Глав: 15 | Статей: 60
Оглавление
«Признаться, война на Халхин-Голе началась для нас неудачно, – вспоминал советский летчик Георгий Приймук. – Мы, по существу, были к ней не готовы. Первый бой, состоявшийся 27 мая, наша эскадрилья проиграла вчистую. Мы еще не умели вести атаку, да и материальная часть оказалась неисправной». Для германских истребителей первая кампания против Польши тоже не оказалась легкой прогулкой.

Этот труд является логическим продолжением ранее вышедшей книги «Ишак» против мессера», повествовавшей о создании и начале боевой карьеры двух наиболее известных истребителей конца 30-х – начала 40-х годов ХХ века: советского И-16 и немецкого Bf-109. На основе рассекреченных архивных документов, воспоминаний очевидцев и других источников в книге впервые показаны истинные масштабы ожесточенной борьбы между советскими и японскими истребителями в небе над Халхин-Голом, а также подлинные причины разгрома ВВС РККА в финском небе.

Что касается люфтваффе, то в работе впервые приведена подробная, фактически ежедневная хроника боевой работы немецких истребителей в ходе первых военных кампаний вермахта. Причем не отдельных асов, а именно боевых подразделений: эскадрилий и авиагрупп. Авторы развенчивают распространенный миф о том, что воздушная война на Западе в 1939–1940 годах была легкой прогулкой для германских летчиков.
Дмитрий Дёгтевi / Юрий Борисовi / Дмитрий Зубовi

«Вражеские истребители набросились с бешенством маньяков»

«Вражеские истребители набросились с бешенством маньяков»

27 мая в Дюнкерке началась полномасштабная эвакуация экспедиционных войск англичан. Огромный флот, преимущественно из небольших судов – эсминцев и торпедоносцев, тральщиков, буксируемых барж вместе с бесчисленным количеством частных яхт и моторных лодок, – начал пересекать Ла-Манш.

Их вид наводил печаль. Вице-адмирал сэр Бертран Рамсей, руководивший операцией из Дувра, рассчитывал управиться за два дня, пока немцы не прорвут оборону вокруг Дюнкерка. За это время он надеялся своим «комариным флотом» выдернуть в лучшем случае 45 тысяч человек из этого адского котла.

С наступлением рассвета 27 мая казалось, что все эти британские надежды перечеркнуты. Налеты люфтваффе превзошли наихудшие опасения. Уже с первыми лучами солнца группы бомбардировщиков Не-111 были над головой, а их бомбы, взрываясь, ярко освещали все окрестности. Поток самолетов не прекращался. После авиа удара KG1 «Гинденбург» и KG4 «Генерал Вефер» начался налет «Хейнкелей» из KG54 «Тотенкопф», который добавил новых пожаров в доках, а рядом с длинным восточным молом раскололся пополам французский транспортный корабль «Аден». До 7.11 удары наносили бомбардировщики 2-го воздушного флота с авиабаз в Западной Германии и Голландии.

Затем настала очередь «Штук». К этому времени акватория возле Дюнкерка кишела кораблями всех видов. Выбирая те, что крупнее, экипажи Ju-87 отде лялись от группы и нажимали на рычаг сброса бомб, снизившись в пике до высоты 500 м. Вниз со свистом летели 500– и 1000-кг бомбы замедленного действия. Хотя было очень много промахов благодаря увертливости кораблей, попаданий тоже было достаточно. Среди затонувших был французский войсковой транспорт «Кот де Азур».

Следом его атаковали «летающие карандаши» Do-17Z из KG2 «Хольцхаммер» и KG3 «Блиц». Они прилетели из дальнего региона Рейн – Майн, а отыскать цели им помогли столбы черного дыма, восходившие к небу от горящих цистерн с нефтью. Под всем этим дымом от пожаров и пылью от рушащихся зданий город было трудно различить, потому что все больше бомб падало в эту преисподнюю.

В полдень британские войска начали эвакуацию города и района гавани. Адмиралу Рамсею сообщили, что уже невозможно вести посадку на корабли с изуродованных бомбами причалов. Ее придется делать с открытых пляжей между Дюнкерком и Ла-Панне, где не было пристаней или погрузочных устройств, а сам процесс пойдет много медленнее.

Действия своих истребителей подвергли жесткой критике оба противника. Вице-адмирал Рамсей докладывал: «Ожидалась надежная защита с воздуха, а вместо этого по нескольку часов подряд корабли на рейде подвергались смертельному граду бомб и пулеметным очередям»[131].

