Глав: 15 | Статей: 60
Оглавление
«Признаться, война на Халхин-Голе началась для нас неудачно, – вспоминал советский летчик Георгий Приймук. – Мы, по существу, были к ней не готовы. Первый бой, состоявшийся 27 мая, наша эскадрилья проиграла вчистую. Мы еще не умели вести атаку, да и материальная часть оказалась неисправной». Для германских истребителей первая кампания против Польши тоже не оказалась легкой прогулкой.

Этот труд является логическим продолжением ранее вышедшей книги «Ишак» против мессера», повествовавшей о создании и начале боевой карьеры двух наиболее известных истребителей конца 30-х – начала 40-х годов ХХ века: советского И-16 и немецкого Bf-109. На основе рассекреченных архивных документов, воспоминаний очевидцев и других источников в книге впервые показаны истинные масштабы ожесточенной борьбы между советскими и японскими истребителями в небе над Халхин-Голом, а также подлинные причины разгрома ВВС РККА в финском небе.

Что касается люфтваффе, то в работе впервые приведена подробная, фактически ежедневная хроника боевой работы немецких истребителей в ходе первых военных кампаний вермахта. Причем не отдельных асов, а именно боевых подразделений: эскадрилий и авиагрупп. Авторы развенчивают распространенный миф о том, что воздушная война на Западе в 1939–1940 годах была легкой прогулкой для германских летчиков.
Дмитрий Дёгтевi / Юрий Борисовi / Дмитрий Зубовi

19 мая: «Наконец-то я обнаружил этого французишку»

19 мая: «Наконец-то я обнаружил этого французишку»

Утром в воскресенье 19 мая британский Военный кабинет собрался для обсуждения дальнейших действий экспедиционного корпуса во Франции: повернуть на юг и соединиться с французскими войсками, отступающими к Парижу, или двигаться на север к портам на побережье Канала, чтобы эвакуироваться в Великобританию. В итоге была принята вторая стратегическая линия, которую озвучил в вечернем радиообращении к нации премьер-министр Уинстон Черчилль. Лейтмотивом выступления английского премьера были слова: «Наша задача состоит не только в том, чтобы выиграть сражение, а в том, чтобы выиграть войну».

На том заседании Военного кабинета было решено, что экспедиционные ВВС могут так же эффективно и с большей безопасностью действовать с аэродромов Южной Англии. На основании этого решения штаб RAF издал приказы о первоочередной передислокации находящихся в Азбруке подразделений, оснащенных «Бленхеймами»: 52-го и 70-го крыла, а также 2, 16 и 26-й Sqdn., оснащенных «Лайсендерами», в Лимпн (графство Кент).

Со многими британскими подразделениями, получившими приказы либо о передислокации на новые базы во Франции, либо о возвращении в Англию, связь практически отсутствовала, и часто приходилось попросту использовать посыльных. По этой причине организовать систематические вылеты на стратегическую разведку «Бленхеймов» оказалось крайне трудно, хотя они и осуществляли ее в течение дня. Однако результаты были мизерными и ничем не могли помочь союзническим войскам.

Не более успешными были и вылеты «Лайсендеров». В первой половине дня они выполнили несколько заданий на тактическую разведку, многие из которых так и не были закончены. На рассвете 16-я Sqdn. RAF потеряла сразу 2 машины, одну над Сен-Кантеном, сбитую фельдфебелем Вилли Котманом из 2./JG27, а вторую западнее Турне, сбитую командиром II./JG2 гауптманом Вольфгангом Шелльманом. Примерно в то же время «Лайсендер» (N1290) из 26-й Sqdn., поврежденный огнем с земли, не дотянул до своего аэродрома и разбился при выполнении аварийной посадки в окрестностях авиабазы. А после обеда из вылета не вернулся еще один турельщик (N1202) из той же эскадрильи, сбитый в районе Лилля лейтенантом Фридрихом Штракельяном из штаба I.(J)/LG2.

Многочисленные ожесточенные воздушные бои, в течение 19 мая проходившие над территорией между Аррасом, Дуэ, Валансьеном, Ле-Като-Камбрези и Камбре, а также над районом между Амьеном, Сен-Кантеном, Ланом и Реймсом, можно условно разделить на несколько основных, территориально чередующихся сражений истребителей. Не стоит думать, что в боевой работе авиации противников между большими сражениями возникали паузы. Бои, как правило, перетекали из одного в другой.

Ранним утром 8 «Моранов» из GC II/7 взлетели для патрулирования своего района ответственности. В 7.25 французские истребители получили по радио информацию о замеченном в районе Сен-Кантена одиночном Do-17P, явно проводившем аэрофотосъемку. Спустя несколько минут они обнаружили «Дорнье», летевший на высоте 7000 м. Заметив истребители противника, немец начал стремительно снижаться для того, чтобы скрыться от них в облачности, тем не менее французы попытались его атаковать, но безуспешно. Выскочив из облаков, Do-17 напоролся на другой французский патруль, на этот раз состоящий из нескольких «Хоков» из GC II/4, и все-таки был подбит.

