Операция «Паула»

В начале июня 1940 г. акцент действий люфтваффе снова был сделан на французскую авиацию и окрестности Парижа. О немецких планах – операции «Паула» – французы получили информацию 1 июня и разработали свою контроперацию под кодовым наименованием «Тапир». Но когда днем 3 июня германский план начал воплощаться в жизнь, сигнал тревоги, переданный с Французского телерадиоцентра, расположенного в Эйфелевой башне, был подвергнут немцами эффективному радиоподавлению и, как следствие, сигналы тревоги большинство французских истребительных подразделений получили от выстрелов зениток и взрывов немецких бомб.

Серьезные проблемы с телефонной связью не позволили истребителям из 67-го авиакрыла RAF внести существенный вклад в защиту французской столицы. Имеющиеся архивные записи фрагментарны и запутанны, тем не менее из них явно следует, что в 8.50 «Харрикейны» из 501-й Sqdn. имели боевое столкновение с Bf-109 из 9-й эскадрильи JG53 севернее Крея, одновременно истребители из 73-й Sqdn. RAF, эскортирующие французский разведчик вдоль Эны между Нешатель и Ретель, также имели контакт с истребителями противника, после которого доложили об одном сбитом и одном вероятно сбитом истребителях при потере одного «Харрикейна» западнее Эперне.

По немецким данным, бой с 501-й эскадрильей RAF действительно вела 9./JG53, летчики которой лейтенанты Якоб Штолль, Хорст фон Виегман и унтер-офицер Курт Зауер заявили о воздушных победах. Однако британские источники подтверждают потерю в бою лишь одного «Харрикейна».

Над Эперне истребители противника перехватила II./JG2, и обер-фельдфебель с характерной фамилией Зигфрид Шнелль отметил в своем рапорте два сбитых им «Харрикейна». При этом английские архивные данные подтверждают потерю в бою одного истребителя. В этом столкновении немцы потерь не понесли.

Пока основные силы английских истребителей были связаны боем в центральных районах Франции, «Штуки» под прикрытием II./JG3 провели очередной налет на гавань Дюнкерка. Попытавшаяся им помешать 17-я Sqdn. RAF была связана боем мессерами, и лейтенант Хорст Будденхаген с унтер-офицером Херманом Фрайтагом сбили по «Харрикейну».

Далее все боевые действия в воздухе велись в квадрате, проходившем через Гурне, Мондидье, Сен-Кан тен, Реймс, Эперне, Мелен и Париж. Французские аэродромы и промышленные объекты в этом районе, согласно плану «Паула», подверглись атаке сразу 600 бомбардировщиков люфтваффе в сопровождении 460 истребителей из обоих воздушных флотов, задействованных во Французской кампании. Впервые все силы германской авиации были направлены против стратегической цели – уничтожения французских ВВС и разрушения их потенциала на фоне немецкого наступления по линии рек Сомма – Эна. Во время этого неожиданного авиаудара, согласно заявлению генерала Кессельринга, «более 100 самолетов было уничтожено в воздухе и втрое-вчетверо больше на земле».

По французским же источникам, их потери были не так значительны: «Во время концентрированного налета на 13 аэродромов вокруг Парижа было уничтожено на земле всего лишь 16 машин и повреждено сорок семь, выведено из строя 6 стартовых полос, разрушено 21 транспортное средство и убито 32 человека из числа наземного персонала. Все подвергшиеся нападению объекты ПВО были восстановлены в течение 48 часов. Подвергшиеся бомбежке 22 железнодорожные станции уже утром следующего дня, 4 июня, большей частью работали вновь. Из 15 фабрик при бомбежке серьезно пострадали только три. Французские истребители сбили 26 немецких самолетов, потеряв при этом только шестнадцать своих»[138].

Для противоборства армаде противника французы смогли поднять около 250 истребителей, основной целью которых должны были стать вражеские бомбардировщики. Подавляющее численное превосходство немецких истребителей плюс элемент неожиданности сделали задачу французов практически невыполнимой. Тем не менее к концу дня они заявили по меньшей мере о 10 сбитых самолетах противника, из которых позднее были подтверждены лишь семь. Люфтваффе со своей стороны претендовало на 95 воздушных побед, из которых сорок две приходилось на мессеры. В действительности же французы потеряли от их действий вдвое меньше. Потери люфтваффе в операции «Паула» составили 7 Bf-109, 1 Bf-110C и 5 бомбардировщиков.

Надо отметить, что операция «Паула» была первым примером такого рода, когда люфтваффе наносило таким количеством сил комбинированный удар по промышленным, транспортным объектам, системе ПВО и аэродромам противника в определенном районе. Чуть позже аналогичная тактика, только в большем масштабе будет применена против Великобритании.

Похожие книги из библиотеки

Ла-5

Первый номер за 2006 г. периодического научно-популярного издания «История самолета» для членов военно-исторических клубов рассказывает о легендарном истребителе Ла-5, истории его создания, конструкции, боевом применении, вариантах окраски.

Штурмовые винтовки мира

Любительский обзор современного стрелкового оружия: штурмовые винтовки и автоматы.

Т-62. Убийца «Центурионов» и «Олифантов»

Про этот танк шутили, что он был принят на вооружение лишь «благодаря молоту и такой-то матери». Несмотря на феноменальную огневую мощь и бронепробиваемость первого в мире гладкоствольного танкового орудия У-5ТС «Молот», установленного на Т-62, военные изо всех сил вставляли новому уральскому танку «палки в колеса», отдавая предпочтение харьковскому Т-64, на который уже были потрачены огромные средства, — и лишь прямое вмешательство маршала Чуйкова, обложившего подчиненных многоэтажным сталинградским матом, позволило запустить Т-62 в серийное производство.

Новые танки приняли боевое крещение на острове Даманский (где одна машина, подбитая из РПГ-7, провалилась под лед и впоследствии была поднята китайцами), воевали в Афганистане и Чечне (именно «шестьдесят вторыми» был вооружен полк А. Буданова), в Дагестане и Южной Осетии, Сирии и Египте, Ливане и Ираке, Анголе и Чаде, жгли израильские «Центурионы» в долине Бекаа, иранские «Чифтены» и M60 под Сусенгердом, юаровские «Олифанты» под Куито-Канавале…

Новая книга ведущего историка бронетехники прослеживает весь боевой путь знаменитого Т-62, увенчавшего первое послевоенное поколение советских танков. Цветное коллекционное издание на мелованной бумаге высшего качества иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей, «боковиков» и фотографий.

Do 335 «Pfeil» Самый быстный поршневой истребитель. Часть 1

Если бы проводился конкурс на са­мый необычный самолет, созданный в годы 2-й Мировой войны, Dormer Do 335 «Pfeil» имел бы все шансы занять одно из призовых мест. В отличие от своих конкурентов, которые, несмотря на пе­редовую конструкцию, не имели замет­ной боевой ценности, «Pfeil» представ­лял собой удачную боевую машину. Это был один из самых быстрых истребите­лей с поршневым двигателем в истории авиации. Если бы немцам удалось ре­шить технические проблемы, преследо­вавшие самолет на всех этапах его со­здания, и организовать его серийный вы­пуск, то в их руках оказался бы исключи­тельный по своим качествам истреби­тель, способный эффективно бороться с любым самолетом противника.

Поэтому нет ничего удивительно­го в том, что после войны союзники ак­тивно испытывали попавшие им в руки Do 335. Однако стремительное разви­тие реактивной авиации вскоре сделала Do 335 неактуальным.