Глав: 15 | Статей: 60
Оглавление
«Признаться, война на Халхин-Голе началась для нас неудачно, – вспоминал советский летчик Георгий Приймук. – Мы, по существу, были к ней не готовы. Первый бой, состоявшийся 27 мая, наша эскадрилья проиграла вчистую. Мы еще не умели вести атаку, да и материальная часть оказалась неисправной». Для германских истребителей первая кампания против Польши тоже не оказалась легкой прогулкой.

Этот труд является логическим продолжением ранее вышедшей книги «Ишак» против мессера», повествовавшей о создании и начале боевой карьеры двух наиболее известных истребителей конца 30-х – начала 40-х годов ХХ века: советского И-16 и немецкого Bf-109. На основе рассекреченных архивных документов, воспоминаний очевидцев и других источников в книге впервые показаны истинные масштабы ожесточенной борьбы между советскими и японскими истребителями в небе над Халхин-Голом, а также подлинные причины разгрома ВВС РККА в финском небе.

Что касается люфтваффе, то в работе впервые приведена подробная, фактически ежедневная хроника боевой работы немецких истребителей в ходе первых военных кампаний вермахта. Причем не отдельных асов, а именно боевых подразделений: эскадрилий и авиагрупп. Авторы развенчивают распространенный миф о том, что воздушная война на Западе в 1939–1940 годах была легкой прогулкой для германских летчиков.
Дмитрий Дёгтевi / Юрий Борисовi / Дмитрий Зубовi

Е-2 – Е-9

Е-2 – Е-9

Единственным документом, подтверждающим существование серии Е-2, является приемочный акт словацких ВВС. В нем сообщается о приемке 14 Bf-109E разных модификаций, в том числе двух Bf-109E-2. Нет никаких сомнений в том, что оба указанных там Bf-109E-2 представляли собой два прототипа, о которых упоминалось выше. Однако неизвестно, были ли эти самолеты по-прежнему вооружены пушкой MG С/3, когда их во второй половине 1942 г. передавали ВВС Словакии. Скорее всего, вооружение самолетов было самым обычным и состояло из двух пушек и двух пулеметов.

Следующий вариант «Эмиля» – Bf-109Е-7 – был «рожден» в сентябре 1940 г. и обладал рядом визуальных особенностей. Первое, что бросалось в глаза, – это наличие подвесного сбрасываемого топливного бака емкостью 300 л (внутреннего 400 л), что позволяло продлить время полета на 40 минут (для двигателя DB 601А, работающего на 80 % мощности на высоте 4000 м). Bf-109E-4 стандартно оснащался двигателем DB 601N, но на практике встречались самолеты и с DB 601А. Причиной тому были как некоторый дефицит новых моторов, так и позднейшая переделка старых «Эмилей» к стандарту Е-4/Е-7 во время ремонта.

Прототип этого варианта собрали на заводе «Арадо», в архивах которого отмечен выпуск одного Е-7 в период май – июнь 1940 г. Все указывает на то, что прототипом стал Bf-109E-3 с W.Nr. 1361, на который установили двигатель DB 601N, а также наружный пилон для ПТБ. Самолет с W.Nr. 1361 испытывался в Рехлине уже в июле 1940 г. Это свидетельствует о том, что, вопреки общепринятому мнению, идея оснастить мессер подвесным баком появилась у немецких специалистов раньше, чем был проанализирован опыт Французской кампании 1940 г.[85]

Выпуск Е-7 начали на заводах «Мессершмитт» в Аугсбурге, «Эрла» в Лейпциге и WNF в Вене в сентябре 1940 г. Вскоре к выпуску присоединились заводы «Физелер» в Касселе и «Арадо» в Варнемюнде. Выпуск Bf-109Е-7 планировалось продолжать до марта 1941 г., но из-за программы переделки старых самолетов до стандарта Е-7 последние машины этого типа поступали в части и в ноябре 1941 г. Всего же было собрано не менее 750 машин этого варианта. За 1941 г. известны только суммарные данные по Е-7 и Е-9. Было произведено 437 машин из 440 заказанных. Общий выпуск составил 788 самолетов обоих вариантов. С точки зрения массовости серии это был третий по многочисленности самолет после Е-1 и Е-3.

Bf-109E-7 стал первым мессером, в конструкцию которого внесли множество новых конструктивных решений, отработанных в ходе разных программ модернизации.

В самом конце 1940 г. начался, например, выпуск версии Bf-109E-7/Z, на которой устанавливалась система GM1 (G?ring Mischung 1), позволяющая на некоторое время (не более 10 минут) повысить высотные характеристики двигателя путем впрыска закиси азота во входной канал турбонаддува. Она позволяла поднять мощность двигателя на 50 л. с. на высотах более 5000 м.

