Глав: 15 | Статей: 60
Оглавление
«Признаться, война на Халхин-Голе началась для нас неудачно, – вспоминал советский летчик Георгий Приймук. – Мы, по существу, были к ней не готовы. Первый бой, состоявшийся 27 мая, наша эскадрилья проиграла вчистую. Мы еще не умели вести атаку, да и материальная часть оказалась неисправной». Для германских истребителей первая кампания против Польши тоже не оказалась легкой прогулкой.

Этот труд является логическим продолжением ранее вышедшей книги «Ишак» против мессера», повествовавшей о создании и начале боевой карьеры двух наиболее известных истребителей конца 30-х – начала 40-х годов ХХ века: советского И-16 и немецкого Bf-109. На основе рассекреченных архивных документов, воспоминаний очевидцев и других источников в книге впервые показаны истинные масштабы ожесточенной борьбы между советскими и японскими истребителями в небе над Халхин-Голом, а также подлинные причины разгрома ВВС РККА в финском небе.

Что касается люфтваффе, то в работе впервые приведена подробная, фактически ежедневная хроника боевой работы немецких истребителей в ходе первых военных кампаний вермахта. Причем не отдельных асов, а именно боевых подразделений: эскадрилий и авиагрупп. Авторы развенчивают распространенный миф о том, что воздушная война на Западе в 1939–1940 годах была легкой прогулкой для германских летчиков.
Дмитрий Дёгтевi / Юрий Борисовi / Дмитрий Зубовi

Силами одной авиагруппы

Силами одной авиагруппы

Всего через месяц после того, как отгремели воздушные бои в Финляндии, уже мессеру предстояло повоевать в небе Северной Европы. К апрелю 1940 г. Германия уже семь месяцев находилась в состоянии войны с Великобританией и Францией, которую из-за ее пассивного характера с легкого пера журналистов окрестили «странной» или «сидячей» войной. Западные союзники ограничивались морскими операциями и борьбой в воздухе. Дания и Норвегия после начала Второй мировой войны заявили о своем нейтралитете.

Эти страны, в особенности Норвегия, напрасно надеялись, что им удастся остаться в стороне от разгорающегося мирового пожара. Достаточно взглянуть на карту, как сразу же становится понятно, насколько их надежды призрачны. Силы, базирующиеся на норвежском побережье, могут весьма существенно угрожать флангу основной английской военно-морской базы в Скапа-Флоу. Немецким кригсмарине, действующим в Атлантике, значительно выгоднее базироваться на норвежское побережье, чем на побережье Германии. Есть и еще один фактор, правда, на первый взгляд не столь очевидный, благодаря которому норвежские воды приобретают для Германии важное значение. На расстоянии примерно 1000 миль от Эгерсунда до Нордкапа вдоль побережья Норвегии проходит фарватер между материком и многочисленными прибрежными островами. Этот фарватер, известный под названием Лидс, служит Норвегии внутренним морским путем со времен викингов. Германия не упустила возможности воспользоваться им как во время Первой, так и во время Второй мировой войны. Немецкие корабли и суда пересекали Скагеррак и Каттегат под прикрытием своей авиации, входили на фарватер Лидс и следовали по нему до пункта, который избирали для выхода в Атлантику.

Планируя вторжение во Францию, немцы беспокоились, что англо-французские войска могут занять Данию и Норвегию и получить хороший плацдарм для превентивной атаки по Германии. Кроме того, оккупация Норвегии Великобританией и Францией для Германии означала бы фактическую блокаду своего ВМФ и прекращение поставок ценнейшего стратегического сырья – железной руды (ежегодно порядка 11 млн т)[79]. С другой стороны, для Германии захват Норвегии означал бы не только решение вышеуказанных проблем, но и приобретение военно-морских баз, которые можно было бы использовать для операций в Атлантике.

Беспокойство немцев насчет высадки англо-французских войск в Норвегии имело веские основания – начиная с сентября 1939 г. Черчилль и Даладье неоднократно высказывались за ввод войск в Норвегию.

Гросс-адмирал, главнокомандующий кригсмарине, Эрих Редер уже давно обращал внимание Гитлера на Норвегию. При этом он отмечал, что ее нейтралитет выгоден Германии, при условии, конечно, если Англия не нарушит его. Однако, понимая, что Англия не оставит надолго незакрытой брешь в созданном ею кольце блокады, Редер приказал морскому штабу разработать план операции по вторжению в Норвегию, в случае если это окажется необходимым. Пытаясь достичь цели мирным путем, Редер организовал встречу между Гитлером и прогермански настроенным создателем и лидером норвежской ультранационалистической партии «Национальное собрание»[80] (Nasjonal Samling) Видкуном Квислингом, которого ошибочно считал способным оказать влияние на норвежский парламент. Однако зимой события развернулись вопреки ожиданиям Редера. Вместо того чтобы оказать помощь Германии, Квислинг начал просить об оказании помощи ему самому[81]. В декабре 1939 г. немецкое командование утверждает план вторжения в Норвегию и Данию под кодовым названием «Везерюбунг», ранее разработанный как альтернативное решение скандинавского вопроса.

