Глав: 15 | Статей: 60
Оглавление
«Признаться, война на Халхин-Голе началась для нас неудачно, – вспоминал советский летчик Георгий Приймук. – Мы, по существу, были к ней не готовы. Первый бой, состоявшийся 27 мая, наша эскадрилья проиграла вчистую. Мы еще не умели вести атаку, да и материальная часть оказалась неисправной». Для германских истребителей первая кампания против Польши тоже не оказалась легкой прогулкой.

Этот труд является логическим продолжением ранее вышедшей книги «Ишак» против мессера», повествовавшей о создании и начале боевой карьеры двух наиболее известных истребителей конца 30-х – начала 40-х годов ХХ века: советского И-16 и немецкого Bf-109. На основе рассекреченных архивных документов, воспоминаний очевидцев и других источников в книге впервые показаны истинные масштабы ожесточенной борьбы между советскими и японскими истребителями в небе над Халхин-Голом, а также подлинные причины разгрома ВВС РККА в финском небе.

Что касается люфтваффе, то в работе впервые приведена подробная, фактически ежедневная хроника боевой работы немецких истребителей в ходе первых военных кампаний вермахта. Причем не отдельных асов, а именно боевых подразделений: эскадрилий и авиагрупп. Авторы развенчивают распространенный миф о том, что воздушная война на Западе в 1939–1940 годах была легкой прогулкой для германских летчиков.
Дмитрий Дёгтевi / Юрий Борисовi / Дмитрий Зубовi

Короткие руки «ишака»

Короткие руки «ишака»

По идее главной задачей И-16 должно было стать сопровождение своих бомбардировщиков, которые несли большие потери от атак финских истребителей. К примеру, 6 января лейтенант Йорма Сарванто на «Фоккере» D.XXI в одиночку сбил сразу шесть двухмоторных ДБ-3. При этом погибло 22 члена их экипажей, а спаслись только двое.

Однако эскортировать бомбардировщики на большие расстояния И-16 были попросту не в состоянии из-за слишком малого радиуса действия. Проблему могли решить только подвесные баки.

Испытания таковых на И-16 начались еще в марте – апреле 1939 г. Однако дело поначалу не заладилось. Дело в том, что 100-литровые баки цилиндрической и плоской формы, подвешиваемые под фюзеляжем, чрезмерно сдвигали центр тяжести машины назад. В итоге при взлете истребитель сильно заваливался на хвост.

Изучив опыт первых боев на Халхин-Голе, конструкторы авиазавода № 21 придумали схему подвески баков под крыльями. Именно так было у японцев на Ki-27. Изготовлялись они из прессованного, пропитанного клеем картона – фибры.

Первый самолет, И-16 тип 10 № 1021681, оснащенный такими баками емкостью 93 л, прошел испытания в июне – июле 1939 г. Истребитель даже получил на этапе испытаний обозначение «тип 20». «Ишак» с этими баками мог пикировать с углом 60 градусов, выполнять виражи до 80 градусов, а максимальная скорость при этом снизилась на 21 км/ч. Время нахождения в воздухе увеличилось на один час. До конца года завод имени Орджоникидзе успел сдать ВВС РККА 80 И-16 с подвесными бензобаками, а затем с января 1940 г. крылья всех типов стали оборудоваться специальными креплениями. Каждая выпущенная заводом машина комплектовалась шестью подвесными баками. До 1 апреля было выпущено 1000 штук подвесных баков[72].

Однако занялись этой проблемой слишком поздно, большинство И-16, воевавших в Финляндии, так и летали с обычным запасом топлива, которое к тому же из-за сильных морозов расходовалось гораздо быстрее, особенно при прогреве, снижая тем самым время нахождения в воздухе.

Тем временем советские бомбардировщики продолжали нести потери. 17 января было сбито 9 СБ, 19-го числа еще два. 20 января финские летчики записали на свои счета сразу 13 двухмоторных бомбардировщиков! При этом истребители И-16 сумели сбить только один «Фоккер» старшего сержанта Пентти Тилли. Последний в паре с прапорщиком Виктором Пюётсия атаковал СБ северо-восточнее Ладожского озера, когда неожиданно появилась шестерка «ишаков» из 49-го иап. Истребитель с бортовым кодом FR-107 упал на землю, а сам Тилли погиб.

В этот день командир LeR2 подполковник Лорентц вторично категорически запретил пилотам вступать в воздушные бои с советскими истребителями[73].

