Глав: 15 | Статей: 60
Оглавление
«Признаться, война на Халхин-Голе началась для нас неудачно, – вспоминал советский летчик Георгий Приймук. – Мы, по существу, были к ней не готовы. Первый бой, состоявшийся 27 мая, наша эскадрилья проиграла вчистую. Мы еще не умели вести атаку, да и материальная часть оказалась неисправной». Для германских истребителей первая кампания против Польши тоже не оказалась легкой прогулкой.

Этот труд является логическим продолжением ранее вышедшей книги «Ишак» против мессера», повествовавшей о создании и начале боевой карьеры двух наиболее известных истребителей конца 30-х – начала 40-х годов ХХ века: советского И-16 и немецкого Bf-109. На основе рассекреченных архивных документов, воспоминаний очевидцев и других источников в книге впервые показаны истинные масштабы ожесточенной борьбы между советскими и японскими истребителями в небе над Халхин-Голом, а также подлинные причины разгрома ВВС РККА в финском небе.

Что касается люфтваффе, то в работе впервые приведена подробная, фактически ежедневная хроника боевой работы немецких истребителей в ходе первых военных кампаний вермахта. Причем не отдельных асов, а именно боевых подразделений: эскадрилий и авиагрупп. Авторы развенчивают распространенный миф о том, что воздушная война на Западе в 1939–1940 годах была легкой прогулкой для германских летчиков.
Дмитрий Дёгтевi / Юрий Борисовi / Дмитрий Зубовi

11 мая: «Мы стреляли из пушек по воробьям!»

11 мая: «Мы стреляли из пушек по воробьям!»

11 мая на севере 5-я и 7-я танковые дивизии, входившие в состав XV моторизованного корпуса Гота, наступали на Динан; 6-я и 8-я танковые дивизии XLI моторизованного корпуса Рейнгардта двигались на Монтерме и Нузонвиль; XIX моторизованный корпус Гудериана, состоявший из 2, 1 и 10-й танковых дивизий, развивал наступление на Седан. Рейнгардт и Гудериан были объединены под общим началом генерала фон Клейста.

Немецкие инженерные части трудились не покладая рук. Они возводили мосты и расчищали дорогу двигавшимся через Арденны танкам. На участке наступления корпуса Гудериана 1-я танковая дивизия опрокинула 5-ю французскую легкую кавалерийскую дивизию, которая отошла к Семусу, несмотря на приказ Хюнцигера удерживать реку любой ценой. В сумерках 1-я танковая дивизия достигла предместий Буйона, но затем, обнаружив, что мосты разрушены, отошла.

Люфтваффе же продолжало «утюжить» голландские позиции на севере. Авиация же союзников пыталась бомбить мосты через Маас и Канал Альберта, но без особого успеха. Запоздалое требование Гамелена о поддержке со стороны французских ВВС дало лишь ограниченный эффект, причем атака была проведена не на том участке.

Тем временем британские войска окапывались на Диле, как и было запланировано, однако скорость немецкого наступления означала, что теперь маневр в соответствии с Планом «Диль» завершить было невозможно. В Нидерландах ситуация складывалась еще хуже. Голландская авиация была практически уничтожена – осталось всего 15 самолетов, да и те спешно приводились в более-менее боевое состояние, в то время как голландская армия отходила к Роттердаму.

Из-за того что в небе господствовали немецкие истребители, союзники имели лишь смутное представление об истинном размере сил противника, продвигавшихся через Арденны. Гамелен был полностью сосредоточен на ситуации на севере и не уделил достаточного внимания сообщениям о немецком наступлении на юге. Через два дня немецкие танковые колонны вышли к своим целям. Французы попытались укрепить свою оборону по линии реки Маас, но было уже слишком поздно.

Ударные самолеты люфтваффе атаковали не только голландские позиции на севере, они ранним утром 11 мая провели превентивные налеты на более двух десятков французских аэродромов. Наиболее успешной оказалась бомбардировка Do-17Z из II./KG2 «Хольц-хаммер» аэродрома Конде-Вро, в ходе которой на земле были уничтожены шесть и выведены из строя 12 «Бленхеймов» 114-й Sqdn. AASF. Серьезно поврежден оказался и сам аэродром, его постройки, подожжен склад нефтепродуктов. Таким образом, вся 114-я британская эскадрилья и ее авиабаза были практически выведены из строя в самом начале боевых действий.

11 мая I./JG1 продолжила выполнять задачу в виде «свободной охоты» по прикрытию мостов на Канале Альберта. Немецкая служба радиоперехвата сообщила истребителям о готовящемся вылете девяти бельгийских самолетов типа «Бэттл» из 5/III/3 под прикрытием «Гладиаторов» из 1/I/2 еще ночью. Для противодействия им примерно в шесть утра в воздух поднялись два звена из 1-й эскадрильи, ведомые лейтенантом Людвигом Францискетом и командиром подразделения гауптманом Вильгельмом Бальтазаром[107].

