Глав: 15 | Статей: 60
Оглавление
«Признаться, война на Халхин-Голе началась для нас неудачно, – вспоминал советский летчик Георгий Приймук. – Мы, по существу, были к ней не готовы. Первый бой, состоявшийся 27 мая, наша эскадрилья проиграла вчистую. Мы еще не умели вести атаку, да и материальная часть оказалась неисправной». Для германских истребителей первая кампания против Польши тоже не оказалась легкой прогулкой.

Этот труд является логическим продолжением ранее вышедшей книги «Ишак» против мессера», повествовавшей о создании и начале боевой карьеры двух наиболее известных истребителей конца 30-х – начала 40-х годов ХХ века: советского И-16 и немецкого Bf-109. На основе рассекреченных архивных документов, воспоминаний очевидцев и других источников в книге впервые показаны истинные масштабы ожесточенной борьбы между советскими и японскими истребителями в небе над Халхин-Голом, а также подлинные причины разгрома ВВС РККА в финском небе.

Что касается люфтваффе, то в работе впервые приведена подробная, фактически ежедневная хроника боевой работы немецких истребителей в ходе первых военных кампаний вермахта. Причем не отдельных асов, а именно боевых подразделений: эскадрилий и авиагрупп. Авторы развенчивают распространенный миф о том, что воздушная война на Западе в 1939–1940 годах была легкой прогулкой для германских летчиков.
Дмитрий Дёгтевi / Юрий Борисовi / Дмитрий Зубовi

13 мая: «Нацеливаюсь на одного из «Дифаентов»

13 мая: «Нацеливаюсь на одного из «Дифаентов»

13 мая войска фон Бока продолжали наступление в Северной Бельгии, в то же время танки фон Рундштедта неожиданно для противника вышли к реке Маас и начали переправу на широком фронте. Союзники не смогли своевременно разгадать, что «мощные» действия фон Бока играли в этой кампании лишь отвлекающую роль, и задействовали против него всю имеющуюся авиацию.

Утром штаб JG26, III./JG26 и приданная им III./JG3 передислоцировались ближе к голландской границе в Менхенгладбах, а II./JG26 в Юрдинген, также ближе к фронту.

Примерно в это время из Даксфорда для атаки приземлившихся и завязших на пляжах в районе Гааги и Роттердама десантных Ju-52/3m вылетела весьма своеобразная ударная группа. Это были шесть новейших, так называемых турельных двухместных истребителей «Дифаент» из 264-й Sqdn. и шесть «наисовременнейших» истребителей «Спитфайр» Мк. I из 66-й Sqdn.

«Дифаент» был одним из самых необычных самолетов Второй мировой. По мнению разработчиков, вращающаяся турель давала самолету и новые возможности для атаки. Точность огня должна была быть выше, чем у закрепленного неподвижно оружия. Самолет при этом являлся универсальным, мог выполнять две различные задачи – дневного и ночного истребителя. В обоих случаях он должен был атаковать и «разрушать строй» бомбардировщиков. В роли дневного истребителя предполагалось, что новый самолет будет действовать совместно с одноместными истребителями, такими как «Харрикейн», с которым он должен был иметь сходные характеристики.

Предполагалось, что последние будут атаковать противника обычным образом, а двухместные машины будут нападать с боков и снизу. Огневая мощь турельных истребителей могла быть сосредоточена, к примеру, на головном самолете. По этой теории, возможность боя истребителя против истребителя была приемлема, если только она была неизбежной, но не была неотъемлемой частью задач двухместного истребителя.

На подходе к побережью Голландии англичане попали под обстрел голландской ПВО, впрочем неудачный. Затем юго-восточнее Роттердама они встретили семерку Ju-87В из 12-й штурмовой эскадрильи LG1 и успешно атаковали их, сбив 3 «Юнкерса» и серьезно повредив еще один. Однако в этот момент англичане сами попали под атаку мессеров из 5./JG26[115].

В результате двадцатиминутного воздушного боя немцы заявили о 7 сбитых «Спитфайрах» и 1 «Дифаенте». Отличился лейтенант Эккардт Рох, причем трижды, а также лейтенант Ханс Крюг – дважды, фельдфебель Вальтер Мейер, унтер-офицер Ханс Вемхёнер и фельдфебель Эрвин Штольц.

Однако немцы явно перепутали тех, кого сбивали. На самом деле англичане потеряли 1 «Спитфайр» (N3027) и 6 «Дифаентов». Впрочем, внешне эти машины были сильно похожи. В свою очередь, один из турельщиков сбил Bf-109E-3 лейтенанта Карла Борриса[116], который воспользовался парашютом. Пилот добрался до своей эскадрильи лишь спустя несколько дней – 17 мая.

Карл Боррис всю войну вел свой личный дневник, и вот как он сам описывал события того дня: «Утром мы собирались перелететь на другой аэродром. Зазвонил телефон. Это наш командир эскадры. «Поднять одну эскадрилью!» – приказывает командир.

5-я эскадрилья немедленно готовится взлететь для прикрытия района Дордрехта. Бежим к машинам, взлетаем и летим на запад. Было около 6 часов. Облачность сгущается, высота 2300 м, довольно туманно. Под нами устье Рейна, мы южнее Дордрехта. Вдруг кто-то возбужденно передает по радио: «Справа самолеты! Берегитесь «Спитфайров»!» Контакт с противником – смешанная группа англичан: «Харрикейны», «Спитфайры» и «Дифаенты».