Однако выполнить это указание не всегда получалось. Не сумев в течение двух месяцев выполнить поставленные задачи, советские войска, подгоняемые приказами Сталина, 1 февраля перешли в новое наступление на Карельском перешейке. На фронт наконец-то поступило достаточное количество И-16 и И-153 «Чайка» с подвесными баками. Это позволило посылать далеко за линию фронта большие группы из 30–40 самолетов, почти так же, как это было прошлым летом в Монголии. Поэтому волей-неволей финнам приходилось периодически вступать в бой.

1 февраля в бою с И-16 из 7-го иап в районе Веняйянсаари был сбит D.ХХ FR-115 младшего лейтенанта Тапани Хармайа из LLv24, летчик погиб. На следующий день его судьбу разделил датский доброволец лейтенант Фриц Расмуссен, чей «Фоккер» FR-71 был сбит над поселком Рауха И-16 из 25-го иап.

2 февраля в бой с И-16 впервые вступили английские истребители «Гладиатор» Мк. II.

Еще 18 января в Финляндию прибыл первый из 30 таких бипланов, заказанных в Великобритании, остальные были доставлены в течение последующих четырех недель. Из этой партии 20 самолетов пришло в рамках торгового соглашения, остальные 10 передавались безвозмездно.

«Гладиаторы» конечно же являлись весьма устаревшими машинами, однако за счет мощного и надежного двигателя в 830 л. с. и хорошей аэродинамики развивали скорость до 407 км/ч. Это вкупе с довольно мощным вооружением из четырех 7,7-мм пулеметов позволяло им эффективно бороться с бомбардировщиками, а также с истребителями, равными по классу.

«Гладиаторы» временно поступили на вооружение LLv-26, затем их передали в LLv-12 и LLv-14, также входившие в состав LeR2. Впрочем, очень скоро выяснилось, что британские бипланы могут дать бой и монопланам И-16.

2 февраля пара «Гладиаторов» из LLv26 во главе со старшим сержантом Ойвой Туоминеном над поселком Элимяки перехватила группу бомбардировщиков, идентифицированных как СБ, которых сопровождали 6 И-16…

Еще 18 января советское командование категорически запретило использовать бомбардировщики без истребительного прикрытия, за исключением случаев, когда цели находились вне радиуса их действия. Для этих целей 1 февраля на основе 1-й эскадрильи 25-го иап даже был специально сформирован новый 149-й иап, базировавшийся на замерзшем озере Липовское, на полуострове Кургальский в западной части Лужской губы. В его состав вошло 5 И-153 «Чайка», 10 И-16 тип 27 и 6 И-16 тип 18. Все они были оснащены приспособлениями для подвесных баков.

Первым заданием 149-го иап и стало сопровождение 30 СБ 16-й авиабригады к железнодорожному узлу Ковола. Вылет прошел без потерь, финских истребителей в небе не наблюдалось. В 15.42 два звена И-16 отправились в повторный рейд, на сей раз прикрывать пару ДБ-3 из 85-го авиаполка особого назначения, которые должны были разбомбить железнодорожный мост западнее Коуволы. До цели полет проходил нормально, бомбардировщики беспрепятственно отбомбились по мосту, правда ни разу не попав.

В 16.35 в паре десятков километров от цели советские истребители заметили нагоняющий группу истребитель противника. Звено капитана Мамаева осталось с бомбардировщиками, а второе, ведомое старшим лейтенантом Киселевым, начало разворачиваться на врага.

При этом лейтенант Павличенко в момент выполнения виража попытался одновременно сбросить подвесные баки, в результате чего И-16 сорвался в штопор. Когда же напуганный летчик восстановил управление, своего звена он уже не увидел, в связи с чем повернул в сторону аэродрома. Примерно то же самое произошло и с «ишаком» помощника военкома эскадрильи политруком Астаховым. В момент разворота и сброса баков он был обстрелян противником, которого тот даже не успел толком разглядеть, и сорвался в штопор. С трудом восстановив управление, Астахов тоже никого не обнаружил и отправился на базу. Третий летчик старший лейтенант Киселев пропал без вести…

Как потом оказалось, Туоминену удалось повредить И-16 Киселева, после чего тот совершил вынужденную посадку на лед Финского залива в районе острова Суурсаари. После этого «Гладиатор» сделал еще несколько заходов, расстреливая неподвижный советский истребитель. Поскольку «ишак» политрука Астахова в момент штопорирования тоже выглядел как сбитый, Туоминену были засчитаны две победы.

