Глав: 15 | Статей: 60
Оглавление
«Признаться, война на Халхин-Голе началась для нас неудачно, – вспоминал советский летчик Георгий Приймук. – Мы, по существу, были к ней не готовы. Первый бой, состоявшийся 27 мая, наша эскадрилья проиграла вчистую. Мы еще не умели вести атаку, да и материальная часть оказалась неисправной». Для германских истребителей первая кампания против Польши тоже не оказалась легкой прогулкой.

Этот труд является логическим продолжением ранее вышедшей книги «Ишак» против мессера», повествовавшей о создании и начале боевой карьеры двух наиболее известных истребителей конца 30-х – начала 40-х годов ХХ века: советского И-16 и немецкого Bf-109. На основе рассекреченных архивных документов, воспоминаний очевидцев и других источников в книге впервые показаны истинные масштабы ожесточенной борьбы между советскими и японскими истребителями в небе над Халхин-Голом, а также подлинные причины разгрома ВВС РККА в финском небе.

Что касается люфтваффе, то в работе впервые приведена подробная, фактически ежедневная хроника боевой работы немецких истребителей в ходе первых военных кампаний вермахта. Причем не отдельных асов, а именно боевых подразделений: эскадрилий и авиагрупп. Авторы развенчивают распространенный миф о том, что воздушная война на Западе в 1939–1940 годах была легкой прогулкой для германских летчиков.
Дмитрий Дёгтевi / Юрий Борисовi / Дмитрий Зубовi

10 мая: 305 потерянных немецких самолетов в день

10 мая: 305 потерянных немецких самолетов в день

В 4.30 передовые части танковых войск группы армий «А» пересекли границу с Люксембургом, в то время как самолеты люфтваффе атаковали цели на территории Бельгии и Нидерландов. А войска группы армий «В» ожидали приказа о начале вторжения. Дорогу на Льеж и Канал Альберта в Бельгии закрывал возведенный в 1935 г. форт Эбен-Емаэль. Командование союзных армий было уверено, что форт может оказывать сопротивление в течение нескольких дней. Однако в Эбен-Емаэль явно не хватало зенитных орудий, и он был захвачен врасплох, когда девять планеров рано утром 10 мая высадили десант прямо на форт.

Немецкие саперы начали методично взрывать стальные перекрытия, подбираясь к орудийным башням. На следующий день Эбен-Емаэль сдался. Во Франции 10 мая в 7.00 генерал Гамелен отдал приказ войскам начать осуществление плана «Диль». Ситуация развертывалась так, как он и ожидал. Генералы Корап (9-я армия) и Хюнцигер (2-я армия) двинули свои войска вперед.

Пехота Корапа переместилась к Маасу, а конница двинулась дальше – в Арденны. Некоторые пехотные дивизии отстали и должны были подойти лишь к 14 мая, но Корап рассчитывал, что немцы достигнут реки не ранее 16-го. В 9.00 10 мая войска Хюнцигера неожиданно столкнулись у Арлона с одной из танковых дивизий Гудериана. Подобная ситуация имела место и близ Эша, однако тем вечером движение французских частей остановилось на дороге, забитой примерно 25 тысячами мирных жителей – беженцев, пытавшихся покинуть зону военных действий.

Действия авиации союзников 10 мая были серьезно ограничены запретом Гамелена бомбить населенные пункты – он опасался ответных ударов со стороны люфтваффе. Британские бомбардировщики «Бэттл», пытавшиеся атаковать наступавшие колонны в Люксембурге, были встречены зенитным огнем и истребителями Bf-109. В результате из 32 самолетов тринадцать было потеряно, и остальным пришлось вернуться на базу, многие из них оказались сильно повреждены.

Первая боевая операция II. и III./JG26, а также приданной штабу эскадры III./JG3 имела место уже в 6.00 над территорией Голландии, где мессеры обеспечивали прикрытие десантных Ju-52/3m. На протяжении получаса полета было отмечено несколько стычек, в ходе которых немецкие летчики заявили о 7 сбитых голландских «Фоккерах» (моделей D.XXI и C.X), причем 3 победы записали на свои счета летчики 7-й эскадрильи JG3: унтер-офицер Матиас Машман, унтер-офицер Херберт Шпрингер и обер-лейтенант Отто Боехнер. Для всех троих эти победы стали первыми в их карьере.

Примерно в это же время над Де Коой произошел значимый воздушный бой, в котором сошлись Bf-109E из «палубной» 5./Tr.Gr.186 и оставшиеся в строю к этому времени 8 «Фоккеров» из JaVa1. Голландцы заявили о 5 сбитых истребителях противника, немцы о семи, правда, после уточнения лишь о четырех! Фактически для немецких летчиков стали сюрпризом слаженные действия тихоходных, но маневренных голландских машин! В итоге банальной недооценки противника немцы действительно потеряли 2 машины. Один летчик унтер-офицер Вальтер Рудольф тяжелораненым попал в плен, где 14 мая и умер, а второй на Bf-109E-3 (W.Nr. 1257; 1+), командир эскадрильи гауптман Дитер Робицш, также попал в плен, но был передан одной из британских частей. Позднее он был переправлен в Англию и окончание войны встретил в Канаде. Голландцы в результате этого боя потеряли лишь один «Фоккер» D.XXI (241), еще семь с различными повреждениями приземлились на своем аэродроме. Через час авиабаза в Де Коой подверглась штурмовке мессеров и сто десятых, в результате которой на земле были уничтожены еще три из оставшихся там «Фоккеров».

