Глав: 15 | Статей: 60
Оглавление
«Признаться, война на Халхин-Голе началась для нас неудачно, – вспоминал советский летчик Георгий Приймук. – Мы, по существу, были к ней не готовы. Первый бой, состоявшийся 27 мая, наша эскадрилья проиграла вчистую. Мы еще не умели вести атаку, да и материальная часть оказалась неисправной». Для германских истребителей первая кампания против Польши тоже не оказалась легкой прогулкой.

Этот труд является логическим продолжением ранее вышедшей книги «Ишак» против мессера», повествовавшей о создании и начале боевой карьеры двух наиболее известных истребителей конца 30-х – начала 40-х годов ХХ века: советского И-16 и немецкого Bf-109. На основе рассекреченных архивных документов, воспоминаний очевидцев и других источников в книге впервые показаны истинные масштабы ожесточенной борьбы между советскими и японскими истребителями в небе над Халхин-Голом, а также подлинные причины разгрома ВВС РККА в финском небе.

Что касается люфтваффе, то в работе впервые приведена подробная, фактически ежедневная хроника боевой работы немецких истребителей в ходе первых военных кампаний вермахта. Причем не отдельных асов, а именно боевых подразделений: эскадрилий и авиагрупп. Авторы развенчивают распространенный миф о том, что воздушная война на Западе в 1939–1940 годах была легкой прогулкой для германских летчиков.
Дмитрий Дёгтевi / Юрий Борисовi / Дмитрий Зубовi

Авиация союзников перед схваткой

Авиация союзников перед схваткой

Как сообщалось выше, Норвежская кампания являлась по своей сути обеспечивающей операцией в первую очередь для Французской кампании, которая началась 10 мая 1940 г. Начало наступления, первоначально запланированного на ноябрь 1939 г., многократно переносилось как по политическим, так и по военным причинам.

Французская кампания состояла из двух этапов, носящих условные названия «Гельб» и «Рот». Первый начался с прорыва вермахта через территорию Нидерландов и Бельгии. Целью операции было не дать английскому экспедиционному корпусу и французским войскам, расположенным на севере страны, прийти на помощь Голландии. Поскольку объединенные войска союзников занимали подготовленные позиции, немцы нанесли основной удар в обход главных сил противника и, прорвав оборону, направили свой механизированный клин к северу. Таким образом, Нидерланды и значительные англо-француз ские силы оказались отрезаны и были уничтожены, прежде чем началось осуществление плана «Рот».

В рамках последнего части вермахта форсировали реку Сомму и нанесли удар в сердце Франции. Для достижения задуманного результата немецкие войска были разделены на две части, каждой из которых придавался воздушный флот: 1-й и 3-й.

Для вторжения во Францию были собраны почти все части люфтваффе, оснащенные мессерами. Как известно, II./JG77 в это время находилась в Норвегии, а Stab. и II./JG3 (49 машин, из них 39 боеготовых, по состоянию на 10 мая) были задействованы в системе ПВО Берлина.

Объективные предпосылки к тому оголению тылов были созданы в Москве еще в конце августа 1939 г. пактом Молотова – Риббентропа.

23 ноября 1939 г., вдохновляя своих генералов перед большим наступлением на Западном фронте, Гитлер имел все основания заявить, что «произошло то, чего мы желали с 1870 г. и фактически считали невозможным. Впервые в истории нам приходится воевать только на одном фронте, никакой другой фронт нас сейчас не сковывает…». «Другой фронт», то есть СССР, казался Гитлеру и оказался на самом деле настолько безопасным, что германское командование смогло сосредоточить для нападения на Францию практически все наличные силы, в том числе почти всю боеспособную авиацию.

Всего вдоль Западного вала на фронте протяженностью около 300 км были сосредоточены 27 истребительных авиагрупп, разделенных примерно поровну между 2-м и 3-м воздушными флотами. За редким исключением, когда штаб группы напрямую взаимодействовал со штабом воздушного корпуса, действиями групп управляли шесть объединенных штабов или командования истребительной авиации (Jagdfliegerfuehrer, сокр. Jafu).

Численность и состав подразделений см. в таблице.

Что же могла противопоставить воздушному кулаку из 874 одномоторных немецких истребителей, призванных молниеносно завоевать господство в воздухе, авиация Нидерландов, Бельгии, Франции и английского экспедиционного корпуса? Какое же количество истребителей могли они выставить против 27 групп люфтваффе, оснащенных, за редким исключением, Bf-109Е? И что могли они в свете тезиса: «исход боя решается не столько качествами самолета, сколько умением их использовать»?

