14 мая: «Никогда еще Королевские ВВС не испытывали потери в самолетах в таком масштабе»

14 мая, несмотря на упорное сопротивление голландских наземных частей, которые продолжали удерживать обе дамбы через Эйсселмер и Зеландию – провинцию на юго-западе Нидерландов, военная ситуация в стране была катастрофической. Немецкие войска шли навстречу своим десантникам, захватившим плацдарм на побережье еще в первый день кампании.

Главным событием этого дня стала бомбардировка «Хейнкелями» из KG54 голландской столицы. В год, когда Роттердам должен был праздновать свое 600-летие, его исторический центр был почти полностью разрушен. За 15 минут было разрушено почти все, что строилось на протяжении долгих веков. В результате бомбардировки около 80 тысяч людей оказались без крова, около 25 тысяч домов, церквей, магазинов и школ, а также почти все мосты были разрушены. Около 750 жителей города погибли.

И хотя это событие стало следствием нескольких трагических случайностей и стечения обстоятельств, авиаудар возымел огромный политический и моральный эффект. На следующий день героически сопротивлявшиеся Нидерланды капитулировали…

События во Франции складывались не менее безнадежно. После тяжелых бомбардировок Намюр был на грани захвата, в то время как немецкий плацдарм севернее Динана был расширен на 20 км по фронту. Французская линия обороны вдоль реки Маас трещала по швам от Шартра на северо-востоке до Седана на юге. В этой критической ситуации RAF задействовали все силы своей ударной авиации. Ее активность в этот день была максимальной во всей западной кампании!

На рассвете, в 5.30, после ночной атаки французских бомбардировщиков, понтонные мосты через Маас и Шьер около Седана бомбили 6 «Бэттлов» из 103-й Sqdn., но снова без убедительных результатов. Два часа спустя атакам двух пар «Бэттлов» уже из 150-й Sqdn. подверглись понтонные мосты северо-западнее Ремийи-Айикур и севернее Вилер-деван-Музон и опять без ощутимого эффекта.

С ростом активности ударной авиации возрастала и активность истребителей. В боевом дневнике Jafu 3 этот день назван «днем истребителей». Поздним утром 15 «Хоков» из GC I/5 попытались противодействовать немецким бомбардировщикам в районе Седана, но были блокированы мессерами из I./JG76. Воздушный бой между ними развернулся между Шарлевиль-Мезьер и Седаном. Немцы заявили о 5 победах: лейтенанты Антон Штангль, Йоахим Шипек, Рудольф Циглер, а также обер-фельд фебели Йозеф Пёхс и Михаэль Хауер. Правда, на сей раз немцы сильно преувеличили свои достижения. Реально французы потеряли лишь одну машину (№ 92). Ее летчик лейтенант Тимотеус Хамчик, чех по национальности, выпрыгнул с парашютом, который не открылся…

Ввиду постоянно ухудшающейся обстановки союзники решили провести в течение дня всеми боеготовыми бомбардировщиками четыре последовательные атаки района Седана с трехчасовым интервалом.

Французы едва наскребли для такой масштабной операции 36 бомбардировщиков, причем больше половины из них могли считаться музейными экспонатами. GB I/34 и II/34 были представлены 7 «Амио-143», то есть всеми боеспособными у них самолетами. Из GB I/38 и II/38 были задействованы 7 и 6 «Амио» соответственно. GB I/12 и II/12 выставили семь из девяти имеющихся у них «Лео-451», а GB I/54 и II/54 – 9 из 13 «Бреге» Br-693. Экипажи набирались из добровольцев – всем было понятно, что шансы вернуться из этого вылета минимальны.

В ходе подготовки этой операции было решено, что 20 «Амио» атакуют авангард и оперативные тылы немецких войск на левом берегу Мааса в районе Живона, а оставшиеся и более современные бомбардировщики атакуют мосты через Маас и плацдарм немецких войск на правом берегу реки.

Истребительное прикрытие бомбардировщиков обеспечивали 12 «Моранов» из GC III/7 (переднее охранение), 6 «Блохов» из GC I/8 (верхнее прикрытие) и 9 «Дифаентов» из GC I/3 (непосредственное сопровождение). Встреча с бомбардировщиками была запланирована в 11.15 в районе Фер-ан-Тарденуа.

Несмотря на тщательную подготовку операции, GB I/38 прибыла на точку встречи с истребителями на 5 минут раньше, и командир группы лейтенант-колонель Арибо приказал взять обратный курс, не дожидаясь истребителей.

