Глав: 15 | Статей: 60
Оглавление
«Признаться, война на Халхин-Голе началась для нас неудачно, – вспоминал советский летчик Георгий Приймук. – Мы, по существу, были к ней не готовы. Первый бой, состоявшийся 27 мая, наша эскадрилья проиграла вчистую. Мы еще не умели вести атаку, да и материальная часть оказалась неисправной». Для германских истребителей первая кампания против Польши тоже не оказалась легкой прогулкой.

Этот труд является логическим продолжением ранее вышедшей книги «Ишак» против мессера», повествовавшей о создании и начале боевой карьеры двух наиболее известных истребителей конца 30-х – начала 40-х годов ХХ века: советского И-16 и немецкого Bf-109. На основе рассекреченных архивных документов, воспоминаний очевидцев и других источников в книге впервые показаны истинные масштабы ожесточенной борьбы между советскими и японскими истребителями в небе над Халхин-Голом, а также подлинные причины разгрома ВВС РККА в финском небе.

Что касается люфтваффе, то в работе впервые приведена подробная, фактически ежедневная хроника боевой работы немецких истребителей в ходе первых военных кампаний вермахта. Причем не отдельных асов, а именно боевых подразделений: эскадрилий и авиагрупп. Авторы развенчивают распространенный миф о том, что воздушная война на Западе в 1939–1940 годах была легкой прогулкой для германских летчиков.
Дмитрий Дёгтевi / Юрий Борисовi / Дмитрий Зубовi

И набросились «Бульдоги»…

И набросились «Бульдоги»…

Вскоре после того, как нацистская Германия начала войну в Польше, сталинское руководство тоже решило действовать. 17 сентября 1939 г. советские войска с востока напали на Польшу, оккупировав полагавшуюся по договору с Третьим рейхом часть страны. Затем СССР навязал так называемые «договоры о взаимопомощи» с Эстонией, Латвией и Литвой, согласно которым эти страны предоставили СССР свою территорию для размещения советских военных баз.

После этого настала очередь Финляндии. Советский Союз в ультимативной форме сначала потребовал у нее заключить аналогичные «договоры», фактически означавшие мирную оккупацию. А затем и вовсе потребовал отдать часть территории «в целях безопасности». Однако финны отказали, вследствие чего Красная армия получила приказ захватить Финляндию. 30 ноября советские войска перешли границу, а бомбардировщики СБ и ДБ-3 нанесли авиаудары по нескольким финским городам, в том числе Хельсинки.

Организационно ВВС Финляндии разделялись на полки (Lentorymmenti, сокр. LeR), а те на группы (Lentolaivue – LLv). К началу войны финская авиация располагала тремя полками (LeR1, LeR2 и LeR4), при этом 1-й был вооружен разведчиками «Фоккер» С.Х, ко торые считались еще и легкими бомбардировщиками, 2-й истребителями, а 4-й английскими бомбардировщиками «Бленхейм».

Основу финской истребительной авиации составляли «Фоккеры» D.XXI, созданные в 1936 г. в Голландии. В 1937 г. Финляндия заключила контракт с этой фирмой на закупку семи истребителей и лицензии на постройку еще 35 машин. Финны выбрали модель с мотором «Бристоль Меркурий» мощностью 830 л. с., с неубирающимися шасси и вооружением из четырех 7,7-мм пулеметов «Браунинг». К 30 ноября 1939 г. финны имели 39 истребителей «Фоккер» D.XXI, из них 22 были исправны. Все они находились на вооружении LLv24.

На вооружении LLv26 состояли устаревшие бипланы «Бристоль Бульдог» MkIVA. Это был самолет того же класса, что и поликарповский И-5, с лыжным шасси, развивавший максимальную скорость 280 км/ч. Он был вооружен двумя 7,7-мм пулеметами и конечно же не мог на равных тягаться даже с И-153. Получается, что финская истребительная авиация располагала всего тридцатью шестью более-менее современными истребителями.