Идея использовать закись азота для поднятия высотности двигателей DB 601 была высказана летом 1940 г. Отто Луцем и осенью была опробована на одном из «Эмилей» в Рехлине. В ходе испытаний отмечался рост максимальной скорости на 60—100 км/ч на высотах 8000– 10 000 м, а скороподъемности на 2–3 м/с. Идея получила положительную оценку, и в декабре 1940 г. начался серийный выпуск системы GM1, причем минуя стадию так называемых войсковых испытаний. Параллельно рейхсминистерство авиации разместило заказы на производство нескольких десятков тонн закиси азота. Первый эшелон из 8 цистерн по 30 т каждая был готов к отправке уже 25 декабря 1940 г.

Несмотря на масштабную программу по подготовке и обучению, развернутую в Рехлине, освоение GM1 шло непросто. Однако ее все-таки удалось выполнить. Оборудование, необходимое для выпуска Bf-109E/Z прибыло на завод к 18 декабря, а к сборке первых самолетов приступили 20 декабря. Всего было выпущено 87 экземпляров. Последние 10 машин были готовы в марте 1941 г. Это были самолеты, переделанные из серийных Bf-109E-7/N. 5 машин этого типа, собранных в феврале, передали Японии и Советскому Союзу. От дальнейших работ в этом направлении отказались, поскольку началась подготовка к выпуску следующей модификации мессера.

Стоит заметить, что советских специалистов система GM1 особо не заинтересовала: одних смущала большая масса устройства (как-никак около 150 кг), другие и вовсе приняли GM1 за «химическое оружие». Видимо, не особо грамотных специалистов ввели в заблуждение кислородные маски, которыми комплектовались Bf-109.

Система подвески топливного бака была спроектирована так, что ее легко можно было превратить в пилон под 250-кг бомбу или под четыре 50-кг бомбы. Машины прежних серий, которые не имели подобного устройства, проходили переделку в заводских условиях. Поскольку вскоре после начала выпуска Е-7 люфтваффе приняло единую систему обозначений, дополнительный полевой и заводской комплект, соответственно модификации «Эмилей», получили новые обозначения. R1 и R2 стали именовать пилоны ETC 500 IXb и ETC50 VIIId соответственно, R3 – пилон для дополнительного бака, U1 – бронированный маслорадиатор под двигателем, U2 – бронированный картер двигателя и водяной радиатор под консолями крыла, U3 – разведывательная модификация «Эмиля» с двумя фотокамерами Rb12,5/30, a U4 – два фотопулемета BSK 16, установленные в консолях крыла на месте, предназначенном для пулеметов MG-17. Существовала еще одна модификация самолета, оснащенная пилоном SD-2. Такой пилон использовали в двух группах (по одной в составе JG52 и JG77), летавших на Bf-109E. Самолеты оборудовали пилонами в мае 1941 г., незадолго перед нападением на СССР. На практике все модификации «Эмилей», приспособленные нести бомбовую нагрузку, обозначали литерой «В».

Вероятно, в этой же системе были учтены и немногочисленные «Эмили», приспособленные на роль ночных истребителей. Эти самолеты оснащались радиомаяками ЕР-6, установленными в хвостовой части фюзеляжа и закрытые обтекателем. Довольно часто ночные истребители использовались в качестве ведущих машин в частях дневной истребительной авиации. Отдельные самолеты также оборудовали радиостанцией FuGVIIc вместо FuGVIIa. Она имела возможность работать совместно с радиостанцией FuGIIIa, которыми оснащались наземные пункты наведения. Такие машины внешне можно было отличить по двойной или тройной антенне.

Но еще до того, как начался выпуск Е-7, на заводе «Арадо» разработали версию «Эмиля», оснащенную четырьмя пулеметами MG-17 – Bf-109E-5. Он был создан на базе Е-1, конструкция которого была стандартизована. Но вскоре выяснилось, что люфтваффе не заинтересовано в так называемых пулеметных истребителях. Поэтому в конце мая было выпущено 29 машин Е-5 и выпуск их прекратили. Подобная судьба постигла и модификацию Е-6. Всего 9 таких самолетов выпустили с ноября 1940 г. по январь следующего. Вариант, оснащенный двигателем DB-601N, получил название Bf-109E-6/N.

Существовал также «легкий» вариант Е-7, получивший название Е-8. Bf-109E-8 также оснащался пилоном для подвесного бензобака и двигателем DB-601N. Было собрано всего 60 машин Е-8 на заводах «Физелер» и «Арадо» в сентябре – октябре 1940 г.

Модификации Е-5, 6 и 8 рассматривались в люфтваффе как разведчики.

Последним вариантом «Эмиля» был Bf-109E-9, выпуск которого начался в январе 1941 г. За месяц собрали 8 самолетов, после чего заказ на Bf-109E-9/N был аннулирован. Но производство самолетов этого типа продолжалось, поскольку в документах RLM отмечено, что весной 1941 г. завод WNF занимался выпуском Bf-109E-7, E-7/Z и E-9/N. Однако это были экземпляры, полученные в результате переделок старых машин, а не собранные изначально.