Экипажи немецких бомбардировщиков, побывавших над Дюнкерком, также сообщали о нехватке своих истребителей. К примеру, 12 «Дорнье» из III./KG3 только что отбомбились по цистернам нефтехранилища к западу от порта, когда на них налетела целая эскадрилья «Спитфайров». И рядом не оказалось ни одного германского истребителя. Хотя летчики яростно отстреливались из своих бортовых пулеметов, превосходство новых британских истребителей в скорости и вооружении было таково, что в исходе боя не оставалось никаких сомнений. Половина «Дорнье» либо врезалась, охваченная пламенем, в землю, либо вынуждена была совершить аварийную посадку.

III./KG2 тоже пережила нечто подобное, об этом сообщал командир группы майор Вернер Крайбе: «Вражеские истребители набросились на наше соединение, летевшее в плотном строю, с бешенством маньяков»[132].

Активные действия Bf-109 в воздухе начались с самого утра, но в первой половине дня в основном они проходили в районе Амьена и Крея. Сначала скоротечный бой с «Блохами» из GC II/8 провела 8-я эскадрилья JG53, при этом немецкие летчики сначала идентифицировали противника с «Хоками». Французы сопровождали своего разведчика «Потэ-63.11» из GAO 510 и были перехвачены мессерами северо-западнее Амьена. В этом бою гауптман Мёльдерс сбил 2 «Блоха», и его личный счет достиг 20 побед! Он стал первым летчиком во Второй мировой войне, добившимся такого успеха.

Летя во главе 8./JG53, Мёльдерс заметил 6 машин противника, приближающихся к линии фронта, и повел своих летчиков по широкой кривой в сторону от них. Его замысел состоял в том, чтобы получить элемент неожиданности при атаке с тыла из-за линии фронта. Сам Мёльдерс вспоминал: «Сомкнуть строй – атакуем!» Как внезапный шторм мы падаем на абсолютно не подозревающего врага сверху. Я беру в прицел правую машину заднего звена, лейтенант Пантен левую, а лейтенант Мюллер ведущего звена.

Истребители «Блохов»! Я вполне ясно вижу сине-бело-красные полосы на их хвостах, приближаюсь, метр за метром, прицеливаюсь, и – прямо в цель! Моя пушка и пулеметы изрыгают крошечные вспышки по всему фюзеляжу противника. Еще один французский истребитель уничтожен!

Вокруг меня все мои «Мессершмитты» делали свою работу. Второе звено присоединилось к нам и с ходу атаковало ведущее звено противника. К хвосту каждого «Блоха» приклеился 109-й. Вражеские истребители не получили малейшего шанса для ответной атаки. Вижу, как жертва лейтенанта Кунерта горящей падает вниз. На земле я заметил четыре взрыва от сбитых машин. Вражеский лидер непредсказуемыми маневрами старался выйти из-под атаки. Но я держался за ним. Он так же врезался в землю и взорвался недалеко от сбитого Кунертом противника. Последний француз, подбитый лейтенантом Пантеном, был вынужден произвести посадку на фюзеляж»[133].

Весь бой длился немногим больше минуты. Участвующий в нем Фридрих Карл Мюллер, по прозвищу Тутти, – это будущий кавалер Рыцарского креста с дубовыми листьями. Это была его первая победа в карьере. После полудня в районе Крея отличились уже летчики 7./JG53 – обер-фельдфебель Франц Гётц, фельдфебели Херберт Шрамм, Ханс Галубински, лейтенант Хайнц Альтендорф – дважды и унтер-офицер Херман Наухофф. В общей сложности сбили 7 французских истребителей.

Между этими боями фельдфебель Хуго Фрай из 1.(J)/ LG2 обнаружил юго-западнее Амьена разведчик «Потэ» и завалил его.

В первый день эвакуации из Дюнкерка успеха непосредственно в небе над ним добилась лишь II./JG26. Ранним вечером фельдфебель Франц Людерс и унтер-офицер Вильгельм Филипп отчитались в своих послеполетных рапортах о трех сбитых ими «Спитфайрах» в районе Остенде, из которых два должны были быть записаны на счет Людерса. Однако в английских источниках ни слова не сообщается о боях «Спитфайров» с мессерами 27 мая в том районе. По всей видимости, немецкие летчики встретились с патрулем «Харрикейнов» из 56-й Sqdn. RAF, пересекшим французское побережье восточнее Дюнкерка и атаковавшим бомбардировщики Не-111 из KG54. Английские записи подтверждают потерю двух истребителей – Р3478 и Р3311.