Вероятно, перед тем, как совершить вынужденную посадку, экипаж разведчика из 3.(F)/11 вызвал на подмогу истребители. В небо над Сен-Кантеном вскоре «ворвалась» 2-я эскадрилья JG2, которая с ходу атаковала французов и сразу же отправила на землю 5 машин. Отличились лейтенант Хоффман, унтер-офицер Герхард Мунд, фельдфебели Хермеш, Рудорффер и Вильгельм Лайпельт.

Немногим больше часа позже воздушный бой с французами северо-восточнее Реймса провели и мессеры из III./JG53. Гауптман Мёльдерс и лейтенант Хайнц Альтендорф заявили в своих рапортах о двух сбитых ими «Блохах». Однако на самом деле французы потеряли только один «Хок» из GC II/4.

Ценой героической гибели нескольких разведчиков англичанам удалось все же вскрыть концентрацию немецких войск северо-западнее Ретеля, и примерно в полдень они подверглись атаке 33 «Бэттлов» из 12, 142 и 150-й Sqdn. RAF под прикрытием 26 «Харрикейнов» из AASF.

Сначала в бой с эскортом вступила I.(J)/LG2, летчики которой сбили сразу 7 истребителей противника из 85, 87, 242-й (крыло «А») и 253-й (крыло «B») эскадрилий. Немцам этот успех стоил Bf-109E-3 командира 2-й эс кад рильи LG2 обер-лейтенанта Фридриха фон Вангерова. За несколько минут до своей гибели пилот одержал свою первую и, как оказалось, последнюю воздушную победу, сбив заходящий на посадку в Лилль-Марк-ан-Барель «Лайсендер» из 4-й Sqdn. RAF.

Вскоре под раздачу над Лилль-Марк-ан-Барель попали «Дифаент» и очередной «Лайсендер», сбитые фельдфебелем Хансом Шмицем из 2-й эскадрильи и лейтенантом Вернером Тицмаром из 3-й соответственно. Для обоих летчиков это были вторые победы в тот день и в карьере. Спустя 10 минут фельдфебель Шмиц отличился и в третий раз, завалив очередной «Харрикейн».

Тем временем люфтваффе получило подкрепления. Следом за I.(J)/LG2 в бой вступила I./JG51, которая атаковала «Бэттлы» и сбила пару из них. Победы записали на счета обер-фельдфебелей Оскара Зикинга и Карла Шмида из 1-й эскадрильи. Прорвавшиеся к своим целям «Бэттлы» попали там под плотный огонь немецких зениток, и несколько машин получили тяжелые повреждения, но все же смогли вернуться на свою базу. Несмотря на потери, авиаудар «Бэттлов» не принес того результата, на который рассчитывали англичане. Продвижение немецких войск в этом направлении практически не замедлилось.

Воздушный бой с мессерами из LG2 буквально разметал «Харрикейны». Юго-западнее Лилля, в районе Турне, некоторые английские истребители, в основном из 85-й и 253-й Sqdn., напоролись на «Мессершмитты» уже из 4./JG2. Немцы сразу же сбили 2 «Харрикейна» (командир эскадрильи обер-лейтенант Ханс Хан[125] и лейтенант Юлиус Маймберг), но и сами попали под атаку других истребителей противника. В результате тяжелые повреждения получил Bf-109 5+ обер-лейтенанта Крютейна. Немецкий летчик сумел посадить подбитую машину на вражеской территории и попал в плен. Вскоре в бой над Турне вступила и 6-я эскадрилья JG2, и лейтенант Карл Мюллер смог одержать свою первую воздушную победу.

Между Аррасом и Камбре с «Харрикейнами» из 32-й Sqdn. вступили в бой патрули из I./JG3 и I./JG2. В двадцатиминутной схватке немцы сбили 9 английских машин, но и сами потеряли 2 мессера, оба из 1-й эскадрильи JG2. В первом случае был сбит и погиб лейтенант Вернер Грюбель, во втором был подбит один из первых полученных эскадрой Bf-109E-4 W.Nr. 677 1+, который его пилот, командир эскадрильи, а в скором времени кавалер Рыцарского креста обер-лейтенант Отто Бертрам сумел посадить в Болье. Стоит обратить внимание, что до того, как самолет Бертрама был сражен, он сам успел завалить два истребителя противника.

Как и район Лилля, Амьен был другим объектом внимания союзнической воздушной разведки. В 13.50 патрули из I./JG1 перехватили и сбили там по 2 «Лайсендера» и «Муро-115». Среди отличившихся немецких летчиков был и гауптман Бальтазар, для которого один из турельщиков стал его 7-й по счету победой.