Bf-109E-9 нес тяжелое вооружение, но предназначался опять же для разведки. Конструкция самолета была стандартизована, то есть самолет оснащался дополнительным бензобаком и двигателем DB-601N. Кроме того, за бензобаком между вторым и третьим шпангоутом была установлена фотокамера Rb 50/30. Под камерой в фюзеляже имелся вырез без характерных для поздних модификаций обтекателей. Никаких других внешних отличительных признаков Е-9 не имел.

Несмотря на то что Е-9 выпускался в начале 1941 г., ни одна часть люфтваффе до середины 1941 г. этих самолетов не получала. Лишь 11-я эскадрилья ближней разведки Aufkl.Gr.14, действовавшая в Северной Африке, во второй половине получила Е-9 вместо старых бипланов Hs-126А. Этот факт можно объяснить тем, что Е-9 в документах могли выступать как Е-7. Такое предположение можно сделать на основании рапорта о повреждении Bf-109E-7 (W.Nr. 1299) из 4.(Н)/12, действовавшего на Средиземноморском ТВД в июне 1942 г.

Большое число «Эмилей» было в 1941 г. приспособлено для действий в тропических условиях. Основной моделью, переделываемой до стандарта trop, был Е-7. Кроме того, имелось некоторое количество Е-4, один Е-8, а позднее и Е-9. Однако приспособить «Эмиля» для тропиков оказалось не так просто.

В ходе подготовки высадки экспедиционного корпуса в Северной Африке выяснилась необходимость усилить наземные части авиацией, в том числе истребительной. Но тут выяснилось, что ни один немецкий самолет не приспособлен к эксплуатации в тропических условиях. Поскольку время уходило, было решено воспользоваться опытом итальянцев, с которыми немецкое командование вступило в оживленную переписку уже в сентябре 1940 г. Немцев интересовало все: и как уберечь экипажи от неблагоприятных погодных условий, и как камуфлировать самолеты. На основе полученной информации осенью того же года началась подготовка к действиям в Северной Африке.

Однако адаптация шла очень медленно. Несмотря на принятие так называемой «программы оси» (Achsenprogram), не удалось прийти к каким-либо практическим результатам. Например, Bf-109 должны были проходить доработку в мастерских в Беблингене с 4 ноября 1940 г., но к указанному сроку ни один самолет в мастерские доставлен не был. В третьей декаде октября был принят план, предусматривающий переделку 120 Bf-109E-7 и Е-8, но уже 30 октября цифра увеличилась в два раза.

В действительности же за первую половину 1941 г. удалось переделать всего лишь 50 истребителей, причем в большинстве своем это были старые машины, уже успевшие полетать. Первая партия Bf-109E/trop из 40 машин была готова в конце марта (в среднем на доработку одной машины требовалось два рабочих дня). 10 апреля переделанные самолеты поступили в I./JG27 и уже через неделю группа начала перебазирование в Северную Африку. Благодаря дополнительным воздушным фильтрам «Эмили» могли сравнительно свободно действовать над пустыней, в то время как у неприспособленных к тропическим условиям самолетов моторы вырабатывали ресурс примерно в два раза быстрее. Так, ресурс моторов DB-601A/N без фильтров составлял 40–50 моточасов, в то время как в обычных условиях моторы выдерживали 80—120 часов, а при идеальной эксплуатации и до 150 часов.

Решение привлечь к тропической программе завод «Физелер» в Касселе приняли лишь весной 1941 г. Прототипом для новой модификации стал Bf-109E-7 W.Nr. 4910, который доставили на государственные испытания в Рехлин. Они длились очень долго, и машину вернули на завод лишь в конце октября 1941 г. Однако серийного производства модификации Bf-109E/trop так и не начали, поскольку к тому времени выпуск «Эмилей» был окончательно свернут в пользу следующего варианта – Bf-109F. В конце лета 1941 г. было решено создать тропическую модификацию «Фридриха», в результате чего нужда в аналогично адаптированных «Эмилях» полностью отпала, хотя какое-то время еще продолжалась переделка старых машин, а выпуск новых был сокращен до минимума.

Несмотря на то что выпуск Bf-109E шел на шести заводах, в 1940 г. собрали только на 328 машин больше, чем в прошлом, то есть 1868 «Эмилей» разных вариантов. После того как в 1941 г. была закончена последняя серия из 437 машин, общий выпуск достиг цифры почти в 4000 экземпляров.

Эта модификация являлась лишь развитием легендарного истребителя, пик же его боевой карьеры еще был впереди.

Оглавление книги


Генерация: 0.045. Запросов К БД/Cache: 0 / 0