Со «Спитфайрами» же из 74-й Sqdn. и «Дифаентами» из 264-й Sqdn. RAF утром в районе Дюнкерка вела бой I./JG1, при этом неудачно – были сбиты 2 мессера. Пришедшее на выручку штабное звено JG27 существенного влияния на столкновение не оказало. Раскисший из-за прошедшего накануне ливня аэродром в Сен-Поле не позволил I./JG27 действовать в полную мощь, как и нескольким другим подразделениям, оснащенным Bf-109E.

Но и это не было основной причиной низкой активности мессеров над Дюнкерком. Как отмечал впоследствии Адольф Галланд, характер и особенности воздушного сражения над пляжами на побережье Франции как бы предостерегали немцев и свидетельствовали об изъянах в организационной структуре люфтваффе. Главными недостатками Галланд считал в том числе и недостаточный радиус действия основного истребителя Bf-109E. Даже перебазированные ближе к району эвакуации мессеры могли находиться над Дюнкерком весьма ограниченное время.

Вечером 27 мая французы, предпринявшие прорыв с юга на Амьен и Абвиль, проводили воздушную разведку силами пары «Потэ-63» из ECN 2/13 и 4/13 в районе Нуайона, но неожиданно были атакованы и сбиты патрулем «Мессершмиттов» из 2-й эскадрильи JG53. Отличились фельдфебели Ханс Корнатц и Франц Кайзер. Еще один «Потэ» в тот вечер, но в окрестностях Суассона сбил лейтенант Хайнц Гельхаар из 4./JG52.

Примерно в то же время район Сент-Омер в очередной раз подвергся бомбардировке «Бленхеймов» из 2 Gro up. Это был их уже четвертый вылет за вторую половину дня, и снова без истребительного прикрытия. Если ранее им никто кроме немецких зениток не мешал, то в этом они все-таки напоролись на мессеров около Кале. В течение 5 минут обер-лейтенант Рудольф Гой, обер-фельдфебель Артур Трутцин и лейтенант Эдуард Бервангер из 5-й эскадрильи JG53 сбили по одному английскому бомбардировщику. Еще один «Бленхейм» был потерян ранним утром. В районе Фомона его сбил обер-фельдфебель Эрих Лабузга из 6./JG3.

Результаты боевой работы Bf-109Е 27 мая неоднозначны – они попали в территориальную яму, в которой сказались их технические недостатки. Тем не менее в тот день ими были одержаны 23 победы и потеряны в воздушных боях 4 машины, при этом 1 летчик погиб и 1 раненый попал в плен. Следует заметить, что ровно половину потерь они понесли от «Спитфайров»! По боевым причинам требовали ремонта еще 2 мессера и столько же были повреждены из-за технических неисправностей.

В свою очередь, истребители RAF 27 мая совершили 287 самолето-вылетов, из которых не вернулось 19 машин и 11 летчиков, еще четыре получили ранения.

29 мая небо над Дюнкерком было затянуто низкой облачностью с самого утра и примерно до полудня истребители противников не были активны, хотя начиная с этого дня Истребительное командование RAF и получило указание, что над районом Дюнкерка с 4.40 до 21.10 в воздухе должно одновременно находиться до четырех истребительных эскадрилий. На практике же оказалось возможным обеспечить лишь нахождение двух пар истребителей одновременно в пределах десятимильного радиуса от Дюнкерка.

После полудня погода несколько улучшилась, и к району погрузки вылетели «Спитфайры» из 41-й Sqdn. Примерно в то же время на патрулирование района Кале поднялось звено «Бленхеймов» из 235-й Sqdn. RAF. Те и другие английские машины над французским побережьем были встречены мессерами.

Два столкновения произошли практически одновременно. Над Дюнкерком «Спитфайров» перехватили летчики 4-й и 7-й эскадрилий JG3 и без потерь со своей стороны сбили 3 истребителя. Победы на свои счета записали фельдфебель Эрвин Диков, лейтенанты Рудольф Хейман и Леонард Гёттман. «Бленхеймы» же сначала севернее Гравлина были атакованы патрульной парой штаба JG27, и гауптман Галланд одержал 2 победы, а третий английский самолет был сбит лейтенантом Игорем Зиркенбахом из 1-й эскадрильи практически над самим Кале.

Однако все это было лишь прелюдией. Ранним вечером «Харрикейны» из 229-й и 242-й Sqdn., а также «Спитфайры» из 64-й и 610-й эскадрилий RAF поднялись со своих аэродромов для прикрытия района Дюнкерка. Первые заняли высоту 3000 м, а вторые 8000 м. Обе пары английских истребителей были слишком далеки друг от друга для эффективного взаимодействия между собой, чем и воспользовались мессеры II. и III./JG26, а также III./JG3. Вскоре к ним добавилась и I.(J)/LG2.