Боевой контакт истребителей противников произошел в районе Маастрихта, в результате которого немцы сбили сразу всех «Гладиаторов»! Первые победы одержали унтер-офицер Хайнц Гиллерт, лейтенант Гюнтер Эрвин Ман, лейтенант Людвиг Францискет и унтер-офицер Эмиль Кладе. А вот Бальтазар записал на свой счет сразу три победы!

Тем временем «Бэттлы», задержавшиеся со взлетом и уже потерявшие свой эскорт, на пути к мостам были еще и обстреляны бомбардировщиками (!) He-111, вследствие чего один самолет (код Т.60) был вынужден вернуться «домой». Затем над Хасселтом бомбардировщики были атакованы уже 1-й эскадрильей JG27, и ее командир, будущий кавалер Рыцарского креста гауптман Вольфганг Редлих[108] сбил одного (Т.58) из них в районе Тонгерена. Уцелевшие «Бэттлы» над целями попали под сильнейший зенитный огонь, в результате которого были потеряны еще 2 машины. Оставшиеся бомбардировщики неприцельно сбросили свои 50-кг бомбы и взяли курс на базу в Алтере. Долетели до нее только 3 самолета.

Между тем на обратном пути «боевой отряд» Бальтазара встретился с 13 французскими бомбардировщиками LeO-45 и дюжиной истребителей «Моран». Из-за малого запаса топлива немцы смогли выполнить только одну атаку с ходу и сбить один двухмоторный самолет. Отличился фельдфебель Ханс Рихтер. Однако впоследствии из-за этой задержки один из мессеров совершил вынужденную посадку вследствие нехватки топлива, летчик не пострадал, но самолет пришлось списать.

Бальтазар вывел свой отряд из боя и запросил помощи. Им на замену вскоре пришла 1-я эскадрилья JG53, летчики которой сбили 3 «Морана». Списки побед пополнили обер-фельдфебель Альфред Мюллер, обер-лейтенант Ханс Карл Майер и обер-фельдфебель Вальтер Гриммлинг.

Тем временем после отчаянной мольбы бельгийцев, потерявших шесть из девяти «Бэттлов» около Маастрихта, о помощи в разрушении мостов через Канал Альберта, эта же задача была поставлена 23 «Бленхеймам»

Mk. IV из 110-й и 21-й Sqdn. Однако из-за плотного зенитного огня немцев снова ни одна бомба не попала в цель, хотя несколько все же нанесли определенный урон моторизованной колонне на берегу. При выходе из атаки «Бленхеймы» сразу же попали под огонь мессеров из 3-й эскадрильи JG27. 110-я Sqdn. потеряла при этом 2 бомбардировщика. Один (N6208) был поврежден и совершил вынужденную посадку, второй (L9175) сбит – отличился командир подразделения, будущий кавалер Рыцарского креста обер-лейтенант Герхард Хомут.

Развертывание союзнических войск на позициях вдоль рек Маас и Диль, происходившее вечером 11 мая, прикрывалось с воздуха шестнадцатью эскадрильями «Харрикейнов» и тремя эскадрильями французских истребителей. С этой довольно крупной воздушной группировкой противника первыми примерно в 17.30 столкнулись летчики III./JG26.

Немцы практически в полном составе атаковали французских «Хоков» из GC 1/4, прикрывавшей колонну своих войск на дороге Антверпен – Бреда. В 15-минутном бою мессеры без потерь сбили 5 французских машин. На сей раз отличились фельдфебель Бернард Эберц, обер-лейтенант Георг Байер, майор Эрнст Хельмут фон Берг и известный в будущем ас лейтенант Йоахим Мюнхенберг.

Для JG51 боевая работа 11 мая началась только во второй половине дня. С рассвета над аэродромами базирования был туман и низкая облачность. В этот день первую свою победу во Второй мировой войне одержал командир эскадры оберст Теодор Остеркамп[109]. Его жертвой стал голландский двухфюзеляжный «Фоккер» G.la, который атаковал немецкую колонну на дороге Арнем – Амстердам. Остеркамп вспоминал: «Мой самолет легко пронзил слой облаков, лежавших внизу. Видимость была нулевой. Повинуясь шестому чувству, я посмотрел налево вниз и увидел, как там что-то мелькнуло и исчезло, затем снова появилось на секунду. Я слегка перекрыл дроссель и снизился. Теперь я шел почти над самой землей. На фоне неба я отчетливо разглядел его. Я летел, едва не задевая крылом верхушки деревьев. Самолет противника находился прямо передо мной в какой-то тысяче метров. Дьявольщина! Он шел на полной скорости. Я до отказа открыл дроссель – и за ним. Очевидно, он меня не видел и шел себе по прямой на высоте метров двести. Я постепенно сокращал дистанцию. От волнения меня прошиб пот, да так, что конденсат выпал на стеклах моих солнцезащитных очков.