В 12.53 7 машин из GB I/34 и II/34 на высоте 900 м вышли к Флоэну, немного севернее Седана и тут же попали под обстрел немецких зениток и атаки патрульных Bf-109 и Bf-110. Первым огнем с земли был сбит бомбардировщик (№ 56) командира 9-й группы Дж. де Любье. Практически весь экипаж погиб. Следом одним из тяжелых истребителей был поврежден «Амио-143» (№ 85), и он лег на обратный курс, как и два других, № 32 и № 131, правда, для того, чтобы зайти на цель с другой стороны. Оставшиеся бомбардировщики, несмотря на заградительный зенитный огонь, вполне успешно атаковали свою цель – колонны немецких войск у Живона.

На отходе от цели французские самолеты были перехвачены 5./JG52, и командир эскадрильи обер-лейтенант Август Вильгельм Шуман сбил один из бомбардировщиков, идентифицировав свою жертву как «Блох» MB-210. В результате действий истребителей и зениток своей базы в Нанжи достигли лишь две машины Groupement 9 из семи участвовавших в налете.

Groupement 10 (GB I/38 и II/38) оказалась более удачливой – на свою базу не вернулся лишь один самолет (№ 29), подбитый зенитками и выполнивший аварийную посадку в районе Седана. GB I/12 также недосчиталась одной машины – LeO-451 (№ 48), сбитого истребителями противника. Таким образом, несмотря на уже более 70 лет существования исторического штампа об этой операции французских бомбардировщиков – «мясорубка» (Massacre), ее все же стоит считать чудесным спасением.

В период 16.00–17.00 все пять мостов юго-восточнее Седана подверглись бомбардировке небольших групп английских самолетов из состава AASF. Одновременно с мостами удару в общей сложности 71 «Бэттлов» и «Бленхеймов» подверглись и немецкие колонны в районе Буйоном – Живон – Седан. Истребительное прикрытие, которое в том числе осуществляли «Харрикейны» из AASF, оказалось малоэффективным. Большая часть бомбардировщиков была уничтожена огнем с земли и немецкими истребителями.

Сейчас уже невозможно точно подсчитать потери союзников в той операции, поскольку сохранившиеся до наших дней документы неполны, но можно утверждать, что они составили от 50 до 70 %. Ценой таких неимоверных жертв англичане смогли причинить лишь незначительный урон мостам и на короткое время задержать переправу немецких войск через Маас.

Последующая запланированная атака мостов, которую должны были выполнять французские бомбардировщики, была отложена до следующего утра.

Тем временем 29 «Бленхеймов» из 21, 107 и 110-й Sqdn. RAF в 18.00–18.45 атаковали немецкие колонны на дороге Буйоном – Седан, являвшиеся запасной целью. Те же объекты на закате дня атаковали шесть тяжелых французских бомбардировщиков «Фарман» F-222 из GB 15.

Немецкие истребители, обеспечивающие прикрытие переправ с воздуха в районе Седана, в тот день выполнили 814 самолето-вылетов.

Наиболее успешно в этот день действовала JG53. Утро для ее пилотов прошло в безрезультатных вылетах на патрулирование. Однако к полудню удача повернулась лицом, и летчики 2-й эскадрильи южнее Седана обнаружили противника и вступили в бой с группой французских истребителей «Блох» MB-152, по всей вероятности из GC 4/1, которые пытались атаковать штурмовики из I./StG76. Без собственных потерь немцы заявили о пяти воздушных победах. Отличились командир эскадрильи гауптман Рольф Пингель[119] – дважды, унтер-офицер Альфред Франке, лейтенант Рудольф Шмид и унтер-офицер Вилли Гесла. Однако в этот раз данные оказались весьма преувеличенными. Реально у французов не вернулся из вылета только один «Блох», причем командирский, его пилот-коммандант А. Койраль пропал без вести.

Бенефисом же для I./JG53 стало отражение налета союзников на мосты и колонны немецких войск в районе Седана в период 16.00–17.00. Летчики этой группы заявили сразу о 23 победах! Наиболее удачливыми были обер-лейтенант Майер – четыре победы и унтер-офицер Хейнрих Хёхниш – три победы. Стоит отметить и первый успех в этой кампании гауптмана Вернера Мёльдерса, записавшего на свой личный счет уже десятую победу во Второй мировой войне. Это была одна из первых «десяток» в люфтваффе, многие из которых потом превратятся в «сотни».

Герой того боя, командир 1-й эскадрильи JG53 обер-лейтенант Майер, отмечал в своем рапорте: «Эскадрилья выполняла полет на высоте 5000 м, превышая группу «Штук» примерно на 1500 м, находясь прямо над ними, мы были атакованы 6 «Харрикейнами». Звено верхнего прикрытия сразу же вступило с ними в бой. Я повел остальную часть эскадрильи вниз, чтобы защитить пикировщиков от атаки других истребителей противника. Я сбил «Харрикейн», который взорвался от удара о землю»[120].