Сначала немцы из-за облаков силами атаковали «Харрикейны», и практически тут же были настигнуты и «Спитфайры». В течение следующего часа немецкие летчики без собственных потерь заявили в общей сложности о 21 сбитом английском истребителе! Лишь один Bf-109Е из III./JG26 получил повреждения, но и он смог удачно приземлиться северо-восточнее бельгийского Диксмейде. Рассеянные англичане при возвращении домой в районе северо-восточнее Кале были атакованы еще и патрулями JG20, которые заявили еще о трех сбитых «Спитфайрах». В этом воздушном сражении стоит отметить успех гауптмана Ханнеса Траутлофта[134], командира I./JG20, и лейтенанта Йоахима Мюнхенберга из штабного звена III./JG26.

Погнавшиеся за отступающим за пролив противником летчики II./JG26 фельдфебель Вальтер Майер и лейтенант Отто-Хайнрих Хиллеке попутно сбили пару морских разведчиков «Энсон» из 48-й и 500-й Sqdn. RAF.

Речь идет о многоцелевом самолете, созданном компанией «Авро» в середине 30-х годов. Машина в первый раз поднялась в воздух 24 марта 1935 г. Серийный самолет, обозначенный как «Энсон» Мк. I, был принят на вооружение в конце того же года. Это был типичный представитель многочисленного семейства британских «не вполне удачных» и внешне весьма уродливых самолетов, которые находили себе применение только благодаря отсутствию альтернативы. «Энсон» оснащался двумя радиальными двигателями мощностью по 350 л. с. и был вооружен двумя 7,7-мм пулеметами. Небольшая максимальная скорость (около 300 км/ч) предопределила использование самолета в основном в качестве учебно-тренировочного, связного и морского разведчика. К началу войны в сентябре 1939 г. было произведено почти 1000 самолетов «Энсон».

Примерно через час после описываемых выше событий в районе Дюнкерка были замечены английские бомбардировщики «Веллингтон» и торпедоносцы «Свордфиш». Непонятно, кого последние собирались атаковать, но так или иначе оба отряда, так и не обнаружившие свои цели, были сами атакованы мессерами. По «Веллингтонам» работала 2-я эскадрилья JG3, и ее летчики унтер-офицер Хайнц Кюппер и лейтенант Хельмут Тайдман сбили по бомбардировщику. С торпедоносцами же жестоко расправилась 3./JG54, летчики которой сбили 5 бипланов, при этом лейтенант Адольф Вальдемар Китцингер записал на свой счет две победы.

В последние часы дня 29 мая крупных воздушных боев над Дюнкерком больше не проходило. В мелких стычках патрулей пилоты Bf-109Е записали на свои счета еще 4 сбитых самолета.

Всего же в этот день в воздушных боях на мессерах было одержано 50 побед и потеряно при этом 6 машин, еще одна требовала ремонта из-за боевых повреждений. Один летчик погиб и два пропали без вести. Кроме того, 1 Bf-109Е был сбит зенитками и три требовали ремонта из-за отказов оборудования.

Таким образом, как только позволили условия, мессеры сразу же восстановили ситуацию и вновь доказали свое полное превосходство над противником. Хотя не все было так просто. Как известно, полный разгром английских войск в Дюнкерке не входил в расчеты Гитлера, чтобы не осложнять предстоящие переговоры с Англией о мире.

4 июня в 14.23 англичане официально закончили операцию «Динамо» и эвакуировали с материка 338 тысяч солдат (из них 215 тысяч англичан, остальные 123 тысячи составляли французы, бельгийцы и военнослужащие других союзных стран). В ходе нее общие потери английской армии составили 68 тысяч человек убитыми, пропавшими без вести и пленными, вся артиллерия – 2472 орудия, свыше 63 тысяч автомашин, 20 тысяч мотоциклов, 68 тысяч тонн боеприпасов, 147 тысяч тонн топлива и 377 тысяч тонн снаряжения и военного имущества, 106 самолетов[135]. Также были потоплены 224 английских и около 60 французских судов, значительное количество кораблей получили повреждения[136]. По сути, это был позорный разгром.

Согласно данным статистики, в боях Bf-109Е добились лучших показателей: за время проведения англичанами операции «Динамо» они совершили 1585 боевых вылетов, потеряв при этом 29 машин, а Bf-109C/D – 405 вылетов и 8 потерянных машин соответственно. На 1764 вылета же английских истребителей за тот же период пришлось 106 потерянных самолетов[137].

Оглавление книги


Генерация: 0.051. Запросов К БД/Cache: 0 / 0