Несмотря на то что все описанные выше бои проходили в период 6.00—7.00, победы, одержанные пилотами мессеров не были первыми в новой войне. Принято считать, что первую воздушную победу в кампании одержал командир I./JG21 гауптман Фриц Ультш, сбивший в районе Синт-Трейден бомбардировщик «Бэттл».

Для групп, действующих под оперативным управлением штаба JG51: I./JG51, I./JG20, I./JG26 и II./JG27 Французская кампания началась также с первыми лучами солнца. Их задачей была атака трех голландских аэро дромов и зачистка воздушного пространства перед прибытием в тот район немецких десантников.

После высадки мессеры ушли на дозаправку и пополнение боезапаса, но в 7.40 снова были над районом боевых действий, прикрывая десант с воздуха. До конца дня эта группировка одержала 11 побед. Так, в I./JG51 отличились обер-лейтенант Рихард Леппла, обер-фельдфебель Оскар Сикинг и дважды лейтенант Ханс Штрель. В I./JG26 – будущий кавалер Рыцарского креста обер-лейтенант Йоханнес Зайферт. Во II./JG27 – лейтенант Эммерих Флюдер, обер-лейтенант Ханс-Кристоф Шёфер, унтер-офицер Херберт Кренц, унтер-офицер Хайнц Уебе, лейтенант Юлиус Науман и лейтенант Вернер Вензель.

Действия других групп, оснащенных мессерами, практически ничем не отличались от действий групп, которые были приведены выше, – завоевание превосходства в воздухе и обеспечение воздушного зонтика над частями вермахта.

По большому счету в этой кампании мессеры из-за недостаточной подготовки основной массы летчиков, отсутствия методологии применения легких истребителей и недостаточного оснащения машин для других действий выполняли только два основных вида боевых задач: «свободная охота» (freie Jagd) и «истребительный щит» (Jagdschutz). Первая была наиболее распространенной боевой задачей, основной целью которой было завоевать (расчистить) воздушное пространство для действий там ударных самолетов, причем их прикрытие или сопровождение в задачу не входило. Истребительный щит – выполнение патрулирования определенной зоны и обеспечение безопасного ее пролета другими самолетами люфтваффе. Эскортирование ударных самолетов стало применяться в этой кампании значительно позже и довольно редко, да и то такое сопровождение было видоизмененной формой патрулирования.

В первый день кампании I./JG1 действовала под управлением штаба JG27, то есть под командованием оберст-лейтенанта Макса Ибеля[106], как и I./JG27, I./JG21. Соединению Ибеля было поручено обеспечение воздушного зонтика над мостами через Канал Альберта и обеспечение пролета транспортников через эту зону.

I./JG27 выполнила свой первый боевой вылет в новой кампании уже на рассвете – 19 Bf-109E зачищали воздух перед прибытием около 40 десантных Ju-52/3m в район между Синт-Трейден (Нидерланды) и Тонгерен (Бельгия). Немецкие истребители доложили о встрече с 5 «Гладиаторами», но в действительности это были 2 патрульных «Фиата» CR-42 из 3/II/2 ВВС Бельгии, которые усилиями лейтенанта Эрвина Акстхельма и унтер-офицера Хенриха Бехера были сбиты.

В общей сложности 10 мая на Bf-109 была одержана 41 воздушная победа, потери при этом составили 8 машин, еще пять требовали ремонта, как и другие восемь, поврежденные по небоевым причинам. Стоит привести и другие цифры потерь люфтваффе за 10 мая (потеряно/ повреждено): двухмоторных бомбардировщиков Не-111, Do-17 – 95/30; штурмовиков Ju-87—9/1; ближних и дальних разведчиков – 25/3; транспортников Ju-52 – 157/—; прочих типов – 11/3. Таким образом, суммарно люфтваффе безвозвратно потеряло в течение одного дня 305 машин! Еще пятьдесят получили повреждения. Это были самые высокие суточные потери в германской авиации за всю войну.

Несмотря на сосредоточение всех сил, массированное применение авиации и частично достигнутую внезапность удара, техническое превосходство, потери немецкой авиации в самый же первый день наступления достигли рекордной отметки за всю историю Второй мировой войны. Причем львиную долю этих потерь нанесли люфтваффе голландцы!

Как известно, в первый день развернувшегося немецкого наступления важной целью немецкой авиации стала Голландия. Для захвата стратегических объектов на ее территории, включая и аэродромы с целью последующего их использования люфтваффе для броска на Запад, были использованы воздушно-десантные части при активной поддержке авиации. Английские исследователи Д. Ричардс и Х. Сондерс в классическом труде «Военно-воздушные силы Великобритании во Второй мировой войне (1939–1945)» отмечали: «Хотя налицо уже имелись явные признаки того, что основные силы противника наступают на Люксембург и Бельгию, наиболее тяжелая обстановка в первый день немецкого наступления сложилась в Голландии. Голландцы не были захвачены врасплох и оказали упорное сопротивление немецким воздушно-десантным войскам, пытавшимся захватить Гаагу».

Небольшая страна смогла противопоставить немецкому вторжению довольно мощную систему наземной ПВО (к маю 1940 г. имелось 355 огневых точек), которая, по сравнению с малочисленными голландскими ВВС, и стала главным препятствием для немцев.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.053. Запросов К БД/Cache: 0 / 0