Боевой состав частей, оснащенных И-16, по состоянию на 30 ноября 1939 г.[66]


Таким образом, непосредственно вдоль границы Финляндии советские ВВС располагали 196 И-16. При этом 7, 25, 38 и 68-й полки входили в состав 59-й авиабригады ВВС 7-й армии, 49-й иап в состав ВВС 14-й армии, а 5-й смап в состав ВВС 14-й армии. Еще 172 И-16 имелось в составе 54-й авиабригады ВВС Ленинградского военного округа. Их основной задачей было обеспечение противовоздушной обороны Ленинграда от возможных налетов финских бомбардировщиков. Большинство «ишаков» относились к устаревшему типу 5.

Численное преимущество советских истребителей, в отличие от Халхин-Гола, было многократным, что, казалось бы, должно было обеспечить сокрушительный успех.

Однако финны, в отличие от японцев, не ставили цель захватить господство в воздухе. Истребители получили приказ атаковать только советские бомбардировщики, а в бои с другими типами самолетов вступать только по необходимости. Поэтому столь жарких схваток и полетов армад из 50—100 машин здесь не наблюдалось, воздушные бои с самого начала приняли эпизодический характер.

Первый воздушный бой произошел в 11.45 1 декабря в районе озера Муолааярви, в 46 км юго-восточнее города Виипури. Два патрульных «Бульдога» из LLv26 встретились с шестеркой И-16 из 7-го иап. Пилот одного из них старший сержант Тойво Уутту вспоминал: «Я находился юго-восточнее Муолааярви, но не видел никакого движения в воздухе и потому начал снижаться. Внезапно я увидел вокруг себя трассеры очередей. Посмотрев через плечо, я увидел, что меня атакуют три И-16. Я ушел влево вверх и, когда они пролетали мимо меня, успел дать короткую очередь по ближайшему И-16. Я попал в двигатель и видел черный дым, появившийся из него. Оставляя за собой дымный шлейф, он начал медленно снижаться.

Трассы очередей снова появились вокруг меня. Неожиданно мой самолет содрогнулся, и, когда я потянул ручку управления, он не реагировал»[67]. Уутту не решился прыгать с парашютом и решил идти на вынужденную. При этом он продолжал уклоняться от атак, используя только руль направления и элероны. Приземление оказалось не очень удачным, «Бульдог» врезался в дерево, а сам летчик получил тяжелые травмы. Что касается «ишаков», то победа Уутту не подтверждается советскими источниками.

Согласно же воспоминаниям М. Борисова, летчика 7-го иап, все было так: «Утром 1 декабря все поднялись в хорошем настроении. Погода явно улучшалась. Сидим в самолетах, ждем приказа о вылете.

Вдруг из землянки, где помещался штаб эскадрильи, выбегает командир… «Запускай моторы!» – раздалась команда. Летчики и техники только этого и ждали. Вмиг заревели моторы. Не прошло и нескольких минут, как эс кадрилья была в воздухе и взяла курс на Выборг.

Подлетая к границе, мы увидели сплошное зарево. Дым от пожарищ поднимался высоко. Еле пробились через него.

Наконец линия фронта осталась позади, мы – над территорией противника. Молчит земля, как бы притаившись и выжидая, на ней не видно ни одного живого существа, как будто все вымерло.

Все напряженно смотрят вокруг. Вдали появляется точка. Она все увеличивается и приближается к нам. По сигналу командира эскадрильи Шинкаренко, ныне Героя Советского Союза, идем навстречу. Уже вырисовываются контуры самолета, он хорошо виден. На плоскостях и фюзеляже блеснул белый круг со свастикой. Шинкаренко со своим звеном бросился на вражеский самолет, и тот, не ожидавший встретить нас так далеко от линии фронта, стал падать, сбитый меткими пулями Шинкаренко и Григорьева»[68].

Таким образом, первый бой был за «ишаком».

В следующие дни эскадрильи И-16 неоднократно вылетали на патрулирование, а иногда на сопровождение бомбардировщиков, однако встреч с противником не имели. Да и погода стояла в основном нелетная. Поэтому следующая схватка имела место только 19 декабря. В этот день советская 7-я армия предприняла крупное наступление с целью прорвать линию Маннергейма в районе реки Сумма. Истребители LeR2 подполковника Рихарда Лорентца получили приказ прикрыть свои войска от ударов с воздуха.

