Глав: 15 | Статей: 60
Оглавление
«Признаться, война на Халхин-Голе началась для нас неудачно, – вспоминал советский летчик Георгий Приймук. – Мы, по существу, были к ней не готовы. Первый бой, состоявшийся 27 мая, наша эскадрилья проиграла вчистую. Мы еще не умели вести атаку, да и материальная часть оказалась неисправной». Для германских истребителей первая кампания против Польши тоже не оказалась легкой прогулкой.

Этот труд является логическим продолжением ранее вышедшей книги «Ишак» против мессера», повествовавшей о создании и начале боевой карьеры двух наиболее известных истребителей конца 30-х – начала 40-х годов ХХ века: советского И-16 и немецкого Bf-109. На основе рассекреченных архивных документов, воспоминаний очевидцев и других источников в книге впервые показаны истинные масштабы ожесточенной борьбы между советскими и японскими истребителями в небе над Халхин-Голом, а также подлинные причины разгрома ВВС РККА в финском небе.

Что касается люфтваффе, то в работе впервые приведена подробная, фактически ежедневная хроника боевой работы немецких истребителей в ходе первых военных кампаний вермахта. Причем не отдельных асов, а именно боевых подразделений: эскадрилий и авиагрупп. Авторы развенчивают распространенный миф о том, что воздушная война на Западе в 1939–1940 годах была легкой прогулкой для германских летчиков.
Дмитрий Дёгтевi / Юрий Борисовi / Дмитрий Зубовi

15 мая: «Дайте еще 10 эскадрилий»

15 мая: «Дайте еще 10 эскадрилий»

На следующий день сражения на Маасе стали еще более интенсивными. Накануне французская 9-я армия, не добившись успеха в попытках отвоевать потерянные подступы к мостам, к утру 15 мая из-за ошибок своего командующего генерала Андре Жоржа Корапа была уже на грани полного разгрома. Немцы продолжили оказывать давление в западном направлении, используя для этой цели всю мощь своей авиации и мотомеханизированных частей. Дивизии, перешедшие Маас между Намюром и Динаном, пробивались к реке Самбр, в то время как войска, пересекшие Маас вблизи Седана, оказывали давление в юго-западном направлении в сторону Ретеля. Стал отчетливо вырисовываться котел к западу и к югу от Мааса.

Далее к северу немецкое наступление к Брюсселю продолжилось. Английское командование объявляет, что в этом секторе врагу оказывается успешное сопротивление. Германское Верховное командование утверждает, что Брюссель больше не может рассматриваться как «открытый город», и угрожает бомбардировкой, в случае если бельгийцы не прекратят укреплять столицу. Обстановка там критическая. Многие правительственные учреждения эвакуируются на побережье.

Ну а в небе все шло своим чередом. Ранним утром обер-лейтенант Вильгельм Фронхёфер из 9-й эскадрильи JG26 в районе Левена, что в 30 км восточнее столицы, перехватил французский разведчик «Муро-115». Затем примерно до полудня истребители противников не проявляли заметной активности в отношении друг друга.

В полдень 12 «Бленхеймов» (3 из 15-й и 9 из 40-й Sqdn. RAF) попытались атаковать места переправ немецких войск через Маас в районе Динана – Сель. Их прикрытие осуществляли дюжина «Харрикейнов» из 607-й и 615-й Sqdn. Еще до подхода к целям англичане на высоте около 4000 м нарвались на несколько Bf-110С (вероятно, из 2./ZG26) и Bf-109Е из штабного звена III./JG53. После завязавшегося воздушного боя они заявили о четырех победах (1 Bf-110 и 3 Bf-109Е), а немцы на мессерах усилиями гауптмана Мёльдерса, обер-лейтенанта Хайнца Виттенберга и лейтенанта Георга Клауса претендовали на три сбитых «Харрикейна». Реально же в этом бою англичане потеряли машину Р2870 командира 607-й Sqdn. RAF Ланса Е. Смита, который погиб. У люфтваффе потерь вообще не было.