Нацеливаюсь на одного из «Дифаентов», после виража захожу ему в хвост, он в 100 м от меня. Вижу очереди из всех четырех его пулеметов, при этом даже не задумываюсь о том, что задний стрелок может вмешаться в нашу дуэль. Сближаюсь до 70 м и открываю огонь. В этот же момент моя машина получила попадания. Тут же самолет вошел в облако, стало понятно, что повреждена левая часть приборной панели, одна пуля пролетела через прицел, вероятно, был поврежден и топливопровод. Кабина наполнялась бензином. Мотор несколько раз вздрогнул и заглох.

Машина накренилась на крыло и, набирая скорость, вышла из облаков. Я открыл фонарь и стал выбираться из самолета. На такой скорости это было достаточно трудно, но, в конце концов, на высоте 800 м мне это удалось. Я почувствовал удар в правую часть тела. Затем еще. Несколько раз перекувырнувшись в воздухе, я дернул за кольцо и открыл парашют. Надо мной развернулось белое полушарие со многими блестящими на свету шелковыми нитками. Северо-восточный ветер нес меня к устью Рейна. Сильно потянув стропы, я приземлился на самом берегу дельты реки»[117].

На рассвете 13 мая голландские ВВС выполнили один из своих заключительных вылетов. Последний боеспособный бомбардировщик в 2-I-1 «Фоккер» T.V взлетел в 5.19 с аэродрома Схипхол и взял курс к мосту Моердийк, в сопровождении пары двухбалочных истребителей «Фоккер» Gla из 4-II-1. Бомбардировщик сделал два захода на мост, но повредить его так и не смог. На обратном пути в районе Дордрехта голландцы были перехвачены 4-й эскадрильей JG26, T.V и один из Glа были сбиты командиром подразделения гауптманом Карлом Эббигхаузеном.

I./JG26 в этот день тоже была активна. Около полудня Bf-109Е из 1-й эскадрильи атаковали 6 «Моранов» из GC 5/3 и GC III/3 в районе Бреда. Французские истребители только что перехватили небольшую группу немецких бомбардировщиков. Лейтенант Эберхард Хенрици сбил один «Моран», летчик которого совершил вынужденную посадку и добрался до своей территории. Командир GC III/3 Роже Трюиллард вел затяжной бой и, в конце концов, таранил мессер унтер-офицера Хермана Шпека. Оба летчика погибли в обломках своих машин. Кроме Шпека 1./JG26 в том бою потеряла еще один самолет – фельдфебель Макс Франк получил ранение и был захвачен в плен голландцами.

Вечером того же дня во время патрулирования летчик той же эскадрильи лейтенант Фридрих Буттервек обнаружил к югу от Тилбурга разведчик «Потэ-63» из GAO 501 и сбил его.

13 мая часть JG27 была переведена южнее от их текущего района действий. Штаб и первая группа теперь размещались на аэродроме Одендорф около Ойскирхена. I./JG21 перелетела на базу в Фогельзанг около Кельна, а I./JG1 и II./JG27 остались на своих прежних местах. I./JG51, в свою очередь, также перелетела ближе к фронту – в Дюнштековен и оперативно стала подчиняться JG27.

Из всех перебазирующихся частей, оснащенных мессерами, боевую практику в тот день, и то только ранним утром, то есть до перелета, имела лишь I./JG21. Воздушный бой с «Хоками» 75А (более вероятно с «Моранами» из GC III/6) имел место в районе бельгийского Левена. Сначала отличился обер-лейтенант Гюнтер Шёльц, потом унтер-офицер Макс Клерико и фельдфебель Карл Френцель-Байме. На рассвете свою уже 5-ю воздушную победу одержал командир 1-й эскадрильи JG1 Бальтазар.

На рассвете в районе Динана, где пыталась форсировать реку Маас 7-я танковая дивизия Роммеля, в бою сошлись Bf-109E и французские «Мораны». В итоге немцы заявили о 4 победах, при этом дважды унтер-офицер Карл Хайнц Вильгельм из 3./JG77 и обер-лейтенант Отто Боехнер из штаба II./JG53.

Затем активность истребителей противников увеличилась в районе голландского Розендала, где 8-я эскадрилья JG3 вступила в бой с «Хоками» и «Харрикейнами» из 607-й Sqdn. RAF. Лейтенант Винфрид Шмидт подбил одного англичанина (Р3448), а фельдфебель Готтхард Глаубиг и обер-фельдфебель Антон Кюн разобрались с парой «Хоков».

К полудню напряжение воздушных баталий сместилось к Седану, где немцы методично продолжали перебрасывать войска через реку Маас. В это время над переправами действовала 4-я эскадрилья JG53. Лейтенант Рихард Фогель, обер-лейтенант Курт Брёндле и обер-фельдфебель Эрнст Воллмер записали на свои счета по победе.

Стоит отметить в описании действий истребителей люфтваффе 13 мая и первую победу во Второй мировой войне будущей легенды люфтваффе, а на тот момент командира 1-й эскадрильи JG20 обер-лейтенанта Вальтера

Оесау[118], сбившего вечером в районе голландского Хальстерена одинокий «Хок» 75А.

В общей сложности 13 мая на Bf-109E было одержано 32 воздушных победы, из которых только шесть приходилось на бомбардировщики. Собственные потери составили 6 машин, еще 2 истребителя получили боевые повреждения и требовали ремонта, как и семь других, разбитых по небоевым причинам на аэродромах. Брошенный мессерам вызов истребителями противника немцы приняли и смогли сдержать удар, оставив господство в воздухе за собой.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.092. Запросов К БД/Cache: 3 / 1