Здесь-то «Фоккеры» и вступили впервые в бой с «ишаками». Старший сержант Келпо Вирта затем вспоминал: «В составе звена из трех самолетов я патрулировал юго-восточнее Виипури, когда в 10.10 мы увидели впереди и на 500 м ниже девять И-16. Вражеские истребители выстроились в круг и начали набирать высоту. Мы сделали то же самое.

Сержант Ниссинен начал пикировать, чтобы атаковать их, и я последовал за ним со стороны солнца. Я атаковал самолет, который летел немного в стороне от других, и с дистанции 50 м дал пару очередей. Трассеры, казалось, попадали в него без видимого результата, так что я повторил атаку и открыл огонь с очень близкого расстояния. После двух очередей вражеский самолет загорелся, и я ушел вверх.

После этого я атаковал сзади второй самолет, стреляя короткими очередями с дистанции от 50 до 20 м. Мы оба пикировали под углом 45 градусов. За ним появился белый дым, и он начал увеличивать угол пикирования, пока не стал падать почти вертикально. В этот момент я обнаружил позади себя три вражеских самолета. Заложив крутой вираж, я начал по спирали снижаться и затем, выровняв самолет уже над самой землей, повернул домой»[69].

С земли видели падение обоих И-16, поэтому старшему сержанту Вирте были засчитаны две победы. Однако, по советским данным, 19 декабря был потерян только один «ишак» из 25-го иап.

В этот же день адъютант 1-й эскадрильи 25-го иап лейтенант Виктор Вильчик, патрулируя в районе линии фронта, в 11.30 заметил истребитель противника, преследующий звено бомбардировщиков СБ. На глазах летчика финский истребитель, сблизившись с замыкающим бомбардировщиком на 25–30 м, расстрелял его и продолжил погоню за остальными. В этот момент Вильчик и атаковал противника. Финский истребитель пилотировал сержант Пентти Тилли. При этом во время боя с ним произошел весьма курьезный случай. Один из членов экипажа подбитого СБ покинул горящую машину, после чего рухнул прямо на крыло «Фоккера»! Финский истребитель получил повреждение и стал трудноуправляем. Тилли, увидев преследующий его И-16, решил не вступать в бой, а перевел самолет в крутое пике. Вильчик последовал за ним, обстреливая противника из пулеметов. Согласно боевому донесению 25-го иап, финский истребитель, не успев выйти из пике, врезался в землю. Однако на самом деле Тилли выровнял машину у самой земли и благополучно вернулся на базу[70].

На следующий день лейтенант Йакко Вуорела и старший сержант Лаури Раутакорпи заявили о еще двух победах над И-16, однако они не подтверждаются противоположной стороной. Как и третий «ишак», сбитый бортстрелком бомбардировщика «Бленхейм» из LLv46.

23 декабря «Фоккеры» LLv24 снова прикрывали свои войска. При этом в воздушном бою в районе станции Хеиньоки упомянутый выше сержант Пентти Тилли сбил два И-16, а младший лейтенант Хейкки Ильверскорпи и лейтенант Ниеминен в районе озера Муолааярви еще по одному «ишаку». Советские данные подтверждают потерю трех И-16, в том числе двух из 68-го иап и одного из 7-го иап[71]. Финские истребители при этом потерь не понесли, однако над Карельским перешейком «ишаком» командира 1-й эскадрильи 25-го иап капитана Алексея Костенко был сбит самолет-разведчик «Фоккер» С.Х из LLv12.

Кстати, во время этих боев неожиданно выяснилось, что старые И-16 тип 5 с неубираемым лыжным шасси оказались неспособны догонять финские истребители «Фоккер». Вскоре их в срочном порядке стали заменять на машины более современных модификаций.

До Нового года финны заявили еще две победы. 25 декабря один И-16 был записан на счет сержанта Валио Порвари из LLv26, а 31 декабря сержант Юутилайнен из LLv24 заявил, что сбил советский истребитель над северным берегом Ладожского озера. Однако, по советским данным, никаких потерь в эти дни не было. Таким образом, несмотря на преувеличение своих успехов, первый месяц войны все же был за финнами. Им удалось сбить 4 И-16 при потере одного «Бульдога».

Оглавление книги


Генерация: 0.134. Запросов К БД/Cache: 0 / 0