Теперь я ясно видел силуэт двухмоторного голландского самолета. Мой самолет находился сзади и чуть ниже. Я слегка задрал нос моего истребителя, и голландец заполнил все поле зрения моего прицела. Я нажал все четыре гашетки. Какое-то время я видел только куски обшивки, отлетающие от самолета. Голландец завалился назад и рухнул вниз как комета. Mein Gott! Сбитый самолет пролетел так близко, что опалил огнем мой истребитель. Я сделал круг. У живой изгороди возле дороги валялась куча обломков, более мелкие части разлетелись во все стороны – там валялось шасси, там двигатель, там куски крыльев и фюзеляжа. Мне вспомнился случай, произошедший со мной на прошлой войне. Однажды я, вернувшись на базу, насчитал 68 пробоин в обшивке моего аэроплана. Тогда я поставил на каждую пробоину заплату из брезента, обвел их кружком и поставил у каждого дату. И все. А этот самолет рухнул вниз из-за одного попадания. Мы стреляли из пушек по воробьям!»

Следует отметить, что Остеркамп – «дядя Тео» – пользовался большой популярностью у летчиков-истребителей. Назначение Остеркампа 25 ноября 1939 г. на пост командира JG51 ознаменовалось двумя печальными событиями. На третий день после назначения один из самолетов из первой группы разбился в катастрофе, унеся с собой жизни нескольких школьников. Это происшествие и стоило должности командиру группы, майору Эрнсту Хельмуту фон Бергу, которого перевели в III./JG26. 2 февраля 1940 г. JG51 лишилась командира второй группы, майора Эрнста Бургаллера, который разбился вместе со своим истребителем в районе острова Констанц. Как полагали, причиной катастрофы стала поломка механизма регулировки шага винта.

А когда молодые летчики Остеркампа с гордостью доложили ему о том, что им удалось сбить «двухмоторный разведчик-бомбардировщик неизвестного типа», который в действительности оказался FW-58 окружного истребительного командования (к счастью, в тот раз самого «фюрера» не было на борту), анекдоты об Остеркампе распространились по всему люфтваффе и вызывали всеобщее веселье. «Мы, конечно, знали, что «дядя Тео» очень честолюбив, но не думали, что он начнет сбивать все, что находится в воздухе, лишь бы увеличить свой послужной список», – шутили летчики, узнав о его победе над «Фоккером».

В 17.30 и 18.00 были одержаны последние для JG27 победы 11 мая. Их одержали упоминавшиеся выше Хомут, сбивший английский «Бленхейм», и Шефер, заваливший над Роттердамом «Харрикейн» (возможно, N2547).

После 18.00 жаркие бои в небе разгорелись в двух районах: над Роттердамом и Антверпеном. В первом сражались летчики JG51, во втором – JG26.

Над Роттердамом сошлись «Харрикейны» из 17-й Sqdn. RAF и Bf-109E из штаба I./JG51 и 3./JG51. Численно силы были равны, но британцы дорого заплатили за свой первый боевой опыт – потеряно 5 машин и 4 летчика при всего двух победах. У немцев отличились унтер-офицер Фриц Шрайтер, обер-лейтенант Хайнрих Крафт – дважды, лейтенант Эрнст Терри – дважды. Сбитые англичанами унтер-офицер Ф. Шилд погиб, а Шрайтер, получивший ранения, попал в плен.

Над Антверпеном в бой с французами снова вступила JG26 силами 2-й эскадрильи. Сначала удача была на стороне фельдфебеля Эрнста Бигерта, отправившего на землю «Моран», спустя час гауптман Хервиг Кнюппель, лейтенант Отто Хайнрих Хиллике из штабного звена группы и еще через полчаса лейтенант Густав Сприк из 8./JG26, сбившие пару «Хоков».

В этих воздушных боях был сбит фельдфебель Херцог, попавший в руки британцев. Герхард Херцог был участником боев в Испании, но в то время он носил фамилию Халупчек, которую решил сменить на более «тевтонскую» весной 1940 г.

Последние победы 11 мая одержали летчики I./JG1, осуществлявшие противовоздушную оборону мостов в районе Маастрихта. Отличились Францискет, Кладе и Бальтазар. В тот момент немецкие пилоты еще не знали, что война продлится долгие годы, а счета асов достигнут нескольких сотен. Поэтому каждой победе придавалось огромное значение.

Всего 11 мая на мессерах было одержано 35 побед, из которых только семь над бомбардировщиками. Потери же составили 9 машин, из них две от огня с земли, еще 2 истребителя получили повреждения в бою и требовали ремонта, как и другие три, поврежденные по небоевым причинам. Таким образом, можно считать, что отношение побед/потерь 10 и 11 мая было сопоставимо.

Следует заметить, критерий отношения побед/потерь не может являться объективной оценкой деятельности истребителей, но он прост для понимания и дает общее представление о противоборстве в воздухе.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.040. Запросов К БД/Cache: 0 / 0