Однако и потери самой JG53 оказались большими – из вылета не вернулось 4 машины, одна совершила вынужденную посадку, было потеряно 2 летчика, еще двое получили ранения.

Спустя пару часов в отражении очередного авианалета противника в районе Седана отличилась уже 3-я эскадрилья JG53, летчики которой отметились семью победами. Первую в своем послужном списке в этом бою одержал будущий кавалер Рыцарского креста с дубовыми листьями лейтенант Вольфганг Тонне, отправивший на землю британский «Бленхейм». Однако потом в бою с «Харрикейнами» был сбит и его Bf-109E-3, а сам Тонне выпрыгнул с парашютом. Приземлившись за линией фронта, он смог избежать плена и вскоре вышел в расположение немецких войск. В этом бою отличился еще один будущий кавалер Рыцарского креста обер-лейтенант Вольфганг Липперт[121].

В отражении дневного налета на мосты у Седана участвовала и 4-я эскадрилья JG52, которой удалось одержать 7 побед. Собственные потери составили один Bf-109E-1 4+, пилот коего фельдфебель Ханс Бауер погиб. Вечером летчики II./JG52 без собственных потерь добавили в копилку еще 3 победы.

Район Седана лежал вне зоны ответственности Jafue 2, поэтому для летчиков частей, входящих в него, выдался относительно спокойный день, если такое в принципе было возможно в это время.

Утром шесть бельгийских «Фиатов» CR-42 из IIe Groupe получили приказ прикрыть эвакуацию своих войск в районе Флерюс, северо-восточнее Шарлеруа. Самолеты поднялись в воздух сразу после полудня. Отрядом командовал капитан Джо де Каллатей. По пути к Флерюс 1-й сержант де Моерлоз попытался атаковать немецкий разведчик, но безрезультатно. В тот же самый момент пять других «Фиатов» были атакованы мессе рами из 8-й эскадрильи JG3. В круговерти воздушного боя де Каллатею удалось сесть на хвост одного из Bf-109, но тут же сам попал под очередь другого «горбатого», и ему пришлось выйти из-под атаки противника, тем самым прервав свою. В результате «собачьей свалки» бельгийцы заявили о двух победах, а немцы о пяти. В дейст вительности люфтваффе не потеряло ни одной машины, а бельгийцы недосчитались двух, которые, впрочем, несмотря на повреждения, могли быть отремонтированы. Таким образом, стороны отделались легким испугом.

Летчики JG26 обеспечивали воздушное прикрытие войск фон Бока (группа армий «В»), прорывавшихся к Жамблу между реками Маас и Диль. Тот район, ставший известным как «брешь Жамблу» – 40-километровое пространство между Вавром на Диле и Намюром на Маасе, 1-я французская армия получила приказ «удерживать любой ценой».

Воздушных стычек здесь было немного. Сначала в 18.25 командир 8-й эскадрильи обер-лейтенант Герхард Вендт сбил «Моран», а спустя 20 минут в бой с «Харрикейнами» из 504-й Sqdn. RAF вступили штабное звено III./JG26 и 7-я эскадрилья. Усилиями четырех лейтенантов: Ханса Юргена Вестпхаля, Йоахима Мюнхенберга, Вальтера Блюме и Герхарда Мюллер-Дюхе – англичане потеряли 4 машины.

Воздушные бои 14 мая закончились поздним вечером, когда группа «Блохов» из GC III/10 попыталась атаковать Do-17Z из KG2 в районе Динана. На французов, которых немцы идентифицировали как «Хоки»[122], тут же напали мессеры из штабного звена I./JG3 и 3-й эскадрильи. В результате скоротечного боя немецкие летчики заявили о семи победах. По две одержали командир группы будущий известный ас гауптман Гюнтер Лютцов и обер-лейтенант Хельмут Рау. Кроме них отличились лейтенанты Вилли Штанге и Вальтер Биндер, а также унтер-офицер Курт Грёф.

Согласно коммюнике Главного командования вермахта от 14 мая, люфтваффе сбило 170 самолетов противника, но документального подтверждения этой цифры нет. Имеющиеся данные подтверждают лишь 105 побед, одержанных на Bf-109, и 20 на Bf-110. Еще 17 сбитых самолетов записали на себя немецкие зенитчики. Возможно, оставшиеся победы приходятся на уничтоженные самолеты противника на земле.

Потери частей, оснащенных мессерами, были следующими: боевые – 15 машин, требовали ремонта из-за боевых повреждений – 1, требовали ремонта по небоевым причинам – 4, списаны по небоевым причинам – 2. Погиб 1 летчик, и трое получили ранения различной степени тяжести. Анализируя результаты боев того дня, можно сделать вывод, что истребительная авиация, завоевав превосходство в воздухе 12 мая, теперь прочно удерживала его и наращивала.