Северо-западнее Шарлеруа «Харрикейны» и «Бленхеймы» из 15-й и 40-й Sqdn. RAF были атакованы 1-й эскадрильей JG3. Лейтенанты Хаберланд и Шпренгер сбили по одному бомбардировщику. Затем оставшиеся самолеты англичан атаковал патруль из 3./JG76, и ее командир обер-лейтенант Франц Экерле сбил одного из «Харрикейнов».

Акцент действий II./JG52 в этот день был направлен на район Шарлевиль-Мезьер, где она противодействовала в основном французской авиации. Так, сразу после полудня 6-я эскадрилья вела бой с группой «Хоков» из GC II/4 и 4/4, пытавшихся перехватить Do-17Z из III./KG2. Без потерь со своей стороны немецкие летчики заявили о четырех победах. Отличились фельдфебель Пауль Боче, лейтенант Манфред Кёпке, фельдфебель Отто Юнге и унтер-офицер Хайнрих Хоффман, причем для всех перечисленных это были первые победы в их карьере.

Но не все было так оптимистично, как может показаться, например, в районе Шарлевиль-Мезьер были сбиты два летчика из штабного звена I./JG52: командир группы гауптман Зигфрид фон Эшвеге и инженер группы (Gruppen TO) лейтенант Курт Киршнер, который попал в плен. А в бою с GC II/4 два самолета из 6./JG52 из-за боевых повреждений совершили вынужденные посадки.

Примерно в то же время распространяется информация о капитуляции голландской армии. Начальник ее Генерального штаба генерал Х.-Г. Винкельман, от имени королевы Вильгельмины, вывезенной накануне в Англию, взявший на себя всю полноту государственной власти, решил капитулировать. В 11.00 в присутствии командующего 18-й немецкой армией генерала Кюхлера он подписал соответствующий документ. На этом шестидневная война, которая стоила голландскому народу 2890 солдат убитыми и 6889 – ранеными, а также 2500 убитыми из представителей гражданского населения, закончилась. В плен попали 300 тысяч голландских солдат и офицеров. Территория Нидерландов, на которую со времени Наполеоновских войн не ступала нога противника, была оккупирована вермахтом.

Во второй половине дня воздушные баталии в треугольнике Шарлеруа – Динан и Шарлевиль-Мезьер продолжались с не меньшим накалом, чем утром и днем. Сначала около 13.00 в районе Намюр – Динан III./JG26 столкнулась с двумя отрядами «Харрикейнов», перехвативших группу из 7 бомбардировщиков Do-17Z. Потеряв один истребитель, сбитый адъютантом группы лейтенантом Мюнхенбергом, англичане ретировались. А около Брюгге «Харрикейны» нарвались на патруль I./JG77 и по вине унтер-офицера Адольфа Розена и лейтенанта Виктора Бауера лишились еще пары машин.

Примерно в то же время в районе Шарлеруа в небе встретились «Мораны» из GC III/7 и мессеры из I./JG3. В скоротечном бою без потерь со своей стороны лейтенант Эберхард Бок, унтер-офицер Хайнрих Воллмер и гауптман Лютцов сбили 3 истребителя противника. Еще 2 «Морана» совершили вынужденные посадки в том же районе. Этот факт в очередной раз доказал неспособность французских истребителей на равных биться с мессерами.

Около 15.00 самолеты I./JG77, патрулировавшие западнее Динана, перехватили «Дифаентов» из GC I/3, сопровождавших одиночный самолет-разведчик «Потэ» 63.11 из GR II/52. Эти тихоходные машины нещадно сбивались, поэтому могли действовать только в сопровождении большого эскорта. Впрочем, и это не гарантировало безопасности… После боя с истребителями немцы заявили о шести победах, при этом дважды отличился лейтенант Хаук. А французский разведчик был сбит спустя час лейтенантом Паулем Темме из штаба I./JG2, и уже над Седаном.

Под вечер 3-я эскадрилья JG53 перехватила несколько «Блохов» из GC 3/1, сопровождавших бомбардировщики. В этот раз немецкие летчики сбили 4 машины противника, при этом две были на счету лейтенанта Юлиуса Хаасе, правда, и сами потеряли 2 истребителя.

