевой карьеры двух наиболее известных истребителей конца 30-х – начала 40-х годов ХХ века: советского И-16 и немецкого Bf-109. На основе рассекреченных архивных документов, воспоминаний очевидцев и других источников в книге впервые показаны истинные масштабы ожесточенной борьбы между советскими и японскими истребителями в небе над Халхин-Голом, а также подлинные причины разгрома ВВС РККА в финском небе.

Что касается люфтваффе, то в работе впервые приведена подробная, фактически ежедневная хроника боевой работы немецких истребителей в ходе первых военных кампаний вермахта. Причем не отдельных асов, а именно боевых подразделений: эскадрилий и авиагрупп. Авторы развенчивают распространенный миф о том, что воздушная война на Западе в 1939–1940 годах была легкой прогулкой для германских летчиков.
Дмитрий Дёгтевi / Юрий Борисовi / Дмитрий Зубовi

Шумахер над Гельголандом

Шумахер над Гельголандом

18 декабря воздушная война у острова Гельголанд разгорелась с новой силой. Это был ясный и безоблачный понедельник. При таких условиях налет английских бомбардировщиков был маловероятен…

Майор Гарри фон Бюлов-Боткамп, командир II./JG77, с утра находился на КП Шумахера. В 13.23 с радара «Фрея» в Вангерооге поступил сигнал об обнаружении бомбардировщиков противника, направляющихся к Немецкой бухте.

Фон Бюлов позднее вспоминал: «18 декабря 1939 г., когда центр раннего обнаружения сообщил нам об этом по телефону, никто этому сразу не поверил. Большое число вражеских самолетов, направляющихся в наш сектор, – мы думали, что это какое-то наваждение. Однако несколько минут спустя радар ВМФ выдал нам идентичную информацию, которую также подтвердили посты визуального наблюдения. На этот раз никаких сомнений уже не было. Была объявлена тревога…»

На разных аэродромах прибрежного сектора ПВО закипела работа: механики запускали стартерами моторы Bf-109 и Bf-110, летчики забирались в кабины и попарно взлетали – курс Гельголандская бухта.

В 14.30 пятерка Bf-109 из 10.(N)/JG26 обнаружила противника, вскоре в визуальный контакт с ними вошли летчики II./JG77 и I./ZG76 во главе с самим Шумахером[39]. 22 «Веллингтона» из 9-й, 37-й и 149-й Sqdn. шли как на параде! Немецкие летчики погрузились в строй бомбардировщиков, и началась резня.

«Это было безумие! – вспоминал Шумахер. – Наши истребители атаковали томми со всех направлений. Я также напал на британского бомбардировщика. Он защищался очень хорошо и в трех местах продырявил мою машину. Одна из пуль прошла рядом с моей головой. Затем бомбардировщик попал в перекрестие моего прицела. Я стрелял прямой наводкой и продолжал преследовать свою жертву. Между нами было не больше нескольких метров. Я быстро с ним разделался. После того как он рухнул в море как камень, я заложил крутой вираж и стал готовиться к следующей атаке. Мой ведомый немедленно подтвердил мою победу. Бой уже шел примерно в 30 км к западу от Гельголанда, и мы все были на хвостах у британцев. Мы преследовали их еще на протяжении порядка 150 км и затем взяли обратный курс».

В другом интервью Шумахер был более подробен: «Я был одним из последних поднявшихся в воздух. Другие эскадрильи уже были на пути к цели. Итак, я влез в кабину моего 109-го, и охота началась. Видимость была превосходной – с высоты 1000 м обзор достигал 50–60 км. Я взял курс на взрывы зенитных снарядов, которые отлично показывали положение противника. Небо уже было прочерчено столбами дыма от сбитых самолетов: черные столбы означали попадание в двигатель, белые – попадание в бензобак. Было видно, что в небе разыгралась жестокая битва.

Внезапно я заметил двух англичан, шедших на высоте 2000 м. Я немедленно их атаковал, но безрезультатно. Один из англичан резко снизился, до 1000 м и даже ниже, но мой самолет все равно был быстрее. Пожалуй, даже слишком быстрым, поскольку на втором заходе я также проскочил мимо, не успев толком прицелиться. Я перекрыл дроссель и с третьей попытки сел на хвост бомбардировщика, открыв огонь. Все было кончено за один миг – англичанин потерял управление и рухнул на землю.

В этот момент второй английский бомбардировщик открыл прицельный огонь по мне. Я заложил вираж и вдруг обнаружил, что мой самолет серьезно поврежден. Указатель уровня топлива резко пошел к нулю, а кабина заполнилась резким запахом авиационного бензина. Я рывком открыл форточку, поскольку голова моя сразу закружилась от ядовитых испарений. Когда я продышался и снова смог соображать, то оказалось, что мой самолет идет всего в 600–700 м над поверхностью воды. С пробитым бензобаком я направился на аэродром. Приземлиться мне удалось на последних каплях топлива. Так я пережил самые счастливые минуты моей жизни. Почти каждый самолет, заходивший на посадку, покачивал крыльями, показывая, что вылет оказался результативным».