А в официальной истории RAF в 1939–1945 гг. о результатах боев того дня утверждается: «Никогда еще Королевские ВВС не испытывали потери в самолетах в таком масштабе».

Похожие книги из библиотеки

Gloster Meteor

Идея оснастить самолет реактивной силовой установкой начала витать в воздухе после Первой Мировой войны. В течение 1920-х годов предпринимались попытки разработать новые типы двигателей для авиации – ракетные или газотурбинные, но последние всё ещё требовали использования обычных пропеллеров.

В начале 1930-х годов молодой английский инженер Френк Уиттл, служивший тогда в Королевских ВВС Великобритании (RAF), в частном порядке приступил к работам над новым двигателем. Отношение к идеям Уиттла у военных было неоднозначным. Большую поддержку оказала RAF, а Министерство авиации отвергло предложения изобретателя, позволив ему взять патент на своё имя. Суть патента состояла в том, что газовая турбина вращала вместо обычного винта ряд импеллеров в закрытом канале. В марте 1936 года Уиттл основал фирму «Пауэр джетс» (Power Jets Ltd.), чтобы воплотить свой проект в металле. Параллельно с разработкой двигателя он пытался найти подходящий самолёт для его установки.

В 1939 году Уиттл познакомился с Джорджем Картером, главным конструктором фирмы Глостер Эйркрафт, и их последующие встречи показали, что появление реактивных боевых самолётов не за горами. К этому времени Министерство авиации резко изменило свои взгляды и проявило крайнюю заинтересованность в работах Уиттла.. В результате Глостер получила заказ на разработку новой машины, которая являлась летающим стендом для отработки реактивного двигателя и, кроме того, при незначительных доработках могла превратиться в полноценный боевой самолёт для RAF.

Ударная техника Вин Чунь

Книга посвящена ударной технике вьетнамской ветки вин чунь. Она является логическим продолжением первой книги автора «Вин чунь — блокирующие техники» и раскрывает связь между блоками и ударами. В ней подробно рассмотрена биомеханика ударов вин чунь, раскрыты внутренние аспекты ударной техники, связанные с равновесием, структурой тела, техникой выдачи ударной силы. Обобщены удары различными частями руки.

Книга содержит большое количество иллюстраций с подробным изложением особенностей ударной техники стиля и будет полезна всем изучающим боевые искусства.

Т-34 в 3D — во всех проекциях и деталях

ПРИНЦИПИАЛЬНО НОВАЯ КНИГА ведущего историка бронетехники! Свежий взгляд на главный танк XX века, ставший символом Великой Победы!

Мы помним легендарный Т-34 в основном по черно-белой хронике и выцветшим фотографиям. В этой книге прославленная «тридцатьчетверка» впервые предстает не только в цвете, но и в 3D!

Эксклюзивные архивные материалы и новейшие компьютерные модели, позволяющие рассмотреть танк во всех проекциях и мельчайших деталях. Исчерпывающе полная информация об особенностях, устройстве и боевом применении Т-34. Профессионально точная, по-армейски краткая, самая авторитетная энциклопедия, фактически закрывающая тему. О знаменитом танке написано много книг — но такой еще не было!

Т-62. Убийца «Центурионов» и «Олифантов»

Про этот танк шутили, что он был принят на вооружение лишь «благодаря молоту и такой-то матери». Несмотря на феноменальную огневую мощь и бронепробиваемость первого в мире гладкоствольного танкового орудия У-5ТС «Молот», установленного на Т-62, военные изо всех сил вставляли новому уральскому танку «палки в колеса», отдавая предпочтение харьковскому Т-64, на который уже были потрачены огромные средства, — и лишь прямое вмешательство маршала Чуйкова, обложившего подчиненных многоэтажным сталинградским матом, позволило запустить Т-62 в серийное производство.

Новые танки приняли боевое крещение на острове Даманский (где одна машина, подбитая из РПГ-7, провалилась под лед и впоследствии была поднята китайцами), воевали в Афганистане и Чечне (именно «шестьдесят вторыми» был вооружен полк А. Буданова), в Дагестане и Южной Осетии, Сирии и Египте, Ливане и Ираке, Анголе и Чаде, жгли израильские «Центурионы» в долине Бекаа, иранские «Чифтены» и M60 под Сусенгердом, юаровские «Олифанты» под Куито-Канавале…

Новая книга ведущего историка бронетехники прослеживает весь боевой путь знаменитого Т-62, увенчавшего первое послевоенное поколение советских танков. Цветное коллекционное издание на мелованной бумаге высшего качества иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей, «боковиков» и фотографий.