Помимо «Гладиаторов» в середине февраля в финскую авиацию начали поступать монопланы «Фиат» G-50 «Фреччиа», контракт на поставку которых был заключен еще 23 октября 1939 г. Этот истребитель фактически создавался в пику И-16, по итогам анализа боевого опыта гражданской войны в Испании, являясь одним из результатов программы по укомплектованию Реджиа аэрона-утики новыми монопланами. Предпочтение итальянцев было в итоге отдано истребителю MC-200, а «Фиат» после укомплектования нескольких собственных подразделений стал предлагаться на экспорт. Машина развивала максимальную скорость 473 км/ч и была, как и легендарный CR-32, вооружена двумя 12,7-мм крупнокалиберными пулеметами. 11 февраля в Финляндию прибыл первый экземпляр. «Фиатами» вооружили LLv-26.

В том же месяце было начато укомплектование подразделения LLv-28 истребителями «Моран» MS.406С1. Таким образом, у «ишака» появились те же противники, что и у его «коллеги» Bf-109. Франция безвозмездно передала финнам 36 истребителей. Первые машины начали прибывать 4 февраля.

10 февраля истребители LLv24 атаковали в районе Лаппенранты большую группу бомбардировщиков (61 СБ из 16-й авиабригады), которую сопровождали 4 И-153 и 7 И-16 149-го иап. Изначально в эскорт входило 14 «ишаков», однако шесть из них по дороге потеряли ориентировку и вернулись на базу, а у И-16 старшего политрука Захарова возникли проблемы с мотором. Финны записали на свой счет три победы над бомбардировщиками, но при этом «Фоккер» старшины Вяйне Иконена был поврежден истребителем лейтенанта Авдиевича и совершил вынужденную посадку в районе поселка Симола.

Тем временем 11 февраля войска Северо-Западного фронта после мощной артподготовки перешли в очередное наступление. После трехдневных боев им удалось наконец прорвать линию Маннергейма в западной ее части и продолжить наступление на Виипури.

13 февраля 1-я эскадрилья 149-го иап лишилась сразу нескольких И-16, причем совсем не по боевым причинам. После первого вылета четырех звеньев на прикрытие бомбардировщиков в районе Выборга при заходе на посадку потерпел катастрофу истребитель начальника связи эскадрильи лейтенанта Анатолия Мурашова. Ошибившись в расчетах, летчик преждевременно потерял скорость, и его истребитель, зацепив деревья, рухнул в лес. В ходе второго вылета в тот же день прикрываемая истребителями 149-го полка группа СБ из 31-го сбап потеряла ориентировку и по ошибке завела эскорт в Эстонию. В резуль тате 5 И-16 из-за выработки горючего совершили там вынужденные посадки. К 14 фе враля в 1-й эскадрилье полка осталось всего 8 исправных «ишаков»[74].

18 февраля шестерка пушечных И-16 тип 27 совместно с таким же количеством бипланов И-153 на участке Коувола – Лаппеенранта атаковали пять финских железнодорожных эшелонов, один из которых, по советским данным, был подожжен.

19 февраля над железнодорожной станцией Хеиньоки И-16 из 25-го иап был сбит «Фоккер» FR-80 датского добровольца лейтенанта Эрхарда Фрийса из LLv24. Летчик погиб.

Советские летчики продолжали нести большие потери от погодных условий. Так, 21 февраля 149-й иап лишился сразу пяти самолетов и трех летчиков. Во время вылета на сопровождение бомбардировщиков большая группа из 9 И-16 и 10 И-153 попала в снежную пургу. В результате во время посадки «ишак» помощника командира полка майора Кулдина потерпел катастрофу. А И-16 старшего лейтенанта Пиндюкова потерял ориентировку и врезался в лед Финского залива в 15 км от аэродрома. Правда, летчик при этом практически не пострадал. А вот три «Чайки» из 2-й эскадрильи разбились вместе с пилотами[75].

Довольно ожесточенные бои в финском небе имели место в последнюю неделю месяца.