Около 15.30 звенья Bf-109Е из 5-й эскадрильи JG27, эскортирующие группу штурмовиков Ju-87B в районе Лилля, были неожиданно атакованы «Харрикейнами» из 87-й и 213-й Sqdn. RAF. Немцы увидели англичан в последний момент. Командир 5./JG27 обер-лейтенант Ханс-Кристиан Шёфер мгновенно выполнил боевой разворот на перехват. Он не заметил, что другой «Харрикейн» уже повис на хвосте. Ведомый лейтенант Хельмут Штробль прикрыл командира и сбил противника. Однако и сам тут же попал под атаку, так как англичане сильно превосходили немцев числом. Штробль пытался уйти от них, но вскоре его самолет 2+ получил несколько очередей, и двигатель остановился. Летчик вышел из боя и пошел на вынужденную посадку. После приземления на опушке леса он заметил британских солдат, бегущих к нему со сто роны дороги на расстоянии нескольких сотен метров. Штробль побежал в лес, где спрятался в кустарнике и просидел в нем до наступления темноты. После долгого ночного перехода он смог достичь района, контролируемого немецкими войсками.

Шафер, несмотря на помощь, тоже не смог уйти от численно превосходящего противника. Через несколько минут боя его Bf-109E-3 1+ загорелся, а сам он с тяжелыми ожогами выпрыгнул с парашютом. Попав во французский плен, он вскоре был освобожден наступающими немецкими частями.

5-й эскадрилье JG27 уже спешили на помощь мессеры из III./JG3, которые перехватили «Харрикейны» над Аррасом. В первой же атаке лейтенант Шмидт и фельдфебель Кун сбили по англичанину. Последние не остались в долгу и сумели подбить машину 2+І унтер-офицера Хуберта Штефана, который удачно выполнил вынужденную посадку, но потом попал в плен. Впрочем, и атаковавшего Штефана противника вскоре сбил лейтенант Франц Ашлайтнер.

На протяжении следующих двух часов в разных районах проходили стычки патрулей, в которых немцы одержали еще 8 побед. В одном из этих столкновений тяжелое ранение получил лейтенант Шнабель, но он все-таки смог посадить свой истребитель около Филиппвиля.

В 18.30 западнее Лана большой воздушный бой с «Моранами» провела 1-я эскадрилья JG76. На сей раз мессеры одержали 8 побед без потерь со своей стороны.

Это сражение дало начало новому периоду активности того дня, продолжавшемуся до наступления темноты. Англичане посылали в немецкий тыл все новые и новые самолеты-разведчики, причем в качестве таковых стали применять обычные «Харрикейны». Спустя полчаса в районе Аррас – Камбре немцами были перехвачены сразу несколько разведчиков: 4 «Харрикейна» и 2 «Потэ-63». Аналогично складывалась ситуация в это время и в других районах. Над Лиллем, Альбе-Меот, Ле-Кенуа, Синьи-Л’Абе и Ирсоном немецкие летчики сбили 6 союзнических разведчиков: еще 2 «Харрикейна» и 4 «Потэ-63». Стоит отметить двойной успех в этих столкновениях гауптмана Галланда.

После перебазирования 27-й эскадры в Шарлевиль-Мезьер последний решил применить свою новую тактику – свободная охота в зоне ответственности на закате дня. Такая возможность появилась лишь вечером 19 мая, когда всему подразделению была поставлена задача исключить авиаудары бомбардировщиков союзников поздним вечером по немецким танкам.

К вечеру 19 мая англо-французские войска отошли за реку Шельда, а все немецкие части, кроме 9-й танковой дивизии, выстроились в линию длиной около 80 км от побережья, собираясь нанести последний решающий удар в Бельгии.

Первая победа по новой тактике была одержана Галландом в 20.50 севернее Альбе-Меот, когда он сбил самолет-разведчик «Потэ-63». Спустя час он сбил второй «Потэ» юго-западнее Ирсона. Позднее Галланд вспоминал: «Наконец-то я обнаружил этого французишку. Безудержная погоня началась в нескольких метрах над землей. Мы поднимали шлейфы пыли в полях. Француз пилотировал с большой ловкостью, используя все укрытия, которые предлагала погоня. Порой я его ловил в прицел, и очередь попадала в цель, но он продолжал лететь, сея во мне сомнения. Мое зрение было напряжено до предела, так как с каждой секундой видимость становилась все хуже.

Было 21.45. Одним махом мы пролетели над какой-то деревушкой. Я смог заметить церковь перед нами. Француз захотел пройти прямо над зданием церкви. В этот момент он снова попал в мой прицел, и я открыл огонь… Француз разбился на другом конце деревни»[126].

19 мая стало лебединой песней союзнической истребительной авиации. По накалу боев этот день можно сравнить лишь с так называемым «днем истребителей» – 14 мая. Немецкими летчиками на мессерах была одержана в общей сложности 81 победа, что примерно в два раза выше среднего уровня воздушных побед за 9 дней кампании. Другими пиками по накалу боев в последующие дни стали бои над Дюнкерком в конце мая (27-го и 29-го числа), а также над Парижем 3 и 5 июня.

В то же время части, оснащенные Bf-109, понесли достаточно высокие потери: сбито в боях 10 машин, еще 1 мессер был потерян в небоевом происшествии, при этом погибли 3 летчика (еще два в авариях), в плен попало 5 человек. Кроме того, требовали ремонта по разным причинам 8 машин.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.131. Запросов К БД/Cache: 3 / 1