Последнюю воздушную победу в этот день одержал лейтенант Карл Фюхринг из штабного звена I./JG77, подбивший около Жерпинн LeO-451 из GB II/12. Последний пытался атаковать немецкие войска на марше. Однако, несмотря на повреждения, французский бомбардировщик смог вернуться на свой аэродром.

Подведем итог действий мессеров за 15 мая. Всего было одержано 32 победы, из которых только четыре приходились на бомбардировщики. Собственные потери составили 6 машин, еще 4 истребителя получили боевые повреждения и требовали ремонта, как и шесть других, разбитых на аэродромах. Кроме того, было потеряно еще 5 «Мессершмиттов» по иным небоевым причинам. Показатели подобного типа, в основном на взлете-по садке, были связаны с тем, что истребители передислоцировались на аэродромы, недавно занимаемые самолетами противника, которые ранее нещадно атаковались самолетами люфтваффе. А немецкие инженерные части едва-едва привели их в более-менее пригодное состояние.

События 14 и 15 мая вынудили французское правительство снова поднять вопрос о переброске дополнительных 10 истребительных эскадрилий RAF во Францию.

Командующий истребительной авиацией главный маршал авиации Хью Даудинг возражал против этого, считая, что дальнейшая переброска истребителей во Францию серьезно ослабит противовоздушную оборону страны. Доводы Даудинга оказались убедительными, и Военный кабинет принял решение пока не посылать английских истребителей во Францию. Это решение тем более себя оправдывало, что англичане планировали в ближайшее время начать наступление английской бомбардировочной авиации на Рур и не могли ослаблять ПВО Англии в связи с возможными ответными ударами немецкой авиации по Лондону.

Однако 16 мая Военный кабинет пересмотрел свое решение и отдал распоряжение штабу RAF дополнительно послать во Францию четыре истребительные эскадрильи. Прибывший в этот же день в Париж Черчилль телеграфировал в Лондон о немедленной отправке еще шести. В итоге военные решили полностью удовлетворить требование французов. Однако в связи с недостатком аэродромов в Северной Франции было решено высылать туда каждое утро по три истребительные эскадрильи, а во второй половине дня заменять их тремя свежими. Эдакие «срочные командировки».

В ночь на 16 мая 96 двухмоторных бомбардировщиков «Веллингтон», «Уитли» и «Хэмпден» совершили первый налет на объекты в Германии, расположенные восточнее Рейна. 78 самолетов должны были сбросить бомбы на нефтеперерабатывающие заводы, однако только 24 самолета вышли на цели и атаковали их.

16 мая Черчилль ознакомился с обстановкой и согласился с точкой зрения французского командования, что усилия английской тяжелобомбардировочной авиации необходимо теперь сосредоточить по переправам через Маас. Начиная с этого дня тяжелые бомбардировщики RAF действовали как по промышленным объектам, находящимся восточнее Рейна, как этого добивался штаб RAF, так и по объектам, расположенным ближе к полю боя, как этого просили французы.

Однако и то и другое складывалось неудачно. Ущерб, причиненный промышленным объектам, был незначительным, переправы через Маас ночью обнаружить не удавалось. А немецкая истребительная авиация и зенитная артиллерия не были переброшены с Западного фронта для защиты Германии, и ни один немецкий бомбардировщик не был снят с действий по французским армиям и их коммуникациям для нанесения ответных ударов по территории Англии, как этого ожидали союзники.

К 16 мая наступление немецких войск с северо-во стока поставило под угрозу аэродромы, расположенные по обоим берегам реки Эна, на которых базировались английские AASF. К счастью, еще до начала кампании было построено несколько грунтовых аэродромов и посадочных площадок, в том числе в Южной Шампани и в районе Труа. Едва английские самолеты перебазировались на эти базы, как возникла угроза захвата немцами аэродромов BEF Эйр-компонент, и им опять пришлось передислоцироваться. По этой причине интенсивность воздушных боев 16 мая по сравнению с предыдущими днями значительно снизилась.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.065. Запросов К БД/Cache: 0 / 0