Первые потери англичане понесли от заградительного огня береговой зенитной артиллерии. Обер-лейтенант Штайнхофф и фельдфебель Вилли Сцуггар также сбили по одному «Веллингтону». Тем временем подоспели самолеты из II./JG77 и I./ZG76. Через 30 минут воздушного боя англичане рассыпали строй и стали поодиночке или маленькими группками уходить назад, вдоль Восточно-Фризского архипелага. Обладавшие большим запасом горючего двухмоторные «Мессершмитты» начали преследование. Последний «Веллингтон» был сбит Густавом Юлленбеком из 2-й эскадрильи ZG76 в районе голландского острова Амеланд – примерно в 150 км от Вильгельмсхафена!

Всего пилоты Шумахера объявили о том, что на этот раз они сбили не меньше 40 бомбардировщиков противника! В штабном звене JG1 отличились сам Шумахер и его ведомый, унтер-офицер Хольк. В 10.(N)/JG26 два «Веллингтона» записал на свой счет командир эскадрильи обер-лейтенант Штайнхофф, по одной победе доложили фельдфебель Вилли Сцуггар, унтер-офицеры Вернер Герхардт, Мартин Порц и Август Вильке. II./JG77 заявила о 15 победах. Еще одна победа была занесена на общий счет 4-й эскадрильи. В JGr.101 отличились обер-лейтенанты Дитрих Робицш и Рольф Кальдрак из 3-й эскадрильи. Еще 15 машин записали на свой счет летчики сто десятых из I./ZG76.

Естественно, что разбор воздушного сражения уменьшил число сбитых самолетов более чем на десяток. Немногие летчики смогли похвастаться столь же очевидными доказательствами своего успеха, как Шумахер, – черные обломки сбитого им английского бомбардировщика были отчетливо видны несколько дней, прежде чем их затянуло песком на отмели Ватта возле острова Спикерог.

Но и двадцать восемь гипотетически сбитых бомбардировщиков ценой гибели двух пилотов и ранением нескольких других было отличным результатом. Преувеличение немецких побед над числом участвовавших в налете английских самолетов объяснялось хаотичностью боя, в котором многие победы просто продублировались. О битве в небе над Немецкой бухтой долго еще гремели немецкие средства массовой информации.

Опытный Шумахер не растерялся и смог заработать очки на отказе системы связи, приведшем к тому, что II.(J)/Tr.Gr.186 не смогла вовремя принять участие в бое. Когда Шумахера и шесть его наиболее отличившихся летчиков Геринг вызвал в Берлин для участия в пресс-конференции, Шумахер дал понять многочисленным немецким и нейтральным журналистам, что был настолько уверен в своих силах, что не посчитал нужным бросать в бой все самолеты и оставил в резерве целую группу истребителей!

В Великобритании после подсчета потерь настроение было не столь праздничным. Из 22 «Веллингтонов» двенадцать было сбито на участке от острова Вандероге до острова Амеланд.

Едва утихли страсти вокруг битвы в небе над Немецкой бухтой, англичане предприняли новый налет. На этот раз силами 10 «Бленхеймов» немецкого побережья в сложных метеоусловиях достигли только две машины. Одну из них в 14.02 и сбил Карл Шумахер, вторую записали на свой счет немецкие зенитчики.

Последствия битвы в небе над Немецкой бухтой и вы лета 27 декабря оказались еще более значимы, чем непосредственные потери. Англичане полностью прекратили массированные дневные налеты и в дальнейшем применяли свои бомбардировщики только под покровом темноты.

Для Шумахера и вверенных ему частей настала пора относительного бездействия и отдыха. На протяжении пяти последующих месяцев вся их добыча составила 11 английских самолетов, два из которых были на счету Bf-110.

В феврале 1940 г. отличились Курт Опольски и Херберт Куцша, сбившие соответственно 16-го числа «Бленхейм» и 24-го – «Локхид Хадсон»[40]. 27 февраля обер-лейтенант Герхард Йагни сбил третьего англичанина, снова «Бленхейм». Это был первый самолет, заваленный летчиками из «палубной» II.(J)/Tr.Gr.186 на Западном фронте. Ровно месяц спустя отличился лейтенант Хайнц Демес из 4-й эскадрильи JG77, сбивший также «Бленхейм» у острова Зильт. Следующая победа была одержана 1 апреля 1940 г. Дитрихом Бёзлером из штабного звена II./JG77. В районе острова Амрун он отправил на дно Северного моря очередной «Бленхейм».

В ночь на 26 апреля Германом Фёрстером из IV.(N)/ JG2[41] был сбит «Хемпден», устанавливавший мины у острова Зильт. Это было знаковое событие в истории люфтваффе, поскольку была одержана первая ночная воздушная победа над английским бомбардировщиком.

Начало мая ознаменовалось победами отдельной «палубной» авиагруппы II.(J)/Tr.Gr.186. 5 мая отличились унтер-офицеры Рейнхольд Шмецер и Херберт Кайзер, сбившие пару «Бленхеймов». На следующий день первые победы на свои счета записали и лейтенанты Питер Эммерих и Вильгельм Шоппер, сбившие соответственно «Веллингтон» и «Бленхейм»[42].

Это были последние победы летчиков II.(J)/Tr.Gr.186 над Северным морем. Спустя несколько дней они на время оставили оборону побережья Германии и приняли участие во вторжении в Голландию – первой фазе Французской кампании.

Оглавление книги


Генерация: 0.077. Запросов К БД/Cache: 3 / 1