25 февраля «ишаки» впервые столкнулись с новыми «Фиатами». В этот день 9 советских истребителей, в том числе 6 И-16 из 149-го иап, отправились на штурмовку финских эшелонов восточнее Коуволы. При подлете к цели летчики заметили в воздухе на разной высоте сразу несколько групп вражеских истребителей, в том числе два звена «Гладиаторов» и два моноплана неизвестной конструкции, с убирающимися шасси. «Ишаки» и «Чайки» бросились в бой, который вскоре распался на отдельные схватки на разных высотах. По итогам боя пилоты 149-го иап заявили о четырех победах: трех над бипланами и одной над «монопланом с убирающимся шасси». На самом деле финны потерь не понесли, в то же время прапорщик Сихво на «Гладиаторе» с близкого расстояния обстрелял один И-16 лейтенанта Н.И. Павличенко, который получил повреждения и совершил вынужденную посадку на брюхо на лед Финского залива в 4 км севернее Курголово.

26 февраля южнее города Коувола три истребителя LLv26 вступили в бой с группой советских бомбардировщиков и истребителей. Лейтенант Олли Пухакка заявил, что сбил один И-16. Однако на самом деле советский истребитель получил повреждения, но все же смог вернуться на базу. В тот же день прапорщик Лаутамяки на «Гладиаторе» в районе железнодорожной станции Хеиньоки сбил один И-16, а в районе Иммолы совершил вынужденную посадку «Фоккер» F-85 сержанта Тауно Каармы, поврежденный в бою с «ишаком» из 68-го иап[76].

Наиболее успешным днем за всю кампанию для советских истребителей стало 29 февраля. Утром «Гладиаторы» из LLv26 вместе с «Фоккерами» по тревоге поднялись с аэродрома Руоколахти. Однако встретить противника им так и не удалось, и они повернули обратно. Уже на подходе к базе бипланы были внезапно атакованы одиночным И-16, который с первого же захода сбил «Гладиатор» сержанта Пентти Косолы.

В 12.00 в Руоколахти получили сообщение о том, что к городу Антреа, расположенному в 45 км к востоку, приближается группа из 21 бомбардировщика. Когда истребители только начали взлетать, над аэродромом внезапно появились 6 И-153 и 18 И-16 из 68-го иап. В результате сразу после взлета были сбиты 3 Гладиатора», а потом в воздушном бою еще два, а также 1 «Фоккер». Финнам же удалось сбить всего один «ишак», пилот которого старший лейтенант Ефимов погиб. Три финских и один датский летчик погибли, еще один получил ранения. После этого случая командование финской авиации попросту запретило использовать «Гладиаторы» в качестве истребителей.

В начале марта вся финская авиация была брошена против колонн пехоты, танков и автомобилей, двигавшихся по льду Финского залива. Периодически истребителям приходилось вступать и в воздушные бои с И-16, которые прикрывали свои войска. Так, 5 марта был подбит «Фоккер» FR-76 сержанта Мауно Фрянтиля, который смог совершить вынужденную посадку на нейтральной территории. Впоследствии этот самолет был захвачен советскими войсками и доставлен в СССР. А через несколько дней уже финнам удалось сбить один И-16.

13 марта между Советским Союзом и Финляндией было заключено перемирие. Очередная военная кампания с участием «ишаков» закончилась. Причем закончилась отнюдь не блестяще.

Главными показателями слабой эффективности советских истребителей были низкие потери финской авиации и в то же время огромные потери своих бомбардировщиков. И это при достаточно большом количестве самолетовылетов, большая часть которых была выполнена попросту вхолостую[77]. Всего было сбито 113 самолетов СБ, еще 27 машин «пропало без вести», и сорок одна была повреждена и требовала заводского ремонта. Небоевые потери составили 72 СБ, а общая убыль 253 самолета! Что касается других двухмоторных бомбардировщиков – ДБ-3, то их потери составили 91 машину, в том числе пятьдесят шесть по боевым причинам. Таким образом, всего ВВС РККА потеряли над Финляндией 334 бомбардировщика. Общие же потери составили, по разным данным, от 554 до 582 самолетов всех типов. Точное число сбитых в боях И-16, увы, до сих пор неизвестно.

Финская авиация лишилась 71 самолета, еще шесть потеряла шведская добровольческая группа. При этом число потерянных по боевым причинам истребителей составило 33 штуки, в том числе 14 «Гладиаторов», 11 «Фоккеров», по 3 «Бульдога» и «Фиата» и по 1 «Морану» и «Харрикейну»[78].

Оглавление книги


Генерация: 0.053. Запросов К БД/Cache: 0 / 0