Королевские ВВС Нидерландов (Koninklijke Luchtmacht) на 10 мая 1940 г. обладали 32 (из них 28 боеготовых) истребителями собственной разработки «Фоккер» D.XXI. Они находились в составе трех эскадрилий (Jachtvlie gtuigafdeling, сокр. JaVa). JaVa1, базирующаяся в крупнейшем аэропорту Де Коой возле Ден-Хельдера в Северной Голландии, имела 12 машин, JaVa 2 в аэропорту Амстердам-Схипхол – 11 машин и JaVa 5 в Гаага-Упенбург – 9 машин.

По внешнему виду и по летно-тактическим характеристикам «Фоккер» представлял собой аналог ранних модификаций советского И-16. Сравнивать его с Bf-109Е по летно-техническим данным неуместно, поскольку эти машины относятся к разным поколениям истребителей, достаточно лишь сказать, что максимальная скорость мессера превышала аналогичный показатель D.XXI более чем на 100 км/ч. Единственным преимуществом «Фоккера» перед Bf-109E была отличная горизонтальная маневренность, но время боев на виражах, увы, уже закончилось.

Таким образом, мессерам предстояло столкнуться с такими же истребителями, которые еще недавно были главным противником «ишака» в «зимней войне».

Бельгийская авиация насчитывала три авиакрыла. Истребительные части находились в составе 2-го авиакрыла (R?giment d’A?ronautique), которое насчитывало три авиагруппы (Groupe). В составе каждой были две эскадрильи (Escadrille). Численность истребительной авиации составляла 79 самолетов.

Боевой состав истребительных частей ВВС Бельгии по состоянию на 10 мая 1940 г.



Бельгийские истребители, как и голландские, за исключением разве что «Харрикейнов», и то с большой натяжкой, не могли тягаться с мессерами.

Лучший на тот момент германский ас Вернер Мёльдерс, облетав летом 1940 г. захваченный во Франции «Харрикейн», оставил о нем такой отзыв: «Харрикейн» – это летающая баржа с убирающимся шасси. Хотя он хорошо летает, устойчив на вираже, но по своим боевым характеристикам безнадежно уступает нашим Bf-109: руль направления ходит тяжело, самолет вяло слушается элеронов». Солидарен с Мёльдерсом был и советский авиаконструктор А.Н. Яковлев: «Эти «Харрикейны» никак не могли сражаться с «Мессершмиттами»[104]. От себя согласимся с этим постулатом, но лишь отчасти и с уточнением – в условиях и при той тактике, что были в мае – июне 1940 г.

Какими бы недостатками ни обладал «Харрикейн» – все они перекрывались его достоинствами. Несколько «лениво» реагирующий на отклонение элеронов, что затрудняло маневрирование на виражах, он превосходил мессер по живучести. «Харрикейн» выдерживал в бою большое количество попаданий. К тому же английский истребитель был исключительно устойчив при стрельбе, что облегчало прицеливание и ведение огня по маневрирующей цели.

Как известно, в период «странной» войны до весны 1940 г. активных боевых действий, кроме воздушных, на Западе не велось. Тем не менее с голландским и бельгийским нейтралитетом англичане и немцы особенно не считались, они регулярно прокладывали маршруты своих самолетов-разведчиков с заходом в воздушное пространство этих стран.

Голландским летчикам-истребителям нередко приходилось взлетать на перехват нарушителей границы, но почти всегда безрезультатно – не хватало «Фоккерам» скороподъемности. Только один раз лейтенант Ван-Оверест смог атаковать одиночный Не-111 над Фризскими островами и подбить его. Однако поврежденный немецкий разведчик ушел на германскую территорию.

В период «странной» войны Бельгия оказалась на стыке двух враждующих сторон и объявила себя нейтральной страной, что, в общем, не помешало ей уже 3 сентября 1939 г. начать мобилизацию. Истребительной авиации была поставлена задача охраны своего воздушного пространства, так как пролеты как германских, так и союзнических самолетов не были редкостью. Во исполнение этого приказа все наличные истребители были рассредоточены вдоль государственной границы.

Уже 6 сентября «Харрикейны» из эскадрильи 2/I/2 начали патрулирование восточной части границы, а 4/II/2 начала аналогичные полеты в западной части. А 9 сентября «Фиат» из 4/II/2 и пара фоксов из 5/III/2 перехватили над Арденнами группу британских «Уитли», возвращавшихся с боевого вылета. В коротком бою один бомбардировщик был сбит, а второй посажен на ближайший аэродром в Нивеллесе. Бывали в то время и встречи с немцами, чаще всего с разведчиками Do-17P.

Голландские и бельгийские летчики-истребители имели довольно неплохую летную и тактическую подготовку, но боевым опытом, тем более опытом воздушных боев с истребителями, большей частью не обладали.