Тем временем 6 января 1940 г. британское правительство предъявило Норвегии и Швеции ноту, в которой содержалось требование покончить с германским судоходством в их территориальных водах. Советско-финская война 1939–1940 гг. стала для союзников поводом для начала подготовки ввода войск в Северную Норвегию и Швецию, естественно под предлогом оказания помощи Финляндии, при этом из англо-французского экспедиционного корпуса меньшая часть (всего одна дивизия) предназначалась непосредственно для Финляндии, остальные войска должны были контролировать порты и транспортные пути, использовавшиеся для перевозки руды. 5 февраля министр иностранных дел Великобритании объявил норвежскому и шведскому послам о намерении прекратить экспорт руды в Германию, но 12 марта между Финляндией и Советским Союзом был заключен мир, и эти планы союзников отодвинулись.

Некоторое время в Скандинавии царил мир, однако произошедший 16 февраля 1940 г. инцидент с немецким вспомогательным судном, танкером «Альтмарк», взорвал обстановку.

Корабль, сопровождавший и дозаправлявший карманный линкор «Адмирал граф Шпее», после гибели последнего направлялся из Южной Атлантики на родину, имея на борту около 300 пленных – членов команд потопленных рейдером судов.

Преследуемый британскими эсминцами, он попытался укрыться в Ессинг-фьорде в юго-западной части Норвегии. Британский эсминец «Коссэк», войдя в бухту вслед за «Альтмарком», применил с прямой санкции Черчилля силу – высадил на него абордажную команду и освободил пленных, несмотря на то что вблизи находились норвежские военные корабли. Во время этой акции погибло семь немцев. Команда была оставлена на судне, «Альтмарк» в ходе нападения сел на камни, но впоследствии смог самостоятельно добраться до немецкого порта.

Правительство Норвегии заявило протест британским властям, но последние заявили, что имело место лишь «чисто техническое» нарушение нейтралитета.

Следует иметь в виду, что незадолго до этого имел место сходный случай: в норвежские воды вошло захваченное карманным линкором «Дойчланд» американское судно «Сити оф Флинт» с немецкой абордажной командой на борту. Тогда норвежские власти немцев интернировали, а судно отпустили.

Для немецкой стороны бездействие норвежских кораблей во время захвата «Альтмарка» стало явным свидетельством того, что, защищая свой нейтралитет от Германии, Норвегия готова терпеть вмешательство Великобритании. Через несколько дней, 21 февраля Гитлер приказал начать подготовку операции по захвату Норвегии. Командующим немецкими войсками в этой операции был назначен командир XXI армейского корпуса генерал Николаус фон Фалькенхорст.

Операция по захвату Норвегии и Дании является одной из самых интересных кампаний Второй мировой войны. Она противоречила всем принципам военно-морской стратегии, за исключением одного – внезапности. Силам вторжения предстояло пересечь море, контролируемое самым мощным флотом в мире, и высадить войска в различных, далеко отстоящих друг от друга пунктах, удаленных от немецких баз почти на 1000 миль. Немецкие войска должны были занять плацдармы, укрепиться на них и подготовиться к отражению неизбежных контратак английских сил. Захват Норвегии был блестяще осуществленной комбинированной десантной операцией, фактически не имевшей аналогов в прошлом. Она была основана на тесном взаимодействии трех родов вооруженных сил: авиации, военно-морского флота и сухопутных войск.

Оперативный план предусматривал внезапный захват стратегических пунктов Норвегии силами шести дивизий вермахта при поддержке флота и люфтваффе. После этого следовало, перебросив тяжелую технику, захватить коммуникации внутри страны, привести норвежскую армию к капитуляции и приготовиться к отражению возможного англо-французского десанта. Как сообщалось выше, главная трудность заключалась в большой удаленности северной части Норвегии от германских баз. Фактически единственным путем для доставки войск был морской, и поэтому основная тяжесть операции легла на флот. Было сформировано шесть групп, предназначавшихся для захвата портов Нарвик, Тронхейм, Берген, Христиансанд, Арендаль, Эгерсунд и Осло. Ос новные же войска должны были доставить 23 транспорта в составе трех эскадр. В первом эшелоне вторжения было около 30 тысяч человек, всего же в ходе операции немцы перебросили в Норвегию около 200 тысяч солдат. С воздуха операцию, несмотря на ожидавшееся начало наступления на Западном фронте и ограниченное число пригодных для базирования площадок на норвежской территории, обеспечивало около 1300 самолетов Х авиакорпуса люфтваффе.

Деятельность немецкой авиации в ходе Норвежской кампании имела свои характерные особенности. Авиации пришлось решать широкий спектр задач: завоевание господства в воздухе, оказание поддержки наземным войскам, изоляция района боевых действий, борьба с ВМФ противника, перевозка войск и их снабжение. Люфтваффе, вне всякого сомнения, оказывало наибольшее, если не решающее, влияние на ход всей кампании.

Транспортную и бомбардировочную авиацию Х авиакорпуса прикрывала одна-единственная авиагруппа одномоторных истребителей – II./JG77. По состоянию на 5 апреля она располагала 37 Bf-109E-3 и E-1, из которых лишь двадцать девять были боеготовыми.

Сразу после начала операции группа заняла аэродром под датским городом Ольбург, а два дня спустя, 11 апреля, как только появилась возможность, перебазировалась уже в Норвегию на аэродром Кристиансанд-Кьевик. Однако 4-я эскадрилья практически сразу же вернулась назад для прикрытия с воздуха карманного линкора «Лютцов», который возвращался на базу из-за полученных боевых повреждений.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.040. Запросов К БД/Cache: 0 / 0