Воздушная армия Франции (Arm?e de l’Air) являлась независимым видом вооруженных сил с 1 апреля 1933 г. Основной тактической единицей истребительной авиации была эскадра (Escadre), обычно состоявшая из двух авиагрупп (Groupe). После начала войны эскадры были переименованы в группировки (Groupements), а основной единицей стала считаться авиагруппа. Она состояла из двух эскадрилий (Escadrille), по 12 самолетов в каждой, еще несколько машин находилось в резерве, поэтому общая численность авиагруппы достигала 25–30 и более машин. Нумерация эскадрилий в авиагруппах была сквозной, то есть в состав первой авиагруппы входили 1-я и 2-я эскадрильи, в состав второй – 3-я и 4-я эскадрильи и т. д.

Название авиагруппы сокращенно обозначалось литерой «G», к которой добавлялись соответственно «С», «В» или «R», что указывало на ее принадлежность к истребительной, бомбардировочной или разведывательной авиагруппам. Их номера обозначались римскими цифрами, например GC III/5 – 5-я эскадрилья третьей истребительной авиагруппы. Помимо обычных дневных истребительных авиагрупп и эскадрилий, существовали и ночные (Groupe de Cliasse de Nuit, сокр. GCN), состоящие из эскадрилий (Escadrilles de Chasse de Nuit – ECN).

Территориально Франция была поделена на четыре воздушные зоны:

1) Оперативная Северная воздушная зона (Zone d’Operations Aeriennes Nord – ZOAN);

2) Оперативная Восточная воздушная зона (Zone d’Operations Aeriennes Est – ZOAE);

3) Оперативная Южная воздушная зона (Zone d’Operations Aeriennes Sud – ZOAS);

4) Оперативная Альпийская воздушная зона (Zone d’Operations Aeriennes des Alpes – ZOAA).

Боевой состав истребительных группировок и их распределение по воздушным зонам по состоянию на 10 мая приведены в таблице. Стоит заметить, что первый удар люфтваффе нанесло по ZOAN и частично по ZOAE, затем основная тяжесть боев полностью легла на 22-ю истребительную группировку из ZOAE.

На 10 мая 1940 г. воздушная армия имела порядка 850 истребителей в первой линии, из которых около шестисот были в боеготовом состоянии[105]. Заметим, что во французских ВВС была необычайно большая доля резервных самолетов. Еще в августе 1939 г., в ходе трехсторонних переговоров военных миссий Англии, Франции и СССР в Москве, являвшихся частью политических переговоров о заключении договора о взаимопомощи между этими странами, французы поразили наркома обороны СССР Климента Ворошилова своим мнением о том, что на один экипаж должно приходиться два самолета в бомбардировочной авиации и три – в истребительной. Другими словами, с началом боевых действий в строю в «первой линии» могло находиться не более трети истребителей, поступивших из промышленности в войска! Желание обеспечить возможность непрерывного и быстрого восполнения потерь привело к тому, что, несмотря на стремительный рост объемов производства (от 200 самолетов в месяц в 1939 г. до 500 самолетов в течение мая 1940 г.), французских истребителей «первой линии» оказалось значительно меньше, чем могло бы быть.

Английская авиация была представлена во Франции, согласно французскому историку Лиэ, 150 бомбардировщиками и 70 истребителями. Первые британские «охотники» пересекли Ла-Манш 9 сентября 1939 г. Это были четыре эскадрильи истребителей «Харрикейн». Несколько позже во Францию были переброшены еще две, оснащенные «Гладиаторами», и с этого момента вплоть до начала немецкого наступления на Западе состав английских истребителей там больше не менялся.

Организационно к 10 мая 1940 г. английские истребительные соединения во Франции были распределены между Британскими экспедиционными силами (BEF Air Component) и Передовыми воздушными ударными силами (Advanced Air Striking Force, сокр. AASF). В первом компоненте они должны были действовать в интересах сухопутных войск Британских экспедиционных сил и авиации, которая взаимодействовала с ними, а во второй – прикрывать эскадрильи Бомбардировочного командования, действовавшие с Британских островов и выполнявшие боевые задачи, поставленные Британским военным кабинетом.

Истребительные части Эйр-компонент включали в себя 85, 87, 607 и 615-ю Sqdn. «Харрикейнов». Две последние были перевооружены на «Харрикейны» в марте и в конце апреля соответственно. В состав AASF входили 1-я и 73-я Sqdn. «Харрикейнов». С началом боев во Францию срочно перебросили еще три эскадрильи «Харрикейнов»: 3-я и 79-я из них усилили Эйр-компонент, а 501-я Sqdn. была направлена в AASF.

Таким образом, непосредственно против люфтваффе было выставлено 9 эскадрилий «Харрикейнов», а несколько позже для Эйр-компонент было послано «маршевое пополнение» из нескольких десятков «Харрикейнов» для восполнения потерь.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.068. Запросов К БД/Cache: 0 / 0